Пит это в медицине: Направление в палату интенсивной терапии в кардиологии.

Содержание

Направление в палату интенсивной терапии в кардиологии.

Заказать обратный звонок

  • Работаем 24 часа
  • Экстренная
    выездная служба
  • Доставка больного
    в клинику

При размещении в стационаре вы получаете:

  1. Пребывание в комфортабельной палате
  2. Высококачественное питание
  3. Наблюдение лечащего врача
  4. Первичное обследование (общие анализы крови и мочи, базовый биохимический анализ крови).

Палата интенсивной терапии – необходимая составляющая современного медицинского центра с собственным операционным блоком и стационаром. Множество сердечно-сосудистых заболеваний в тяжелой форме предполагают постоянное наблюдение врачей и оказание необходимой терапии на должном уровне. В стационаре клиники Мосмед располагается палата интенсивной терапии для кардиологических больных.

В каких случаях направляют в палату интенсивной терапии?

  • Плановое направление из поликлиник и амбулаторных центров
  • Направление из поликлиник и амбулаторных центров по экстренным показаниям в связи с декомпенсацией хронического заболевания
  • Госпитализация по скорой медицинской помощи больных без заведомо необходимого протезирования витальных функций

Группы и виды кардиологических заболеваний, при которых может быть показано пребывание в стационаре медицинского центра

  • Декомпенсация хронической сердечной недостаточности (перенесенный в прошлом инфаркт миокарда, хроническая аневризма левого желудочка, сенильные пороки аортального и митрального клапанов, гипертоническое сердце, хроническое легочное сердце, атеросклеротический кардиосклероз)
  • Нарушения ритма (пароксизмальная и перманентная формы мерцательной аритмии; плановое восстановление синусового ритма и подготовка больного к плановой кардиоверсии; экстрасистолический синдром высоких градаций)
  • Декомпенсация хронических соматических патологий (сахарный диабет, заболевания щитовидной железы, хроническая болезнь почек, хроническая обструктивная болезнь легких, нарушение водно-электролитного статуса у пациентов, требующих постоянного ухода)

Категории пациентов, нуждающиеся в первичной госпитализации в ПИТ(кардиология):

  • Потенциальная необходимость в ближайшие часы-сутки протезирование витальных функций (ИВЛ, ВЭКС, кардиотоническая поддержка, анурия и форсированный диурез)
  • Пациенты, нуждающиеся в мониторировании витальных функций (нарушения ритма, проводимости, синдром сонного апноэ)
  • Пациенты, доставленные в стационар в тяжелом состоянии (недооценка тяжести состояния на догоспитальном этапе) и которые не могут незамедлительно транспортироваться той же бригадой СМП в спецблоки городских больниц с возможностями высокотехнологичной медицинской помощи (фельдшерские и врачебные бригады).

В палату ПИТ клиники Мосмед по решению консилиума также могут переводиться больные из стационара, при нарастании явлений декомпенсации хронического заболевания. Палата интенсивной терапии показана и с целью мониторного наблюдения пациента.

Клиника «МОСМЕД», входящая в группу компаний Мосмед, обладает всем необходимым современным оборудованием и высококвалифицированным мед персоналом. Лечение в палате интенсивной терапии нашей клиники – правильный шаг на пути к выздоровлению. 

Правила посещения палаты интенсивной терапии

Посещения родственниками пациентов палаты интенсивной терапии разрешаются при выполнении следующих условий:

1. Родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). Медицинские справки об отсутствии заболеваний не требуются.

2. Перед посещением медицинскому персоналу необходимо провести с родственниками краткую беседу для разъяснения необходимости сообщить врачу о наличии у них каких-либо инфекционных заболеваний, психологически подготовить к тому, что посетитель увидит в отделении.

3. Перед посещением ПИТ посетитель должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки. Мобильный телефон и другие электронные устройства должны быть выключены.

4. Посетители в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения в ПИТ  не допускаются.

5. Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания медицинского персонала, не прикасаться к медицинским приборам.

6. Не разрешается посещать пациентов детям в возрасте до 14 лет.

7. Одновременно разрешается находиться в палате не более, чем двум посетителям.

8. Посещения родственников не разрешаются во время проведения в палате инвазивных манипуляций (интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.), проведения сердечно-легочной реанимации.

9. Родственники могут оказывать помощь медицинскому персоналу в уходе за пациентом и поддержании чистоты в палате только по личному желанию и после подробного инструктажа.

10. В соответствии с Федеральным законом N 323-ФЗ, медицинскому персоналу следует обеспечить защиту прав всех пациентов, находящихся в ПИТ (защита персональной информации, соблюдение охранительного режима, оказание своевременной помощи).

Уважаемый посетитель!

Ваш родственник находится в нашем отделении в тяжелом состоянии, мы оказываем ему всю необходимую помощь. Перед посещением родственника просим Вас внимательно ознакомиться с этой памяткой. Все требования, которые мы предъявляем к посетителям нашего отделения, продиктованы исключительно заботой о безопасности и комфорте пациентов, находящихся в ПИТ.

1. Ваш родственник болен, его организм сейчас особенно восприимчив к инфекции. Поэтому если у Вас имеются какие-либо признаки заразных заболеваний (насморк, кашель, боль в горле, недомогание, повышение температуры, сыпь, кишечные расстройства) не заходите в ПИТ  — это крайне опасно для Вашего родственника и других пациентов в отделении. Сообщите медицинскому персоналу о наличии у Вас каких-либо заболеваний для решения вопроса о том, не представляют ли они угрозу для Вашего родственника.

2. Перед посещением ПИТ надо снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки.

3. В ПИТ не допускаются посетители, находящиеся в алкогольном (наркотическом) опьянении.

4. В палате ПИТ могут находиться одновременно не более 2-х родственников, дети до 14 лет к посещению в ПИТ не допускаются.

5. В отделении следует соблюдать тишину, не брать с собой мобильных и электронных устройств (или выключить их), не прикасаться к приборам и медицинскому оборудованию, общаться с Вашим родственником тихо, не нарушать охранительный режим отделения, не подходить и не разговаривать с другими пациентами ПИТ, неукоснительно выполнять указания медицинского персонала, не затруднять оказание медицинской помощи другим больным.

6. Вам следует покинуть ПИТ в случае необходимости проведения в палате инвазивных манипуляций. Вас об этом попросят медицинские работники.

7. Посетители, не являющиеся прямыми родственниками пациента, допускаются в ПИТ только в сопровождении близкого родственника (отца, матери, жены, мужа, взрослых детей).

С памяткой ознакомился. Обязуюсь выполнять указанные в ней требования.

ФИО _____________________________________  Подпись ________________________________

Степень родства с пациентом (подчеркнуть)  отец  мать  сын  дочь  муж  жена   иное _________

Дата __________

Скачать образец:


Скачать

Посещение пациентов ПИТ — Областная клиническая наркологическая больница

Посещение пациентов ПИТ

«О порядке доступа родственников

к пациентам, находящимся на

лечении в палате интенсивной терапии

ОБУЗ «ОНБ»

        Приложение № 1

к приказу главного врача

ОБУЗ «ОНБ»

от 15.06.2018 г. № 44

 

Порядок организации доступа посетителей

в палату интенсивной терапии (ПИТ).

 

Доступ посетителей в палату интенсивной терапии (ПИТ) ОНБ организуется в 3 этапа:

1-й этап:

1. 1.Заведующий отделением неотложной наркологической помощи  (дежурный врач) в случае возникшей необходимости посещения пациента совместно с родственниками, согласовывают время начала и продолжительность визита.

1.2.Посещению предшествует обязательное документальное подтверждение обратившимися для посещения лицами своего близкого родства к пациенту и ознакомление родственников с правилами посещения пациентов в палате интенсивной терапии (ПИТ)  посредством изучения утвержденной Памятки и иных имеющихся информационных источников.

   2-й этап:

2.1. Контроль медицинским персоналом отделения соблюдения родственниками правил посещения пациентов (выявление признаков острого инфекционного заболевания, состояния опьянения (алкогольного, наркотического, токсического), и иного расстройства здоровья, представляющего опасность для пациента ПИТ).

2.2. Предоставление возможности предварительного психологического консультирования посетителя и, при наличии необходимости, организацию его сопровождения при посещении.

2.3. Документирование родственниками (

законными представителями) факта ознакомления с правилами посещения пациентов в ПИТ.

    3-й этап:

3.1. Переодевание посетителей  в одноразовую одежду, обработка рук дезинфицирующим раствором.

3.2. Посещение пациента с возможностью участия в уходе за ним под контролем медицинского персонала.

3.3. Получение рекомендаций по уходу за больным после выписки из стационара ОБУЗ «ОНБ».     

Приложение № 2

к приказу главного врача

ОБУЗ «ОНБ»

от 15.06.2018 г.№ 44

 

Правила посещения родственниками пациентов

в палате интенсивной терапии (ПИТ).

 

Посещения родственниками пациентов палаты интенсивной терапии разрешается при выполнении следующих условий:

  1. Родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). Медицинские справки об отсутствии заболеваний не требуются.
  2. Перед посещением медицинскому персоналу необходимо провести с родственниками краткую беседу для разъяснения необходимости сообщить врачу о наличии у них каких-либо инфекционных заболеваний, психологически подготовить к тому, что посетитель увидит в отделении.
  3. Перед посещением отделения посетитель должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки. Мобильный телефон и другие электронные устройства должны быть выключены.
  4. Посетители в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения в отделение не допускаются.
  5. Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания медицинского персонала, не прикасаться к медицинским приборам.
  6. Не разрешается посещать пациентов детям в возрасте до 14 лет.
  7. Одновременно разрешается находиться в палате не более, чем двум посетителям.
  8. Посещения родственников не разрешаются во время проведения в палате инвазивных манипуляций (интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.), проведения сердечно-легочной реанимации.
  9. Родственники могут оказывать помощь медицинскому персоналу в уходе за пациентом и поддержании чистоты в палате только по личному желанию и после подробного инструктажа.
  10. В соответствии с Федеральным законом № 323-ФЗ, медицинскому персоналу следует обеспечить защиту прав всех пациентов, находящихся в отделении реанимации (защита персональной информации, соблюдение охранительного режима, оказание своевременной помощи).

                                                                                                

Приложение № 3

к приказу главного врача

ОБУЗ «ОНБ»

от 15.06.2018 г. №44

 

Памятка для родственника,

посещающего пациента в палате интенсивной терапии (ПИТ).

 

Уважаемый посетитель!

Ваш родственник находится в палате интенсивной терапии в тяжелом состоянии и мы оказываем ему всю необходимую помощь.

Перед посещением родственника просим Вас внимательно ознакомиться с этой памяткой. Все требования, которые мы предъявляем к посетителям палаты, продиктованы исключительно заботой о безопасности и комфорте пациентов, находящихся в ней.

1. Ваш родственник болен, его организм сейчас особенно восприимчив к инфекции. Поэтому, если у Вас имеются какие-либо признаки заразных заболеваний (насморк, кашель, боль в горле, недомогание, повышение температуры, сыпь, кишечные расстройства) не заходите в отделение — это крайне опасно для Вашего родственника и других пациентов палаты. Сообщите медицинскому персоналу о наличии у Вас каких-либо заболеваний для решения вопроса о том, не представляют ли они угрозу для Вашего родственника.

  1. Перед посещением палаты неоходимо снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки.
  2. Помните, что в палату не допускаются посетители, находящиеся а алкогольном (наркотическом) опьянении.
  3. В палате могут находится одновременно не более 2-х родственников, дети до 14 лет к посещению не допускаются.
  4. В палате следует соблюдать тишину, не брать с собой мобильных и электронных устройств (или выключить их), не прикасаться к приборам и медицинскому оборудованию, общаться с Вашим родственником тихо, не нарушая охранительный режим отделения, не подходить и не разговаривать с другими пациентами палаты, неукоснительно выполнять указания медицинского персонала, не затруднять оказание медицинской помощи другим больным.
  5. Вам следует покинуть палату в случае необходимости проведения в палате инвазивных манипуляций. Вас об этом попросят медицинские работники.
  6. Посетители, не являющиеся прямыми родственниками пациента, допускаются в палату только в сопровождении близкого родственника (отца, матери, мужа, взрослых детей).
  7. Необходимо учитывать, что в целях соблюдения законных интересов пациентов требуется документально подтвердить свой статус близкого родственника.

 

         Приложение № 4

к приказу главного врача

ОБУЗ «ОНБ»

от 15.06.2018 г. № 44                                                                                                        

Журнал регистрации  посещения

родственниками пациентов в палате интенсивной терапии (ПИТ) ОНБ

Графы:

№ 1 — порядковый номер

№ 2 –дата и время посещения (начало и завершение)

№ 3 – ФИО посещаемого пациента

№ 4 – ФИО посетителя (полностью)

№ 5 – степень родства

№ 6 – «с памяткой и правилами  посещения пациентов в ПИТ ознакомился, обязуюсь выполнять все требования» подтверждается подписью посетителя

№ 7 – подпись медработника сопровождавшего посещение

 

Порядковый номер

Дата и время посещения (начало и завершение)

ФИО посещаемого пациента

ФИО посетителя (полностью)

 

Степень родства

«С памяткой и правилами  посещения пациентов в ПИТ ознакомился, обязуюсь выполнять все требования» подтверждается подписью посетителя

Подпись медработника сопровождавшего посещение

 

 

 

 

 

 

 

 

Палата интенсивной терапии (пит)

ПИТ предназначена для лечения и интенсивного наблюдения за больными, которым угрожают жизнеопасные расстройства.

При «открытой» системе планировки оптимальное число коек в ПИТ 12-15.

При децентрализованной системе планировки число коек в ПИТ 1-3.

Выделяют палаты для:

  1. гнойных больных;

  2. чистых больных;

  3. больных, нуждающихся в изоляции.

В палатах должно быть чисто, тихо, просторно, свежо, тепло.

Кровати в палатах размещают так, чтобы к больному можно было подойти с трех сторон.

Кровати должны быть металлическими для удобства их обработки, легко перемещаться (на колесах) и должны позволять изменить положение больного, а специальные противопролежневые матрацы – избегать пролежней. К каждой кровати подводят централизованный кислород, закись азота, сжатый воздух, вакуум, звуковой и световой сигнал индивидуального вызова.

Для обеспечения непрерывного динамического наблюдения за больными в ПИТ имеются специальные мониторы. Они позволяют осуществлять постоянный визуальный контроль:

  • ЭКГ;

  • пульса;

  • дыхания;

  • артериального давления;

  • венозного давления;

  • ЭЭГ;

  • температуры тела и других показателей.

На прикроватном столике должны быть почкообразный тазик, поильник и устройство для дыхательной гимнастики (подводный выдох).

Должна быть доступна и исправна сигнальная аппаратура для вызова медперсонала.

Пост медицинской сестры ОРИТ

Пост медсестры ОРИТ оснащен примерно так же, как и пост сестры хирургического отделения (письменный стол, письменные принадлежности, чистые бланки температурных листов, вкладыши в истории болезни, настольная лампа, телефон и др.).

Кроме того, здесь же находится рабочий стол, который оформляется, как инструментально-материальный стол перевязочной.

Рядом с рабочим столом в ОРИТ размещают тележку (или сумку «cito») для неотложной помощи не только внутри отделения, но и в других отделениях (по вызову).

В оснащение тележки для неотложной помощи входят:

— воздуховоды;

— мешок АМБУ;

— ларингоскопы;

— интубационные трубки;

— наркозная аппаратура;

— наборы для трахеотомии и торакотомии;

— кардиостимулятор;

— механический отсос;

— зонды желудочные;

— наборы для катетеризации центральных вен и венесекции;

— одноразовые шприцы;

— системы для инфузии;

— игла для внутрисердечных инъекций;

— стерильные хирургические инструменты;

— стерильный перевязочный материал;

— инфузионные среды;

— набор фармакологических препаратов;

— электрокардиограф;

— дефибриллятор;

— шнур-удлинитель с двумя розетками;

— баллоны с кислородом и закисью азота.

Приступая к работе, дежурная медсестра обязана проверить наличие и полную готовность оснащения тележки к работе.

ПАЛАТА ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ — это… Что такое ПАЛАТА ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ?

ПАЛАТА ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ

ПАЛАТА ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ, специализированная больничная палата для лечения пациентов, находящихся в остром, опасном для жизни состоянии. Применяется постоянный (электронный) контроль состояния больного и приемы поддержания жизни в сочетании с интенсивным уходом и тщательно продуманным применением лекарств. Предназначена для кратковременной поддержки серьезно больных или раненых пациентов, чье состояние считается не безнадежным.

Научно-технический энциклопедический словарь.

  • ПАЛАДЕ
  • ПАЛЕОБОТАНИКА

Смотреть что такое «ПАЛАТА ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ» в других словарях:

  • палата — сущ., ж., употр. сравн. часто Морфология: (нет) чего? палаты, чему? палате, (вижу) что? палату, чем? палатой, о чём? о палате; мн. что? палаты, (нет) чего? палат, чему? палатам, (вижу) что? палаты, чем? палатами, о чём? о палатах 1. Палатой… …   Толковый словарь Дмитриева

  • ПИТ — палата интенсивной терапии …   Словарь сокращений русского языка

  • Список медицинских сокращений — Эта страница глоссарий. # А …   Википедия

  • История Университетской детской клинической больницы МГМУ им. Сеченова — В Москве истоки развития отечественной педиатрии неразрывно связаны с кафедрой детских болезней медицинского факультета Императорского Московского университета (ИМУ). Московский университет был открыт в 1755 году в составе трех факультетов:… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • Каратузский район — Красноярского края Герб …   Википедия

  • ФГУ «Консультативно-диагностический центр с поликлиникой» Управления делами Президента Российской Федерации — Координаты …   Википедия

  • Консультативно-диагностический центр с поликлиникой Управления делами Президента Российской Федерации — Координаты …   Википедия

  • Подвижны́е сре́дства и ко́мплексы медици́нского назначе́ния — специально сконструированные виды санитарного транспорта или транспортные средства, приспособленные для оказания медицинской и санитарной помощи, перевозки больных, пострадавших, медицинского персонала и медицинского имущества. К основным видам… …   Медицинская энциклопедия

  • Клиническая больница станции Тверь — Координаты: 56°50′53″ с. ш. 35°52′34″ в. д. / 56.848056° с. ш. 35.876111° в. д.  …   Википедия

  • СИНДРОМ РЕСПИРАТОРНОГО ДИСТРЕССА НОВОРОЖДЁННЫХ — мед. Синдром респираторного дистресса новорождённых (СРДН) тяжёлое патологическое состояние, возникающее чаще у недоношенных детей, с ведущим синдромом острой дыхательной недостаточности. Причины. При ряде состояний (недоношенность, асфиксия при… …   Справочник по болезням


Синдром последствий интенсивной терапии (ПИТ-синдром)

А.А. Белкин

Клинический институт мозга Уральского государственного медицинского университета, Екатеринбург

Для корреспонденции: Белкин Андрей Августович — д-р мед. наук, профессор Директор Клинического института Мозга Уральского Государственного Медицинского Университета, Екатеринбург; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Белкин А.А. Синдром последствий интенсивной терапии (ПИТ-синдром). Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2018;2:12–23.

DOI: 10.21320/1818-474X-2018-2-12-23


Синдром «последствий интенсивной терапии» — ПИТ-синдром — описывает совокупность ограничивающих повседневную жизнь пациента соматических, неврологических и социально-психологических последствий пребывания в условиях из отделения реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). В разных комбинациях они влияют на увеличение продолжительности пребывания в ОРИТ и снижение качества жизни пациентов спустя несколько лет после возвращения к обычной жизни.  Наиболее распространены и потому изучены среди них: полимионейропатия критических состояний, дисфагия, диссомния, когнитивно-афферентный диссонанс. В заключении авторы призывают к активному внедрению методов диагностики, профилактики и ранней реабилитации ПИТ-синдрома, описанных в специальном национальном руководстве «РебИТ».

Ключевые слова: ПИТ-синдром, полимионейропатия критических состояний, диссомния, дисфагия, когнитивно-афферентный диссонанс, иммобилизация

Поступила: 09.05.2018

Читать статью в PDF


Литература

  1. Needham D.M., Davidson J., Cohen H., et al. Improving long-term outcomes after discharge from intensive care unit: report from a stakeholders’ conference. Crit. Care Med. 2012; 40(2): 502–509.
  2. БелкинА.А., Алашеев А.М., Давыдова Н.С. и др. Обоснование реанимационной реабилитации в профилактике и лечении синдрома «после интенсивной терапии» ПИТ-синдром). Вестник восстановительной медицины. 2014; 1: 37–43. [Belkin A.A., Alasheev A.M., Davyidova N.S., et al. Obosnovanie reanimatsionnoy reabilitatsii v profilaktike i lechenii sindroma “posle intensivnoy terapii” PIT-sindrom). Vestnik vosstanovitelnoy meditsinyi. 2014; 1: 37–43. (In Russ)]
  3. Marshall J.C. Critical illness is an iatrogenic disorder. Crit. Care Med. 2010; 38(Suppl. 10): S582–589.
  4. Griffiths R.D., Jones C. Seven lessons from 20 years of follow-up of intensive care unit survivors. Curr. Opin. Crit. Care. 2007; 13(5): 508–513.
  5. Rawal G., Yadav S., Kumar R. Post-intensive care syndrome: An overview. J. Transl. Intern. Med. 2017; 5(2): 90–92.
  6. Herridge M., Cameron J.I. Disability after critical illness. N. Engl. J. Med. 2013; 369(14): 1367–1369.
  7. Khan J., Harrison T.B., Rich M.M. Mechanisms of neuromuscular dysfunction in critical illness. Critical care clinics. 2008; 24(1): 165–177.
  8. Maramattom B.V., Wijdicks E.F. Neuromuscular disorders in medical and surgical ICUs: case studies in critical care neurology. Neurol. Clin. 2006; 24(2): 371–383.
  9. Appleton R.T., Kinsella J., Quasim T. The incidence of intensive care unit-acquired weakness syndromes: A systematic review. J. Intensive Care Soc. 2014; 16(2): 126–136.
  10. Hopkins R.O., Jackson J.C. Long-term neurocognitive function after critical illness. Chest. 2006; 130(3): 869–878.
  11. Pandharipande P.P., Girard T.D., Jackson J.C., et al. Long-Term Cognitive Impairment after Critical Illness. N. Engl. J. Med. 2013; 369: 1306–1316.
  12. van Zellem L., Utens E.M., Saskia N., et al. Analgesia-Sedation in PICU and Neurological Outcome. Pediatr. Crit. Care Med. 2014; 15(3): 189–196.
  13. Cavallazzi R., Saad M., Marik P.E. Delirium in the ICU: an overview. Ann. Intensive Care. 2012; 2(1): 49.
  14. Hammond C.A.S., Goldstein L.B. Cough and Aspiration of Food and Liquids Cough and Aspiration of Food and Liquids Due to Oral-Pharyngeal dysphagia: ACCP evidence-based clinical practice guidelines. Chest. 2006; 129(Suppl. 1): 154S–168S.
  15. Brodsky M.B., Gonzalez-Fernandez M., Shanholtz C., et al. Factors associated with swallowing assessment after oral endotracheal intubation and mechanical ventilation for acute lung injury. PubMed Commons. Medscape. 2014.
  16. БелкинА.А., Давыдова Н.С., Лейдерман И.Н. и др. Bed-rest режим в интенсивной терапии и реанимации. Медицина–Урал. 2014; 8(188): 15–21. [Belkin A.A., Davyidova N.S., Leyderman I.N., et al. Bed-rest rezhim v intensivnoy terapii i reanimatsii. Meditsina–Ural. 2014; 8(188): 15–21. (In Russ)]
  17. Brower R.G. Consequences of bed rest. Crit. Care Med. 2009; 37(Suppl. 10): S422–428.
  18. Loeb M., McGeer A., McArthur M., et al. Risk factors for pneumonia and other lower respiratory tract infections in elderly residents of long-term care facilities. Arch. Intern. Med. 1999; 159: 2058–2064.
  19. Hamburg N.M., McMackin C.J., Huang A.L., et al. Physical inactivity rapidly induces insulin resistance and microvascular dysfunction in healthy volunteers. Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2007; 27: 2650–2656.
  20. Convertino V.A. Cardiovascular consequences of bed rest: effect on maximal oxygen uptake. Med. Sci. Sports Exerc. 1997; 29: 191–196.
  21. van Duijnhoven N.T., Bleeker M.W., de Groot P.C., et al. The effect of bed rest and an exercise countermeasure on leg venous function. Eur. J. Appl. Physiol. 2008; 104(6): 991–998.
  22. Balocchi R., Di Garbo A., Michelassi C., et al. Heart rate and blood pressure response to short-term head-down bed rest: a nonlinear approach. Methods Inf. Med. 2000, 39: 157–159.
  23. Convertino V., Hung J., Goldwater D., DeBusk R.F. Cardiovascular responses to exercise in middle-aged men after 10 days of bedrest. Circulation. 1982, 65: 134–140.
  24. Saltin B., Blomqvist G., Mitchell J.H., et al. Response to exercise after bed rest and after training. Circulation. 1968, 38(Suppl. 5): VII1–VI78.
  25. Virchow R.L.K. Thrombosis and Emboli: 1846–1856. Canton, MA: Science History Publications, 1997.
  26. Clavet H., Hebert P.C., Fergusson D., et al. Joint contracture following prolonged stay in the intensive care unit. CMAJ. 2008; 178: 691–697.
  27. Engberg I.B., Lindell M., Nyrén-Nolberger U. Prevalence of skin and genital mucous membrane irritations in patients confined to bed. Int. J. Nurs. Stud. 1995; 32: 315–324.
  28. Suesada M.M., Martins M.A., Carvalho C.R. Effect of short-term hospitalization on functional capacity in patients not restricted to bed. Am.J. Phys. Med. Rehabil. 2007, 86: 455–462.
  29. Алашеев А.М., Белкин А.А., ДавыдоваН.С. Полиневромиопатия критических состояний. Методическое пособие. Екатеринбург: УГМУ, 2013. [Alasheev A.M., Belkin A.A., Davyidova N.S. Polinevromiopatiya kriticheskih sostoyaniy. Metodicheskoe posobie. Ekaterinburg: UGMU, 2013. (In Russ)]
  30. Belkin A.A., Alasheev A.M. Correlation links between the length of peripheral nerves and the rate of their involvement into critical illness polyneuropathy (CIMP). European Journal of Anesthesiology. 2005; 22(Suppl. 36): 15–16.
  31. АлашеевА.М., Белкин А.А. Нейромышечные расстройства. В кн.: Национальное руководство по интенсивной терапии. Т. 1. М.: ГЭОТАР-медиа, 2009: 357–360. [Alasheev A.M., Belkin A.A. Neyromyishechnyie rasstroystva. In: Natsionalnoe rukovodstvo po intensivnoy terapii. Vol. 1. M.: GEOTAR-media, 2009: 357–360. (In Russ)]
  32. Stevens R.D., et al. A framework for diagnosing and classifying intensive care unit-acquired weakness. Critical Care Medicine. 2009; 37(10): 299–308.
  33. Latronico N., Herridge M., Hopkins R.O., et al. The ICM research agenda on intensive care unit-acquired weakness. Intensive Care Med. 2017: 1–12.
  34. Brodsky M.B., Huang M., Shanholtz C., et al. Recovery of Dysphagia Symptoms after Oral Endotracheal Intubation in ARDS Survivors: A 5-Year Longitudinal Study. Ann. Am. Thorac. Soc. 2017; 14(3): 376–383.
  35. Lynch Y.T., Clark B.J., Macht M., et al. The accuracy of the bedside swallowing evaluation for detecting aspiration in survivors of acute respiratory failure. J. Crit. Care. 2017; 39: 143–148.
  36. Kim M.J., Park Y.H., Park Y.S., Song Y.H. Associations between prolonged intubation and developing post-extubation dysphagia and aspiration pneumonia in non-neurologic critically ill patients. Ann. Rehabil. Med. 2015; 39(5): 763–771.
  37. Malandraki G.A., Markaki V., Georgopoulos V.C.et al. Postextubation Dysphagia in Critical Patients: A First Report From the Largest Step-Down Intensive Care Unit in Greece. Am. J. Speech Lang. Pathol. 2016; 25(2): 150-156.
  38. Диагностика илечение дисфагии при заболеваниях центральной нервной системы. Клинические рекомендации Союза Реабилитологов России. http://rehabrus.ru/index.php?id=55. [Diagnostika i lechenie disfagii pri zabolevaniyah tsentralnoy nervnoy sistemyi. Klinicheskie rekomendatsii Soyuza Reabilitologov Rossii. http://rehabrus.ru/index.php?id=55. (In Russ)]
  39. Naschitz J.E., Rosner I. Orthostatic hypotension: framework of the syndrome. Postgrad. Med. J. 2007; 83; 568–574.
  40. Luther M.S., Krewer C., Müller F., Koenig E. Comparison of orthostatic reactions of patients still unconscious within the first three months of brain injury on a tilt table with and without integrated stepping. A prospective, randomized crossover pilot trial. Clin. Rehabil. 2008; 22(12): 1034–1041.
  41. Baevsky R.M., Goncharova A.G., Funtova I.I., Chernikova A.G. Change of heart rate variability and blood pressure in the experiment with 120-daily hypokinesia. In: Hypokinesia. Medical and psychological problems. Moscow: GNTs RF IMBP, 1997: 9–10.
  42. Mikhaylov V.M., Antonyuk A.L. Orthostatic human stability in the conditions of 7-day hypokinesia and isolation. In: Physiology of muscles and muscle activity. Moscow: Slovo, 2003: 175–176.
  43. БелкинА.А., Алашеев А.М., Давыдова Н.С и др. Гравитационный градиент при bed-rest режиме у пациентов с острой церебральной недостаточностью. Вестник Уральской медицинской академической науки. 2015; 1(52): 22–28. [Belkin A.A., Alasheev A.M., Davydova N.S., et al. Gravitacionnyj gradient pri bed-rest rezhime u pacientov s ostroj cerebral’noj nedostatochnost’yu. Vestnik Ural’skoj medicinskoj akademicheskoj nauki. 2015; 1(52): 22–28. (In Russ)]
  44. БелкинА.А. Сомнологические аспекты пребывания пациента в отделении реанимации и интенсивной терапии. Consilium Medicum. 2017; 19(2.3. Неврология и Ревматология): 34–37. [Belkin A.A. The somnological aspects of the patient’s stay in the resuscitation and intensive care unit. Consilium Medicum. 2017; 19(2.3. Nevrologiya i Revmatologiya): 34–37. (In Russ)]
  45. Bihari S., McEvoy R.D., Matheson E., et al. Factors Affecting Sleep Quality of Patients in Intensive Care Unit. J. Clin. Sleep Med. 2012; 8(3): 301–307.
  46. Horsten S., Reinke L., Absalom A.R., Tulleken J.E. Systematic review of the effects of intensive-care-unit noise on sleep of healthy subjects and the critically ill. Br. J. Anaesth. 2017; 120(3): 443–452.
  47. Weber M., Webb C.A., Killgore W.D.S. A Brief and Selective Review of Treatment Approaches for Sleep Disturbance following Traumatic Brain Injury. J. Sleep Disorders Ther. 2013; 2: 2.
  48. Rittayamai N., Wilcox E., Drouot X., et al. Positive and negative effects of mechanical ventilation on sleep in the ICU: a review with clinical recommendations. Intensive Care Med. 2016; 42(4): 531–541.
  49. Guaraldi P., Sancisi E., La Morgia C., et al. Nocturnal melatonin regulation in post-traumatic vegetative state: A possible role for melatonin supplementation? Chronobiol. Int. 2014; 31(5): 741–745.
  50. Bourne R.S., Mills G.H. Melatonin: possible implications for the postoperative and critically ill patient. Intensive Care Med. 2006; 32(3): 371–379.
  51. БелкинА.А., Алексеева Е.В., Алашеев А.М. и др. Оценка циркадности для прогноза исхода вегетативного состояния. Cons. Med. 2017; 19(2): 1–4. [Belkin A.A., Alekseeva E.V., Alasheev A.M., et al. Otsenka tsirkadnosti dlya prognoza ishoda vegetativnogo sostoyaniya. Cons. Med. 2017; 19(2): 1–4. (In Russ)]
  52. Martinez F.E., Anstey M., Ford A., et al. Prophylactic Melatonin for Delirium in Intensive Care (Pro-MEDIC): study protocol for a randomised controlled trial. Trials. 2017; 18(1): 4.
  53. Kamdar B.B., King L.M., Collop N.A., et al. The effect of a  quality improvement intervention on perceived sleep quality and cognition in a medical ICU. Crit. Care Med. 2013; 41(3): 800–809.
  54. Girard T.D., Pandharipande P.P., Ely E.W. Delirium in the intensive care unit. Crit. Care. 2008; 12(Suppl. 3): S3.
  55. Cavallazzi R., Saad M., Marik P.E. Delirium in the ICU: an overview. Ann. Intensive Care. 2012; 2(1): 49.
  56. Smith H.A.B., Gangopadhyay M., Goben C.M., et al. Delirium and Benzodiazepines Associated With Prolonged ICU Stay in Critically Ill Infants and Young Children. Crit. Care Med. 2017; 45(9): 1427–1435.
  57. Herridge M., Cameron J.I. Disability after critical illness. N. Engl. J. Med. 2013; 369(14): 1367–1369.
  58. Girard T.D., Pandharipande P.P., Ely E.W. Delirium in the intensive care unit. Crit. Care. 2008; 12(Suppl. 3): S3.
  59. van den Boogaard M., Slooter A.J.C., Brüggemann R.J.M., et al. Effect of haloperidol on survival among critically ill adults with a high risk of delirium the REDUCE randomized clinical trial. JAMA. 2018; 319(7): 680–690.
  60. Barr J., Fraser G.L., Puntillo K., et al. Clinical practice guidelines for the management of pain, agitation, and delirium in adult patients in the intensive care unit. Crit. Care Med. 2013; 41(1): 263–306.
  61. DAS-Taskforce 2015: Evidence and consensus based guideline for the management of delirium, analgesia, and sedation in intensive care medicine. Revision 2015 (DAS-Guideline 2015) — short version. Intensive Care Med. 2015; 13: 1–42.
  62. ЗаболотскийИ.Б. и др. Седация пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии. Клинические рекомендации Федерации анестезиологов России (полная версия на сайте: http://www.far.org.ru/guidesprojects). [Zabolotskiy I.B. et al. Sedatsiya patsientov v otdeleniyah reanimatsii i intensivnoy terapii. Klinicheskie rekomendatsii Federatsii anesteziologov Rossii (polnaya versiya na sayte: http://www.far.org.ru/guidesprojects. (In Russ)]
  63. Laterre P.F., Perreault M.M., Wouters D., Spinewine A. Current practices and barriers impairing physicians and nurses adherence to analgo-sedation recommendations in the intensive care unit – a national survey. Crit. Care. 2014; 18(6): 655.
  64. Pandharipande P.P., Girard T.D., Jackson J.C., et al. Long-Term Cognitive Impairment after Critical Illness. N. Engl. J. Med. 2013; 369: 1306–1316.
  65. Simonen M., Kaminska D., Venesmaa S., et al. Long-term Outcomes after Severe Shock. Shock. 2015; 22(9): 1473–1480.
  66. Rabiee A., Nikayin S., Hashem M.D., et al. Depressive Symptoms After Critical Illness: A Systematic Review and Meta-Analysis. Crit. Care Med. 2016; 44(9): 1744–1753.
  67. Parker A.M., Sricharoenchai T., Needham D.M. Early Rehabilitation in the Intensive Care Unit: Preventing Impairment of Physical and Mental Health. Curr. Phys. Med. Rehabil. Reports. 2013; 1(4): 307–314.
  68. Horiguchi H., Loftus T.J., Hawkins R.B., et al. Innate Immunity in the Persistent Inflammation, Immunosuppression, and Catabolism Syndrome and Its Implications for Therapy. Front. Immunol. 2018; 9: 1–20.
  69. Rosenthal M.D., Kamel A.Y., Rosenthal C.M., et al. Chronic Critical Illness: Application of What We Know. Nutr. Clin. Pract. 2018; 33(1): 39–45.
  70. Connolly B., Salisbury L., O’Neill B., et al. Exercise rehabilitation following intensive care unit discharge for recovery from critical illness: executive summary of a Cochrane Collaboration systematic review. J. Cachexia Sarcopenia Muscle. 2016; 7(5): 520–526.
  71. БелкинА.А., Давыдова Н.С., Лейдерман И.Н. и др. Реабилитация в интенсивной терапии. Клинические рекомендации. Анестезиология и реаниматология. Под ред. И.Б. Заболотских и Е.М. Шифмана. М.: ГЭОТАР-медиа, 2016: 833–858. [Belkin A.A., Davyidova N.S., Leyderman I.N. et al. Reabilitatsiya v intensivnoy terapii. Klinicheskie rekomendatsii. Anesteziologiya i reanimatologiya. Eds. I.B. Zabolotskih, E.M. Shifman. M.: GEOTAR-media, 2016: 833–858. (In Russ)]

Метаболический контроль и нутритивная поддержка в реабилитации больных с ПИТ-синдромом

Улучшение качества оказания помощи больным в критическом состоянии в последние 10—15 лет привело к очевидному повышению выживаемости пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ).

 

Однако последствия перенесенной реанимационной патологии, а также использование методов протезирования жизненно важных функций (длительная искусственная вентиляция легких — ИВЛ, гемодиализ, экстракорпоральная мембранная оксигенация), длительное применение большого количества фармакологических средств привели к формированию новых, неизвестных ранее проблем, а именно — состояний, связанных с нарушением процессов восстановления после перенесенного заболевания.

 

Мышечная дисфункция является нередкой проблемой у больных в ОРИТ вследствие длительной иммобилизации, воспалительных процессов, применения мышечных релаксантов, кортикостероидов, антибиотиков. Начало развития респираторной мышечной слабости может являться важным фактором, приводящим к длительному нахождению в ОРИТ в связи с неудачей в отлучении от продленной ИВЛ.

 

Частота клинических проявлений периферической мышечной слабости оценивается в 25—33% у больных, находившихся на ИВЛ от 4 до 7 сут, и может достигать 60% у больных с острым респираторным дистресс-синдромом. У больных с сепсисом мышечная слабость развивается в 35-76% случаев и тесно взаимосвязана с более высоким уровнем реанимационной летальности.

 

В последние годы внимание реаниматологов привлекает новый симптомокомплекс PICS – Post Intensive Care Syndrome, или синдром «После интенсивной терапии» (ПИТ- синдром) – совокупность ограничивающих повседневную жизнь пациента соматических, неврологических и социально-психологических последствий пребывания в ОРИТ и обусловленных долговременной иммобилизацией больного. Поданным систематического обзора ПИТ-синдром встречается у 46% больных в ОРИТ, заболеваемость составляет 33,1-52,0 случая на 100 тыс. населения.

 

Одним из наиболее тяжелых вариантов течения ПИТ-синдрома является полимионейропатия критических состояний (ПМКС). ПМКС – это приобретенный вследствие критического состояния синдром нервно-мышечных нарушений по типу полинейропатии и/или миопатии, клинически проявляющийся общей мышечной слабостью и являющийся основной причиной затруднений в прекращении ИВЛ. В отдельных источниках можно найти иное название это синдрома – синдром приобретенной в ОРИТ слабости (ICU Acquired Weakness – ICUAW). Недавно опубликованные данные доказывают, что наличие этого синдрома достоверно повышает количество неблагоприятных клинических исходов через 90 сут от момента заболевания.

 

ПМКС является, в отличие от других состояний, способных вызвать клинику нейромышечной слабости у пациентов в ОРИТ, исключительным проявлением ПИТ-синдрома, в частности осложнением bed-rest режима по механизму «неиспользования функции» (non-use). Характерную клиническую картину ПМКС можно наблюдать у больного после 2-3 нед продленной ИВЛ.

 

Объем мышечной массы и сила мускулов снижены, больной не может приподнять руки и ноги или же делает это с большим усилием. Парезы симметричные, могут преобладать как в проксимальных, так и в дистальных сегментах конечностей. Отмечается патологическое сгибание (эквинус) стоп. Редко наблюдаются парезы глазодвигательных, мимических мышц и мышц бульбарной группы. Дыхательные мышцы вовлекаются часто, но в меньшей степени, чем соматические. Пациент становится зависимым от вентиляционной поддержки. При отлучении от ИВЛ дыхание больного становится учащенным и поверхностным, быстро приводящим к мышечной усталости и гипоксии. Мышечный тонус и сухожильные рефлексы симметрично снижены. В дистальных сегментах конечностей определяются снижение болевой, температурной и вибрационной чувствительности. Кожа больного, как правило, сухая, шелушащаяся; дериваты кожи с признаками трофических нарушений.

 

Перечисленные симптомы указывают на сочетание двух синдромов: симметричного периферического тетрапареза и нервно- мышечной дыхательной недостаточности. При ПМКС имеет место дисфункция вегетативной нервной системы, но в настоящее время этот вопрос остается недостаточно изученным. «Золотым стандартом» диагностики ПМКС является миография, методика которой изложена в специальных руководствах. Частота ПМКС составляет 46% среди взрослых пациентов в ОРИТ, находящихся на ИВЛ более 2 нед с сепсисом или полиорганной недостаточностью.

 

Почему в условиях критического состояния развивается ПМКС? Каковы механизмы повреждения мышечного (нервно-мышечного) аппарата? На этот счет существует целый ряд патогенетических суждений, большинство из которых сводится к принципиальной роли медиаторов системной воспалительной реакции. Тем не менее, с нашей точки зрения, необходимо принимать во внимание глубину выраженности расстройств белково-энергетического обмена с формированием грубого нутритивного дефицита, так характерного для большинства пациентов, длительно находящихся в ОРИТ. На это есть целый ряд весомых аргументов.

 

Синдром гиперкатаболизма гиперметаболизма, наряду с иммобилизационным синдромом, нейроорофарингеальной дисфагией составляют основу для формирования выраженного белково-энергетического (нутритивного) дефицита. К сожалению, следует признать, что часто в условиях ОРИТ, особенно многопрофильных стационаров, недостаточное внимание уделяют именно адекватности нутритивной поддержки – энтерального или парентерального питания.

 

Формальное проведение этой методики без учета реальных потребностей реанимационного больного в энергосубстратах и белке приводит к совершенно закономерному тяжелому истощению пациента с развитием всего спектра последствий и проблем, напрямую связанных с питательной (белково-энергетической) недостаточностью, а именно: нозокомиальные инфекции дыхательных путей (трахеобронхит и пневмония), пролежни, уроинфекции, длительная ИВЛ и длительное пребывание в ОРИТ и стационаре.

 

Наиболее ярким клиническим проявлением белково-энергетической недостаточности является существенное снижении массы тела (индекс массы тела – ИМТ<19), а также развитие гипопротеинемии (общий белок менее 65 г/л), гипоальбуминемии (альбумин менее 35 г/л), лимфопении (абсолютное количество лимфоцитов менее 1800 в 1 мм3). Хотелось бы напомнить, что потеря массы тела более 33-37%, потеря мышечной массы более 30%, жировых запасов — более 70% и ИМТ=11-13 кг/м2 сами по себе могут являться непосредственной причиной смерти больного.

 

Важнейшей особенностью катаболического синдрома у больного в критическом состоянии любой этиологии является снижение массы тела, в первую очередь, за счет активизации процессов внутрипеченочного глюконеогенеза и связанного с ним ускоренного потребления белков скелетной мускулатуры. Например, у больных с острой церебральной недостаточностью на фоне тяжелой черепно-мозговой травмы потери белка могут достигать 200 г/сут. Тем самым так называемое госпитальное истощение — это в большей степени синдром потери мышечной массы при относительном сохранении жира в подкожном слое.

 

Потеря мышечной ткани вследствие нахождения в ОРИТ может неблагоприятно влиять не только на показатели клинического исхода, но и на экономические затраты, связанные с нахождением больного в ОРИТ.

 

Современные технологии ранней реанимационной реабилитации пациентов, переносящих ПИТ-синдром, основаны, в первую очередь, на применении методов кинезиотерапии и вертикализации. Безусловно, эффективность этих методик напрямую связана с возможностью мышечного массива скелетной мускулатуры больного воспринимать пассивную, пассивно-активную, а затем и активную нагрузку.

 

Материалы и методы

 

Проспективное когортное исследование было проведено у 40 больных в ОРИТ Клиники института мозга в период 2013-2015 гг.

Критериями включения были:

  • Возраст 18-70 лет.
  • Первичная острая церебральная недостаточность (острое нарушение мозгового кровообращения – ОНМК и тяжелая черепно-мозговая травма).
  • ПИТ-синдром определяли как пребывание в ОРИТ не менее 10 сут в течение последних 6 мес.

Критерии исключения:

  • Невозможность выполнения непрямой калориметрии.
  • Острейший период ОНМК.
  • Острый коронарный синдром.
  • Грубые нарушения сердечного ритма.
  • Тромбоэмболия легочной артерии.
  • Острая хирургическая патология.
  • Инфекционные осложнения с явлениями системной воспалительной реакции.

 

Велокинез

 

В положении лежа пациенту выполняется аппаратная кинезиотерапия (велокинез) в пассивном режиме со скоростью 15 оборотов в минуту в течение 15 мин, затем со скоростью 30 оборотов в минуту в течение 15 мин. Во время проведения велокинеза через 30 и 60 мин после нагрузки проводится метаболический и гемодинамический мониторинг.

 

Вертикализация

 

На столе-вертикализаторе проводится последовательный подъем пациента на 20—40—60°, в течение 10 мин в каждом положении, согласно протоколу вертикализации. Во время проведения вертикализации на каждом углу проводятся транскраниальная допплерография, гемодинамический и метаболический мониторинг. Через 30 и 60 мин после нагрузки вновь проводится гемодинамический и метаболический мониторинг.

 

Нутритивный статус и белково-энергетический обмен оценивались по следующим критериям:

  • ИМТ.
  • NRS 2002-шкала скрининговой оценки нутритивного статуса.
  • Дефицит массы тела (96).
  • Альбумин сыворотки крови.
  • Трансферрин сыворотки крови.
  • Лимфоциты периферической крови.
  • Потери азота с мочой.

 

Программа динамического метаболического мониторинга включала в себя следующие составляющие:

  1. Расчет реальной суточной энергопотребности больного. Расчет реальной суточной энергопотребности больного с помощью процедуры непрямой калориметрии через определение показателя суточного потребления кислорода и экскреции углекислоты.
  2. Оценка степени белкового гиперкатаболизма. Основным показателем, позволяющим оценить выраженность катаболической реакции, является суточная экскреция азота с мочой. Потери азота с мочой от 10 до 15 г/сут соответствуют незначительной выраженности реакций белкового катаболизма. Экскреция от 15 до 20 г характерна для больных с умеренно выраженным катаболизмом. Тяжелая катаболическая реакция характеризуется потерями азота с мочой более 10 г/сут, что соответствует потере более 62 г белка.
  3. Определение степени нарушений нутритивного статуса на основании анализа основных параметров нутритивного статуса: альбумина сыворотки крови, трансферри- на сыворотки крови, общего количества лимфоцитов периферической крови, ИМТ, азотистого баланса.
  4. Определение потребности организма в донаторах пластического материала (белки, аминокислоты) и донаторах энергии (углеводы и липиды).
  5. Ежедневная оценка эффективности проводимой нутритивной поддержки с мониторингом объема усвоенного энтерального питания, профилактикой и коррекцией гипергликемии, профилактикой и коррекцией диареи.

 

Результаты

 

Оценка основных показателей нутритивного статуса и белково-энергетического обмена позволила выделить две группы пациентов с ПИТ-синдромом: группу с выраженным нутритивным дефицитом и группу больных с нормальными показателями нутритивного статуса.

 

При оценке уровня энергопотребления у больных с выраженной питательной недостаточностью на фоне проведения процедуры вертикализации отмечается развитие гиперметаболической реакции, с ростом энергопотребления в среднем на 30% от исходных значений. Напротив, в группе пациентов без выраженного дефицита массы тела в ходе всей процедуры отмечается стабильный уровень реальной энергопотребности при всех углах заданной нагрузки.

 

При оценке уровня энергопотребления у больных с выраженной питательной недостаточностью в ответ на проведение пассивного велокинеза отмечается развитие гиперметаболической реакции, с ростом энергопотребления в среднем на 30%. В группе пациентов без нутритивного дефицита отмечался незначительный рост энергопотребления в ответ на стартовую нагрузку, с последующей стабилизацией потребления энергосубстратов до исходных величин.

 

Таким образом, при проведении ранней реабилитации у пациентов с ПИТ-синдромом в условиях метаболического мониторинга нами было выявлено, что даже пассивная нагрузка в виде вертикализации и велокинеза является энергозатратной процедурой. Причем именно в группе пациентов с выраженным нутритивным дефицитом (ИМТ<19) прирост потребления кислорода и истинной энергопотребности существенно увеличивался (до 30% от базового уровня) и сохранялся высоким в течение 60 мин после нагрузки.

 

Проведение метаболического мониторинга при осуществлении вертикализации и пассивного велокинеза у пациентов в вегетативном состоянии позволило выявить принципиально иные закономерности. Оказалось, что у данной категории больных наличие или отсутствие выраженной потери массы тела и нутритивного дефицита – не является фактором, определяющим рост энергопотребления при выполнении мобилизационных маневров. Также важнейшей особенностью этой группы является существенное снижение значений показателя реальной энергопотребности (до 900-1200 ккал/сут) вне зависимости от массы тела и значений белковых маркеров питательной недостаточности. По-видимому, данный феномен можно объяснить специфическим нарушением иерархии компонентов центральной нервной системы в регуляции системного кислородного и энергетического обмена при потере или грубом угнетении функций высшей нервной деятельности.

 

Заключение

 

Проведение метаболического контроля в условиях ранней реабилитации дает возможность наиболее достоверно оценить истинные энергозатраты пациента на мобилизацию, что дает возможность адекватной нутритивной коррекции. Метаболический мониторинг может рассматриваться как один из методов контроля переносимости пациентом мобилизации наряду с допплерографическим и гемодинамическим.

 

Проведение нутритивной поддержки (энтерального питания) с учетом увеличения энергетических потребностей пациента при проведении реабилитационных процедур позволяет определить целевой уровень энергообеспечения, необходимый для достижения целевых показателей реабилитации у больных с ПИТ-синдромом.

 

И.Н. Лейдерман, А.А. Белкин, Р.Т. Рахимов, Н.С. Давыдова

2016 г.

Хранение таблеток Что и нельзя делать — миф о аптечке

НЕ Храните лекарства в аптечке. Судя по названию, этот совет может показаться противоречивым, но на самом деле это один из последних мест, где вы должны хранить лекарства. Почему? Потому что жара, влажность и перепады температур, которые происходят в большинстве ванных комнат, могут повредить лекарства, что может снизить их эффективность.

✔️ DO Храните лекарства на кухне или в спальне, вдали от источников тепла и влажности.Вот почему многие пользователи Hero хранят свои устройства в этих комнатах. Спальни или кухни — идеальные условия для хранения лекарств, потому что они обычно сухие и прохладные.

НЕ Держите лекарство до истечения срока годности. Срок годности существует не просто так. Химический состав лекарств со временем меняется. Лекарства с истекшим сроком годности могут быть менее эффективными — и даже опасными или вредными для вашего здоровья.

✔️ DO Утилизируйте лекарства, когда срок их годности истек.Начните с чтения этикетки, чтобы узнать, предоставил ли производитель особые инструкции по утилизации. В противном случае лучший способ безопасно избавиться от просроченного или неиспользованного лекарства — это оставить его в местном пункте приема лекарств. Если рядом с вами их нет, вы можете либо смыть их, либо выбросить в мусор. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов предлагает инструкции по выбору наилучшего метода утилизации для каждого типа лекарств.

НЕ Не оставляйте лекарства там, где к ним будет легко получить доступ дети.Не храните лекарства, витамины или пищевые добавки в пределах досягаемости детей. Если ваш ребенок видит или получает доступ к лекарствам в ящиках или на столешнице, пора переместить их в более безопасное место. С Hero лекарства надежны и скрыты.

✔️ DO Храните лекарства в недоступном для детей месте. После каждого использования кладите лекарства «вверх и вниз». Всегда закрывайте защитные колпачки и никогда не оставляйте лекарства без присмотра у постели больного ребенка. Убедитесь, что каждый член семьи, няня и гость знают, как хранить лекарства вне поля зрения, пока они находятся в вашем доме.С помощью Hero вы можете полностью избежать этой проблемы. Каждый пользователь Hero имеет возможность установить 4-значный пароль для защиты лекарств.

НЕ кладите лекарства в зарегистрированный багаж во время путешествия. Оставляя лекарства в зарегистрированном багаже, вы рискуете потерять или украсть их в пути. Кроме того, ваш багаж подвергается резким перепадам температуры во время нахождения в грузовом отсеке, что потенциально может снизить эффективность лекарства.

✔️ DO Носите лекарства в оригинальной упаковке и в ручной клади во время путешествий.Во время путешествия держите под рукой лекарства. Пока ваши лекарства маркированы и находятся в оригинальной упаковке, у вас, скорее всего, не возникнет проблем с предполетным обследованием. Если у вас есть дополнительные вопросы о хранении лекарств во время полета, заранее позвоните в свою авиакомпанию.

Правильное хранение лекарств требует всего нескольких минут тщательного планирования. Следование этим правилам и запретам поможет обезопасить вашу семью и сохранить жизнь вашим лекарствам.

Хранение ваших лекарств — Новости здоровья потребителей

Кислород, свет и вода являются веществами, которые необходимы человеку для выживания.Однако, по данным Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, те же самые жизнеутверждающие элементы могут быть разрушительными, если они присутствуют там, где многие люди хранят свои лекарства.

Загляните в свою аптечку. То, что там есть, может вызвать ностальгический откат воспоминаний: сироп от кашля, который вы давали своему малышу — теперь подростку; противозачаточные таблетки, которые вы принимали до наступления менопаузы пять лет назад; и кладезь пятнистых или обесцвеченных таблеток примерно в последнее десятилетие.

В отличие от номеров социального страхования, которыми мы пользуