Препараты для суставов и хрящей с коллагеном: Лучшие хондропротекторы и препараты для суставов и связок

Содержание

Лучшие хондропротекторы и препараты для суставов и связок

Зачем нужны хондропротекторы?

Прямохождение человека, как бы это странно не звучало, при всех его преимуществах, неблагоприятно сказывается на здоровье наших суставов – в особенности колен, кистей, позвоночника. Позвоночный столб изначально предполагался эволюцией как каркас, расположенный горизонтально, колени должны были разделять вес тела с локтями (если бы мы все еще бегали на четвереньках), а уж для работы с клавиатурой природа нас точно не создавала. И привет – остеохондроз, артриты, остеоартрозы и так далее.

Даже спорт, который считается полезным для здоровья, для суставов практически всегда травматичен для опорно-двигательного аппарата (исключением можно назвать, пожалуй, только плавание и шахматы) – в особенности с дополнительной нагрузкой, как при силовых тренировках.

И бег – даже в качественных кроссовках с хорошей амортизацией по подходящему для этого покрытию (или даже вообще на беговой дорожке) – это всегда ударная нагрузка на колени и голеностоп.

Под воздействием этой нагрузки может разрушаться и истончаться хрящ, а при ошибках и падениях повреждаться связки и другие части суставной сумки.

Поэтому стоит заранее озаботиться средствами для укрепления соединительной ткани суставов, чтобы снизить вероятность микротравм и облегчить восстановление, если травмы всё же не удалось избежать.

Виды хондропротекторов

Хондропротекторы – препараты длительного действия, то есть для того, чтобы их эффект был заметен, нужно пройти курс лечения. На данный момент существует три поколения:

  • Первого: лекарства для суставов, изготовленные из соединительной ткани животных и рыб – в основном хряща и костей.
  • Второго: уже очищенные монопрепараты – хондроитин сульфат, коллаген, гиалуроновая кислота, глюкозамин сульфат.
  • Третьего:
    средства для лечения суставов комбинированного типа, в составе которых можно найти и хондроитин, и глюкозамин, и другие компоненты – противовоспалительные средства, жирные кислоты, витамины для суставов, связок и хрящей, микроэлементы. Такие хондропротекторы для суставов нового поколения имеют меньше побочных эффектов, реже вызывают аллергию и быстрее снимают болевой синдром.

По способу применения хондропротекторы бывают:

  • Наружные – мази и гели, наносимые на кожу непосредственно на месте пораженного сустава. Они могут содержать еще и обезболивающие компоненты.
  • Инъекционные – это медицинские противовоспалительные препараты для лечения суставов, которые применяют при серьезных заболеваниях и травмах суставов. Их подбирать, да и использовать, обязательно должен врач.
  • В виде таблеток или капсул – используются для профилактики повреждений и в восстановительный период после травм.
  • Порошковые хондропротекторы – встречаются довольно редко, но, например, коллаген в порошке усваивается хорошо.

Что лучше для суставов: глюкозамин, коллаген или хондроитин?

Глюкозамин – вещество, вырабатываемое хрящевой тканью суставов. Входит в состав синовиальной жидкости – своего рода «смазки», заполняющей суставную сумку и минимизирующей трение частей сустава. Глюкозамин снижает степень воспаления, замедляет разрушения соединительной ткани, а также является необходимым компонентом для выработки хондроитина.

Хондроитин — важный компонент хрящевой ткани и связок. Он обеспечивает эластичность суставов, гибкость и амортизирующие свойства при нагрузках. После 1-3 месячного курса хондроитина увеличивается подвижность суставов, уменьшается их отечность и болезненность и стимулируется восстановление хряща.

Коллаген – это основной строительный компонент соединительной ткани – то есть связок, хрящей (а также кожи, ногтей и волос, но об этом подробнее можно прочитать в нашей прошлой статье про коллаген), поэтому он актуален для укрепления и особенно восстановления поврежденных частей суставов.

Как видите, выбирать между ними – так себе затея. Исходя из свойств каждой добавки, можно с уверенностью сказать, что лучшие препараты для суставов и связок – это хондропротекторы нового поколения, многокомпонентные.

Например, в хондропротектореот Prime Kraft дополнительно к хондроитину и глюкозамину содержится MСM – метилсульфонилметан, противовоспалительное средство для суставов, которое ускоряет поступление питательных веществ в клеточные мембраны и снижает болевые ощущения в связках и суставах.

Коллаген от Prime Kraft – гидролизованный говяжий I-го типа, дополнительно обогащен витамином С, которая улучшает его усвояемость в организме, и экстрактом граната – природным антиоксидантом, который содержит удивительный набор из 15 аминокислот, причем 6 из них есть только в мясе и для растительной пищи уникальны!

Как принимать хондропротекторы: рекомендация специалистов Prime Kraft

Хондропротекторпьют курсами, 1-3 месяца 2-3 раза в год , в зависимости от состояния ваших суставов. По 1 капсуле 1 раз в день во время еды, в восстановительный период после травм и повреждений — 2 раза в день.

Принимать коллаген от Prime Kraft рекомендуется 1 раз в день для профилактики, для активной поддержки восстановления суставов – 2 раза в день. Для этого надо смешать 1 мерную ложку (6 г сухого продукта) с 150-180 мл холодной питьевой воды в стакане или шейкере – не смешивая с приемами пищи и тем более протеином.

По промокоду BLOG в официальном интернет-магазине primekraft.ru скидка на весь ассортимент 10%! Доставка по всей России.


Geladrink

Мало кто задумывается об истинных признаках внешнего и внутреннего старения.

Признаки внешнего старения – нарушение осанки и увядание кожи. «Королевская осанка»! Как правило, именно осанка и походка отличает молодого и здорового человека от пожилого и уже задумывающегося о своих годах.

Почему же с возрастом наша спина уже не так пряма, а походка не так легка? Ведь в душе мы еще по-прежнему молоды, но со спины нам уже никто не говорит «молодой человек» или «девушка».

Про внешнее увядание кожи уже многие поняли, что нужны кремы на основе коллагена. Самые известные и дорогие марки кремов содержат именно его в своём составе.

Но мало кто понимает, что коллаген нужен не только снаружи для кожи, но и внутри все соединительные ткани у нас также состоят из коллагена, как основы, отвечающей за прочность, упругость и долговечность этих соединительных тканей. А соединительные ткани есть в каждом нашем органе – прежде всего – это хрящевая ткань, стенки сосудов, кишечника, сердечная мышца, сухожилия и многое-многое другое. Всё, что работает и сокращается в организме, делает это с помощью соединительных тканей!

Поэтому в коллагене нуждается весь наш организм. Прежде всего – это кости, суставы и позвоночник, волосы и ногти. Именно его недостаток истончает хрящевую и соединительную ткань – и тогда мы становимся подвержены артрозу, остеохондрозу, межпозвонковым грыжам. Тогда наша спина гнётся, а суставы хрустят и болят! Но с возрастом потребность в полноценном коллагене становится всё большей.

Как решить эту дилемму? Ответ уже найден. Надо «накормить» наш организм коллагеном. Но не простым коллагеном, а таким коллагеном, который бы дошёл до цели – в истонченные временем хрящевые, соединительные и костные ткани. Это – пептидная форма коллагена, т.е. такой специально обработанный коллаген, который может усвоиться нашим организмом. Дойдя до органов-мишеней, такой пептидный коллаген позволит нам дать организму то, что с возрастом сам организм выработать в достаточном количестве уже не в состоянии.

Пептидный коллаген служит основой специфического артродиетического питания серии «ГЕЛАДРИНК» и «КАЛЬЦИДРИНК». Оно разработано чешскими специалистами. Содержит минимум калорий, но максимум коллагена (в его пептидной форме), сбалансированный комплекс витаминов и минералов и еще много чего в зависимости от задачи, которую ставит человек перед собой, чтобы противостоять недугам старости.

Если ставить перед собой задачу не стареть, стоит попробовать сделать это недорогим и испытанным способом — ведь «

ГЕЛАДРИНК®» и «КАЛЬЦИДРИНК®» более 20 лет помогает самым разным людям.

Единственное условие – такое артродиетическое питание должно быть регулярным. Ведь «ГЕЛАДРИНК» и «КАЛЬЦИДРИНК» — это не волшебная палочка. Это – «рабочая лошадка», которая шаг за шагом будет «кормить» ваш организм тем, что он сам не может дать себе в достаточном количестве. Это – «палочка-выручалочка», но каждый должен подобрать для себя ту форму такого питания, которая подходит его организму. А форм таких несколько.

Прежде всего – это защитник костей «КАЛЬЦИДРИНК». Он состоит из легко доступного для нашего организма лактоглюконата кальция, пептидов коллагена, экстрактов трав, витаминов и минералов. Весь набор состава поможет предупредить разрушение костных тканей – грозным врагом стареющего организма, прежде всего женщин, которым «за 45».

Самое щадящее для начинающих – это «Геладринк ПЛЮС» — содержит пептидный коллаген, глюкозамин, хондроитин, витамины С, В6, биотин, кальций, магний, марганец, медь и используется для предотвращения разрушения хряща в суставах, укрепления межпозвоночных дисков, связок и сухожилий и других соединительных тканей. Хорош для кожи, волос и ногтей!

Может использоваться и для спортсменов «Геладринк ФОРТЕ» — содержит максимальные дозы хондропротекторов (глюкозамина и хондроитина), пептидный коллаген, антиоксиданты и витамины для интенсивного восстановления хрящевой ткани при дистрофических нарушениях, в период наибольшей вероятности обострения сезонных заболеваний опорно-двигательной системы..

«Скорая помощь» — «Геладринк ФАСТ» — его активные компоненты (босвеллин и коллагеновые пептиды) побеждают воспаление в суставах и позвоночнике, и при этом отсутствует отрицательное влияние на внутренние органы человека.

И наконец, для пожилых людей (и не только!) очень хорош «Геладринк АРТРОДИЕТ». Он «оживляет» функции суставов и позвоночника, препятствует осаждению холестерина на стенки сосудов.

Итак, всем нам необходимо запомнить несколько истин. Противостоять старости нужно не только снаружи, но и изнутри. Эффективных способов сделать это — мало. К одному из них следует отнестись серьезно. Низкокалорийное коллагеносодержащее и обогащенное специально подобранными витаминно-минеральными комплексами артродиетическое питание может стать вашим надёжным другом в борьбе за продление активного долголетия. Позаботьтесь о своих родных и близких. Геладринк и Кальцидринк могут стать прекрасным подарком и вашим родителям. Будьте здоровы и счастливы.


Закрыть

Какой коллаген для суставов более эффективен?

Какой коллаген для суставов более эффективен?

Особенно важным веществом и строительным материалом для всего организма считается коллаген. Рассказываем, какой коллаген для суставов более эффективен.

Организм человека существует благодаря наличию в нем множества полезных веществ. Если какого-либо из этих веществ становится недостаточно, организм начинает давать сбой. Особенно важным веществом и строительным материалом для всего организма считается коллаген.

В чем польза коллагена?

Польза коллагена состоит в следующем:

  1. Хорошо помогает в снижении веса.
  2. Способствует укреплению костей.
  3. Снижает риски переломов, трещин.
  4. Облегчает воспаление и боль в области суставов.
  5. Делает кости/суставы более подвижными.
  6. Способствует укреплению костной ткани.
  7. Ускоряет процесс восстановления костей и соединительных тканей после перелома или другого повреждения.
  8. Укрепляет волосы, зубы, ногти.

    Внимание! С возрастом организм человека перестает вырабатывать достаточное количество коллагена, именно поэтому пожилые люди так часто жалуются на боль в суставах и ломают конечности. Для того чтобы этого избежать, им назначают добавки с коллагеном.

    Виды коллагена для суставов

    Существует 2 типа добавок из коллагена – морская и животная.

    Морской коллаген производится от из костей, жира и хрящей рыб. Идеально подходит для человеческих суставов.

    Животный коллаген делают из хрящей, кожи и сухожилий крупного рогатого скота и домашней птицы. Он усваивается организмом труднее, нежели добавка с использованием морского коллагена.

    Почему стоит выбирать морской коллаген для суставов?


    У него есть ряд преимуществ:

    1. Отсутствие резкого запаха и нейтральный вкус, о чем говорят отзывы людей.
    2. Заметное снижение боль в области суставов.
    3. Повышение прочности костной ткани, хрящей и связок.
    4. Помощь организму в выработке своего собственного коллагена.
    5. Ускорение регенерации костной ткани в случае травмы.
    6. Обогащение организма другими необходимыми аминокислотами.

    Способы приема коллагена для суставов

    Для того чтобы лечение происходило продуктивно, при приеме коллагеновой добавки для суставов нужно четко следовать ее инструкции:

    1. Коллаген для укрепления суставов принимается строго во время еды.
    2. Часы приема препарата – утро и вечер.
    3. Количество препарата для одноразового применения – 1-2 мерные ложки.
    4. Препарат разводят в небольшом количестве воды. Для этих целей можно использовать также сок, жидкий йогурт, бульоны, другие первые блюда.
    5. Употреблять препарат по такой схеме нужно 2-3 месяца. Возможно повторение курса лечения, но только после консультации с лечащим врачом, который составит план дальнейшего употребления препарата.

    В каких еще продуктах содержится коллаген для суставов?

    Восполнять норму коллагена можно не только путем применения специальных препаратов. Для того чтобы его количество было достаточным, можно ввести в свой рацион следующие продукты питания:

    1. Овощи и фрукты красного цвета.
    2. Оливки, маслины.
    3. Фасоль и бобы (преимущественно красных сортов).
    4. Соя и продукты с ее использованием.
    5. Морковь в любом виде.
    6. Белокочанная капуста.
    7. Цитрусовые: мандарины, апельсины, лимоны, грейпфруты, помело, лаймы.
    8. Блюда с использованием желатина: желе, заливное, холодец, студень, мармелад. Их можно смело готовить не только по праздникам, но и для повседневного употребления.
    9. Рыбные/мясные бульоны.
    10. Зелень и зеленые листовые овощи.
    11. Авокадо и масло авокадо.
    12. Яйца. Особенно – белок.
    13. Тыквенные семечки.

    Для укрепления костей и суставов важно вовремя пополнять запасы коллагена в организме. Также важно помнить об основах правильного питания и здорового образа жизни.

    Отказ от ответсвенности

    Обращаем ваше внимание, что вся информация, размещённая на сайте Prowellness предоставлена исключительно в ознакомительных целях и не является персональной программой, прямой рекомендацией к действию или врачебными советами. Не используйте данные материалы для диагностики, лечения или проведения любых медицинских манипуляций. Перед применением любой методики или употреблением любого продукта проконсультируйтесь с врачом. Данный сайт не является специализированным медицинским порталом и не заменяет профессиональной консультации специалиста. Владелец Сайта не несет никакой ответственности ни перед какой стороной, понесший косвенный или прямой ущерб в результате неправильного использования материалов, размещенных на данном ресурсе.

    Коллаген

    Коллаген присутствует практически во всех тканях организма, это главный структурный протеин, которые формирует наше тело и обеспечивает прочность тканей, фактически он удерживает или связывает клетки вместе. Коллаген укрепляет хрящ, связки, кости, улучшает питание мышц, свойства кожи. Известны многочисленные типы коллагена. Обычно их обозначают при помощи римских цифр (например, коллаген I, II и III типа). Разница между типами коллагена, как правило, заключается в их уникальных химических составах.

    Считается, что типы коллагена I, II и III составляют большую часть коллагена, присутствующего в организме. Из этих трех белков, коллаген I типа считается наиболее распространенным, его можно встретить во многих структурах организма, включая кости, кожу и межпозвоночные диски, т.е. по всему организму. Этот тип коллагена обычно используется в производстве желатина и при проведении исследований. Коллаген III, который содержится в коже, мышцах и кишечных стенках, является, как было установлено, вторым наиболее распространенным типом коллагена в организме. Он зачастую тесно связан с коллагеном I. Причиной этому служит то, что эти типы коллагена обычно присутствуют в одних и тех же местах организма и синтезируются похожим образом.

    Коллаген II типа содержится в хрящевой ткани, а также в стекловидном теле. Этот тип коллагена используется для лечения артрита, артроза, целлюлита, коррекции морщин. При использовании с этой целью он зачастую употребляется перорально в виде капсул.

    Пептидный гидролизат коллагена – самая полноценная, природно-сбалансированная, высокоусваиваемая производная белка коллагена, которая поддерживает прочность хрящей суставов, придаёт тканям суставов упругость, прочность и стойкость к нагрузкам, является «усиленным питанием» для суставов и позвоночника, стимулирует регенерацию всех тканей суставной системы – костей суставных головок, связок, синовиальных мембран, способствует улучшению подвижности суставов и позвоночника.


    Входит в состав следующих препаратов:

    Восстановление (регенерация) хрящевой ткани суставов

    Хрящевая ткань присутствует во многих органах, но наибольшим нагрузкам она подвергается в суставах. Хрящ покрывает уязвимые участки костей в суставах и обеспечивает амортизацию, а также устойчивость к нагрузкам, благодаря чему мы даже не задумываемся, какие испытания выпадают на долю суставов в жизни обычного человека, не говоря уже о категориях людей, подвергающих свой организм чрезмерным нагрузкам. К сожалению, хрящ со временем может разрушаться в силу различных причин, что приводит к ограничению движений в суставах, болям и дискомфорту. Поэтому так важно вовремя предпринимать необходимые меры для восстановления хрящевой ткани суставов.

    Структура хрящевой ткани

    Хрящ — это разновидность соединительной ткани, и в организме существует три его вида:

    • Гиалиновый (стекловидный) — имеет голубоватый цвет, с высоким содержанием тонких волокон коллагена, покрывает суставные поверхности костей;
    • Эластический (сетчатый) — отличается повышенной упругостью и гибкостью, в нем преобладают волокна эластина, он формирует мелкие бронхи, ушные раковины;
    • Волокнистый — соединяет сухожилия и связки с гиалиновым хрящом суставной поверхности.

    Как и любая ткань, хрящевая состоит из клеток и межклеточного вещества (матрикса), доля последнего в ней значительно преобладает. Матрикс содержит много воды, которая не сжимается, не растягивается, при этом свободно циркулирует в межклеточном пространстве. Именно вода обеспечивает высокую упругость хрящевой ткани, распределяя нагрузки и амортизируя. Еще один важный компонент матрикса — белковые волокна: коллагеновые и эластические. В гиалиновом хряще суставных поверхностей преобладает коллаген, обеспечивающий высокую прочность. Его крупные молекулы, закрученные в тройную спираль, устойчивы к любым деформациям и быстро возвращаются в исходное состояние. Также матрикс содержит глюкозаминогликаны, протеогликаны, гиалуроновую кислоту, которые удерживают воду и участвуют в обменных процессах.

    Клетки хряща — хондроциты и их молодые формы хондробласты — играют не менее важную роль: синтезируют все компоненты матрикса и суставной жидкости. Хондроцитов очень мало, всего 1-5%, но именно на них лежит задача по обновлению и восстановлению хряща.

    Одно из главных отличий хрящевой ткани – отсутствие сосудов. Как следствие, хрящи должны получать питание альтернативным способом. Синовиальная, или суставная, жидкость снижает трение между суставными поверхностями и обеспечивает питание хрящевой ткани. Поэтому доставку питательных веществ и выведение продуктов распада обеспечивает синовиальная жидкость.

    Функции хрящевой ткани

    Какие функции выполняет хрящевая ткань в  суставах:

    • Амортизация: перераспределение всех видов нагрузок (сжатие, растяжение) с преобразованием их в максимально физиологичные;
    • Защита: хрящ устойчив к механическим повреждениям, синовиальная жидкость и гладкая поверхность препятствуют износу суставов даже при постоянных движениях и больших нагрузках;
    • Соединение сухожилий и связок с суставной поверхностью.

    Причины разрушения хрящевой ткани

    Хрящ в суставах подвергается значительным нагрузкам, и в определенных обстоятельствах он не выдерживает: начинает разрушаться. Особенно, если в организме происходят изменения, снижающие его регенеративные способности. В этом случае развивается остеоартрит — заболевание, вызванное дистрофическими изменениями или разрушением хрящевой и костной тканей суставов. Раньше использовалось еще одно название данного состояния — остеоартроз, подчеркивающее возрастной характер изменений. Но, так как на фоне разрушения костно-хрящевых структур неизбежно развиваются воспалительные процессы, и именно они вызывают характерные симптомы, сейчас преимущественно используется термин «остеоартрит», а согласно международной классификации болезней (МКБ-10) оба эти диагноза считаются синонимами. В отношении дистрофических изменений, связанных с разрушением хрящевой и костной тканей позвоночника, принято использовать термин «остеохондроз».

    Причины разрушения хрящевой ткани разнообразны:

    Новый препарат гиалуроновой кислоты для суставов

    Новый препарат гиалуроновой кислоты не только восстанавливает хрящевую ткань сустава, но и снимает воспаление

     Многие уже знают, что гиалуроновая кислота – не только инструмент косметолога. Это прежде всего медицинский препарат, который помогает в буквальном смысле спасти суставы при остеоартрозе.

    Когда беспокоят боли в коленях и движение причиняет боль, не спешите прощаться с привычным образом жизни. Скорее всего, вам просто необходимо добавить в сустав жидкую «прослойку», которая достаточно быстро восстанавливает его функцию. Причем если раньше сначала надо было купировать болевой синдром и снять воспаление, а уже потом вводить гиалурон, то теперь спасительный укол можно делать сразу.

    Отличие в лечении остеоартроза в нашем центре заключается в применении препарата гиалуроновой кислоты нового поколения, который обладает противовоспалительным эффектом.


     Не пропустите первые признаки заболевания

     — Я занимаюсь этой проблемой 12 лет, — рассказывает ревматолог, заместитель главного врача по лечебной работе Игорь Николаевич ПРИСТАВСКИЙ. – Более трети моих пациентов в «Мире здоровья» составляют пациенты с остеоартрозом.
    Это заболевание проявляется постепенным разрушением хрящевой ткани сустава, воспалением околосуставных тканей, выраженным болевым синдром и ухудшением качества жизни. Исход этого процесса – полное нарушение функции сустава и необходимость его замены. К сожалению, многие пациенты обращаются к врачу только на поздней стадии, когда консервативное лечение уже неэффективно.

     — Игорь Николаевич, каковы причины этого заболевания?

     — Остеоартроз раньше считали болезнью возраста, так как в течение жизни в хрящевой ткани постепенно снижается количество хондроитинсульфатов, за счет которых хрящ удерживает влагу и сохраняет эластичность. Но в настоящее время открыты и новые механизмы возникновения заболевания. Риск появления остеоартроза увеличивается при избыточном весе, болезнях нарушения обмена веществ, генетической предрасположенности. Страдают остеоартрозом и бывшие спортсмены, вследствие травм и перегрузок. Изменения у них чаще всего происходят в крупных опорных суставах, подверженных максимальной нагрузке.

     — Как можно распознать остеоартроз в начальной стадии, чтобы вовремя обратиться к врачу?
     — Признаки заболевания — ограничение движений в суставах, крепитация («хруст»), утренняя и стартовая скованность, боли, возникающие как при физической нагрузке, так при длительном пребывании в одном положении (статической нагрузке). При прогрессировании болезни возникают признаки воспаления – отечность, припухлость сустава (поэтому одно из названий заболевания – остеоартрит), которые часто сопровождаются выраженным болевым синдромом в покое и по ночам.

     Гиалуроновая кислота восполняет объем внутрисуставной жидкости


     — Остеоартроз — заболевание, которое в запущенном случае приводит пациента на операционный стол, становится причиной инвалидности. Что вы предлагаете своим пациентам, чтобы остановить патологический процесс?
     — В настоящее время накопился большой опыт лечения остеоартроза препаратами гиалуроновой кислоты. На ранних стадиях заболевания назначают таблетированные формы, в более поздних, когда при исследовании сустава обнаруживаются патологические изменения, наиболее эффективно внутрисуставное введение. Улучшение наступает за счёт восполнения объёма и вязкости суставной жидкости, в результате чего снижается механическая нагрузка на сустав. Также идет стимуляция синтеза собственной гиалуроновой кислоты, компонентов хряща, улучшающих его защитные свойства.
     Лечение солями гиалуроновой кислоты — принятый международный стандарт помощи больным с данной патологией во всех развитых странах мира. В настоящее время этот метод рекомендован Американской коллегией ревматологов (ACR), Европейской антиревматической лигой (EULAR), Международной организацией по изучению остеоартроза (OARSI).
     Врачи ведущих лечебных учреждений нашего города, таких как НИИ травматологии и ортопедии имени Вредена, Клинической ревматологической больницы №25, активно применяют эти препараты на практике.
     Постоянный обмен опытом с врачами из других центров, участие в международных конференциях позволяют мне утверждать, что внутрисуставное введение препаратов гиалуроновой кислоты — это эффективный метод, который предупреждает разрушение хряща и позволяет отсрочить оперативное лечение.


     — Все ли препараты гиалуроновой кислоты имеют одинаковое действие?


     — До недавнего времени лечение гиалуроновой кислотой можно было начинать только после купирования воспалительного процесса в суставе, который часто сопровождает течение остеоартроза.
     Однако теперь мы применяем хондрорепарант нового поколения, содержащий противовоспалительный компонент. И лечение можно не затягивать, а начинать его сразу, в первое посещение врача. Так как кроме гиалуроновой кислоты, которая обеспечивает восстановление хряща, «Гиалрипайер» снимает воспаление и обезболивает. Это отличает его от других «протезов» синовиальной жидкости и позволяет улучшить состояние пациента уже после первого введения.
     В нашей стране препарат прошел клинические исследования эффективности и безопасности в НИИ молекулярной медицины ПМГМУ им. И.М. Сеченова (Москва), Центре лечебной физкультуры и спортивной медицины, НИИ общей патологии и патофизиологии и других авторитетных медицинских учреждениях.


     Три в одном: как действует новый препарат


     — Каков механизм действия «Гиалрипайера»?
     — Если говорить простым языком, с его помощью формируется амортизационная прокладка в пораженном суставе, происходит стимуляция восстановления хрящевой ткани, а также подавление воспаления. Это обусловлено наличием в составе препарата аскорбилфосфата натрия (оказывает антиоксидантный эффект, является тканевым иммуномодулятором), а также L-цистеина (участвует в синтезе коллагена).

     — Какие еще преимущества у нового препарата?
     — Главное – пациент практически сразу получает не только патогенетическое лечение, но также и уменьшение боли и воспаления. При установленном диагнозе «Гиалрипайер» можно вводить сразу на первом приеме в клинике.
     Другое преимущество — стоимость лечения новым препаратом. Пациенты заметили, что при всех дополнительных преимуществах, цена «Гиалрипайера» вместе с работой врача по его введению, ниже стоимости лечения традиционными препаратами гиалуроновой кислоты.
     Обычно на курс требуется 3-4 манипуляции с интервалом в 2 недели. Улучшение состояния наступает у всех пациентов, начиная с первого дня лечения.

     — Игорь Николаевич, спасибо за подробную информацию. Очень важно знать, что в нашей клинике пациенты получат безопасное и эффективное лечение суставов в соответствии с международными стандартами.

     Подробнее о новом препарате гиалуроновой кислоты можно прочитать на сайте производителя https://www.martinex.ru/products/klinicheskaya_meditsina/hondroreparanty/

    БАДы и витамины для суставов, хрящей, связок

    Японские БАДы для суставов и связок – это оригинальный и безопасный продукт, отмеченный международными специалистами и миллионами покупателей. Хурма.com предлагает лучший выбор качественных витаминов и пищевых добавок для заботы о ваших хрящах и костях.

    Как работают БАДы и витамины для больных суставов?

    Регулярный прием японских БАДов для суставов, хрящей и связок – это залог вашего здоровья и прекрасного самочувствия вне зависимости от нагрузок, которые на вас возложила ежедневная физическая активность, спортивные соревнования или возраст. При точном соблюдении рекомендованных доз и показаний к применению – эффективный и быстрый результат гарантирован! Кроме того, эти натуральные био-комплексы для суставов:

    • повышают скорость восстановления костной и хрящевой ткани;
    • укрепляют хрящевую межкостную прослойку;
    • улучшают кровообращение в суставах;
    • стабилизируют внутрисуставный метаболизм;
    • насыщают хрящевую ткань хондроитином и глюкозамином, которые являются ее главной защитой.

    За последние 50 лет, по данным Всемирной Организации Здоровья, состояние опорно-двигательного аппарата обычного человека заметно ухудшилось. По мнению специалистов, все это является последствием неправильного режима питания. Бады для хрящей из Японии и витамины для суставов являются лучшим решением этих проблем, по мнению мирового сообщества хирургов.

    Почему БАДы и японские витамины являются лучшей профилактикой для суставов?

    хурма.net провела небольшое расследование и узнала, что опорно-двигательный аппарат человека активно развивается в подростковом возрасте, а уже в 25 лет этот процесс заканчивается и начинается то, что врачи называют постепенной деградацией и разрушением хрещей, связок и суставов.

    Людям после 50-ти важно регулярно применять японские БАДы для суставов. А молодым людям рекомендовано использовать витамины в качестве профилактики болезней хрящей. Особенно специалисты рекомендуют это делать осенью и весной.

    Мы подготовили для вас самый обширный выбор качественных сертифицированных продуктов из Японии. БАДы и витамины для суставов, слабых хрящей и связок с доставкой по Москве, СПб и всей России.  Мы также представляем Вашему вниманию лучшую мужскую косметику из Азии, которую можно также заказать в нашем интернет-магазине.

    Роль производных коллагена в остеоартрите и восстановлении хряща: систематический обзор объема с картированием данных

  1. 1.

    Вос Т., Абаджобир А.А., Аббафати С.и др. Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и годы, прожитые с инвалидностью для 328 заболеваний и травм в 195 странах, 1990–2016 гг .: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней 2016 г. Lancet. 2017; 390: 1211–59.

    Google Scholar

  2. 2.

    Кросс М., Смит Э., Хой Д. и др. Глобальное бремя остеоартрита тазобедренного и коленного суставов: оценки по исследованию глобального бремени болезней 2010 г. Ann Rheum Dis. 2014; 73: 1323–30.

    Google Scholar

  3. 3.

    Биттон Р. Экономическое бремя остеоартрита. Am J Manag Care. 2009; 15: S230 – S235235.

    PubMed Google Scholar

  4. 4.

    Salmon JH, Rat AC, Sellam J, et al.Экономические последствия остеоартрита нижних конечностей во всем мире: систематический обзор исследований стоимости болезни. Osteoarthr Cartil. 2016; 24: 1500–8.

    CAS Google Scholar

  5. 5.

    Неоги Т. Эпидемиология и влияние боли при остеоартрозе. Osteoarthr Cartil. 2013; 21: 1145–53.

    CAS PubMed Central Google Scholar

  6. 6.

    Litwic A, Edwards MH, Dennison EM, Cooper C.Эпидемиология и бремя остеоартроза. Br Med Bull. 2013; 105: 185–99.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  7. 7.

    Berthelot G, Johnson S, Noirez P, et al. Взаимосвязь возраста и успеваемости в общей популяции и стратегии замедления возрастного снижения работоспособности. Arch Public Heal. 2019; 77: 1–9.

    Google Scholar

  8. 8.

    Bruyère O, Honvo G, Veronese N, et al.Обновленный алгоритм рекомендации для управления остеоартритом коленного сустава из Европейского общества по клиническим и экономическим аспектам остеопороза, остеоартрита и заболеваний опорно-двигательного (ESCEO). Semin Arthritis Rheum. 2019; 49: 337–50.

    PubMed Google Scholar

  9. 9.

    Баннуру Р.Р., Осани М.К., Вайсброт Э.Е. и др. Рекомендации OARSI по безоперационному лечению коленного, тазобедренного и полиартикулярного остеоартрита. Osteoarthr Cartil.2019; 27: 1578–89.

    CAS Google Scholar

  10. 10.

    Юсуф Э. Фармакологическое и немедикаментозное лечение остеоартрита. Варианты лечения Curr Rheumatol. 2016; 2: 111–25.

    Google Scholar

  11. 11.

    МакАлиндон Т.Э., Баннуру Р.Р., Салливан М.К. и др. Рекомендации OARSI по безоперационному лечению остеоартрита коленного сустава. Osteoarthr Cartil. 2014; 22: 363–88.

    CAS Google Scholar

  12. 12.

    Bruyère O, Cooper C, Pelletier JP, et al. Рекомендации по алгоритму лечения остеоартрита коленного сустава в Европе и за рубежом: отчет рабочей группы Европейского общества клинических и экономических аспектов остеопороза и остеоартрита (ESCEO). Semin Arthritis Rheum. 2014; 44: 253–63.

    PubMed Google Scholar

  13. 13.

    Machado GC, Maher CG, Ferreira PH, et al. Эффективность и безопасность парацетамола при боли в спине и остеоартрите: систематический обзор и метаанализ рандомизированных плацебо-контролируемых исследований.BMJ. 2015; 350: h2225 – h22251225.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  14. 14.

    Робертс Э., Нунес В.Д., Бакнер С. и др. Парацетамол: Не так безопасно, как мы думали? Систематический обзор литературы по обсервационным исследованиям. Ann Rheum Dis. 2016; 75: 552–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  15. 15.

    Olsen AMS, Fosbøl EL, Lindhardsen J, et al. Долгосрочный сердечно-сосудистый риск использования нестероидных противовоспалительных препаратов в зависимости от времени, прошедшего после первого инфаркта миокарда: общенациональное когортное исследование.Тираж. 2012; 126: 1955–63.

    CAS PubMed Google Scholar

  16. 16.

    Curtis E, Fuggle N, Shaw S и др. Безопасность ингибиторов циклооксигеназы-2 при остеоартрите: результаты систематического обзора и метаанализа. Наркотики старения. 2019; 36: 25–44.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  17. 17.

    Брюйер О., Регинстер Дж. Глюкозамин и хондроитинсульфат в качестве терапевтических агентов при остеоартрите коленного и тазобедренного суставов.Наркотики старения. 2007; 24: 573–80.

    CAS PubMed Google Scholar

  18. 18.

    Reginster JY, Veronese N. Высокоочищенный хондроитинсульфат: обзор литературы о клинической эффективности и фармакоэкономических аспектах лечения остеоартрита. Aging Clin Exp Res. 2020. https://doi.org/10.1007/s40520-020-01643-8.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  19. 19.

    Deal CL, Московиц, RW. Нутрицевтики как терапевтические средства при остеоартрите. Роль глюкозамина, хондроитинсульфата и гидролизата коллагена. Rheum Dis Clin N Am. 1999; 25: 379–95.

    CAS Google Scholar

  20. 20.

    Белло А.Е., Оссер С. Гидролизат коллагена для лечения остеоартрита и других заболеваний суставов: обзор литературы. Curr Med Res Opin. 2006; 22: 2221–32.

    CAS PubMed Google Scholar

  21. 21.

    Apostu D, Lucaciu O, Mester A, et al. Системные препараты, влияющие на остеоартроз. Препарат Метаб Ред. 2019; 51: 498–523.

    CAS PubMed Google Scholar

  22. 22.

    Oesser S, Adam M, Babel W., Seifert J. Пероральное введение меченного 14C гидролизата желатина приводит к накоплению радиоактивности в хрящах мышей (C57 / BL). J Nutr. 1999; 129: 1891–5.

    CAS PubMed Google Scholar

  23. 23.

    Ямамото С., Дегучи К., Онума М., Нумата Н., Сакаи Ю. Абсорбция и экскреция с мочой пептидов после приема внутрь трипептида коллагена у людей. Биол Фарм Булл. 2016; 39: 428–34.

    CAS PubMed Google Scholar

  24. 24.

    Taga Y, Iwasaki Y, Shigemura Y, Mizuno K. Улучшенное отслеживание in vivo перорально вводимого гидролизата коллагена с использованием меток стабильных изотопов и методов ЖХ-МС. J. Agric Food Chem. 2019; 67: 4671–8.

    CAS PubMed Google Scholar

  25. 25.

    Bagi CM, Berryman ER, Teo S, Lane NE. Пероральное введение неденатурированного нативного куриного коллагена II типа (UC-II) уменьшало разрушение суставного хряща на крысиной модели остеоартрита (ОА). Osteoarthr Cartil. 2017; 25: 2080–90.

    CAS Google Scholar

  26. 26.

    Дай М., Суй Б., Сюэ И, Лю X, Сан Дж. Восстановление хряща при дегенеративном остеоартрите, опосредованном коллагеном кальмара II типа, посредством иммуномодулирующей активации макрофагов М2, ингибирования апоптоза и гипертрофии хондроцитов.Биоматериалы. 2018; 180: 91–103.

    CAS PubMed Google Scholar

  27. 27.

    Van Vijven JPJ, Luijsterburg PAJ, Verhagen AP, van Osch GJVM, Kloppenburg M, Bierma-Zeinstra SMA. Симптоматическое и хондропротекторное лечение производными коллагена при остеоартрите: систематический обзор. Osteoarthr Cartil. 2012; 20: 809–21.

    Google Scholar

  28. 28.

    Лю X, Machado GC, Eyles JP, Ravi V, Hunter DJ.Пищевые добавки для лечения остеоартрита: систематический обзор и метаанализ. Br J Sports Med. 2018; 52: 167–75.

    PubMed Google Scholar

  29. 29.

    Fuggle NR, Cooper C, Oreffo ROC, et al. Альтернативные и дополнительные методы лечения остеоартрита и восстановления хрящей. Aging Clin Exp Res. 2020; 32: 547–60.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  30. 30.

    Honvo G, Reginster JY, Rabenda V и др. Безопасность симптоматических препаратов замедленного действия при остеоартрите: результаты систематического обзора и метаанализа. Наркотики старения. 2019; 36: 65–99.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  31. 31.

    Гарсия-Коронадо Дж. М., Мартинес-Ольвера Л., Элизондо-Оманья Р. Э. и др. Влияние добавок коллагена на симптомы остеоартрита: метаанализ рандомизированных плацебо-контролируемых исследований. Int Orthop.2019; 43: 531–8.

    PubMed Google Scholar

  32. 32.

    Kloppenburg M, Kroon FPB, Blanco FJ, et al. Обновление рекомендаций EULAR по лечению остеоартрита кисти в 2018 г. Ann Rheum Dis. 2019; 78: 16–24.

    PubMed Google Scholar

  33. 33.

    Брюйер О., Купер С., Аль-Дагри Н.М., Деннисон Е.М., Риццоли Р., Регинстер Дж. Неуместные претензии из неэквивалентных лекарств в остеоартрита: позиция бумаги одобрена Европейским обществом по клиническим и экономическим аспектам остеопороза, остеоартрита и заболеваний опорно-двигательного (ESCEO).Aging Clin Exp Res. 2018; 30: 111–7.

    PubMed Google Scholar

  34. 34.

    Honvo G, Bruyère O, Reginster JY. Обновленная информация о роли хондроитинсульфата фармацевтического класса в симптоматическом лечении остеоартрита коленного сустава. Aging Clin Exp Res. 2019; 31: 1163–7.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  35. 35.

    Эриксен П., Бартельс Е.М., Альтман Р.Д., Блиддал Х., Юл С., Кристенсен Р.Риск предвзятости и бренд объясняют наблюдаемую несогласованность в исследованиях глюкозамина для облегчения симптомов остеоартрита: метаанализ плацебо-контролируемых исследований. Arthritis Care Res. 2014; 66: 1844–55.

    Google Scholar

  36. 36.

    Honvo G, Bruyère O, Geerinck A, Veronese N, Reginster JY. Эффективность хондроитинсульфата у пациентов с остеоартрозом коленного сустава: комплексный метаанализ, изучающий несоответствия в рандомизированных плацебо-контролируемых исследованиях.Adv Ther. 2019; 36: 1085–99.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  37. 37.

    Питерс MDJ, Годфри С.М., Халил Х., МакИнерни П., Паркер Д., Соарес CB. Руководство по проведению систематических обзорных обзоров. Int J Evid Based Healthc. 2015; 13: 141–6.

    PubMed Google Scholar

  38. 38.

    Аркси Х., О’Мэлли Л. Предварительные исследования: к методологической основе.Int J Soc Res Методология Теория Практик. 2005; 8: 19–32.

    Google Scholar

  39. 39.

    Levac D, Colquhoun H, O’Brien KK. Предварительные исследования: развитие методологии. Внедрить Sci. 2010; 5: 1–9.

    Google Scholar

  40. 40.

    Tricco AC, Lillie E, Zarin W, et al. Расширение PRISMA для обзорных обзоров (PRISMA-ScR): контрольный список и пояснения. Ann Intern Med. 2018; 169: 467–73.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  41. 41.

    Boonmaleerat K, Wanachewin O, Phitak T, Pothacharoen P, Kongtawelert P. Гидролизаты рыбного коллагена модулируют метаболизм хряща. Cell Biochem Biophys. 2018; 76: 279–92.

    CAS PubMed Google Scholar

  42. 42.

    Фурудзава-Карбалледа Дж., Муньос-Шабле О.А., Барриос-Паян Дж., Эрнандес-Пандо Р. Влияние полимеризованного коллагена типа I на остеоартроз коленного сустава. I. Исследование in vitro. Eur J Clin Investig. 2009; 39: 591–7.

    CAS Google Scholar

  43. 43.

    Schadow S, Siebert HC, Lochnit G, Kordelle J, Rickert M, Steinmeyer J. Коллагеновый метаболизм остеоартритического суставного хряща человека, модулируемый гидролизатами бычьего коллагена. PLoS ONE. 2013; 8: e53955.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  44. 44.

    Schadow S, Simons VS, Lochnit G, et al. Метаболический ответ остеоартрозного хряща человека на биохимически охарактеризованные гидролизаты коллагена. Int J Mol Sci.2017; 18: 207.

    PubMed Central Google Scholar

  45. 45.

    Дай М., Лю X, Ван Н., Сун Дж. Коллаген кальмара типа II как новый биоматериал: выделение, характеристика, иммуногенность и ослабляющий эффект на дегенеративный остеоартрит посредством ингибирования передачи сигналов STAT1 в провоспалительных макрофагах. Mater Sci Eng C. 2018; 89: 283–94.

    CAS Google Scholar

  46. 46.

    Dar QA, Schott EM, Catheline SE, et al.Ежедневное пероральное потребление гидролизованного коллагена 1 типа оказывает хондропротекторное и противовоспалительное действие при посттравматическом остеоартрите у мышей. PLoS ONE. 2017; 12: 1–24.

    Google Scholar

  47. 47.

    Di Cesare ML, Micheli L, Zanardelli M, Ghelardini C. Низкие дозы нативного коллагена типа II предотвращают боль на модели остеоартрита у крыс. BMC Musculoskelet Disord. 2013; 14: 228.

    Google Scholar

  48. 48.

    Хашида М., Миятаке К., Окамото Ю. и др. Синергетические эффекты d-глюкозамина и пептидов коллагена на заживление экспериментального повреждения хряща. Macromol Biosci. 2003; 3: 596–603.

    CAS Google Scholar

  49. 49.

    Исака С., Сомея А., Накамура С. и др. Оценка эффекта перорального введения пептидов коллагена на экспериментальной модели остеоартрита крыс. Exp Ther Med. 2017; 13: 2699–706.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  50. 50.

    Накатани С., Мано Х, Сампей С., Шимицу Дж., Вада М. Хондропротекторный эффект биоактивного пептида пролил-гидроксипролина в суставном хряще мыши in vitro и in vivo. Osteoarthr Cartil. 2009; 17: 1620–7.

    CAS Google Scholar

  51. 51.

    Нараока Т., Ишибаши Ю., Цуда Э., Ямамото Ю., Кусуми Т., Тох С. Периодические инъекции в колено трипептида коллагена задерживают дегенерацию хряща при экспериментальном остеоартрите кроликов. Arthritis Res Ther.2013; 15: 1–10.

    Google Scholar

  52. 52.

    Ohara H, Iida H, Ito K, Takeuchi Y, Nomura Y. Влияние Pro-Hyp, пептида, полученного из гидролизата коллагена, на синтез гиалуроновой кислоты с использованием культивированных in vitro синовиальных клеток и перорального приема гидролизатов коллагена в модели остеоартрита у морской свинки. Biosci Biotechnol Biochem. 2010; 74: 2096–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  53. 53.

    Охниши А., Осаки Т., Матахира Ю. и др. Оценка хондрозащитных эффектов глюкозамина и пептида рыбьего коллагена на модели ACLT кролика с использованием биомаркеров сыворотки. J Vet Med Sci. 2013; 75: 421–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  54. 54.

    Xu D, Shen W. Куриный коллаген II типа снижает разрушение суставного хряща на модели остеоартрита у крыс. Вест-Индский Мед Дж. 2007; 56: 202–7.

    CAS PubMed Google Scholar

  55. 55.

    Багчи Д., Миснер Б., Багчи М., Котари СК, Даунс Б.В., Прейс Г.Г. Эффекты перорально вводимого неденатурированного коллагена типа II против воспалительных заболеваний артрита: исследование механизма. Int J Clin Pharmacol Res. 2002; 22: 101–10.

    CAS PubMed Google Scholar

  56. 56.

    Бакилан Ф., Армаган О, Озген М., Ташиоглу Ф., Боллук О, Алатас О. Влияние лечения нативным коллагеном II типа на остеоартрит коленного сустава: рандомизированное контролируемое исследование.Евразийский J Med. 2016; 48: 95–101.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  57. 57.

    Benito-Ruiz P, Camacho-Zambrano MM, Carrillo-Arcentales JN, et al. Рандомизированное контролируемое исследование эффективности и безопасности пищевого ингредиента, гидролизата коллагена, для улучшения комфорта суставов. Int J Food Sci Nutr. 2009. 60: 99–113.

    CAS PubMed Google Scholar

  58. 58.

    Бернардо MLR, Азаркон AC. Рандомизированное контролируемое исследование влияния перорального лечения коллагеном на медиальную щель коленного сустава и функциональные результаты среди пациентов с диагнозом остеоартроз колена. PARM Proc. 2012; 4: 1–8.

    Google Scholar

  59. 59.

    Crowley DC, Lau FC, Sharma P, et al. Безопасность и эффективность неденатурированного коллагена типа II при лечении остеоартроза колена: клиническое испытание. Int J Med Sci.2009; 6: 312–21.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  60. 60.

    Furuzawa-Carballeda J, Muñoz-Chablé OA, MacÍas-Hernández SI, Agualimpia-Janning A. Влияние полимеризованного коллагена типа i на остеоартроз коленного сустава. II. Исследование in vivo. Eur J Clin Investig. 2009; 39: 598–606.

    CAS Google Scholar

  61. 61.

    Jiang J-X, Zhou J-L, Prawitt J. Коллагеновые пептиды улучшают остеоартрит коленного сустава у пожилых женщин: 6-месячное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.Agro FOOD Industry Hi Tech. 2014; 25: 19–23.

    CAS Google Scholar

  62. 62.

    Кумар С., Сугихара Ф., Сузуки К., Иноуэ Н., Венкатесваратхирукумара С. Двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое исследование эффективности пептида коллагена при остеоартрите. J Sci Food Agric. 2015; 95: 702–7.

    CAS PubMed Google Scholar

  63. 63.

    Lee HS, Oh KJ, Moon YW, In Y, Lee HJ, Kwon SY.Внутрисуставная инъекция ателоколлагена I типа для облегчения боли в коленях: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Хрящ. 2019. https://doi.org/10.1177/1947603519865304.

    Артикул PubMed Google Scholar

  64. 64.

    Луго Дж. П., Сайед З.М., переулок NE. Эффективность и переносимость добавки с неденатурированным коллагеном II типа в модуляции симптомов остеоартрита коленного сустава: многоцентровое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.Нутр Дж. 2016; 15:14.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  65. 65.

    Martin Martin LS, Massafra U, Bizzi E, Migliore A. Двойное слепое рандомизированное активно-контролируемое клиническое исследование внутрисуставного использования Md-Knee по сравнению с гиалуронатом натрия у пациентов с остеоартрозом коленного сустава («Joint» ). BMC Musculoskelet Disord. 2016; 17: 1–8.

    Google Scholar

  66. 66.

    McAlindon TE, Nuite M, Krishnan N, et al. Изменение хряща при остеоартрозе коленного сустава, обнаруженное с помощью магнитно-резонансной томографии с отсроченным усилением гадолиния после лечения гидролизатом коллагена: пилотное рандомизированное контролируемое исследование. Osteoarthr Cartil. 2011; 19: 399–405.

    CAS Google Scholar

  67. 67.

    Schauss AG, Stenehjem J, Park J, Endres JR, Clewell A. Влияние нового низкомолекулярного гидролизованного экстракта грудинного хряща курицы, биоклеточного коллагена, на улучшение симптомов, связанных с остеоартритом: рандомизированный, двойной слепой , плацебо-контролируемое исследование.J. Agric Food Chem. 2012; 60: 4096–101.

    CAS PubMed Google Scholar

  68. 68.

    Станчик Р., Зварка Я., Главач М., Кубинец В., Ровенский Ю. Коллаген I типа в лечении болезненного остеоартроза колена. Reumatologia. 2012; 50: 390–6.

    Google Scholar

  69. 69.

    Trč T, Bohmová J. Эффективность и переносимость ферментативно гидролизованного коллагена (EHC) по сравнению с сульфатом глюкозамина (GS) при лечении остеоартрита коленного сустава (KOA).Int Orthop. 2011; 35: 341–8.

    PubMed Google Scholar

  70. 70.

    Азим М.А., Патил Р. Исследование неденатурированного коллагена II типа при остеоартрозе коленного сустава. Int J Orthop Traumatol Surg Sci. 2019; 5: 172–5.

    Google Scholar

  71. 71.

    Де Лука П., Коломбини А., Каримати Дж., Беджио М., де Джироламо Л., Вольпи П. Внутрисуставная инъекция гидролизованного коллагена для лечения симптомов остеоартрита коленного сустава.Функциональное исследование in vitro и пилотное ретроспективное клиническое исследование. J Clin Med. 2019; 8: 975.

    PubMed Central Google Scholar

  72. 72.

    Килинц Б.Е., Ок Й., Алибакан Г., Билгин Е., Канар М., Эрен О.Т. Наблюдательное 1-месячное исследование эффективности и безопасности Промерима для улучшения состояния коленного сустава. Clin Med Insights Arthritis Musculoskelet Disord. 2018; 11: 1–4.

    Google Scholar

  73. 73.

    Мехра А., Ананд П., Борат М. и др. Неинтервенционное проспективное многоцентровое исследование в реальной жизни в Индии для оценки безопасности и эффективности неденатурированного коллагена 2 типа в лечении остеоартрита. Int J Res Orthop. 2019; 5: 315–20.

    Google Scholar

  74. 74.

    Пуигделливол Дж., Комеллас Беренджер С., Перес Фернандес МА и др. Эффективность пищевой добавки, содержащей гидролизованный коллаген, хондроитинсульфат и глюкозамин, в уменьшении боли и снижении функциональной способности у пациентов с остеоартритом.J Diet Suppl. 2019; 16: 379–89.

    CAS PubMed Google Scholar

  75. 75.

    Скарпеллини М., Лурати А., Виньяти Г. и др. Биомаркеры, коллаген II типа, глюкозамин и хондроитинсульфат в последующем наблюдении за остеоартритом: «Исследование пурпурного остеоартрита». J Orthop Traumatol. 2008; 9: 81–7.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  76. 76.

    де Силва В., Эль-Метвалли А., Эрнст Е., Льюит Дж., Макфарлейн Г.Дж.Доказательства эффективности дополнительных и альтернативных лекарств в лечении остеоартрита: систематический обзор. Ревматология. 2011; 50: 911–20.

    PubMed Google Scholar

  77. 77.

    Yoshinari O, Marone PA, Moriyama H, Bagchi M, Shiojima Y. Безопасность и токсикологическая оценка нового водорастворимого неденатурированного коллагена типа II. Toxicol Mech Methods. 2013; 23: 491–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  78. 78.

    Schauss AG, Merkel DJ, Glaza SM, Sorenson SR. Исследования острой и субхронической пероральной токсичности на крысах препарата гидролизованного куриного грудного хряща. Food Chem Toxicol. 2007. 45: 315–21.

    CAS PubMed Google Scholar

  79. 79.

    Beynen AC, van Geene HW, Grim HV, Jacobs P, van der Vlerk T. Пероральное введение гидролизата желатина снижает клинические признаки остеоартрита собак в двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании.Am J Anim Vet Sci. 2010; 5: 95–9.

    Google Scholar

  80. 80.

    Gupta RC, Canerdy TD, Lindley J, et al. Сравнительная терапевтическая эффективность и безопасность коллагена типа II (UC-II), глюкозамина и хондроитина у собак, страдающих артритом: оценка боли с помощью пластинки силы заземления. J Anim Physiol Anim Nutr (Берл). 2012; 96: 770–7.

    CAS Google Scholar

  81. 81.

    Стабиле М., Самарелли Р., Треротоли П. и др.Оценка влияния неденатурированного коллагена II типа (UC-II) по сравнению с робенакоксибом на нарушение подвижности, вызванное остеоартритом у собак. Vet Sci. 2019; 6: 72.

    PubMed Central Google Scholar

  82. 82.

    Брюьер О., Зегельс Б., Леонори Л. и др. Эффект гидролизата коллагена при суставной боли: 6-месячное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Дополнение Ther Med. 2012; 20: 124–30.

    PubMed Google Scholar

  83. 83.

    Кларк К.Л., Себастианелли В., Флехсенхар К.Р. и др. 24-недельное исследование использования гидролизата коллагена в качестве пищевой добавки у спортсменов с болями в суставах, связанными с физической активностью. Curr Med Res Opin. 2008. 24: 1485–96.

    CAS PubMed Google Scholar

  84. 84.

    Луго Дж. П., Сайед З. М., Лау ФК и др. Неденатурированный коллаген типа II (UC-II ® ) для поддержки суставов: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование на здоровых добровольцах.J Int Soc Sports Nutr. 2013; 10: 48.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  85. 85.

    Oesser S, Seifert J. Стимуляция биосинтеза и секреции коллагена типа II в хондроцитах крупного рогатого скота, культивируемых с деградированным коллагеном. Cell Tissue Res. 2003; 311: 393–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  86. 86.

    Охара Х., Мацумото Х., Ито К., Иваи К., Сато К. Сравнение количества и структур гидроксипролин-содержащих пептидов в крови человека после перорального приема гидролизатов желатина из разных источников.J. Agric Food Chem. 2007; 55: 1532–5.

    CAS PubMed Google Scholar

  87. 87.

    Walrand S, Chiotelli E, Noirt F, Mwewa S, Lassel T. Потребление функционального ферментированного молока, содержащего гидролизат коллагена, улучшает концентрацию специфичных для коллагена аминокислот в плазме. J. Agric Food Chem. 2008; 56: 7790–5.

    CAS PubMed Google Scholar

  88. 88.

    Саймонс В.С., Лохнит Дж., Вильгельм Дж., Исхак Б., Рикерт М., Штайнмайер Дж.Сравнительный анализ пептидного состава и биоактивности различных партий гидролизата коллагена на синовиоцитах остеоартрита человека. Научный доклад 2018; 8: 1–10.

    CAS Google Scholar

  89. 89.

    Nüesch E, Trelle S, Reichenbach S, et al. Эффекты небольших исследований в мета-анализах исследований остеоартрита: метаэпидемиологическое исследование. BMJ. 2010; 341: c3515.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  90. 90.

    Honvo G, Bannuru RR, Bruyère O и др. Рекомендации по отчетности вреда в рукописях на клинических исследованиях, оценивающих остеоартрит наркотики: согласованное заявление от Европейского общества по клиническим и экономическим аспектам остеопороза, остеоартрита и заболеваний опорно-двигательных. Наркотики старения. 2019; 36: 145–59.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  91. Коллаген | Использование, побочные эффекты | Против артрита

    Испытание 1

    В первом испытании 81 участник с остеоартритом был случайным образом выбран для приема таблеток плацебо или одного из трех препаратов желатина (гидролиза коллагена).Участники групп активного лечения получали ежедневно 10 г каждого желатинового продукта (0,5 г каждая таблетка) в течение двух месяцев.

    Все три препарата желатина были значительно лучше, чем плацебо, в уменьшении боли в конце испытательного периода, но они не вызвали каких-либо радиологических или лабораторных изменений.

    Наиболее частым побочным эффектом была тяжесть в желудке.

    Испытание 2

    В это испытание вошли 389 человек с остеоартритом в 20 центрах Великобритании, США и Германии.Участники были рандомизированы для приема 10 г гидролизата коллагена или таблеток плацебо в течение 24 недель.

    • Гидролизат коллагена не оказал значительного влияния на уменьшение боли и улучшение физических функций в общей группе исследования.
    • Благоприятный эффект наблюдался у участников, у которых в начале исследования были тяжелые симптомы.
    • Гидролизат коллагена относительно хорошо переносился.

    Пробная 3

    В этом исследовании 250 человек с остеоартритом коленного сустава были рандомизированы для получения 10 г гидролизата коллагена или плацебо ежедневно в течение шести месяцев.

    • Те, кто получал коллаген, сообщили о более сильном уменьшении боли.
    • Наиболее частые побочные эффекты:
    • мигрени
    • головные боли
    • желудочно-кишечные эффекты.

    Пробная 4

    В исследование 4 вошли 29 человек с остеоартритом коленного сустава от легкой до умеренной степени тяжести. Участникам давали состав коллагена (Fortigel®) или плацебо в течение 24 недель.

    В конце исследования не было зарегистрировано различий в следующем:

    • боль
    • жесткость
    • функция
    • ходьба.

    Пробная 5

    В последнем РКИ 52 участника с остеоартритом коленного сустава получали 10 мг биоактивного неденатурированного коллагена II типа или гидрохлорида глюкозамина плюс хондроитин один раз в день в течение трех месяцев.

    • Не было различий в оценках боли или функциональных показателей в ходе исследования, но были различия в некоторых временных точках, которые благоприятствовали группе коллагена, когда функция измерялась вторым способом.
    • Не было различий в доле зарегистрированных побочных эффектов между группами.

    Ежедневное пероральное потребление гидролизованного коллагена типа 1 обладает хондропротекторным и противовоспалительным действием при посттравматическом остеоартрите у мышей

    Abstract

    Остеоартрит (ОА) — дегенеративное заболевание суставов, для которого не существует терапии, изменяющей болезнь. Таким образом, стратегии, обеспечивающие хондрозащитную или регенеративную способность, представляют собой критическую неудовлетворенную потребность. Недавно сообщалось, что пероральное употребление препарата гидролизованного коллагена 1 типа (hCol1) снижает боль при ОА у человека и поддерживает положительное влияние на функцию хондроцитов.Чтобы оценить тканевую и клеточную основу этих эффектов, мы исследовали влияние перорально вводимого hCol1 на модели посттравматического ОА (ПТОА). В дополнение к стандартному корму самцам мышей C57BL / 6J ежедневно давали пероральную пищевую добавку hCol1, и было вызвано повреждение мениска и связок правого колена. В различные моменты времени после травмы были выполнены анализы гидроксипролина (hProline) на образцах крови для подтверждения доставки hCol1, суставы были собраны для ткани и были выполнены молекулярные анализы, включая гистоморфометрию, OARSI и синовиальную оценку, иммуногистохимию и исследования экспрессии мРНК.Подтверждая прием добавок, уровни сывороточного hProline были повышены у экспериментальных мышей, которым вводили hCol1. У мышей, получавших добавку hCol1, хондропротекторные эффекты наблюдались в поврежденных коленных суставах с дозозависимым увеличением площади хряща, количества хондроцитов и протеогликанового матрикса через 3 и 12 недель после травмы. Сохранение хряща и увеличение количества хондроцитов коррелировали со снижением уровней белка MMP13 и апоптозом, соответственно. Мыши, получавшие добавку, также демонстрировали снижение синовиальной гиперплазии, которое соответствовало снижению мРНК Tnf , что свидетельствует о противовоспалительном эффекте.Эти данные устанавливают, что в контексте PTOA коленного сустава мыши ежедневное пероральное потребление hCol1 является хондропротекторным, антиапоптотическим в суставных хондроцитах и ​​противовоспалительным действием. Хотя основной механизм, вызывающий эти эффекты, еще предстоит определить, эти результаты предоставляют первую информацию на тканевом и клеточном уровне, объясняющую уже опубликованные доказательства облегчения симптомов, поддерживаемых hCol1 при ОА коленного сустава человека. Эти результаты предполагают, что пероральное потребление hCol1 модифицирует болезнь в контексте PTOA.

    Образец цитирования: Dar Q-A, Schott EM, Catheline SE, Maynard RD, Liu Z, Kamal F, et al. (2017) Ежедневное пероральное потребление гидролизованного коллагена 1 типа обладает хондропротекторным и противовоспалительным действием при посттравматическом остеоартрите у мышей. PLoS ONE 12 (4): e0174705. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705

    Редактор: Судха Агарвал, Университет штата Огайо, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

    Поступила: 22 августа 2016 г .; Одобрена: 14 марта 2017 г .; Опубликован: 6 апреля 2017 г.

    Авторские права: © 2017 Dar et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе.

    Финансирование: Эта работа была поддержана контрактом Rousselot BVBA номер 057066 (MJZ, дизайн исследования, сбор данных, анализ данных, интерпретация данных, запись), NIH / NIAMS 5P50 AR054041-5471 (MJZ, дизайн исследования, интерпретация данных, письменной форме), NIH / NIAMS 5R01 AR063071 (MJH, дизайн исследования), NIH / NIAMS 5T32 AR053459 (сбор данных, анализ данных, интерпретация данных) и грант основного центра NIH / NIAMS 1P30 AR069655 (сбор данных).

    Конкурирующие интересы: Был заключен контракт на исследование с Rousselot BVBA, который обеспечил частичную финансовую поддержку исследования, которое проводилось в этом исследовании. Соавтор, доктор Янне Правитт, сотрудник Rousselot BVBA, является научным сотрудником в работе, как указано в разделе CRediT & Author Contributions в системе подачи заявок. До завершения экспертной оценки был подан предварительный патент на защиту интеллектуальной собственности, связанной с выводами, представленными в этом отчете.Контракт на исследования между Rousselot BVBA и Университетом Рочестера не влияет на нашу приверженность политике PLOS ONE в отношении обмена данными и материалами; т.е. нет ограничений на обмен данными и / или материалами.

    Введение

    Остеоартрит (ОА) — одно из самых распространенных заболеваний в мире, по последним оценкам, во всем мире от него страдают более 250 миллионов человек [1]. В США ОА поражает 35 миллионов человек [2], причем диартродиальный и спинномозговой ОА являются наиболее распространенными заболеваниями, превосходя следующие четыре основных медицинских заболевания вместе взятых (сердечные, легочные, психическое здоровье и диабет) [3].Согласно недавнему анализу, глобальные медицинские затраты на лечение ОА нижних конечностей превышают 350 миллиардов долларов в год, при этом снижение качества жизни и физических функций пациентов с ОА оказывает дополнительное скрытое экономическое воздействие, превышающее 50 миллиардов долларов в год [4]. Несмотря на эту статистику, не существует доступных методов лечения заболеваний, при этом лечение пациентов с ОА состоит только из облегчения симптомов [5, 6] с помощью нестероидных противовоспалительных препаратов, внутрисуставных инъекций кортикостероидов или гиалуроновой кислоты, обезболивания на основе наркотических средств, включая опиоиды, и суставная артропластика.Таким образом, разработка терапевтических стратегий, обеспечивающих защитную и / или регенеративную способность, является критически важной неудовлетворенной потребностью и центральным направлением в области ОА.

    ОА — заболевание суставов многофакторной этиологии, характеризующееся дегенерацией и потерей суставного хряща и мениска, склерозом субхондральной кости, образованием остеофитов и синовиальной гиперплазией [7–9]. Этиологическая сложность и вовлечение «всего органа» множества тканей в суставе остеоартрита во время дегенеративного процесса представляют собой серьезные проблемы при разработке терапевтических стратегий, модифицирующих заболевание.За последние два десятилетия было проведено более десятка клинических испытаний на людях для проверки лекарств-кандидатов, модифицирующих болезнь ОА (DMOAD), ни одно из которых не было признано в качестве надежного терапевтического агента [10, 11]. Этот список включает пероральные нутрицевтики, состоящие из компонентов хрящевого матрикса, которые широко продаются как средства защиты суставов. В случае хондроитинсульфата и глюкозамина, двух наиболее широко доступных и самых продаваемых препаратов, смешанные результаты клинических испытаний оставляют открытым вопрос об их эффективности [12].

    Агент, о котором сообщалось о положительном влиянии на функцию хондроцитов и потенциальную модифицирующую способность заболевания при ОА, представляет собой гидролизованный коллаген 1 типа (в данном отчете обозначается как hCol1). hCol1 представляет собой смесь пептидов коллагена I типа с разной молекулярной массой, которые образуются в результате ферментативного расщепления коллагена I типа, экстрагированного из соединительных тканей животных. Пептидная смесь, которая содержит большое количество гидроксипролина, пролина и глицина, всасывается дозозависимым образом после перорального болюсного введения [13], при этом ряд ди- и трипептидов достигает пика в кровотоке в течение одного часа после приема у людей [13]. 14].hCol1 считается безопасной пероральной добавкой [15], и при ежедневном потреблении наблюдались положительные эффекты на кости [16] и кожу [17, 18]. Недавние данные, предполагающие, что hCol1 обладает хондрогенным действием in vitro [19], согласуются с растущим консенсусом о том, что производные коллагена могут иметь хондропротекторное действие при ОА [20], и согласуются с недавними клиническими доказательствами его симптоматического эффекта у людей, страдающих от боли в коленных суставах. [21]. В целом, основываясь на этих данных, в этом исследовании мы выдвинули гипотезу о том, что ежедневный прием пероральных добавок с hCol1 будет оказывать защитное действие на суставы, подвергающиеся дегенеративному процессу ОА.Чтобы рассмотреть эту гипотезу и охарактеризовать совместный защитный эффект (-ы) hCol1, мы провели доклиническое исследование, изучающее влияние этого агента на тканевом и клеточном уровне на установленной мышиной модели посттравматического ОА коленного сустава (ПТОА).

    Материалы и методы

    Животные

    Все операции с мышами и экспериментальные процедуры in vivo, выполненные в описанных здесь исследованиях, были рассмотрены и одобрены Комитетом по уходу и использованию животных (IACUC) в Университете Рочестера (номер протокола UCAR-2005-226R).Самцов мышей C57BL / 6J приобретали в Jackson Laboratories и помещали индивидуально в клетки-микроизоляторы при 12-часовом цикле свет / темнота. В этом исследовании использовались самцы мышей из-за более быстрого и более предсказуемого во времени прогрессирования дегенерации, что было задокументировано в моделях PTOA [22]. Мыши имели неограниченный доступ к стандартной еде и пресной воде, и им добавляли hCol1 бычьего происхождения со средней молекулярной массой 2000 Да (Peptan ® B2000, Rousselot) с использованием ранее описанного метода доставки суточных доз эстрадиола [23 ].Вкратце, hCol1 был включен в крем из лесного ореха таким образом, чтобы 150 мг смеси доставляли либо низкую дозу (LD, 3,8 мг), либо высокую дозу (HD, 38 мг) hCol1 при полном употреблении. HD — это мышь с скорректированной массой тела, эквивалентная рекомендуемой дозе для человека 7,4 г / день. В начале экспериментальной временной шкалы (рис. 1C) 12-недельным мышам предъявляли автоклавируемую керамическую плитку, загруженную 150 мг аликвоты носителя из орехового крема, LD hCol1 или HD hCol1 (рис. 1A). Эти экспериментальные добавки давали ежедневно в одно и то же время (утром), и после тренировки мыши потребляли все необходимое количество в течение 2 минут (рис. 1B).Моделируя режим ежедневного потребления, предложенный для сохранения здоровья суставов у людей на протяжении всей жизни, мышей кормили добавками ежедневно в течение всего протокола эксперимента до сбора экспериментальных конечных точек (рис. 1D).

    Рис. 1. Эффективное болюсное введение hCol1 и экспериментальный график.

    Крем с лесным орехом использовался в качестве носителя для доставки суточных болюсных доз hCol1 мышам таким образом, что доставка смеси 150 мг обеспечивала суточную болюсную дозу 3,8 мг (LD) или 38 мг (HD) hCol1 (контроль = только крем с фундуком. ).Экспериментальные смеси помещали на автоклавируемые керамические плитки (A) и ежедневно давали мышам (B) по отдельности в одно и то же время. После 5-7 дней обучения с использованием только носителя мыши потребляли всю представленную дозу в течение 2 минут. Панель (C) изображает экспериментальную временную шкалу. Мышам ежедневно давали крем из лесного ореха в режиме болюсного кормления в течение 1-недельного тренировочного периода (синяя линия), а затем начали ежедневное введение контрольных, LD и HD и продолжали до конца эксперимента (зеленая линия).После 4 недель приема добавок была проведена операция MLI (правое колено) и Sham (левое колено) (t = 0) с последующим забором тканей через 3 недели и 12 недель после операции. (D) Для подтверждения успешной доставки hCol1 уровни hProline в сыворотке были количественно определены с помощью ELISA. Образцы сыворотки, собранные за 1 неделю до (-1) и через 2 недели после операции, собирали через 3 часа после того, как мыши принимали добавки (левый график). Образцы сыворотки крови, собранные через 3 и 12 недель после операции, собирали через 1 час после приема добавок (правый график).Символы (○) представляют уровень hProline в сыворотке отдельных мышей. Столбцы представляют собой средний уровень hProline для каждой экспериментальной группы (± SEM, N = 6). Существенные различия между группами были выявлены с помощью двухфакторного дисперсионного анализа с последующим тестом множественных сравнений Тьюки (* p <0,05, ** p <0,01 по сравнению с контролем).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g001

    Чтобы инициировать PTOA, мы использовали метод, разработанный и обычно используемый нашей группой, известный как травма мениска и связок (MLI) [24–27].Вкратце, мышей в экспериментальном протоколе (в возрасте 17 недель) анестезировали с помощью внутрибрюшинной инъекции 60 мг / кг кетамина и 4 мг / кг ксилазина и после создания разреза 3 мм над переднемедиальной стороной правого коленного сустава, медиальной коллатеральной связкой правое колено было рассечено и иссечен сегмент переднего рога медиального мениска. Это повреждение приводит к обнаруживаемым изменениям PTOA сустава через 4 недели после травмы и прогрессирует в течение 4 месяцев [24], аналогично тому, что наблюдается в модели посттравматического OA DMM [28].Контралатеральная конечность обеспечивала фиктивный контроль, при этом операция заключалась только в надрезе (никаких манипуляций со структурами суставов не проводилось). Мышам вводили анальгезию бупренорфином (0,5 мг / кг) во время операции и каждые 12 часов в течение 3 дней.

    Тканевая фиксация и подготовка к гистологии

    Ранее установленный систематический подход к подготовке, разделению и визуализации суставного хряща коленного сустава мыши использовался для всех анализов на основе тканей [24]. Во время сбора урожая (через 3 или 12 недель после MLI) мышей умерщвляли с использованием метода, одобренного AMVA, и иссекали коленные суставы с сохранением бедренной и большеберцовой кости для сохранения структуры сустава.Ткани фиксировали в 4% параформальдегиде при 4 ° C в течение 72 часов, декальцинировали в 5% муравьиной кислоте в течение 10 дней, обрабатывали с помощью микроволнового процессора и заливали парафином. Затем производили серийные срезы тканевых блоков в срединно-сагиттальной плоскости через медиальный отсек сустава. Серии срезов толщиной 5 мкм вырезали на трех различных уровнях в медиальном отделении, помещали на положительно заряженные предметные стекла, запекали при 60 ° C в течение ночи, депарафинизировали в ксилоле и регидратировали в уменьшающихся концентрациях этанола.Для поддержки исследования структуры ткани с помощью гистоморфометрии и для применения методов оценки OARSI и синовиальной оценки установленные срезы окрашивали либо толуидиновым синим / Fast Green (0,04% / 0,02%), либо альциановым синим гематоксилином / Orange G или сафранином O / Fast Green (1). % / 0,02%) с использованием оптимизированных протоколов, установленных гистологии, биохимии и молекулярной визуализации Ядро в центре исследований Musculoskeletal в университете Рочестер. Неокрашенные срезы использовали для различных молекулярных и клеточных анализов, описанных ниже.

    Гистоморфометрия хряща

    Для количественной оценки содержания хряща использовались два разных подхода. Был модифицирован автоматизированный метод количественной оценки архитектуры ткани при заживлении аллотрансплантата мыши [29] и использован для определения общей площади хряща (некальцифицированный плюс кальцинированный) с использованием срезов, окрашенных толуидиновым синим / быстрым зеленым. После сканирования в цифровые файлы с высоким разрешением с помощью виртуального микроскопа / слайд-сканера Olympus VS120, гистологические изображения были проанализированы с помощью программного приложения, которое было разработано для автоматического различения костей и хрящей на основе разницы контрастных пятен между этими тканями (толуидин Хрящ, окрашенный синим, и субхондральная кость, окрашенная Fast Green).Файлы экспериментальных изображений были последовательно проанализированы для количественной оценки общей площади хряща на плато большеберцовой кости и мыщелке бедренной кости, при этом приложение возвращало информацию о каждой области отдельно. В дополнение к этому мы также выполнили ручную гистоморфометрию с использованием системы OsteoMetrics, как мы ранее опубликовали [24, 26]. Вкратце, срезы, окрашенные Safranin O / Fast Green, индивидуально просматривали с использованием светового микроскопа Olympus Bh3, подключенного к системе OsteoMetrics через цифровую камеру.Программное обеспечение OsteoMeasureXP облегчило количественную оценку некальцифицированного хряща, кальцифицированного хряща и популяций хондроцитов. Области суставного хряща, исследованные на плато большеберцовой кости и мыщелке бедренной кости, определяли как находящиеся между передним и задним рогами мениска, используя интересующую область определенного размера для всех анализируемых срезов.

    OARSI и синовиальная шкала

    Что касается хряща, полуколичественная гистопатологическая классификация проводилась с использованием системы оценки, которая была установлена ​​инициативой гистопатологии OARSI в качестве стандартного метода оценки дегенерации хряща у мышей [30].Основываясь на этой системе, классификация хряща проводилась с использованием окрашенных альциановым синим гематоксилином / оранжевым G срезов суставов по следующей шкале: 0 = нормальный хрящ, 0,5 = потеря протеогликанового окрашивания без повреждения хряща, 1 = легкая поверхностная фибрилляция, 2 = фибрилляция и / или расщелина, распространяющаяся ниже поверхностной зоны, 3 = умеренная (<25%) потеря хряща, 4 = умеренная (25-50%) потеря хряща, 5 = тяжелая (50-75%) потеря некальцинированного хряща и 6 = отек с потерей хряща> 75%.Синовиальные баллы также были получены для каждого суставного среза, причем баллы отражали степень синовиальной гиперплазии (т.е. толщину и клеточность синовиальной оболочки), как мы ранее выполняли [31]. Вкратце, использовалась субъективная система баллов от 0 до 2: 0 = синовиальная выстилка толщиной в несколько (2-3) клеточных слоев или <10 мкм (нормальная), 1 = синовиальное утолщение со слоем выстилающих клеток от 5 до 10. толщиной клеток или от 10 до 20 мкм, а 2 = сильное утолщение синовиальной оболочки> 10 клеток и / или> 20 мкм.Оценка OARSI и синовиальной оболочки проводилась четырьмя слепыми наблюдателями (QAD, EMS, RAM и MJZ), а согласие наблюдателей для каждой оценки оценивалось попарно путем расчета взвешенного коэффициента каппа с использованием весов Флейса-Коэна, как мы описали [24]. . Средний попарный коэффициент составил 0,90, что свидетельствует о сильном согласии между наблюдателями. Четыре оценки (OARSI и синовиальная оболочка) для каждого раздела были усреднены, и данные по каждой группе мышей были объединены.

    Молекулярный анализ тканей

    Срезы коленного сустава мыши, оцененные с помощью иммуногистохимии, обрабатывали следующим образом: эндогенные пероксидазы гасили BLOXALL (вектор) в течение 10 минут с последующей обработкой 3% перекисью водорода в течение 20 минут и разбавлением 1:20 нормальной козьей сыворотки в течение 30 минут. .Срезы инкубировали в течение ночи при 4 ° C с кроличьими поликлональными антителами против мышиного TNF (1: 200; Abcam # ab6671) или кроличьими моноклональными антителами против Ki-67 человека (1: 200; Abcam # ab66155). Для обнаружения TNF предметные стекла затем промывали фосфатно-солевым буфером, содержащим 0,5% Твин 20, и инкубировали в течение 30 минут при комнатной температуре с биотинилированным козьим антителом против кроличьего IgG (1: 200; Vector). Связывание антител с TNF определяли после нанесения реагента ABC из набора Vectastain Elite ABC (Vector) в течение 30 минут с 5-минутным нанесением субстрата пероксидазы ImmPACT DAB (HRP) (Vector) в течение 5 минут.Ядра контрастировали в течение 20 секунд гематоксилином Майера (Biocare Medical). Для обнаружения Ki-67 после инкубации с первичным антителом в течение ночи предметные стекла промывали фосфатно-солевым буфером и инкубировали в течение 30 минут при комнатной температуре с козьим антителом против кроличьего IgG, конъюгированным с Alexa Fluor 488 (1: 250; Invitrogen # ab150077). . Апоптозные хондроциты идентифицировали с использованием набора TUNEL In situ Cell Death Detection Kit (Roche, # 11684795910) в соответствии с инструкциями производителя. В случае Ki-67 и TUNEL ядра контрастировали с помощью DAPI и экспериментальную флуоресценцию визуализировали с использованием микроскопа Zeiss Axioskop 40 BF / DF / флуоресценции с камерой SPOT RT3 Color / Slider.

    Анализ синовиальной экспрессии TNF с помощью qRTPCR

    При умерщвлении синовиальные капсулы были взяты из экспериментальных суставов с помощью хирургических петель. Восстановленную синовиальную ткань хранили при -80 ° C до экстракции общей мРНК. мРНК выделяли из отдельных капсул с помощью мини-набора Qiagen RNeasy Fibrous Tissue (Qiagen), следуя инструкциям производителя. Один мкг общей РНК использовали для синтеза кДНК с использованием набора iScript cDNA Synthesis Kit (BioRad). Затем содержание мышиных β-актина , Tnf , Il1β , Mmp13, и Prg4 оценивали с помощью qRTPCR с использованием SYBR Green Real Time PCR Master Mix (Qiagen).Реакции проводили с использованием аппарата для ПЦР Rotor Gene 6000. Последовательности прямого и обратного праймеров для каждого из этих генных транскриптов представлены в таблице 1.

    Статистический анализ

    Для всего основанного на гистоморфометрии анализа архитектуры хряща, включая исследования площади хряща и популяции хондроцитов, был проведен односторонний дисперсионный анализ ANOVA с пост-тестом множественных сравнений Тьюки. После подтверждения согласия слепых наблюдателей посредством расчета взвешенных коэффициентов каппа, исследования OARSI и синовиальной оценки были проанализированы с использованием теста Краскела-Уоллиса с последующим тестом множественных сравнений Данна.Эти анализы и все графическое отображение данных были выполнены с использованием программного обеспечения Graphpad Prism. Различия между группами считались значимыми при достижении значения p <0,05.

    Результаты

    Стратегия болюсного введения hCol1

    Ежедневная болюсная доставка hCol1 в течение 16-недельной экспериментальной временной шкалы (рис. 1C) использовалась для исследования совместных защитных эффектов, которые, как мы предполагаем, подтверждаются долгосрочным ежедневным потреблением hCol1 для поддержания здоровья суставов.Для поддержки стратегии ежедневного болюсного введения hCol1 был включен в крем из лесного ореха (Nutella ® ) таким образом, чтобы 150 мг экспериментальных смесей поддерживали доставку 3,8 мг (LD) или 38 мг (HD) hCol1. После приготовления аликвоты по 150 мг Контроля (только носитель с кремом из лесного ореха), LD и HD hCol1 наносили на стерильные керамические плитки (фиг. 1A) и представляли каждой отдельно взятой мыши в одно и то же время утром ежедневно (фиг. 1B). Мыши обычно принимали всю добавку в течение 2 минут, поддерживая введение болюса.Чтобы подтвердить успешное всасывание добавок hCol1 в кровоток, у мышей собирали образцы крови за 1 неделю до и через 2, 3 и 12 недель после операции (фиктивная или MLI, рис. 1C). Для первых двух временных точек забор крови брали через 3 часа после приема добавок, в то время как вторые две точки включали забор крови через 1 час после приема. Как и ожидалось, сывороточные уровни hProline были увеличены после введения добавок hCol1. При сборе через 3 часа после введения болюса только группа HD hCol1 показала значительное увеличение уровней hProline в сыворотке (рис. 1D).Для сравнения, когда образцы крови были собраны через 45 минут после введения болюса, группы LD и HD показали значительное увеличение уровней hProline в сыворотке с явной зависимостью от дозы (рис. 1E). Эти результаты подтверждают, что режим болюсного введения был эффективен, с повышенными уровнями hProline в сыворотке, обеспечивающими повышенное всасывание hCol1 после добавления как LD, так и HD hCol1.

    Влияние добавок hCol1 на структуру хряща

    Первоначальный анализ суставного хряща коленного сустава включал автоматизированную гистоморфометрию для определения общей площади хряща на сагиттальных срезах, окрашенных толуидиновым синим и Fast Green.Окрашенные срезы были оцифрованы в изображения, и на платформе Visiopharm было разработано приложение «Articular Cartilage Application», чтобы упростить определение общей площади хряща на мыщелке бедренной кости и плато большеберцовой кости. Как мы видели ранее в модели PTOA MLI [24–27], основные изменения хряща разыгрывались на плато большеберцовой кости, где наблюдалась значительная общая потеря хряща, которую можно было обнаружить как через 3 недели (рис. 2B), так и через 12 недель (рис. 2A). и 2C) после травмы. Никаких изменений в области суставного хряща мыщелка бедренной кости не было обнаружено ни через 3, ни через 12 недель после травмы, ни в какой из экспериментальных групп (данные не показаны).Предполагая возможные хондропротекторные эффекты добавок hCol1, общая потеря площади большеберцового хряща через 3 недели после MLI была предотвращена в группе LD hCol1, при этом группа HD имела тенденцию к улучшению, но не имела значения (рис. 2B). Через 12 недель после проведения MLI hCol1 обладал дозозависимым защитным действием, при этом общая потеря площади большеберцового хряща значительно уменьшалась в группе HD, а в группе LD наблюдалась тенденция к значимости (рис. 2C). Следует отметить, что не было заметных эффектов добавления hCol1 на исходную (ложно оперированную) площадь суставного хряща (данные не показаны).В целом, эти результаты являются первым признаком того, что пищевые добавки с hCol1 могут быть защитными при развитии и прогрессировании PTOA.

    Рис. 2. Уменьшение потери хряща после MLI у мышей, получавших hCol1.

    Панель

    (A) представляет ряд репрезентативных сагиттальных срезов, окрашенных 40x толуидиновым синим / быстрым зеленым, из медиального отсека фиктивных суставов и суставов MLI через 12 недель после травмы при различных условиях лечения (контроль = носитель, LD = 3,8 мг чКол1 / день. , HD = 38 мг hCol1 / день).Обозначены структуры суставов (F = бедренная кость, M = мениск, T = большеберцовая кость), а черная шкала показывает 100 мкм. Общая площадь большеберцового хряща была определена в этих репрезентативных срезах, а также в серии аналогичных окрашенных серийных срезов из всех экспериментальных суставов как через 3 недели (B), так и через 12 недель (C) после MLI с использованием автоматизированного подхода (Visiopharm System). Символы (○) обозначают среднюю площадь большеберцового хряща для 3 частей на сустав. Столбцы представляют собой среднюю площадь большеберцового хряща для каждой экспериментальной группы (± SEM, N = 6).Существенные различия между экспериментальными группами были выявлены с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующим тестом множественных сравнений Тьюки (* p <0,05, ** p <0,01 по сравнению с контрольной имитацией; x p <0,05, xx p <0,01 по сравнению с контрольным MLI).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g002

    Хотя автоматизированный подход к гистоморфометрии был полезен для выявления защитных эффектов hCol1 в PTOA, лежащие в основе изменения в архитектуре хряща и клеточности, которые способствовали общему сохранению тотальный большеберцовый хрящ при использовании этого метода не определялся.Таким образом, были выполнены дополнительные анализы на срезах, окрашенных Safranin O / Fast Green- или Alcian Blue Hematoxylin / Orange G, с использованием ручного подхода к гистоморфометрии (система Osteomeasure), а также стандартизированной оценки хряща OARSI. Через 3 недели после MLI наблюдались различия в архитектуре хряща между экспериментальными группами, включая очевидное сохранение некальцинированного хряща большеберцовой кости и клеточность в этой зоне у мышей, получавших добавку hCol1. В соответствии с автоматическим анализом (рис. 2B), уменьшение площади некальцинированного хряща большеберцовой кости после MLI было значительно смягчено добавлением hCol1, при этом группа LD продемонстрировала значительные эффекты, а HD-тренд в этом направлении (рис. 3B).Что касается области кальцинированного хряща (отметка прилива к костно-хрящевому соединению), MLI не оказал никакого эффекта, как и добавка hCol1 (рис. 3C). Потеря хондроцитов из некальцифицированной зоны большеберцовой кости после MLI, по-видимому, уменьшилась у животных, получавших LD и HD hCol1 (рис. 3A), но эта тенденция не достигла статистической значимости (рис. 3D). Предполагая, что hCol1 поддерживает продукцию протеогликанового матрикса хондроцитов в 3-недельный момент времени после MLI, количество и процент лакунов хондроцитов, положительных по сафранину O, были значительно увеличены у мышей, получавших LD hCol1, при этом группа HD имела тенденцию в этом направлении (рис. 3E). и 3F).Наконец, влияние MLI на суставной хрящ через 3 недели после травмы было значительным на основе оценки OARSI, но общий анализ содержания хряща с использованием этой системы оценки был недостаточно чувствительным, чтобы выявить какое-либо улучшение в группах, принимавших hCol1 (рис. 3G). Следует отметить, что не было значительных различий между экспериментальными группами в других проведенных структурных анализах, включая некальцифицированную и кальцинированную область хряща на мыщелках бедренной кости и количество гипертрофированных хондроцитов, а также в любой зоне хряща на мыщелках бедренной кости и большеберцовых плато. (данные не показаны).Также следует отметить, что очевидная неспособность HD hCol1 соответствовать эффективности LD hCol1 в сохранении некальцинированного хряща и популяции сафранин O-положительных хондроцитов через 3 недели после MLI может быть связана с двумя резко отклоняющимися образцами в группе HD, которые вызвали большую ошибку. (Рис. 2B, 2E и 2F).

    Рис. 3. hCol1 является хондропротекторным на ранних стадиях мышиного PTOA.

    Панель

    (A) представляет набор репрезентативных сагиттальных срезов, окрашенных 40x Safranin O / Fast Green (40x) из медиального отсека фиктивных суставов и суставов MLI через 3 недели после травмы при различных условиях лечения (контроль = носитель, LD = 3.8 мг hCol1 / день, HD = 38 мг hCol1 / день). Структуры суставов обозначены (F = бедренная кость, M = мениск, T = большеберцовая кость), а черный квадрат обозначает область, показанную на увеличенных изображениях, где отметки приливов отмечены желтой пунктирной линией. Черные шкалы обозначают 100 мкм. Архитектура хряща оценивалась с помощью системы Osteomeasure System для определения площади некальцифицированного хряща большеберцовой кости (B), площади кальцифицированного хряща большеберцовой кости (C), количества хондроцитов в некальцинированном хряще большеберцовой кости (D), а также количества (E) и процента (F ) положительных по сафранину-О (SafO + ) хондроцитов в некальцинированном хряще большеберцовой кости.Также была проведена оценка OARSI срезов, проанализированных с помощью гистоморфометрии (G). Для гистоморфометрии и подсчета клеток символы (○) представляют собой среднее значение измерения, сделанного для 3 срезов / сустав. Для оценки OARSI символы (○) представляют собой среднюю оценку для каждого сустава, основанную на оценке трех частей / сустава четырьмя наблюдателями. Столбцы на всех графиках представляют собой среднее значение для каждой экспериментальной группы (± SEM, N = 6). Существенные различия между экспериментальными группами в данных гистоморфометрии (B-F) были выявлены с помощью одностороннего дисперсионного анализа ANOVA с пост-тестом множественных сравнений Тьюки (* p <0.05, ** p <0,01, *** p <0,001 по сравнению с Control Sham; x p <0,05, xx p <0,01 по сравнению с контрольным MLI). Значительные различия между экспериментальными группами в данных OARSI (G) были выявлены с помощью теста Краскела-Уоллиса с последующим тестом множественных сравнений Данна (* p <0,05 по сравнению с контрольным имитацией).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g003

    Аналогичный набор ручных гистоморфометрических анализов был проведен на окрашенных Safranin O / Fast Green сагиттальных срезах суставов, полученных через 12 недель после MLI.В этот момент времени hCol1, по-видимому, обеспечивал более значительную защиту, чем через 3 недели, с репрезентативными срезами, показывающими очевидное сохранение области суставного хряща и клеточности (рис. 4A). Использование Osteomeasure снова облегчило количественную оценку ключевых структурных элементов хряща с четким дозозависимым сохранением hCol1 некальцифицированного большеберцового хряща после MLI (рис. 4B). Дополняет этот эффект защита от вызванного MLI расширения зоны кальцинированного хряща большеберцовой кости, при этом суставы мышей, получавших HD hCol1, демонстрируют значительное уменьшение площади кальцинированного хряща (рис. 4C).Что касается клеточности, то MLI-индуцированная почти полная потеря хондроцитов в некальцинированном большеберцовом хряще к 12 неделям с дозозависимой защитой hCol1 от этого эффекта (рис. 4D). Примечательно, что количество хондроцитов в группе HD hCol1 существенно не отличалось от контрольной группы с имитацией операции, что указывает на существенную эффективность добавки в сохранении клеточности хряща. Что касается количества и процента лакунов хондроцитов, положительных по сафранину O, в некальцинированном хряще большеберцовой кости, почти полная потеря клеток, продуцирующих протеогликановый матрикс, через 12 недель после MLI была полностью восстановлена ​​у мышей, получавших добавку hCol1 (рис. 4E и 4F).Фактически, что свидетельствует о хондрорегенеративном эффекте, группы LD и HD hCol1 показали как большее количество, так и больший процент лакун, окрашенных сафранином O, в некальцинированном хряще большеберцовой кости по сравнению с контрольными ложными суставами (рис. 4E и 4F). В то время как, как и ожидалось, оценка OARSI была значительно увеличена через 12 недель после MLI, мыши, получавшие добавку hCol1, показали лишь умеренное улучшение оценки, а группа LD имела тенденцию к значимости (рис. 4G). Как обсуждалось для анализов суставов через 3 недели, следует отметить, что не было значительных различий между экспериментальными группами в области некальцинированного и кальцинированного хряща на мыщелках бедренной кости, а также в количестве гипертрофированных хондроцитов в любой зоне бедренной кости. хрящ на мыщелках бедренной кости и плато большеберцовой кости (данные не показаны).

    Рис. 4. hCol1 защищает от потери хряща на средней и поздней стадии PTOA у мышей.

    Панель

    (A) представляет собой набор репрезентативных сагиттальных срезов, окрашенных 40x Safranin O / Fast Green, из медиального отсека фиктивных суставов и суставов MLI через 12 недель после травмы при различных условиях лечения (контроль = носитель, LD = 3,8 мг чКол1 / день. , HD = 38 мг hCol1 / день). Структуры суставов обозначены (F = бедренная кость, M = мениск, T = большеберцовая кость), а отметки приливов обозначены желтой пунктирной линией на увеличенных изображениях.Черные шкалы обозначают 100 мкм. Архитектуру хряща оценивали с помощью системы Osteomeasure System для определения площади некальцифицированного хряща большеберцовой кости (B), кальцифицированного хряща большеберцовой кости (C), количества хондроцитов в некальцинированном хряще большеберцовой кости (D), а также количества (E) и процентного содержания (F ) положительных по сафранину-О (SafO + ) хондроцитов в некальцинированном хряще большеберцовой кости. Также была проведена оценка OARSI срезов, проанализированных с помощью гистоморфометрии (G). Для гистоморфометрии и подсчета клеток символы (○) представляют собой среднее значение измерения, сделанного для 3 срезов / сустав.Для оценки OARSI символы (○) представляют собой среднюю оценку для каждого сустава, основанную на оценке трех частей / сустава четырьмя наблюдателями. Столбцы на всех графиках представляют собой среднее значение для каждой экспериментальной группы (± SEM, N = 6). Существенные различия между экспериментальными группами в данных гистоморфометрии (BF) были идентифицированы с помощью одностороннего дисперсионного анализа с пост-тестом множественных сравнений Тьюки (* p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001 по сравнению с контрольным Sham; x p <0,05, xx p <0.01 по сравнению с Control MLI, N = 6). Значительные различия между экспериментальными группами в данных OARSI (G) были выявлены с помощью теста Краскела-Уоллиса с последующим тестом множественных сравнений Данна (* p <0,05, ** p <0,01 по сравнению с контрольным имитацией).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g004

    Повышающая регуляция MMP13, индуцированная PTOA, улучшается с помощью hCol1

    Важным этапом дегенерации хряща является аберрантный переход суставных хондроцитов в гипертрофическое состояние, событие, отмеченное экспрессией катаболических ферментов, таких как MMP13, и маркера терминальной гипертрофии, коллагена 10 типа (ColX).Соответственно, возможно, что хондропротекторное действие hCol1, документированное на рис. 2–4, связано с ингибированием гипертрофии хондроцитов. Чтобы ответить на этот вопрос, была проведена иммуногистохимия для оценки уровней белков MMP13 и ColX в суставном хряще. Как и ожидалось, что свидетельствует о гипертрофии хондроцитов, у контрольных мышей MLI были повышенные уровни как MMP13, так и ColX в некальцинированном хряще по сравнению с контрольными мышами Sham через 3 недели (фиг. 5A и 5B).Мыши, которым вводили HD hCol1, были защищены от индуцированного MLI окрашивания MMP13 в некальцинированном хряще, предполагая, что сохранение архитектуры хряща в этой группе могло частично быть связано с ингибированием дегенерации матрикса (рис. 5A). Напротив, окрашивание ColX не снижалось у мышей MLI, которым вводили hCol1, что указывает на то, что hCol1 не влиял на гипертрофию концевых хондроцитов (рис. 5B). В целом, никаких различий в кальцинированном хряще не наблюдалось, поскольку все хондроциты в этой зоне активно продуцировали одинаковые уровни как MMP13, так и ColX (рис. 5A и 5B).Следует отметить, что через 12 недель суставы MLI от мышей, получавших контрольную добавку, потеряли большую часть некальцинированного хряща и связанных хондроцитов, что делает сравнение с обработанными группами неинформативным (данные не показаны). В совокупности эти данные предполагают, что мыши, которым вводили HD hCol1, могли быть защищены от дегенерации хряща частично из-за снижения продукции MMP13 хондроцитами, находящимися в некальцинированном хряще.

    Рис. 5. hCol1 снижает уровни MMP13 в суставном хряще мышей после MLI.

    Через 3 недели после травмы (Sham или MLI) коленные суставы собирали у мышей, а гипертрофические хондроциты анализировали с помощью иммуногистохимии MMP13 и ColX. Репрезентативные сагиттальные срезы изображают (A) MMP13 и (B) ColX-окрашенные хондроциты (коричневые) с клеточными ядрами, окрашенными гематоксилином (синий). Желтые пунктирные линии выделяют отметку прилива, отделяя кальцинированный хрящ от некальцинированного хряща. Структуры суставов обозначены (F = бедренная кость, M = мениск), а черная шкала обозначает 100 мкм.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g005

    Влияние добавок hCol1 на жизненный цикл суставных хондроцитов

    Замечательная способность добавок hCol1 защищать от потери хондроцитов в мышином PTOA (рис. 4D) может быть ключевым фактором его хондропротекторного эффекта, создавая основу для устойчивых хондроцитов, чтобы производить молекулы матрикса (рис. 4E и 4F). Чтобы определить, вызвана ли защита от индуцированной MLI потери хондроцитов стимуляцией пролиферации или ингибированием апоптоза, репрезентативные срезы ткани анализировали с помощью окрашивания PCNA и TUNEL.В то время как не было обнаруживаемой разницы в количестве пролиферативных хондроцитов между экспериментальными группами через 3 недели после MLI на основе иммунодетекции PCNA (данные не показаны), MLI-индукция апоптоза широкого хондроцита снизилась через 3 недели после MLI у мышей, получавших добавку hCol1. (Рис 6). Типичные срезы, окрашенные TUNEL, показали заметное снижение количества апоптозных хондроцитов в зонах хряща от поверхностного до среднего слоя (увеличенные панели на фиг.6). Следует отметить, что анализ не был информативным в момент времени 12 недель, потому что суставы MLI у мышей, получавших контрольную добавку, были TUNEL-отрицательными из-за обширной апоптотической потери хондроцитов, которая произошла до сбора урожая.В целом, эти данные предполагают, что значительно большее количество хондроцитов, наблюдаемое в некальцифицированном хряще мышей, получавших добавку hCol1, через 12 недель после MLI (рис. 4D), могло быть связано с защитой от апоптоза на более ранней стадии заболевания.

    Рис. 6. Апоптоз хондроцитов после MLI снижается у мышей, которым вводили hCol1.

    Суставы собирали у мышей через 3 недели после травмы (Sham или MLI), и апоптотические клетки идентифицировали с помощью окрашивания TUNEL. Репрезентативные 100-кратные сагиттальные срезы (правый столбец панелей) показывают общий объем клеточного апоптоза (зеленый), при этом все ядра клеток помечены DAPI (синий).Желтые пунктирные линии изображают поверхность суставного хряща, а красные пунктирные линии очерчивают передний и задний рога мениска. Область, обозначенная белым прямоугольником, увеличивается в правом столбце (масштабирование). Белые шкалы обозначают 100 мкм.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g006

    Оральная доставка hCol1 защищает от синовиальных изменений, вызванных PTOA

    Заметное сохранение продуцирующих матрикс хондроцитов после MLI у мышей, получавших добавку hCol1, требует дальнейшего исследования влияния hCol1 на воспалительные синовиальные изменения, которые, как известно, вносят вклад в гибель хондроцитов после повреждения сустава [32, 33].Сравнение репрезентативных сагиттальных срезов коленного сустава, окрашенных Safranin O / Fast Green, показало очевидное снижение тяжести синовиальной гиперплазии у мышей, получавших добавки hCol1. Как через 3, так и через 12 недель после MLI толщина синовиальной оболочки была увеличена по сравнению с контрольными ложными суставами, в то время как мыши с hCol1 были защищены от индуцированных MLI гиперпластических синовиальных изменений (фиг. 7A). Синовиальные фенотипы были дополнительно исследованы с использованием метода синовиальной оценки, выявив значительные эффекты у мышей, получавших добавки hCol1, которые соответствовали репрезентативной гистологии.Как и ожидалось, MLI вызывал значительное увеличение синовиальной оценки (т.е. более устойчивую синовиальную гиперплазию) как через 3 недели (рис. 7B), так и через 12 недель (рис. 7C) после MLI. Через 3 недели показатели синовиальной оболочки имели тенденцию к снижению (улучшению) в группах MLI, которым вводили hCol1 (рис. 7B). Для сравнения, через 12 недель после MLI синовиальная оболочка у мышей из группы HD hCol1 была значительно менее гиперпластичной, что позволяет предположить, что добавки hCol1 эффективно снижают синовиальное / суставное воспаление, которое присутствует в PTOA.

    Рис. 7. Синовиальная гиперплазия снижена у мышей, получавших добавку hCol1.

    (A) Срезы ткани, окрашенные Safranin O / Fast Green, использовали для исследования синовиальной оболочки. Изображены типичные 40-кратные сагиттальные срезы суставов Sham и MLI мышей с добавлением контроля (носитель, крем из лесного ореха), LD hCol1 или HD hCol1, которые были собраны через 3 и 12 недель после травмы. Структуры суставов обозначены (F = бедренная кость, M = мениск, T = большеберцовая кость), а синовиальные оболочки обозначены черными стрелками.Красная линия выделяет толщину гиперпластической синовиальной оболочки в разделе Control MLI, а черная шкала обозначает 100 мкм. Метод синовиальной оценки также использовался для количественной оценки синовиальной гиперплазии как через 3 недели (B), так и через 12 недель (C) после травмы. Символы (○) представляют среднюю синовиальную оценку для каждого сустава, основанную на оценке трех частей / сустава четырьмя наблюдателями. Полоски представляют собой средний синовиальный балл для экспериментальной группы (± стандартное отклонение, N = 5–8 суставов). Существенные различия между экспериментальными группами были выявлены с помощью теста Краскела-Уоллиса с последующим тестом множественных сравнений Данна (* p <0.05, ** p <0,01, *** p <0,001 по сравнению с Control Sham).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g007

    Среди нескольких цитокинов, участвующих в дегенерации диартродиального сустава, TNF установлен как центральный медиатор воспаления, который присутствует в синовиальной жидкости и активируется в гиперпластической синовиальной оболочке при PTOA, особенно в ранние сроки после травмы [34, 35]. Чтобы изучить влияние добавления hCol1 на экспрессию TNF после MLI, были выполнены как иммуногистохимическое окрашивание, так и анализ мРНК синовиальных мембран.Репрезентативные иммуноокрашенные сагиттальные срезы выявили повышенную экспрессию TNF как через 3, так и через 12 недель после MLI, при этом мыши из когорты HD hCol1 в значительной степени защищены от этого эффекта (фиг. 8A). Это было подтверждено количественным анализом уровней мРНК Tnf в синовиальных мембранах, собранных из различных экспериментальных групп. В частности, через 3 недели после травмы добавление как LD, так и HD hCol1 значительно снизило уровни Tnf в синовиальной оболочке как в имитационной когорте, так и в группе MLI (рис. 8B).В то время как общий синовиальный уровень Tnf был ниже через 12 недель после травмы, hCol1 по-прежнему эффективно снижал синовиальный Tnf в суставах MLI, при этом группа HD достигла статистической значимости (рис. 8C). Следует отметить, что, хотя синовиальная экспрессия других генов, включая Il1β , Prg4 и Mmp13 , была увеличена после травмы, особенно через 12 недель после MLI, добавление hCol1 не оказало значительного влияния на уровень экспрессии. (данные не показаны).В целом, эти данные свидетельствуют о том, что добавление к пище hCol1 снижает синовиальную гиперплазию и снижает синовиальную экспрессию Tnf как на ранней, так и на средней стадии PTOA.

    Рис. 8. Повышенная регуляция TNF в синовиальной оболочке после травмы снижена у мышей, которым вводили hCol1.

    (A) Показаны репрезентативные сагиттальные срезы, иммуноокрашенные TNF (100x) из суставов Sham и MLI мышей с добавлением контроля (носитель, крем из лесного ореха), LD hCol1 или HD hCol1, которые были собраны через 3 и 12 недель после травмы.Структуры суставов обозначены (F = бедренная кость, M = мениск, T = большеберцовая кость), синовиальные мембраны обозначены красными стрелками, а коричневое окрашивание ткани указывает на интенсивность и локализацию экспрессии TNF. Черная шкала соответствует 100 мкм. мРНК была очищена из синовиальной ткани, собранной из отдельной когорты мышей, получавших аналогичное лечение, через 3 недели (B) и 12 недель (C) после травмы. qRTPCR выполняли для количественной оценки уровня экспрессии Tnf . Символы (○) представляют уровень Tnf в каждом синовиальном образце, а столбцы представляют средний уровень Tnf для каждой экспериментальной группы (± SEM, N = 6).Существенные различия между группами были идентифицированы с помощью однофакторного дисперсионного анализа с помощью пост-теста множественных сравнений Тьюки (* p <0,05 по сравнению с контрольным Sham, xx p <0,01 по сравнению с контрольным MLI).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0174705.g008

    Обсуждение

    В этом исследовании были проведены эксперименты для изучения влияния перорально введенного hCol1 на дегенеративный процесс суставов на мышиной модели PTOA. Тщательное изучение архитектуры хряща, популяции хондроцитов и синовиальных изменений выявило значительные хондропротекторные и противовоспалительные эффекты в поврежденных суставах на ранних и средних стадиях дегенерации ОА.Эти новые данные подтверждают гипотезу о том, что ежедневное пероральное потребление hCol1 защищает суставы и модифицирует болезнь в суставах с остеоартрозом.

    Концепция о том, что пероральное потребление компонентов матрикса из хрящевой и соединительной ткани может быть эффективным при лечении артритов, обсуждается с середины 1980-х годов. Среди этих агентов наиболее широко признанными, хорошо изученными и широко доступными являются глюкозамин и хондроитинсульфат, а опубликованные данные свидетельствуют о том, что они обладают совместным защитным действием при ОА, на основании работы на моделях животных [36] и людей [37-40].Разжигая дебаты об эффективности, широко цитируемое исследование по вмешательству глюкозамина / хондроитинсульфата при артрите, известное как GAIT, пришло к выводу, что эти агенты не снимают симптомы или не модифицируют болезнь при ОА человека [41]. Несмотря на эти и другие противоречивые сообщения и без окончательных доклинических исследований воздействия на ткань суставов, глюкозамин и хондроитинсульфат продолжали широко продаваться как нутрицевтики, которые защищают суставы и снимают симптомы при различных типах артрита [42–44].Изучение и использование этих молекул также открыло дверь для разработки других молекул аналогичного происхождения, которые, как считается, также влияют на здоровье суставов, включая коллагены в их естественном состоянии или в виде гидролизатов.

    Что касается нутрицевтиков на основе коллагена, были разработаны многочисленные составы, которые продаются в качестве пищевых добавок или добавок или ингредиентов в пищевой промышленности. Они набирают популярность благодаря документально подтвержденному положительному воздействию на кожу и кости.В частности, пептиды коллагена усиливают гидратацию и эластичность кожи и стимулируют выработку дермального матрикса [17, 45]. Было показано, что в скелете коллагеновые пептиды увеличивают прочность костей и минеральную плотность, поддерживая их потенциальную способность изменять заболевание при остеопорозе [16, 46, 47]. Поскольку коллаген является основным компонентом матрикса в ключевых структурах суставов, включая суставной хрящ, пептиды коллагена также были предложены в качестве потенциальных модификаторов заболевания при артритах [20].Ранняя работа, вызвавшая эту идею, сообщала, что пероральное введение нативного коллагена типа 2 было эффективным для смягчения симптомов артрита на животных моделях ревматоидного артрита (РА) [48, 49], при этом клинические испытания на людях продемонстрировали аналогичную защиту у пациентов с РА, употребляющих курицу перорально. 2 коллагена [50]. Ряд отчетов дополнительно подтверждают эту идею, демонстрируя, что различные препараты коллагена типа 2, вводимые перорально, эффективно уменьшают индуцированный коллагеном артрит у мышей [51], у собак с ожирением, страдающих артритом [36], и у лошадей при ОА [52].Примечательно, что они также обладают терапевтической эффективностью при лечении симптомов ОА человека [53]. Аналогичным образом было показано, что пероральный прием гидролизата коллагена 1 типа структурно улучшает толщину суставного хряща при ОА с помощью МРТ с усилением гадолиния [54], что указывает на потенциальную способность этого агента изменять болезнь. hCol1, специфический продукт на основе коллагена, продаваемый Rousselot под торговым названием Peptan ® , также недавно был продемонстрирован Jiang et al.для уменьшения боли в суставах в проспективном рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом клиническом исследовании у пожилых женщин с легким и умеренным ОА коленного сустава [21]. Это исследование, в котором сообщалось об улучшении индекса артрита университетов Западного Онтарио и Макмастера (WOMAC) и показателей Лисхольма у субъектов, потребляющих 8 г пептана в день в течение 6 месяцев, устанавливает идею о том, что hCol1 поддерживает здоровье суставов и уменьшает боль в суставах на ранних и средних стадиях ОА. Учитывая, что о биологическом действии hCol1 на тканевом и клеточном уровне известно немного, мы провели эксперименты, чтобы выяснить его влияние на структуру суставов на доклинической модели PTOA.

    В этом исследовании был проведен экспериментальный протокол, который включал ежедневную пероральную доставку hCol1 мышам, у которых было индуцировано развитие PTOA посредством хирургического введения повреждения мениска-связки (рис. 1). Были выбраны две дозы hCol1, причем более высокая доза (38 мг / день) была установлена ​​на вес тела, эквивалентный дозе для человека (7,4 г / день), которая использовалась в Jiang et al. клиническое исследование, упомянутое выше [21]. Чтобы исследовать предполагаемое влияние длительного использования на защиту суставов, мышам вводили добавку hCol1 в течение одного месяца до лечения с последующим проведением операции MLI и последующей оценкой состояния суставов.Структурная и клеточная оценка суставного хряща фиктивных и поврежденных коленных суставов с использованием как автоматизированных, так и ручных гистоморфометрических методов показала, что, хотя в фиктивных / нормальных суставах не было заметных хрящевых эффектов, в ранние и более поздние моменты времени в развитии ОА у мышей введенный hCol1 имел хондрозащиту, особенно через 12 недель после травмы. Некальцинированный суставной хрящ большеберцовой кости сохранялся, а популяция суставных хондроцитов поддерживалась (рис. 2, 3 и 4), возможно, за счет снижения MMP13 и ингибирования апоптоза хондроцитов (рис. 5 и 6, соответственно).Что касается конкретно апоптоза, его ингибирование было особенно заметно на мыщелках бедренной кости (рис. 6), что коррелировало с полной защитой от потери хряща в этой области сустава (рис. 4). Интересно, что популяции хондроцитов не только сохранились, но и количество клеток, активно продуцирующих протеогликановый матрикс, окрашенное сафранином О, значительно увеличилось в группах, получавших hCol1, в оба момента времени. Эти результаты параллельны опубликованным работам, предполагающим анаболические эффекты hCol1 на хондрогенный и хрящевой матрикс в стволовых клетках жировой ткани [19], а также анаболические эффекты гидролизата коллагена 1 типа и пролил-гидроксипролина [55, 56] и фрагментов коллагенового пептида [57] на производство матрикса хондроцитов.

    В дополнение к замечательным эффектам на хрящ и хондроциты, наблюдаемым в дегенерирующем колене мышей, получавших добавку hCol1, значительные изменения также наблюдались в синовиальной оболочке. В то время как не было заметных синовиальных эффектов добавок в ложно прооперированных суставах, синовиальная гиперплазия была очевидна как в ранние, так и в поздние сроки после травмы (3 и 12 недель соответственно), при этом полуколичественная оценка показывала значительную защиту от этой гиперплазии у мышей, получавших добавки. с hCol1 (рис. 7).Эта защита сопровождалась снижением экспрессии белка TNF и мРНК, что свидетельствует о противовоспалительном эффекте hCol1 на сустав при остеоартрите (рис. 8). Эта защита, казалось, ограничивалась TNF; Экспрессия синовиальной мРНК других цитокинов и катаболических факторов, которые, как известно, участвуют в дегенерации суставного хряща, включая Il1b , Mmp13 и ADAMTS5 , не были затронуты в группах, принимавших hCol1 (данные не показаны). В то время как hCol1 и другие подобные добавки на основе коллагена не доказали свою защиту от производства медиаторов воспаления в суставной ткани, существуют доказательства противовоспалительного действия гидролизата коллагена 1 типа и пептидов при сердечно-сосудистых заболеваниях [58] и при язвенном колите. [59].Следует отметить, что противовоспалительное действие перорального hCol1 в синовиальной оболочке, описанное в этом отчете, аналогично противовоспалительному действию глюкозамина, хондроитинсульфата и гликозаминогликанов (обзор [44, 60]). В целом, если рассматривать в сочетании с наблюдаемыми модификациями структуры хряща, ежедневный пероральный прием hCol1 имеет значительный потенциал в качестве защитного и противовоспалительного средства для хряща при лечении ОА.

    Подробный анализ структуры суставов, который был завершен в этом исследовании, представляет собой новую попытку понять влияние диетических добавок на дегенерацию суставов при ОА.Многочисленные пероральные добавки и нутрицевтики на основе матрикса мягких тканей, описанные выше, включая агенты на основе коллагена, глюкозамин, гликозаминогликан и хондроитин / кератинсульфат, были изучены in vitro (хондроцитарные и синовиальные культуры) и / или на ОА животных и человека с оценка боли, представляющая собой основную меру эффективности. Во многих из этих исследований отсутствует прямое изучение воздействия этих агентов на архитектуру хряща, популяции хондроцитов и синовиальный статус на животных моделях болезни.Чтобы окончательно классифицировать заболевание как модифицирующее, этот структурный анализ должен быть выполнен для установления воздействия на тканевом уровне; Именно по этой причине в данном исследовании было проведено детальное изучение структуры суставов. Положительные эффекты hCol1 на архитектуру суставного хряща и синовиальную гиперплазию, представленные в этом отчете, не только обеспечивают структурную основу для уменьшения боли, о которой сообщалось у пациентов с ОА [21], но также дают веское обоснование для дальнейшей оценки Влияние hCol1 на структуру суставов при заболеваниях человека.

    Открытый вопрос, на который еще предстоит ответить для hCol1 и других нутрицевтиков, которые считаются защищающими суставы, включая препараты на основе коллагена 2 типа, глюкозамин и хондроитинсульфат, касается механизма их действия. Доминирующая гипотеза утверждает, что эти агенты или их переваренные фрагменты абсорбируются через просвет кишечника, попадают в кровоток и оказывают прямое воздействие на суставные хондроциты или другие клетки сустава. В поддержку этой общей идеи, касающейся конкретно коллагеновых пептидов, гидроксипролин-содержащие ди- и трипептиды обнаруживаются в сыворотке крови человека после перорального приема [13, 61], при этом 90% потребленных пептидов абсорбируются в течение 6 часов у мышей [62].В соответствии с этим мы обнаружили значительный дозозависимый всплеск уровней гидроксипролина в сыворотке у мышей, которым вводили hCol1 (рис. 1). Уровень гидроксипролина в сыворотке был самым высоким, когда кровь брали в течение 1 часа после приема (рис. 1E), хотя всплеск все еще обнаруживался через 3 часа в группе с высокой дозой hCol1 (рис. 1D). Попадая в сыворотку, эти пептидные фрагменты предположительно имеют доступ ко всем системам органов, при этом один отчет подтверждает распределение радиоактивно меченного препарата в скелетных элементах, мышцах, коже и хрящах у крыс [63].Другое исследование, проведенное на крысах, предоставило авторадиографические доказательства присутствия радиоактивно меченного дипептида пролин-гидроксипролина в суставном хряще и синовиальной оболочке в течение 30 минут после приема внутрь [64]. Как упоминалось ранее в этом отчете, есть также данные in vitro, указывающие на то, что различные типы пептидов коллагена могут напрямую влиять на функцию хондроцитов [19, 45, 55, 57], подтверждая гипотезу о том, что поглощенные фрагменты пептида коллагена могут напрямую влиять на поведение клеток в соединение.Хотя эта линия рассуждений закладывает основу для перорального приема пептидов коллагена или молекул хрящевого матрикса для воздействия на суставные ткани, природа пептидов / соединений, которые фактически попадают в сустав, неизвестна, и путь действия, будь то в хондроците, синовиоците или другой клетке сустава можно только предполагать. Текущие усилия в этой области направлены на решение этих вопросов.

    Выводы

    Эффективность нутрицевтиков, состоящих из компонентов хрящевого матрикса, в поддержании здоровья суставов и защите от прогрессирования ОА проверялась и обсуждалась в течение последних двух десятилетий.Пищевые добавки, содержащие хондроитин и глюкозамин, продаются во всем мире и прошли клинические испытания на человека с ОА, и результаты их неоднозначны. С учетом как in vitro, так и анекдотических данных на животных и людях, предполагающих, что пероральное потребление hCol1 может представлять стратегию для поддержания здоровья суставов, было проведено доклиническое исследование, чтобы окончательно определить влияние этого агента на процесс дегенерации хряща, который проявляется в модели на мышах. ВОМ. Представленные здесь результаты предполагают, что ежедневное потребление hCol1 защищает от потери хряща и стимулирует выработку протеогликана хондроцитами в поврежденных суставах.Число суставных хондроцитов также увеличивается в суставах мышей из групп hCol1, возможно, из-за ингибирования апоптоза в этих клетках. Связанная с травмой синовиальная гиперплазия также снижается у мышей, получавших добавки, и этот эффект проявляется в сочетании со снижением синовиальной экспрессии TNF. В целом, эти результаты предполагают, что hCol1 обладает хондропротекторным и противовоспалительным действием при посттравматическом ОА, создавая основу для дальнейшего изучения механизмов и оценки структурных модификаций суставов и потенциальных эффектов модификации болезни в клинических испытаниях на людях.

    Благодарности

    Авторы хотели бы отметить выдающиеся технические вклады Сара Мак и Кэти Maltby в гистологии, биохимии и молекулярной визуализации Ядра в Центре Musculoskeletal исследований в Университете Рочестера медицинский центр. Мы также благодарим Бриттани Гаррисон за помощь в содержании мышей во время выполнения экспериментального протокола и доктора Лонгзе Чжана за его опыт разработки автоматизированных гистоморфометрических методов для оценки площади хряща.

    Вклад авторов

    1. Концептуализация: JPK RAM MJH JHJ JP MJZ.
    2. Обработка данных: Q-AD EMS SEC RDM ZL FK CWF.
    3. Формальный анализ: Q-AD EMS SEC RDM ZL FK CWF RAM JHJ MJZ.
    4. Получение финансирования: MJH JP MJZ.
    5. Расследование: Q-AD EMS SEC RDM ZL FK CWF.
    6. Администрация проекта: JPK RAM MJH JHJ JP MJZ.
    7. Надзор: JPK RAM MJH JHJ JP MJZ.
    8. Проверка: JPK RAM MJH JHJ MJZ.
    9. Визуализация: MJZ.
    10. Написание — черновик: MJZ.
    11. Написание — просмотр и редактирование: Q-AD EMS SEC RDM ZL FK CWF JPK RAM MJH JHJ JP MJZ.

    Список литературы

    1. 1. Murray CJ, Richards MA, Newton JN, Fenton KA, Anderson HR, Atkinson C и др. Показатели здоровья в Великобритании: результаты исследования глобального бремени болезней, 2010 г.Ланцет. 2013. 381 (9871): 997–1020. pmid: 23668584
    2. 2. Лоуренс Р.К., Фелсон Д.Т., Хелмик К.Г., Арнольд Л.М., Чой Х., Дейо Р.А. и др. Оценки распространенности артрита и других ревматических состояний в США. Часть II. Ревматоидный артрит. 2008. 58 (1): 26–35. pmid: 18163497
    3. 3. CDC. Распространенность и наиболее частые причины инвалидности среди взрослых — Соединенные Штаты, 2005 г. MMWR MorbMortalWklyRep. 2009. 58 (16): 421–6.
    4. 4. Salmon JH, Rat AC, Sellam J, Michel M, Eschard JP, Guillemin F и др.Экономические последствия остеоартрита нижних конечностей во всем мире: систематический обзор исследований стоимости болезни. Хрящевой артроз. 2016; 24 (9): 1500–8. pmid: 27034093
    5. 5. Хантер Д. Д., Невитт М., Лосина Е., Краус В. Биомаркеры остеоартрита: текущее положение и шаги в направлении дальнейшей проверки. Передовой опыт и исследования Клиническая ревматология. 2014; 28 (1): 61–71.
    6. 6. Ю. П., Охотник DJ. Новые препараты для лечения остеоартроза коленного сустава. Экспертное мнение Emerg Drugs.2015; 20 (3): 361–78. pmid: 25865855
    7. 7. Баквальтер Я., Манкин Х. Дж., Гродзинский А. Я. Суставной хрящ и остеоартроз. InstrCourse Lect. 2005; 54: 465–80.
    8. 8. Goldring MB, Goldring SR. Остеоартроз. JCell Physiol. 2007. 213 (3): 626–34.
    9. 9. Loeser RF, Goldring SR, Scanzello CR, Goldring MB. Остеоартроз: заболевание сустава как органа. Ревматоидный артрит. 2012; 64 (6): 1697–707. pmid: 22392533
    10. 10. Краус В.Б., Бернетт Б., Коиндро Дж., Коттрелл С., Эйр Д., Гендро М. и др.Применение биомаркеров при разработке лекарств, предназначенных для лечения остеоартроза. Хрящевой артроз. 2011; 19 (5): 515–42. Epub 2011/03/15. pmid: 21396468
    11. 11. Malfait AM, Little CB. О прогностической ценности моделей остеоартрита на животных. Исследования и терапия артрита. 2015; 17: 225.
    12. 12. Ragle RL, Sawitzke AD. Нутрицевтики в лечении остеоартрита: критический обзор. Наркотики и старение. 2012. 29 (9): 717–31.
    13. 13. Шигемура Ю., Кубомура Д., Сато Ю., Сато К. Дозозависимые изменения уровней свободных и пептидных форм гидроксипролина в плазме человека после приема внутрь гидролизата коллагена. Food Chem. 2014; 159: 328–32. pmid: 24767063
    14. 14. Ichikawa S, Morifuji M, Ohara H, Matsumoto H, Takeuchi Y, Sato K. Дипептиды и трипептиды, содержащие гидроксипролин, количественно определены в высокой концентрации в крови человека после перорального введения гидролизата желатина. Int J Food Sci Nutr.2010. 61 (1): 1–9.
    15. 15. FDA. База данных Специального комитета по веществам GRAS (SCGRAS) Мнение: Желатин 1975 [обновлено 29.09.2015]. http://www.fda.gov/Food/IngredientsPackagingLabeling/GRAS/SCOGS/ucm261307.htm.
    16. 16. Guillerminet F, Beaupied H, Fabien-Soule V, Tome D, Benhamou CL, Roux C и др. Гидролизованный коллаген улучшает метаболизм и биомеханические параметры костей у мышей с удаленными яичниками: исследования in vitro и in vivo. Кость. 2010. 46 (3): 827–34. pmid: 19895915
    17. 17.Мацуда Н., Кояма Й., Хосака Й., Уэда Х., Ватанабе Т., Арая Т. и др. Влияние проглатывания пептида коллагена на фибриллы коллагена и гликозаминогликаны в дерме. J Nutr Sci Vitaminol (Токио). 2006. 52 (3): 211–5.
    18. 18. Ассерин Дж., Лати Е., Шиоя Т., Правитт Дж. Влияние пероральных добавок пептидов коллагена на влажность кожи и сеть кожного коллагена: данные модели ex vivo и рандомизированных плацебо-контролируемых клинических испытаний. J Cosmet Dermatol. 2015; 14 (4): 291–301.pmid: 26362110
    19. 19. Raabe O, Reich C, Wenisch S, Hild A, Burg-Roderfeld M, Siebert HC и др. Гидролизованный рыбий коллаген индуцировал хондрогенную дифференцировку стромальных клеток жировой ткани лошади. Histochem Cell Biol. 2010. 134 (6): 545–54. pmid: 21076963
    20. 20. Ван Вийвен Дж. П., Люйстербург П. А., Верхаген А. П., ван Ош Г. Дж., Клоппенбург М., Бирма-Зейнстра С. М.. Симптоматическое и хондропротекторное лечение производными коллагена при остеоартрите: систематический обзор.Хрящевой артроз. 2012. 20 (8): 809–21. pmid: 22521757
    21. 21. Цзян Дж-Х, Ю С, Хуанг К-Р, Чжан Х-Л, Чжан Си-Кью, Чжоу Дж-Л и др. Пептиды коллагена улучшают остеоартрит коленного сустава у пожилых женщин: 6-месячное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Агропищевая промышленность Hi Tech. 2014; 25 (2): 19–23.
    22. 22. Блейкер CL, Кларк EC, Литтл CB. Использование моделей мышей для изучения патофизиологии, лечения и профилактики посттравматического остеоартрита.J Orthop Res. 2016.
    23. 23. Ingberg E, Theodorsson A, Theodorsson E, Strom JO. Способы длительного введения 17бета-эстрадиола мышам. Общая и сравнительная эндокринология. 2012; 175 (1): 188–93. Epub 2011/12/06. pmid: 22137913
    24. 24. Sampson ER, Beck CA, Ketz J, Canary KL, Hilton MJ, Awad H и др. Установление индекса повышенной чувствительности для оценки мышиного артрита. J Orthop Res. 2011; 29 (8): 1145–51. pmid: 21374709
    25. 25.Sampson ER, Hilton MJ, Tian Y, Chen D, Schwarz EM, Mooney RA и др. Терипаратид как хондрорегенеративная терапия остеоартрита, вызванного травмой. Sci Transl Med. 2011; 3 (101): 101ра93. PMID: 21937758
    26. 26. Муни Р.А., Сэмпсон Э.Р., Лереа Дж., Розье Р.Н., Зушик М.Дж. Диета с высоким содержанием жиров ускоряет прогрессирование остеоартрита после травмы мениска / связок. Исследования и терапия артрита. 2011; 13 (6): R198.
    27. 27. Hamada D, Сэмпсон ER, Мейнард РД, Zuscik МДж.Хирургическая индукция посттравматического остеоартрита у мышей. Методы Мол биол. 2014; 1130: 61–72. pmid: 24482165
    28. 28. Глассон СС, Бланше Т.Дж., Моррис Э.А.. Хирургическая дестабилизация модели медиального мениска (DMM) остеоартрита у мышей 129 / SvEv. Остеоартроз Хрящ. 2007. 15 (9): 1061–9.
    29. 29. Zhang L, Chang M, Beck CA, Schwarz EM, Boyce BF. Анализ новой костной, хрящевой и фиброзной ткани в заживающих аллотрансплантатах мыши с использованием полного изображения слайда и нового автоматизированного гистоморфометрического алгоритма.Bone Res. 2016; 4: 15037. pmid: 26816658
    30. 30. Глассон С.С., Чемберс М.Г., Ван Ден Берг В.Б., Литтл CB. Инициатива по гистопатологии OARSI — рекомендации по гистологической оценке остеоартрита у мышей. Хрящевой артроз. 2010; 18 Дополнение 3: S17–23. Epub 2010/10/01.
    31. 31. Хамада Д., Мейнард Р., Шотт Э., Дринкуотер С.Дж., Кетц Дж. П., Кейтс С.Л. и др. Инсулин подавляет TNF-зависимые ранние изменения остеоартрита, связанные с ожирением и диабетом 2 типа.Артрит и ревматология. 2015.
    32. 32. Голдринг М.Б., Отеро М. Воспаление при остеоартрите. Curr Opin Rheumatol. 2011; 23 (5): 471–8. pmid: 21788902
    33. 33. Голдринг М.Б., Отеро М., Пламб Д.А., Драгомир К., Фаверо М., Эль-Хашем К. и др. Роль воспалительных и анаболических цитокинов в метаболизме хряща: сигналы и множественные эффекторы сходятся в регуляции MMP-13 при остеоартрите. Европейские клетки и материалы. 2011; 21: 202–20.
    34. 34. Goldring MB.Возможные механизмы PTOA: воспаление. В: Олсон С.А., Гилак Ф., редакторы. Посттравматический артрит: патогенез, диагностика и лечение. Нью-Йорк: Спрингер; 2015. стр. 201–8.
    35. 35. Голайтли Ю.М., Адамс С.Б., Краус В.Б. Биомаркеры ЗБТА. В: Олсон С.А., Гилак Ф., редакторы. Посттравматический артрит: патогенез, диагностика и лечение. Нью-Йорк: Спрингер; 2015. стр. 317–30.
    36. 36. Депарле Л.А., Гупта Р.К., Канерди Т.Д., Гоад Дж. Т., Д’Алтилио М., Багчи М. и др. Эффективность и безопасность гликозилированного неденатурированного коллагена II типа (UC-II) в терапии собак с артритом.J Vet Pharmacol Ther. 2005. 28 (4): 385–90. pmid: 16050819
    37. 37. Christgau S, Henrotin Y, Tanko LB, Rovati LC, Collette J, Bruyere O, et al. Пациенты с остеоартритом с высоким обновлением хряща демонстрируют повышенную чувствительность к защитному действию глюкозамина сульфата на хрящ. Клиническая и экспериментальная ревматология. 2004. 22 (1): 36–42. Epub 2004/03/10. pmid: 15005002
    38. 38. Bruyere O, Collette J, Kothari M, Zaim S, White D, Genant H и др. Остеоартрит, магнитно-резонансная томография и биохимические маркеры: проспективное исследование в течение одного года.Анналы ревматических болезней. 2006. 65 (8): 1050–4. pmid: 16396978
    39. 39. Bruyere O, Reginster JY. Глюкозамин и хондроитинсульфат в качестве лечебных средств при остеоартрите коленного и тазобедренного суставов. Наркотики и старение. 2007. 24 (7): 573–80.
    40. 40. Bruyere O, Altman RD, Reginster JY. Эффективность и безопасность сульфата глюкозамина при лечении остеоартрита: данные реальных испытаний и исследований. Семинары по артриту и ревматизму. 2016; 45 (4 доп.): S12–7.pmid: 26806187
    41. 41. Clegg DO, Reda DJ, Harris CL, Klein MA, O’Dell JR, Hooper MM и др. Глюкозамин, хондроитинсульфат и их комбинация для лечения болезненного остеоартрита коленного сустава. Медицинский журнал Новой Англии. 2006. 354 (8): 795–808. pmid: 16495392
    42. 42. Сделка CL, Московиц RW. Нутрицевтики как терапевтические средства при остеоартрите. Роль глюкозамина, хондроитинсульфата и гидролизата коллагена. Rheum Dis Clin North Am. 1999. 25 (2): 379–95.pmid: 10356424
    43. 43. Mevel E, Monfoulet LE, Merceron C, Coxam V, Wittrant Y, Beck L и др. Нутрицевтики в здоровье суставов: модели на животных как инструментальные средства. Drug Discov сегодня. 2014. 19 (10): 1649–58. pmid: 24955836
    44. 44. Bottegoni C, Muzzarelli RA, Giovannini F, Busilacchi A, Gigante A. Оральная хондрозащита с помощью нутрицевтиков на основе сульфата хондроитина плюс сульфат глюкозамина при остеоартрите. Carbohydr Polym. 2014; 109: 126–38. pmid: 24815409
    45. 45.Охара Х., Итикава С., Мацумото Х., Акияма М., Фудзимото Н., Кобаяши Т. и др. Полученный из коллагена дипептид, пролин-гидроксипролин, стимулирует пролиферацию клеток и синтез гиалуроновой кислоты в культивируемых дермальных фибробластах человека. J Dermatol. 2010. 37 (4): 330–8. pmid: 20507402
    46. 46. Номура Ю., Оохаши К., Ватанабе М., Касугай С. Увеличение минеральной плотности костей за счет перорального введения акульего желатина крысам с удаленными яичниками. Питание. 2005. 21 (11–12): 1120–6. pmid: 16308135
    47. 47.de Almeida Jackix E, Cuneo F, Amaya-Farfan J, de Assuncao JV, Quintaes KD. Пищевая добавка из гидролизованного коллагена улучшает композиционные и биодинамические характеристики позвонков у крыс с удаленными яичниками. J Med Food. 2010. 13 (6): 1385–90. pmid: 20874246
    48. 48. Наглер-Андерсон С., Бобер Л.А., Робинсон М.Э., Сискинд Г.В., Торбек Г.Дж. Подавление артрита, вызванного коллагеном II типа, путем внутрижелудочного введения растворимого коллагена II типа. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1986; 83 (19): 7443–6.pmid: 3463976
    49. 49. Zhang ZY, Lee CS, Lider O, Weiner HL. Подавление адъювантного артрита у крыс Lewis пероральным введением коллагена типа II. J Immunol. 1990; 145 (8): 2489–93. pmid: 2120332
    50. 50. Trentham DE, Dynesius-Trentham RA, Orav EJ, Combitchi D, Lorenzo C, Sewell KL, et al. Эффекты перорального введения коллагена типа II при ревматоидном артрите. Наука. 1993. 261 (5129): 1727–30. pmid: 8378772
    51. 51. Ёсинари О, Сиодзима Й, Морияма Х., Шинозаки Дж., Накане Т., Масуда К. и др.Водорастворимый неденатурированный коллаген типа II облегчает индуцированный коллагеном артрит у мышей. J Med Food. 2013. 16 (11): 1039–45. pmid: 24175655
    52. 52. Гупта Р.К., Канерди Т.Д., Скэггс П., Стокер А., Зирковски Г., Берк Р. и др. Терапевтическая эффективность неденатурированного коллагена II типа (UC-II) по сравнению с глюкозамином и хондроитином у лошадей с артритом. J Vet Pharmacol Ther. 2009. 32 (6): 577–84. pmid: 20444013
    53. 53. Луго Дж. П., Сайед З. М., переулок NE. Эффективность и переносимость добавки с неденатурированным коллагеном II типа в модуляции симптомов остеоартрита коленного сустава: многоцентровое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.Нутр Дж. 2016; 15:14. pmid: 26822714
    54. 54. McAlindon TE, Nuite M, Krishnan N, Ruthazer R, Price LL, Burstein D, et al. Изменение хряща при остеоартрозе коленного сустава, обнаруженное с помощью магнитно-резонансной томографии с отсроченным усилением гадолиния после лечения гидролизатом коллагена: пилотное рандомизированное контролируемое исследование. Хрящевой артроз. 2011. 19 (4): 399–405. pmid: 21251991
    55. 55. Накатани С., Мано Х, Сампей С., Шимицу Дж., Вада М. Хондропротекторный эффект биоактивного пептида пролил-гидроксипролина в суставном хряще мыши in vitro и in vivo.Хрящевой артроз. 2009. 17 (12): 1620–7. pmid: 19615963
    56. 56. Ohara H, Iida H, Ito K, Takeuchi Y, Nomura Y. Влияние Pro-Hyp, пептида, полученного из гидролизата коллагена, на синтез гиалуроновой кислоты с использованием культивированных in vitro синовиальных клеток и перорального приема гидролизатов коллагена на модели морской свинки. остеоартроз. Biosci Biotechnol Biochem. 2010. 74 (10): 2096–9. pmid: 20944430
    57. 57. Oesser S, Seifert J. Стимуляция биосинтеза и секреции коллагена типа II в хондроцитах крупного рогатого скота, культивируемых с деградированным коллагеном.Клеточные и тканевые исследования. 2003. 311 (3): 393–9. pmid: 12658447
    58. 58. Zhang Y, Kouguchi T., Shimizu K, Sato M, Takahata Y, Morimatsu F. Куриный коллагеновый гидролизат снижает выработку провоспалительных цитокинов у мышей C57BL / 6.KOR-ApoEshl. J Nutr Sci Vitaminol (Токио). 2010. 56 (3): 208–10.
    59. 59. Ramadass SK, Jabaris SL, Perumal RK, HairulIslam VI, Gopinath A, Madhan B. Коллаген I типа и его дочерние пептиды для нацеливания на заживление слизистой оболочки при язвенном колите: новая стратегия лечения.Eur J Pharm Sci. 2016; 91: 216–24. pmid: 27185300
    60. 60. Henrotin Y, Lambert C, Richette P. Важность синовита при остеоартрите: доказательства использования гликозаминогликанов против синовиального воспаления. Семинары по артриту и ревматизму. 2014. 43 (5): 579–87. pmid: 24262930
    61. 61. Иваи К., Хасэгава Т., Тагучи Ю., Моримацу Ф., Сато К., Накамура Ю. и др. Идентификация пищевых пептидов коллагена в крови человека после перорального приема гидролизатов желатина.Журнал сельскохозяйственной и пищевой химии. 2005. 53 (16): 6531–6. pmid: 16076145
    62. 62. Oesser S, Adam M, Babel W., Seifert J. Пероральное введение (14) C-меченного гидролизата желатина приводит к накоплению радиоактивности в хрящах мышей (C57 / BL). J Nutr. 1999. 129 (10): 1891–5. pmid: 10498764
    63. 63. Ватанабэ-Камияма М., Симидзу М., Камияма С., Тагучи Й., Соне Х., Моримацу Ф. и др. Абсорбция и эффективность перорального низкомолекулярного гидролизата коллагена крысам.Журнал сельскохозяйственной и пищевой химии. 2010. 58 (2): 835–41. pmid: 19957932
    64. 64. Кавагути Т., Нанбу П.Н., Курокава М. Распределение пролилгидроксипролина и его метаболитов после перорального введения крысам. Биол Фарм Булл. 2012; 35 (3): 422–7. pmid: 22382331

    Пищевые добавки при остеоартрите

    Артрит — это общий термин, обозначающий воспаление в суставах. Остеоартрит, также называемый дегенеративным заболеванием суставов, является наиболее распространенным типом артрита.Это связано с разрушением хрящевой ткани в суставах и обычно возникает в бедрах, коленях и позвоночнике. Он также часто поражает суставы пальцев, сустав у основания большого пальца и сустав у основания большого пальца ноги.

    Обычные методы лечения не влияют на прогрессирование остеоартроза. Однако две пищевые добавки — глюкозамин и хондроитинсульфаты — были изучены, чтобы определить, могут ли они облегчить боль или, возможно, замедлить разрушение хрящей, что является важной частью остеоартрита.

    Что такое хрящ?

    Хрящ — это твердый эластичный материал, который покрывает концы костей в нормальных суставах (см. Рисунок 1). Его основная функция — уменьшить трение в суставах и служить «амортизатором». Амортизация нормального хряща обусловлена ​​его способностью изменять форму при сжатии.

    Хрящ может изменить форму, потому что он более чем на 70% состоит из воды, которая может перераспределяться при движении. Например, когда к колену прикладывается сила, как при стоянии или ходьбе, некоторое количество воды из хряща попадает в сустав и покрывает хрящ.Когда сила больше не присутствует, например, когда вы садитесь, вода реабсорбируется, и хрящ восстанавливает свою нормальную форму. Поскольку хрящ не содержит нервов, вы не чувствуете боли, когда происходят эти изменения формы.

    Продолжение

    Остеоартрит приводит к тому, что хрящ в суставе становится жестким и теряет эластичность, что делает его более восприимчивым к повреждениям. Со временем хрящ на некоторых участках может изнашиваться, что значительно снижает его способность действовать как амортизатор.По мере износа хряща связки и сухожилия растягиваются, вызывая боль. При ухудшении состояния кости могут тереться друг о друга.

    Хрящ состоит из четырех веществ: коллагена, протеогликанов, воды и хондроцитов (см. Рисунок 2).

    Коллаген:
    Белковый коллаген не только является ключевым компонентом хряща, но также содержится в коже и сухожилиях. Коллаген обеспечивает прочность хряща и создает основу, в которой находятся другие компоненты хряща.

    Продолжение

    Протеогликаны:
    Это вещество представляет собой комбинацию белка и сахара. Протеогликаны сплетены вокруг коллагена и через него, что позволяет хрящам изменять форму при сжатии. Протеогликаны задерживают воду в хрящах, которая перераспределяется при движении.

    Вода:
    Здоровый хрящ содержит более 70% воды. Помимо того, что он действует как амортизатор в хрящах, он смазывает и питает хрящи.

    Хондроциты:
    Эти клетки производят новый коллаген и протеогликаны в хрящах. Хондроциты также выделяют ферменты, которые помогают расщеплять и избавляться от стареющего коллагена и протеогликанов.

    Лечение остеоартрита

    Целями лечения остеоартрита являются уменьшение боли в суставах и их скованность, улучшение подвижности и стабильности суставов и повышение способности выполнять повседневную деятельность. Остеоартрит обычно лечат с помощью лекарств, физических упражнений, прикладывания тепла и холода к болезненному суставу, использования поддерживающих приспособлений, таких как костыли или трости, и контроля веса.Хирургическое вмешательство может помочь облегчить боль при остеоартрите, когда другие варианты лечения оказались неэффективными.

    Тип назначенного лечения остеоартрита будет зависеть от нескольких факторов, включая возраст человека, уровень активности, род занятий, общее состояние здоровья, историю болезни и тяжесть состояния.

    Тем не менее, традиционные методы лечения остеоартрита не влияют на прогрессирование болезни. Поскольку разрушение хряща является важной частью остеоартрита, исследователи сосредоточили свои усилия на поиске агентов, предотвращающих это разрушение.Глюкозамин и хондроитинсульфаты — две пищевые добавки, которые в настоящее время изучаются, чтобы определить их полезность при лечении остеоартрита.

    Что такое сульфат глюкозамина и сульфат хондроитина?

    Сульфат глюкозамина и сульфат хондроитина являются компонентами нормального хряща. Эти пищевые добавки доступны в аптеках и магазинах здорового питания без рецепта. Они являются строительными блоками для протеогликанов и, по-видимому, стимулируют хондроциты производить новый коллаген и протеогликаны.Добавки хорошо переносятся и безопасны.

    Поскольку эти добавки стимулируют выработку новых компонентов хряща, считается, что они могут помочь организму восстановить хрящ, поврежденный остеоартритом. Однако большая часть исследований сульфата глюкозамина и сульфата хондроитина проводилась in vitro (в пробирках вне тела) и на животных. На сегодняшний день у людей не было убедительных доказательств того, что глюкозамин и хондроитинсульфаты могут помочь восстановить хрящ или предотвратить его повреждение.

    Как глюкозамин и сульфаты хондроитина могут помочь при боли при остеоартрите?

    Хотя не было доказано, что глюкозамин и хондроитинсульфаты восстанавливают хрящевую ткань, некоторые исследования свидетельствуют о том, что эти соединения могут уменьшить боль при остеоартрите, обычно в течение нескольких недель или месяцев после начала терапии. Все больше пациентов с остеоартритом пробуют глюкозамин и хондроитинсульфаты.

    Безопасность и долгосрочная эффективность глюкозамина сульфата и хондроитинсульфата при остеоартрите должна быть подтверждена более крупными исследованиями.

    Добавки продаются под разными названиями, с разной концентрацией и степенью чистоты. К сожалению, в настоящее время государственный контроль за чистотой этих продуктов не проводится.

    Важно проконсультироваться с врачом перед началом любого нового лечения остеоартрита. Ваш врач может рассмотреть другие лекарства, которые вы принимаете, и помочь вам решить, подходят ли вам эти добавки. Кроме того, всегда следуйте инструкциям на этикетке лекарства.Не принимайте больше добавок, чем рекомендуется.

    Перспективы других питательных веществ, особенно омега-3 жирных кислот

    Остеоартрит (ОА) — дегенеративное заболевание суставов, которое характеризуется увеличивающейся потерей хряща, ремоделированием околосуставной кости и воспалением синовиальной оболочки. Помимо обычной терапии ОА нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП), лечение хондропротекторами, такими как сульфат глюкозамина, сульфат хондроитина, гиалуроновая кислота, гидролизат коллагена, или питательными веществами, такими как антиоксиданты и жирные кислоты омега-3, является многообещающим терапевтическим средством. подход.Многочисленные клинические исследования показали, что целенаправленное введение выбранных питательных микроэлементов приводит к более эффективному уменьшению симптомов ОА с меньшим количеством побочных эффектов. Их хондропротекторное действие можно объяснить двойным механизмом: (1) как основные компоненты хряща и синовиальной жидкости они стимулируют анаболический процесс метаболизма хряща; (2) их противовоспалительное действие может задерживать многие катаболические процессы в хрящах, вызванные воспалением. Эти два механизма способны замедлить прогрессирование разрушения хряща и могут помочь восстановить структуру сустава, что приведет к уменьшению боли и увеличению подвижности пораженного сустава.

    1. Введение

    Остеоартрит (ОА), наиболее распространенный тип артрита, характеризуется постепенным износом и потерей хрящевой ткани в суставах, что приводит к трению между костями, что приводит к боли и отеку. Долгое время считалось, что поражается только хрящ. Однако сейчас известно, что подлежащая кость, а также синовиальная оболочка также претерпевают изменения [1–3]. Околосуставная кость реагирует образованием остеофитов, что вызывает дополнительное ограничение движения суставов.Это может произойти в любом суставе, но преобладает в суставах, несущих нагрузку, таких как коленный и тазобедренный. В Германии распространенность диагностированного остеоартрита (все возрастные группы вместе взятые) по крайней мере в одном суставе составляет 27%, и более 50% населения старше 60 лет страдают ОА по крайней мере в одном суставе [4]. В Соединенных Штатах Америки ОА несет ответственность за полную замену суставов у полумиллиона американцев каждый год [5], что указывает на то, что ОА является не только бременем для пациентов, но и финансовым бременем для общества.

    Обычная терапия ОА направлена ​​в основном на лечение симптомов, таких как уменьшение боли, но не на устранение причины. Однако основная цель терапии ОА должна заключаться в том, чтобы задержать дегенерацию хряща и даже помочь восстановить структуру хряща. Одним из подходов в этом направлении является лечение хондропротекторами, дифференцированными в симптоматические препараты замедленного действия при ОА (SYSADOA) или препараты, модифицирующие структуру ОА (SMOAD).

    Эта статья будет сосредоточена на способности таких хондропротекторов замедлять дегенеративный процесс разрушения хряща и обсудить доказательства симптоматических и структурно-модифицирующих эффектов этого подхода к питанию.Кроме того, будет обсуждаться роль воспаления и особенно ожирения в процессе остеоартрита и то, как с этим процессом можно бороться.

    2. Общие факторы риска развития остеоартрита

    Остались вопросы относительно причинных факторов ОА. Природа исходного события часто неизвестна, хотя известны многие процессы, участвующие в прогрессировании ОА. Из-за разрушения коллагеновой матрицы хряща содержание воды в хрящах увеличивается.Вместе с прогрессирующей потерей протеогликанов снижается эластичность хряща. Это сопровождается прогрессирующей потерей хрящевой ткани и образованием остеофитов и отложений кальция. Остеофиты еще больше ограничивают гибкость сустава. Прогрессирование ОА связано с синовиальным воспалением, отеком суставов, ригидностью и болью, что приводит к прогрессирующим функциональным нарушениям [5, 6].

    Есть несколько известных факторов риска . Одним из основных факторов риска ОА является возраст лет [3, 7].При старении суставной хрящ размягчается. Способность ремоделировать и восстанавливать внеклеточный матрикс хряща (ЕСМ) снижается с возрастом [8]. Кроме того, изменения связаны со структурной организацией ЕСМ [9, 10]. Во время старения поперечное сшивание коллагеновых волокон усиливается, что приводит к увеличению жесткости хряща [11]. Старение также приводит к снижению мышечной массы и силы, что, в свою очередь, снижает стабильность суставов и приводит к смещению. Это может вызвать аномальную механическую нагрузку на сустав и, как следствие, дегенерацию хряща [12].

    Еще одним общепринятым фактором риска является избыточный вес и ожирение . Недавний метаанализ изучал частоту сопутствующих заболеваний, связанных с избыточным весом и ожирением. Было показано, что избыточный вес и ожирение приводят к значительно более высокому риску ОА [13]. Механизмы, с помощью которых ожирение способствует развитию остеоартрита, описаны ниже.

    Ряд исследований продемонстрировали наличие сильных генетических детерминант для ОА (см. Обзор [14, 15]).Классическое исследование близнецов, в котором близнецы проходили рентгенологическое обследование на ОА, показало явное генетическое влияние на ОА кистей и колен у женщин. Следовательно, генетическое влияние было рассчитано как 39–65% [16]. Было идентифицировано несколько генетических аномалий, которые ответственны за начало и прогрессирование ОА. Эти генные вариации приводят к дефектам или изменчивости хрящевой ткани, состава и метаболизма ВКМ [14, 17, 18].

    Пациенты с дисплазией развития суставов, например дисплазией тазобедренного сустава, заболевают ОА намного раньше, чем у нормальных людей. Несоосность приводит к уменьшению площади контакта в суставе, что приводит к локальному увеличению давления на хрящ [19]. Это связано с прогрессированием и началом ОА [20, 21]. Травмы , затрагивающие поверхность сустава, повреждение связок или менискэктомию, также связаны с развитием ОА. Травмы часто могут вызывать движение сустава за пределы физиологического диапазона, что приводит к неравномерному распределению нагрузки в суставе.

    Несмотря на различие основных причин ОА, все они приводят к сходным клиническим симптомам, разрушению хряща, ремоделированию кости, образованию остеофитов, воспалению синовиальной оболочки, боли и неподвижности.

    3. Восстановление структуры хряща
    3.1. Основная структура и обмен нормального суставного хряща

    Чтобы понять модифицирующий структуру эффект различных питательных веществ и то, как они могут поддерживать процесс регенерации хряща, важно знать состав хряща и метаболические механизмы, участвующие в нормальном обмене.

    Хрящ подразделяется на три различных типа в зависимости от типа используемого коллагена и относительного количества основных компонентов, то есть эластичного хряща, гиалинового хряща и волокнистого хряща.В отличие от других тканей он не иннервируется и не содержит кровеносных сосудов или лимфатических структур. В хряще имеется лишь небольшое количество хондроцитов, и они составляют всего 1–5% от объема хряща. Хондроциты отвечают за поддержание состава и организации матрикса. Они производят этот внеклеточный матрикс, состоящий из волокон коллагена и эластина, а также протеогликанов.

    Гиалиновый хрящ , обнаруженный в суставах, отличается высокой эластичностью и устойчивостью к давлению.В отличие от костей и мышц, он не увеличивает послеродовую массу ткани из-за механической стимуляции. Морфология хряща, по-видимому, тесно связана с генетическими факторами [22]. Он состоит из четырех различных зон: поверхностной тангенциальной зоны, средней или переходной зоны, глубокой или радиальной зоны и зоны кальцинированного хряща [23, 24]. Коллагеновая сеть суставного хряща состоит в основном из фибрилл коллагена II типа. Волокна коллагена важны для реакции на растягивающие силы в суставе.

    Протеогликаны переплетены с коллагеновой сетью. Из-за чистого отрицательного заряда протеогликанов большое количество воды заключено в хряще. Содержание воды важно для упругости и эластичности тканей, а также для смазки суставной системы. Протеогликаны суставного хряща представляют собой большие супрамолекулярные комплексы, состоящие из центральной нити гиалуроновой кислоты (НА), к которой молекулы аггрекана, состоящие из хондроитинсульфата и кератансульфата, прикреплены с помощью связующего белка в виде щеточки (см. Рисунок 1). .Аминосахар глюкозамин является необходимым компонентом для синтеза многих из этих протеогликанов, в том числе гиалуроновой кислоты, гепарансульфата и кератансульфата. Производство глюкозамина является одним из этапов, ограничивающих скорость производства протеогликана.


    Способность суставного хряща к регенерации или адаптации к механическим изменениям очень ограничена. Было высказано предположение, что эта неспособность адаптироваться к механическим изменениям связана с его неспособностью восстанавливаться после механических или других повреждений [25].Одна из причин — бессосудистая природа этой ткани, которая затрудняет перемещение клеток-предшественников к участкам поражения. На моделях in vivo кроликов и коз было показано, что поражения диаметром менее 3 мм могут зажить (хондральная или субхондральная зона), в то время как дефекты диаметром более 6 мм заживают редко, если вообще когда-либо, и приводят к прогрессирующей дегенерации (для см. [26]).

    Из-за отсутствия кровеносных сосудов хондроциты в хряще получают питательные вещества только путем диффузии из окружающей ткани.Следовательно, в этой ткани должно быть доступно большое количество основных компонентов.

    Вязкая синовиальная жидкость состоит из гиалуроновой кислоты (гиалуронана), лубрицина (большого водорастворимого гликопротеина), глюкозы и воды. Гиалуронан синтезируется синовиальной оболочкой и попадает в полость сустава.

    3.2. Хондропротекторы

    Как показано выше, глюкозамин, гиалуроновая кислота и хондроитинсульфат являются важными основными природными компонентами хряща и синовиальной жидкости.Они естественным образом вырабатываются организмом, но также могут быть включены в рацион.

    Добавление таких основных компонентов может быть полезным, особенно при нарушении баланса между катаболическими и анаболическими процессами, например, при остеоартрите. Во время прогрессирования ОА хондроциты больше не могут полностью компенсировать потерю коллагеновых волокон типа II и протеогликанов даже при повышенной скорости синтеза [24].

    Во многих испытаниях in vitro и in vivo и в многочисленных клинических исследованиях было показано, что SMOAD может модифицировать, стабилизировать, замедлять или даже обращать вспять патологию ОА.

    3.2.1. Соли глюкозамина

    Глюкозамин или 2-амино-2-дезокси-D-глюкоза (C 6 H 13 NO 5 ) представляет собой аминомоносахарид. Он синтезируется из глюкозы почти во всех тканях человека и наиболее распространен в соединительной ткани и хряще. Глюкозамин может быть извлечен из хитина, который содержится в основном в экзоскелете ракообразных (крабов, креветок и лобстеров), а также в клеточных мембранах грибов. Это важный предшественник синтеза гликопротеина и гликозаминогликана (ГАГ).Внутри хряща он наиболее важен для образования гиалуроновой кислоты, хондроитинсульфата, а также кератансульфата, которые, помимо коллагеновых волокон, являются наиболее важными компонентами внеклеточного матрикса суставного хряща и синовиальной жидкости (для обзора см. [6, 44, 45]). Производство глюкозамина является лимитирующим этапом в синтезе ГАГ, и добавление глюкозамина может преодолеть это узкое место.

    Благодаря своей основной роли в синтезе хряща и синовиальной жидкости глюкозамин, вводимый в виде сульфата глюкозамина (GlcN · S) или гидрохлорида (GlcN · HCl), был протестирован в многочисленных клинических испытаниях ОА, и его эффекты были обобщены в обзорах и обзорах. метаанализы [6, 33, 34, 37, 38, 44–50].

    В недавнем всеобъемлющем обзоре, опубликованном в 2010 г. [51], на основе рецензируемых публикаций обобщены имеющиеся в настоящее время химические и фармакокинетические данные солей GlcN и их роль в лечении клинического ОА. Важным аспектом GlcN является структура различных пероральных соединений GlcN: независимо от природы соли, GlcN · HCl или GlcN · S, органический компонент глюкозамин структурно идентичен. GlcN · HCl полностью диссоциирует в желудке до GlcN и HCl, а GlcN · S диссоциирует на GlcN, HCl, сульфат натрия и серную кислоту.Исследователи утверждали в пользу сульфатной соли GlcN, что сульфат-анион будет стимулировать синтез хондроитинсульфата, однако для достижения этой концентрации в сыворотке, в 50 раз превышающей концентрацию сульфата в сыворотке, необходимо [51].

    В исследованиях на лошадях (см., Например, [52]) было около 10 мк M за 2 часа, и здесь также сульфатная и хлоридная соли GlcN были по существу идентичными. У людей-добровольцев было установлено, что оно составляет от 1 до 4 часов после приема внутрь дозы 20 мг GlcN · S на кг массы тела (для типичного взрослого человека с массой тела 75 кг это соответствует суточной дозе 1500 мг). .В четырех фармакокинетических исследованиях на людях максимальные уровни в сыворотке составляли от 9 до 11 мк 9 11 30 м, а в одной группе пациентов с ОА среднее значение составляло 7 мк 9 1130 M. Lavernity et al. [52] были первыми, кто продемонстрировал, что свободный GlcN может быть обнаружен в синовиальной жидкости после введения (цитируется в [53]). Они обнаружили, что концентрации GlcN в синовиальной жидкости оставались повышенными у большинства животных даже через 12 часов после введения. Это контрастирует с почти полным клиренсом GlcN в сыворотке через 6 часов после введения дозы.

    Исследования in vitro
    Исследования in vitro на изолированных хондроцитах или хрящевых эксплантатах здоровых пациентов или пациентов с остеоартрозом предоставляют много доказательств предлагаемых механизмов, касающихся того, как глюкозамин поддерживает здоровье суставов. Было показано, что глюкозамин усиливает продукцию компонентов хрящевого матрикса в культуре хондроцитов, таких как аггрекан и коллаген типа II [54, 55]. Глюкозамин увеличивает продукцию гиалуроновой кислоты в эксплантатах синовиальной оболочки [56].Дальнейшие эксперименты показали, что глюкозамин предотвращает дегенерацию коллагена в хондроцитах, ингибируя реакции липоксидации и окисление белков [57]. ММП (матриксные металлопротеиназы) и аггреканазы являются преобладающими ферментами расщепления в хрящах. Эти ферменты ответственны за расщепление преимущественно в межглобулярном домене молекулы аггрекана, что приводит к потере функции аггрекана [24]. Глюкозамин способен подавлять синтез ММП, что предотвращает дальнейшую дегенерацию протеогликанов [58, 59].Глюкозамин также ингибирует агреканазу, подавляя гликозилфосфатидилинозитол-связанные белки [60]. Воспалительные процессы, которые также ответственны за дегенерацию хрящевой ткани, подавляются глюкозамином. Эти механизмы будут объяснены в Разделе 4.

    Избранные клинические испытания
    Обобщенные данные основных клинических испытаний (РКИ) между 2001 и 2007 годами с формой использованного глюкозамина, активными контрольными агентами, характеристиками пациентов, оценкой исходов и результатами приведены ниже. перечислены в таблице 1.
    Положительное влияние глюкозамина на прогрессирование ОА коленного сустава не было показано у пациентов, страдающих ОА тазобедренного сустава. В недавнем клиническом исследовании GlcN · S (1500 мг / день) не смог показать превосходства над плацебо [61], даже когда был проведен анализ имеющихся данных подгруппы [62]. Причина, по которой GlcN · S эффективен при ОА коленного сустава, но не при ОА тазобедренного сустава, неясна.
    Кроме того, непонятно, почему во многих исследованиях было заявлено о значительном превосходстве GlcNS над плацебо или НПВП (например,г., Qiu et al. [63]), тогда как другие этого не сделали. Другие испытания не достигли значимости из-за сильного эффекта плацебо. Неоднородность предметов также была возможной причиной, а также предвзятость из-за финансирования отрасли. Мнения по этому поводу расходятся и в последнее время вызывают много споров [35, 64, 65].


    Автор (ы), год Агент / дозы Продолжительность Баллы () Показатель результата 45 Результаты и заключение
    и другие.2008 г. (наблюдение за двумя РКИ 2001/02 г. — см. Ниже) [27] GlcN · S / 1500 мг Ранее: 3 года
    Сейчас: в среднем через 5 лет после прекращения исследования
    340 (% извлеченных) GlcNS: 144 Plac: 131 минимум 12-месячного курса лечения Частота тотального эндопротезирования коленного сустава Ранее : снижение прогрессирования ОА коленного сустава, структурно-модифицирующие эффекты
    Сейчас : 6,3% пациентов с GlcN · S прошли тотальное колено заместительная хирургия по сравнению с 14,5% плац.pts
    Риск полной замены коленного сустава может быть снижен через 5 лет после отмены препарата.
    Clegg et al. 2006 (GAIT, исследование по лечению глюкозаминового / хондроитинового артрита) [28] GlcN · HCl / 1500 мг CS / 1200 мг целекоксиба 200 мг 6 месяцев 1583 20% снижение боли в коленях GlcN · HCl + CS: 66,4% баллов. снижение боли на 20% по сравнению с Plac: 61,1% пациентов. —N.s.
    354 (подгруппа с умеренной и сильной болью) Снижение боли в коленях на 20% GlcNHCl + CS: 79,2% по сравнению с Plac.54,3%
    Комбинация GlcNHCl + CS была эффективна в уменьшении умеренной и сильной боли при ОА коленного сустава.
    Herrero-Beaumont et al. 2007 (РУКОВОДСТВО, Glucosamine Unum In Die Efficacy) [29] GlcN · S / 1500 мг ацетаминофен 3000 мг 6 месяцев 318 GlcN · S 106
    Acet. 108
    Ответчик OARSI-A (относительное изменение подшкалы боли WOMAC не менее 55%) GlcN · S: 39,6% по сравнению с plac. 21,2%
    Acet .: n.s.
    GlcN · S превосходит plac.в лечении ОА коленного сустава
    Reginster et al. 2001 [30] GlcN · S / 1500 мг 3 года 212: GlcN · S 106 Рентгенограммы колена: сужение суставного пространства; Lequ. индекс, оценка WOMAC GlcN · S: отсутствие значительной потери суставной щели, снижение оценки WOMAC
    Plac: прогрессирующее сужение суставной щели, оценка WOMAC увеличена: эффекты, изменяющие структуру и симптомы
    Pavelka et al. 2002 [31] GlcN · S / 1500 мг 3 года 202: GlcN · S 101 Рентгенограммы колена: сужение суставной щели; Lequ.индекс, оценка WOMAC GlcN · S: нет значительной потери суставной щели
    Plac .: прогрессирующее сужение суставной щели GlcNS: Lequ. и показатели WOMAC улучшились на 20–25%; Эффекты, изменяющие структуру и симптомы
    Bruyere et al. 2004 [32] GlcN · S 1500 мг 3 года 319 женщин в постменопаузе (из 414 участников двух РКИ, см. Выше) Рентгенограммы колена: сужение суставной щели; Оценка WOMAC GlcNS: нет значительной потери суставной щели Plac.: прогрессирующее сужение суставной щели
    Снижение баллов по шкале WOMAC: «Боль» () и «Функция» ()

    Избранные обзоры и метаанализы
    Качество доказательств было недавно оценено сравнение данных клинических исследований, метаанализов и обзоров (опубликованных между 1950 и 2007 годами) о влиянии SYSADOA, включая сульфат глюкозамина [33]. Используя специализированный метод оценки (GRADE), было выявлено 5 метаанализов и один всеобъемлющий обзор, которые были включены в оценку сульфата глюкозамина.На основании этих данных был сделан вывод, что сульфат глюкозамина, среди прочего, «продемонстрировал уменьшение боли и улучшение физических функций с очень низкой токсичностью и доказательствами от умеренного до высокого» [33]. Результаты Кокрановского обзора Towheed et al. [34] были включены в их оценку.
    Обобщенные данные выбранных систематических обзоров / метаанализов, опубликованных в период с 2005 по 2008 год, с их выводами перечислены в таблице 2.
    В большинстве испытаний использовались дозы 1500 мг / день; эта доза была такой же безопасной, как и плацебо, и переносилась лучше, чем НПВП.
    На основании клинических испытаний можно сделать вывод, что длительное лечение глюкозамином: (i) уменьшает боль, (ii) улучшает функцию / подвижность сустава, (iii) снижает прогрессирование ОА, (iv) снижает риск общего сустава. замена.
    Европейская лига против ревматизма (EULAR) пришла к аналогичным выводам и оценила GlcNS в своих рекомендациях по ОА коленного сустава с наивысшим уровнем доказательности, 1A, и рекомендовала его использование с A [66].
    Результаты всех этих исследований показывают, что глюкозамин оказывает положительное воздействие на хрящи.Во-первых, он показал анаболический стимулирующий эффект на синтез хряща. Кроме того, он подавляет посредством нескольких противовоспалительных и антиоксидантных механизмов катаболические реакции дегенерации хряща, наблюдаемые при ОА (см. Раздел 4). Это может замедлить дегенерацию хряща при ОА, что приводит к уменьшению боли и отека, а также к увеличению подвижности пораженного сустава.

    и др. 08 [33]

    Автор (ы), год Проанализированные публикации Детали исследования Выводы

    (i) Towheed et al., Cochrane Review 2005 [34] 20 РКИ: GlcN · S превосходит Plac. с уменьшением боли на 28% и улучшением функции на 21% (Lequ. index). Значительно превосходит плацебо по способности снижать уровень боли.
    (ii) Влад и др. 2007 [35] 15 РКИ Суммарная величина эффекта варьировалась: от 0,05 до 0,16 в исследованиях без участия отрасли, но от 0,47 до 0,55 в исследованиях с участием отрасли. Неоднородность исследований глюкозамина больше, чем можно было бы ожидать случайно. Глюкозамина гидрохлорид не эффективен.
    (iii) Reginster 2007 [36] (обновлено после Richy et al. 2007, [37]) 3 основных РКИ: оценки боли и функции WOMAC: значительный положительный эффект GlcN · S по сравнению с Plac. Размер эффекта был одинаковым по параметрам и составлял прибл. 0,30 или чуть выше. Этот эффект от малого до среднего, но клинически достоверный (> 0.20), и особенно, он такой же степени, как и тот, который обычно встречается при других методах лечения ОА, включая НПВП.

    Poolsup et al. 2005 [38] 14 РКИ: GlcN · S: риск прогрессирования заболевания снизился на 54% ().
    Суммарные размеры эффекта уменьшения боли и улучшения физических функций составили 0,41 () и 0,46 () соответственно.
    GlcN · S может быть эффективным и безопасным средством задержки прогрессирования и улучшения симптомов ОА коленного сустава.

    3.2.2. Хондроитинсульфат

    Хондроитинсульфат (CS) — один из природных гликозамингликанов (GAG), состоящий из чередующихся сахаров D-глюкуроновой кислоты (GlcA) и N-ацетил-D-галактозамина (GalNAc). Это важный компонент внеклеточного матрикса (ЕСМ). ХС является наиболее частым ГАГ в молекуле аггрекана хряща. Из-за отрицательного заряда CS он отвечает за удержание воды в хрящах, что важно для сопротивления давлению.Он может быть извлечен из хрящевой ткани коров, свиней, птиц и рыб (акул) и поступает в организм с пищей.

    В рекомендации Европейской лиги против ревматизма (EULAR) в отношении ОА коленного сустава они дали CS как наивысшую степень доказательности, так и наивысшую силу рекомендации, 1A и A, соответственно [66]. CS является одним из SYSADOA. Первые эффекты лечения SYSADOA, отличные от анальгетиков и НПВП, становятся заметными через 2-3 недели регулярного приема и имеют продолжительный эффект, который сохраняется до нескольких месяцев.CS влияет на симптомы OA, такие как боль и воспаление, но также действует как модифицирующий структуру препарат при OA (SMOAD). Он может замедлить прогрессирование ОА и изменить течение ОА (см. Обзор [39]; подробности из этого систематического обзора клинического применения перорального КС при ОА представлены в Таблице 3).

    (a)
    9124


    39]

    Автор (ы), год Анализируемые публикации Детали испытания Выводы121244
    Мета-анализ 3 РКИ с КС при ОА коленного сустава: 462 балла., Мес. 800 мг в течение 1 года; 800 мг ежедневно и непрерывно в течение 12 и 24 месяцев.
    2 РКИ с КС в суставе пальца ОА: 284 пациента, мг КС в течение 3 лет.
    CS уменьшил количество очков. с новым эрозивным остеоартрозом суставов пальцев.
    CS влияет на симптомы ОА, такие как боль и воспаление, но также действует как модифицирующий структуру препарат при ОА (SMOAD).
    CS может замедлить прогрессирование OA и может изменить течение OA.

    Ли и др. 2010 [40] Метаанализ 2 РКИ с GlcN · S + 4 РКИ с CS (800 мг в день) при ОА: 1502 пациента.
    CS: Небольшой, но значительный защитный эффект на минимальное сужение суставной щели через 2 года ().
    CS может задерживать радиологическое прогрессирование ОА коленного сустава после ежедневного применения в течение более 2 лет.

    Hochberg et al. 2008
    [41]
    Метаанализ 3 РКИ с КС при ОА коленного сустава: незначительный значительный эффект на снижение скорости уменьшения минимальной ширины суставной щели на 0,07 мм / год.
    Размер эффекта равен 0.26 ().
    CS эффективен для уменьшения скорости уменьшения минимальной ширины суставной щели при остеоартрите коленного сустава; CS может играть роль модифицирующего структуру агента в лечении пациентов с ОА коленного сустава.

    (b)
    / Do ()

    Автор (ы), год CS Показатель результата Результаты и заключение

    Kahan et al.2009 (STOPP: Исследование профилактики прогрессирования остеоартрита) [42] CS / 800 мг 2 года 622 (коленный остеоартрит) CS: 309 Рентгеновские снимки тибио-бедренного сустава: сужение суставной щели Прогрессирование сужение суставной щели было значительно уменьшено по сравнению с plac.
    (28% пациентов с CS по сравнению с 41% пациентов с Plac. Показали прогрессирующее сужение суставной щели)
    Комбинированные эффекты CS, модифицирующие структуру и симптомы, предполагают, что он может быть агентом, модифицирующим заболевание, у пациентов с ОА коленного сустава.

    Michel et al. 2005 [43] CS / 800 мг 2 года 300 (ОА коленного сустава) CS: 150 Рентгеновские снимки, тибио-бедренный сустав: сужение суставной щели CS: нет значительной потери суставной щели, по сравнению с Plac.
    Plac .: значительное сужение суставной щели (по сравнению с исходным уровнем).
    CS: нет значимого симптоматического эффекта, но останавливает структурные изменения при ОА более чем на 2 года.

    Способность КС замедлять развитие ОА была продемонстрирована в нескольких клинических исследованиях [43, 67, 68].Эти результаты были подтверждены в недавнем долгосрочном исследовании (см. Также данные испытаний в таблице 3 [42]). В этом исследовании авторы смогли подтвердить результаты ранее проведенного исследования (см. Таблицу 3; [43]).

    Положительное влияние CS на ОА было также подтверждено метаанализами, которые показали значительный благоприятный эффект CS по сравнению с плацебо [33, 40, 41]. Еще один подробный обзор CS был написан командой Natural Standard Monograph. Эти авторы перечислили 39 клинических исследований или метаанализов, в которых CS использовался для лечения ОА.Большинство этих исследований пришли к выводу, что CS оказывает значительное положительное влияние на пациентов с ОА [69].

    Одним из исследований без значительного эффекта было исследование GAIT [28] (более подробную информацию см. В Таблице 1). В этом исследовании прием CS привел к увеличению количества ответивших только на 5,3% по сравнению с плацебо, что не было статистически значимым. Однако лечение CS привело к статистически значимому уменьшению отека коленного сустава [28]. Статистическая неэффективность CS в уменьшении боли, вероятно, можно объяснить неожиданно высоким эффектом плацебо в этом исследовании (61% респондентов).Все исследования и метаанализы [37, 40, 41, 70] дали CS отличный профиль безопасности, поэтому нет никаких опасений по поводу безопасности при длительном применении [71].

    Подобно исследованию GAIT, во многих клинических исследованиях тестировали сульфат хондроитина вместе с глюкозамином [6, 47, 72–74]. Результаты показывают, что оба компонента могут усиливать эффективность друг друга. Этот синергетический эффект был также предложен различными исследованиями in vivo и in vitro [55, 75–78].

    CS увеличивает выработку гиалуронана синовиальными клетками человека, что положительно влияет на поддержание вязкости синовиальной жидкости [79].Было показано, что CS стимулирует метаболизм хондроцитов, приводя к синтезу коллагена и протеогликана, основных компонентов нового хряща. Кроме того, CS ингибирует ферменты эластазу лейкоцитов и гиалуронидазу, которые в высоких концентрациях обнаруживаются в синовиальной жидкости пациентов с ревматическими заболеваниями. CS также увеличивает выработку гиалуроновой кислоты синовиальными клетками, что впоследствии улучшает вязкость и уровень синовиальной жидкости. В целом CS подавляет процессы разрушения хряща и стимулирует анаболические процессы, участвующие в формировании нового хряща (см. Обзор [6, 69]).Кроме того, CS при добавлении к культурам хондроцитов вызывает дозозависимое увеличение пролиферации клеток.

    Обсуждаются несколько механизмов, которые приводят к положительному влиянию КС на пациентов с ОА. Фармакокинетические исследования показали, что пероральный прием хондроитинсульфата абсорбируется как высокомолекулярный полисахарид и может быть обнаружен в плазме вместе с производными в результате частичной деполимеризации и / или десульфатирования [80]. Фармакокинетическое исследование (1990 г.) на крысах и собаках [81] проверило распределение меченного тритием CS перорально и внутримышечно.Было абсорбировано более 70% перорально введенной радиоактивности. Независимо от пути введения радиоактивность в основном выводилась с мочой. После перорального приема уровень в плазме быстро увеличивался, после чего наступало большое плато с максимумом через 14 или 28 часов у крыс и собак, соответственно.

    Спустя годы после публикации исследования GAIT, в котором использовалась комбинация GlcN · HCl и CS, стали доступны новые фармакокинетические данные у людей для обоих хондропротекторов.Джексон и др. [82] пытались оценить фармакокинетическое поведение пероральных GlcN и CS как по отдельности, так и в комбинации. Сначала они обнаружили, что базальные уровни GlcN в плазме в любое время были ниже предела обнаружения, в то время как уровни CS в плазме были приблизительно. 20 μ мкг / мл и не показал никаких циркадных изменений. На втором этапе испытаний они изучили фармакокинетику 1500 мг GlcN · HCl, 1200 мг CS или комбинации обоих веществ. На третьем этапе они выбрали группу пациентов с симптоматическим ОА коленного сустава (как часть GAIT), которые уже получали 1500 мг GlcNHCl, 1200 мг CS или их комбинацию более 3 месяцев каждый день.Главный вывод заключался в том, что ни одна из экспериментальных процедур не привела к изменению концентрации эндогенного ХС в плазме. Базальные уровни GlcN в плазме, которые ранее не определялись, увеличивались, но при комбинированном введении вместе с CS были значительно снижены.

    Авторы пришли к выводу, что клиническое улучшение симптомов ОА, которое было очевидным в многочисленных клинических испытаниях (также для подгруппы популяции пациентов с GAIT, [28]), вызвано не синергическим эффектом обоих агентов во время кишечной абсорбции, а что эти два агента могут косвенно влиять на здоровье суставов.Они предполагают, что благоприятные клинические эффекты обоих соединений могут быть результатом «изменений клеточной активности в слизистой оболочке кишечника или в печени, где концентрации проглоченного CS или продуктов его распада могут быть существенно повышены после перорального приема» [82].

    Таким образом, вся информация из этих исследований in vitro и in vivo , клинических испытаний, а также метаанализов позволяет сделать вывод о наличии достаточных данных в поддержку использования перорального КС при ОА.Результаты показывают, что CS уменьшает боль, улучшает функцию / подвижность сустава и снижает прогрессирование ОА благодаря его структурно-модифицирующим эффектам.

    3.2.3. Другие соединения

    Помимо комбинации GlcN · S + CS, у пациентов с ОА использовались другие родственные вещества, например, гиалуроновая кислота (HA, гиалуронан) и гидролизат коллагена.

    Что касается терапевтического использования HA, основы агрегата протеогликана в ECM, не все клинические испытания показали одинаковый положительный результат.Похоже, что гиалуроновая кислота с более высокой молекулярной массой может быть более эффективной, чем гиалуроновая кислота с более низкой молекулярной массой. Внутрисуставное лечение с помощью HA было принято и широко используется в качестве терапии OA. Тем не менее, существуют разногласия по поводу эффективности перорального введения ГК.

    На основании фундаментальных фармакокинетических исследований было обнаружено, что перорально введенная высокомолекулярная ГК также достигает сустава [83], что является основанием для перорального приема ГК. Авторы пилотного клинического исследования [84] пришли к выводу, что ГК улучшает несколько аспектов качества жизни у взрослых с ОА коленного сустава.Для подтверждения этого результата потребуется больший размер выборки.

    В недавнем обзоре, в котором лечение SYSADOA было проанализировано с использованием системы GRADE [33], эксперты пришли к выводу, что в дополнение к хондроитинсульфату или глюкозамина сульфату гиалуроновая кислота «продемонстрировала уменьшение боли и улучшение физических функций с помощью очень низкая токсичность, качество доказательств от среднего до высокого »[33]. Таким образом, описанные эффекты оправдывают использование этих трех компонентов хряща у пациентов, страдающих ОА.

    Для гидролизата коллагена , из доступных исследований in vitro и in vivo , а также клинических испытаний [85, 86], можно сделать вывод, что гидролизат коллагена абсорбируется желудочно-кишечным трактом и включается в сустав. хрящ. Это может привести к увеличению подвижности и физической активности со значительным облегчением боли.

    4. Противовоспалительное и антиоксидантное действие питательных веществ
    4.1. Воспаление и активные формы кислорода: новые метаболические подходы к остеоартриту

    Хотя ОА не является синонимом воспалительной артропатии, новые результаты показывают, что воспаление является не только вторичным явлением, но и участвует в развитии ОА с самого начала [87–89 ].Многие медиаторы воспаления экспрессируются в хрящах и синовиальной ткани на ранних стадиях ОА. Результаты Benito [89] показывают, что медиаторы воспаления и факторы ядерной транскрипции, участвующие в воспалительном каскаде, значительно выше у пациентов с ранней стадией ОА по сравнению с поздней стадией ОА. Кроме того, во время ОА увеличивается количество активных форм кислорода (АФК) [90–93]. Различные воспалительные и окислительные процессы при ОА суммированы на рисунке 2.


    Многие исследования выявили избыточный вес (ИМТ 25–29.9 кг / м 2 ) и ожирение (ИМТ> 29,9 кг / м 2 ) [94–96] в качестве основных факторов риска ОА. Hart и Spector [97] показали, что увеличение ИМТ на 2 единицы увеличивает риск проявления ОА коленного сустава на 36%. Это происходит не только из-за дополнительного веса и механической нагрузки на суставы, так как суставы, не несущие веса, такие как руки, значительно больше страдают у пациентов с высоким ИМТ [89] из-за метаболических реакций. К ним относятся усиленное воспаление, вызванное лептином и другими адипоцитокинами, а также пищевые липиды или перекисное окисление липидов, что может привести к разрушению хряща.Следовательно, ОА не индуцируется только биомеханическими факторами и возрастом, а также задействованы несколько метаболических факторов [98–106].

    Лептин сверхэкспрессируется у пациентов с ожирением и присутствует в синовиальной жидкости, а также в суставных хондроцитах [104]. Хондроциты суставного хряща также экспрессируют рецепторы лептина [107]. В физиологических условиях лептин стимулирует синтез инсулиноподобного фактора роста 1 (IGF-1) и трансформирующего фактора роста бета (TGFb-1), двух медиаторов, важных для пролиферации хондроцитов и синтеза внеклеточного матрикса, путем связывания с рецептором лептина [ 103, 104].Эти два фактора, по-видимому, оказывают положительное анаболическое воздействие на сустав, увеличивая выработку хрящевого матрикса. Однако чрезмерные и патологические концентрации лептина, как и у пациентов с ожирением, имеют противоположный эффект на хондроциты, хрящ и кости, что приводит к образованию остеофитов и дегенерации хряща [108]. Остеофиты в суставах обычно ограничивают подвижность суставов и, таким образом, вызывают боль.

    Эксперименты in vitro выявили несколько механизмов, с помощью которых чрезмерное количество адипокинов приводит к разрушению суставных суставов.В хрящах, полученных от пациентов с ОА человека, лептин усиливает синтез нескольких провоспалительных медиаторов, таких как NO, PGE 2 , IL-6 и IL-8, через индуцибельные пути синтазы оксида азота (iNOS). Подавляя активность iNOS, синтез NO был почти полностью заблокирован. Это восстановление NO снижает продукцию PGE 2 , IL-6 и IL-8 [109]. Кроме того, мембраносвязанная простагландин E-синтаза 1 (mPGES-1) и фермент COX-2 сверхэкспрессируются в хрящах таких пациентов.ЦОГ-2 дополнительно увеличивает выработку простагландинов. Эта сверхэкспрессия может быть вызвана факторами IL-1 и TNF-альфа, высвобождаемыми жировой тканью. mPGES-1 опосредует продукцию PGE 2 [110]. Избыточная продукция PGE 2 усиливает индуцированную NO гибель клеток хондроцитов ОА [111]. Когда IL-1 действует вместе с лептином, они могут активировать синтазу оксида азота типа II, которая увеличивает продукцию NO в хондроцитах [112]. Повышенные уровни NO приводят к различным катаболическим процессам в хрящах, таким как потеря фенотипа хондроцитов, тем самым снижая продукцию ECM, а также к апоптозу хондроцитов и деградации ECM [113, 114].

    Лептин индуцирует синтез матриксных металлопротеиназ (MMP), особенно MMP9 и MMP13 [115–117], через IL-1 и TNF-альфа. ММП — это большое семейство ферментов, разрушающих различные компоненты коллагена и протеогликанов [118]. И ММР9 (желатиназа), и ММР13 (коллагеназа) участвуют в повреждении хряща [116, 117]. MMP13 продуцируется хондроцитами и расщепляет коллаген типа II (основной тип коллагена в суставном хряще) и молекулу протеогликана аггрекан, что приводит к структурному повреждению хрящевой ткани [115].Эти эксперименты ясно показывают, что ожирение, опосредованное лептином, оказывает провоспалительное и катаболическое действие на хрящ, приводя к апоптозу хондроцитов и деградации внеклеточного матрикса.

    Лептин — не единственный адипокин, обладающий воспалительным действием. Резитин и висфатин вместе с лептином усиливают воспалительный статус с помощью различных механизмов, что вместе с механической перегрузкой приводит к потере фенотипа и апоптозу хондроцитов, а также к дегенерации хрящевого матрикса [99, 101].

    Таким образом, избыточная масса тела и ожирение играют важную роль в генезе ОА коленного и тазобедренного суставов не только в результате механической перегрузки, но и в результате сложного комбинированного действия генетических, метаболических, нейроэндокринных и биомеханических факторов и представляют собой значимый фактор. модифицируемый фактор риска [102] не в последнюю очередь по этой причине.

    Воспаление также вызывается перегрузкой суставов. На поверхности хондроцитов экспрессируются различные механорецепторы.Сообщалось, что механическое сжатие значительно увеличивает высвобождение PGE 2 в эксплантатах хондроцитов. Было показано, что механический стресс индуцирует экспрессию COX-2 и что мРНК mPGES-1 (PGE-синтаза 1) и белок увеличиваются в эксплантатах хряща. mPGES-1 участвует в синтезе PGE 2 во время воспаления. PGE 2 , скорее всего, является ключевым регулятором дегенерации хряща при ОА [119]. Было также обнаружено, что mPGES-1 и COX-2 стимулируются IL-1 в хондроцитах [110].

    Травматическое повреждение суставов приводит к активации многих генов, включая медиаторы воспаления, протеиназы, разрушающие хрящ, и факторы стрессовой реакции [3]. Дегенерация хряща приводит к образованию фрагментов фибронектина (FN-f). Фибронектин и фрагменты фибронектина обнаруживаются в синовиальной жидкости после травм. Исследователи смогли показать, что эти фрагменты стимулируют экспрессию воспалительных цитокинов и хемокинов, таких как IL-8, IL6 и IL-1, что указывает на то, что повреждение хряща может привести к дальнейшей прогрессирующей деградации хряща.Стимуляция цитокинов с помощью FN-f опосредуется путем NF- κ B [120]. Далее было показано, что FN-f стимулирует ММП в хондроцитах, что разрушает хрящ [121, 122]. MMP13, например, разрушает коллаген II типа, основной коллагеновый компонент гиалинового хряща [123, 124].

    Независимо от источника, повышенные концентрации медиаторов воспаления активируют определенные аггреканазы (ADAMTS-4 / -5), которые расщепляют молекулу аггрекана в определенной области и тем самым разрушают активность этой важной молекулы структуры хряща [125].

    Воспаление и окислительный стресс — важные механизмы, которые приводят к прогрессированию ОА. Таким образом, терапия также должна учитывать этот аспект.

    4.2. Как питательные вещества могут модулировать процессы воспаления и окислительный стресс, связанные с остеоартритом?

    Сложная взаимосвязь между ожирением и ОА показывает, что избыточный вес, безусловно, представляет собой наиболее значимый модифицируемый фактор риска для предотвращения ОА коленного или тазобедренного сустава. Снижение веса и стабилизация веса на основе сбалансированной диеты с низкой энергетической плотностью имеют решающее значение при манифестном ОА [127].Но также на метаболические процессы может влиять диетическая терапия, которая в основном включает хондропротекторы, такие как глюкозамин и хондроитинсульфат или омега-3 жирные кислоты.

    Альтернативой обычной терапии НПВП для ОА является использование так называемых нутрицевтиков, таких как глюкозамин, хондроитинсульфат, гиалуроновая кислота, гидролизованный коллаген и жирные кислоты омега-3, а также различные витамины и минералы. Помимо стимуляции метаболизма хряща и, следовательно, регенерации хряща, многие из них обладают механизмами, которые модулируют воспалительные события и окислительные процессы, участвующие в ОА.Поскольку они являются компонентами натуральных пищевых продуктов, они имеют гораздо меньше побочных эффектов при длительном применении, чем НПВП или ингибиторы ЦОГ-2, как показано во многих клинических испытаниях (см. Выше).

    Они мешают воспалительному сценарию, проиллюстрированному выше, в различных точках (см. Также рисунок 2).

    Комбинация глюкозамина и хондроитинсульфата подавляет индуцированную IL-1 экспрессию генов iNOS, COX-2, mPGE и NF- κ B в эксплантатах хряща. Это приводит к снижению продукции NO и PGE 2 , двух медиаторов, ответственных за гибель клеток хондроцитов и воспалительные реакции [128, 129].Есть несколько способов, которыми глюкозамин или хондроитинсульфат снижают синтез фермента ЦОГ-2. Ингибирование индуцированного IL-1β пути NF- κ B глюкозамина сульфатом приводит к снижению синтеза фермента COX-2 [130–133]. Другой способ, которым глюкозамина гидрохлорид ингибирует активность ЦОГ-2, — это предотвращение ко-трансляционного N-гликозилирования ЦОГ-2 и облегчение обмена белка ЦОГ-2 [134]. Сам по себе CS снижает ядерную транслокацию NF- κ B, что снижает образование провоспалительных цитокинов IL-1beta и TNF-alpha и провоспалительных ферментов, таких как циклооксигеназа 2 (COX-2) и синтаза оксида азота-2 (NOS-2). ) (см. обзор [135]).

    Противовоспалительная способность CS была также протестирована на модели атеросклероза кроликов. В этой модели CS снижал провоспалительные молекулы C-реактивного белка и IL-6 в сыворотке, а также экспрессию MCP-1 и COX-2 в мононуклеарных клетках периферической крови. Он также повлиял на NF- κ B [136], который отвечает за индукцию воспалительных процессов.

    Кроме того, медиаторы воспаления активируют различные ферменты, разрушающие хрящ. Экспрессия мРНК таких ферментов (ММР-13 и аггреканазы (ADAMTS-5)) была снижена в эксплантатах хряща, инкубированных с GlcNS и CS.В том же исследовании тканевый ингибитор металлопротеиназы-3 (TIMP-3), мощный ингибитор ADAMTS, был активирован [128]. Было показано, что один глюкозамина сульфат ингибирует процесс активации экспрессии MMP-2 и MMP-9 посредством подавления пути NF- κ B [137].

    Медиаторы воспаления ответственны за снижение биосинтеза хрящевого материала. Эксперименты с хондроцитами крысы показали, что IL-1 β подавляет экспрессию фермента галактоза- β -1,3-глюкуронозилтрансферазы I (GlcAT-I), ключевого фермента в биосинтезе хрящевых цепей GAG.Глюкозамин в зависимости от дозы уменьшал это ингибирование [132].

    В дополнение к их противовоспалительному действию глюкозамин и хондроитинсульфат проявляют антиоксидантное действие, которое приводит к значительному снижению экспрессии и активности iNOS [138, 139]. Это одно из объяснений того, почему глюкозамин и хондроитин снижают гибель хондроцитов, вызванную NO. По сравнению с глюкозамином и CS гиалуроновая кислота оказывает очень незначительное противовоспалительное и антиапоптотическое действие, в то же время значительно снижая уровень NO [139].

    Витамины и минералы
    Многие витамины известны своей антиоксидантной способностью. В физиологических условиях реактивные формы кислорода (АФК), вырабатываемые организмом, нейтрализуются антиоксидантной защитной системой организма, такой как пероксидаза, супероксиддисмутаза или каталаза. Однако в условиях болезни повышенное количество АФК больше не может контролироваться естественной защитной системой. Такие артропатии, как остеоартрит и ревматоидный артрит, характеризуются повышенным образованием свободных радикалов [98, 102, 140].АФК, которые широко экспрессируются во время ОА [92, 93, 141, 142], участвуют в дегенерации матрикса и хряща, ингибировании синтеза матрикса, гибели клеток и апоптозе хондроцитов. Эксперименты in vitro подтвердили, что механическое напряжение сдвига увеличивает производство оксидантов в хрящевых эксплантатах [90].
    В ходе исследования образцы сыворотки 29 пациентов с ОА коленного сустава и 26 здоровых людей из контрольной группы были проанализированы на предмет их окислительного статуса [92]. Общая антиоксидантная способность (TAC) и, кроме того, индекс окислительного стресса (OSI Index) определялись как антиоксидантные параметры.Окислительный стресс измеряли на основе общего содержания пероксида (TP) и гидропероксида липидов, а индекс OSI рассчитывали из соотношения TP / TAC. По сравнению со здоровым контролем, пациенты с ОА имели значительно более высокий индекс OSI, тогда как все маркеры антиоксидантной активности были ниже. Активность пролидазы (маркер синтеза коллагена) также была значительно ниже у пациентов с ОА. Более того, активность фермента положительно коррелировала с концентрацией антиоксиданта (TAC) и отрицательно с окислительным стрессом (OS).Следовательно, чем выше концентрация антиоксиданта, тем лучше процесс метаболизма хряща. Напротив, оксидативный стресс был связан с нарушением метаболизма хряща [92].
    Рабочая группа показала, что у пациентов с ОА значительно снижена концентрация антиоксидантов (витаминов С и Е) и повышен окислительный стресс. Окислительный стресс измеряли по концентрации малонового диальдегида (МДА) [93].
    Следовательно, лечение ОА должно быть направлено не только на регенерацию и противовоспалительные процессы, но и на снижение окислительного стресса у этих пациентов.Положительное влияние на ОА было обнаружено для ряда витаминов и минералов (см. Обзор [143, 144]).
    Витамин C , например, стимулирует синтез коллагена и, в меньшей степени, синтез аггрекана. Синтез протеогликанов повышен в культурах хондроцитов [145] (см. Обзор [143, 146]). Исследование на животных показало, что витамин С оказывает защитное действие на коленный хрящ [147]. Эффект защиты хондроцитов может быть опосредован их антиоксидантной способностью. Аналогичные результаты были получены для витамина Е, который известен своим сильным антиоксидантным действием, защитой от АФК и усилением роста хондроцитов [143].Положительные эффекты витамина Е были продемонстрированы в клинических испытаниях. Пациенты, получавшие витамин Е, показали значительное уменьшение боли по сравнению с плацебо и сопоставимые эффекты с диклофенаком (см. Обзор [143]).
    Селен, цинк и медь — обсуждаемые минералы, поддерживающие лечение ОА. Они обладают антиоксидантными свойствами и входят в состав антиоксидантных ферментов. Крысы, получавшие диету с низким содержанием селена, показали снижение активности сульфотрансферазы. Этот фермент участвует в процессе синтеза гликозаминогликанов, важного для хрящевого матрикса [148].В двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании комбинация селена и витаминов A, C и E, имела положительный, но незначительный эффект, который имеет тенденцию уменьшать боль и скованность у пациентов с ОА по сравнению с плацебо [149]. Марганец является компонентом гликозального фермента и фермента ксилозилтрансферазы, который отвечает за связывание гликозидов и, следовательно, за синтез гликозаминогликанов. Марганец также участвует в сшивании коллагеновых фибрилл и ингибирует эластаз, разрушающий эластин [150].Медь, важный компонент лизилоксидазы, способствует сшиванию коллагена и эластина в хрящевой и костной ткани, а молибден является кофактором фермента сульфитоксидазы, продуцирующего сульфаты, которые важны для синтеза протеогликанов.

    Синергетическое действие хондропротекторов, жирных кислот омега-3 и других питательных веществ
    Полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 (ПНЖК), такие как линоленовая кислота и эйкозапентаеновая кислота (EPA), а также льняное семя (EPA), содержатся в грецком орехе. рыбий жир.Они известны своим противовоспалительным действием, что было показано в нескольких исследованиях (см. [144, 147, 151]). Они успешно использовались в клинических испытаниях, в основном для лечения ревматоидного артрита [152–154]. Исследования in vitro показали, что омега-3 жирные кислоты увеличивают синтез коллагена и уменьшают медиатор воспаления PGE 2 [155]. EPA при насыщении кислородом приводит к разделению биоактивного продукта на E1 (RvE1). Путем активации специфического рецептора ChemR23, RvE1 резко снижает воспалительные процессы, ингибируя путь NF- κ B, который отвечает за многие из этих процессов [156].Омега-3 жирные кислоты снижают активность аггреканазы и коллагеназы, индуцированную IL-1, и снижают экспрессию мРНК ADAMTS-4, COX-2, IL-1 α и TNF- α . Кроме того, они снижают уровни белков некоторых ММП [157] (см. Обзор [144]).
    ПНЖК являются важными компонентами диетической терапии ОА. Кислородные радикалы удаляются за счет приема антиоксидантов. В большей степени они вырабатываются при ОА и участвуют в дегенерации хряща (99,152), но также в целом способствуют воспалительным процессам в организме.Многочисленные исследования посвящены противовоспалительному действию полиненасыщенных жирных кислот , эйкозапентаеновой кислоты (EPA) и докозагексаеновой кислоты (DHA) и их роли в метаболизме хряща [157].
    Недавнее исследование смогло продемонстрировать, что комбинированное введение EPA и DHA в терапии глюкозамином заметно уменьшало дискомфорт у пациентов с ОА коленных и тазобедренных суставов [126]. В этом рандомизированном исследовании 177 пациентов, страдающих ОА коленного или тазобедренного сустава от умеренной до тяжелой степени, были разделены на две группы.Одна группа принимала комбинацию 1500 мг сульфата глюкозамина плюс омега-3 жирные кислоты EPA и DHA, а также витамины A, D и E каждый день в течение 26 недель. Другой группе давали препарат без EPA и DHA. В начале исследования, а также на 13-й и 26-й неделях испытуемые были обследованы, и их жалобы были задокументированы на основе Индекса остеоартрита университетов Западного Онтарио и Макмастера (WOMAC). Обе группы показали улучшение в результате терапии, продемонстрированное снижением оценки боли по шкале WOMAC на 20% или более.Если критерий успеха терапии был больше, например 80%, то этой цели достигло значительно большее количество пациентов в группе комбинированной терапии (52,2%) по сравнению с группой, принимавшей препарат без EPA и DHA (37,9%; рисунок 3). Кроме того, типичные симптомы ОА, такие как скованность суставов или боль в суставах, уменьшились уже на 13 неделе и к концу испытания продолжали снижаться на 48,5% до 55,5% в группе EPA и DHA по сравнению с 41,7% до 55,3% в группе. контрольная группа.
    Результаты этих экспериментов in vivo и in vitro ясно демонстрируют противовоспалительное действие глюкозамина, хондроитинсульфата, гиалуроновой кислоты и омега-3 жирных кислот. Благодаря этим способностям, вполне вероятно, что такие питательные вещества могут уменьшить деградацию коллагена [157] при остеоартрите.


    5. Заключение

    На основании доклинических и клинических данных очевидно, что хондропротекторы, такие как глюкозамин, хондроитинсульфат и другие питательные вещества, такие как антиоксиданты и ПНЖК, могут модулировать остеоартрит.При длительном применении они демонстрируют, в отличие от НПВП, отличный профиль безопасности с меньшим количеством побочных эффектов, чем плацебо.

    Хондропротекторы являются важными компонентами метаболизма хряща и стимулируют важные процессы регенерации хряща, тем самым регулируя дисбаланс катаболических и анаболических процессов при остеоартрите.

    Новые данные указывают на то, что воспаление и окислительный стресс характерны для всех стадий заболевания. Хондропротекторы способны подавлять многие из этих процессов.Они защищают хондроциты от апоптоза, вызванного окислительным стрессом, уменьшают дегенерацию суставного хряща, вызванную медиатором воспаления, и реактивируют анаболические процессы компонентов внеклеточного матрикса, снижающие воспаление. Это приводит к уменьшению воспаления, отека и боли, а также к повышенной подвижности пораженных суставов. Эти вещества, особенно при использовании в сочетании с другими питательными веществами, такими как антиоксиданты и жирные кислоты омега-3, способны оказывать синергетическое действие на суставы, страдающие остеоартритом.

    Недавно были опубликованы результаты нового исследования, которые демонстрируют многообещающие эффекты других пищевых веществ или фитохимических веществ, например, содержащихся в экстрактах имбиря, демонстрируя различные антиостеоартритные действия и, например, даже внутрисуставный ресвератрол, демонстрирующий хондропротекторные эффекты на модели крыс на животных.

    Таким образом, будущие «нутрицевтические» подходы к ОА, скорее всего, должны быть более сложными и должны включать сульфат глюкозамина (и / или сульфат хондроитина) вместе с гиалуроновой кислотой, гидролизатом коллагена и несколькими другими питательными веществами, которые, как было показано, имеют многообещающие результаты. действия на суставной хрящ, синовиальную жидкость и общие клинические исходы у пациентов с ОА.

    Аббревиатуры
    фибронектина фрагментировать гликозаминогликановых Глюкозамин Глюкозамин сульфат 912MP 912MP MAP 912MP 912AD 912AD 912AD 912A :
    CS: Хондроитинсульфат
    COX: Циклооксигеназа
    ECM: Внеклеточный матрикс 912ARE 912ARE EE -f:
    GAG:
    ГСПРП:
    ГСПРП · HCl Глюкозамин гидрохлорид
    GlcN · S:
    IL: Интерлейкин
    IR: Рецептор интегрина
    JSW: Ширина суставной щели
    LR: Металлический рецептор
    MR: Mechanorece ptor
    NF- κ B: Ядерный фактор κ B
    iNOS: Индуцируемая синтаза оксида азота
    NSAID противовоспалительные препараты OA: Остеоартрит
    PGE 2 : Простагландин E 2
    ROS: Реактивные формы кислорода
    Симптоматическое лекарство замедленного действия при остеоартрите
    WOMAC: Университеты Западного Онтарио и Макмастера.

    Пероральное введение неденатурированного нативного куриного коллагена II типа (UC-II) уменьшило разрушение суставного хряща на модели остеоартрита (ОА) у крыс. неденатурированного природного куриного коллагена типа II (UC-II) для предотвращения чрезмерного разрушения суставного хряща на модели остеоартрита (ОА) на крысах.

    Методы

    Двадцати крысам-самцам была проведена операция по частичному разрыву медиальной менискэктомии (PMMT) для индукции ОА.Сразу после операции 10 крысам вводили носитель, а еще 10 крысам перорально вводили суточную дозу UC-II 0,66 мг / кг в течение 8 недель. Кроме того, 10 наивных крыс использовались в качестве интактного контроля, а еще 10 крысам была сделана фиктивная операция. Конечные точки исследования включали несущую способность передних и задних конечностей, сывороточные биомаркеры метаболизма костей и хрящей, анализ субхондральной и губчатой ​​кости в эпифизе и метафизе большеберцовой кости, а также патологию хряща на медиальном плато большеберцовой кости с использованием гистологических методов.

    Результаты

    Операция ПММТ произвела умеренный ОА на медиальном плато большеберцовой кости. В частности, разрушение суставного хряща отрицательно сказалось на несущей способности оперированной конечности. Немедленное лечение с помощью UC-II сохранило несущую способность травмированной ноги, сохранило целостность губчатого вещества в метафизе большеберцовой кости и ограничило чрезмерное образование остеофитов и разрушение суставного хряща.

    Заключение

    Результаты исследования демонстрируют, что клинически значимая суточная доза UC-II при применении сразу после травмы может улучшить механическую функцию поврежденного колена и предотвратить чрезмерное разрушение суставного хряща.

    Ключевые слова

    Остеоартрит

    Неденатурированный натуральный куриный коллаген II типа

    Частичный разрыв медиальной менискэктомии

    Динамическая нагрузка на вес

    Микрокомпьютерная томография

    © Гистология

    Рекомендуемые статьи Цитирование статей 2017 (Автор

    )

    с). Опубликовано Elsevier Ltd от имени Международного общества исследований остеоартрита.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирующие статьи

    Изменение хряща при остеоартрите коленного сустава, обнаруженное с помощью отсроченной магнитно-резонансной томографии с усилением гадолиния после лечения гидролизатом коллагена: пилотное рандомизированное контролируемое исследование

    Открытый архив в партнерстве с Международным обществом остеоартрита

    906 открытый архив Резюме

    Цель

    Определить, может ли какой-либо из двух подходов к магнитно-резонансной томографии — магнитно-резонансная томография хряща с отсроченным усилением гадолиния (dGEMRIC) или картирование Т2 — выявить краткосрочные изменения гиалинового хряща коленного сустава у лиц, принимающих формулировку коллагена. гидролизат.

    Дизайн

    Одноцентровое проспективное рандомизированное плацебо-контролируемое двойное слепое пилотное исследование гидролизата коллагена для лечения легкого остеоартрита (ОА) коленного сустава. Участникам было разрешено продолжить предыдущее использование анальгетиков. Первичным результатом было изменение времени релаксации dGEMRIC T1 в интересующих областях хряща в 24-недельную временную точку. Вторичные конечные точки включали изменение времени релаксации dGEMRIC T1 между исходным уровнем и 48 неделями, изменение времени релаксации T2 на 0, 24 и 48 неделях, симптоматические и функциональные показатели, полученные при каждом посещении, и общее использование анальгетиков.

    Результаты

    Среди выборки из 30 рандомизированных субъектов показатель dGEMRIC увеличился в медиальной и латеральной области большеберцовой кости (среднее увеличение на 29 и 41 мс соответственно) у участников, получавших гидролизат коллагена, но снизился (среднее снижение на 37 и 36 мсек соответственно). соответственно) в группе плацебо, причем изменения между двумя группами через 24 недели достигли значимости. Никаких других значительных изменений между двумя группами не наблюдалось ни в других четырех регионах, ни в каких-либо значениях T2, ни в клинических исходах.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *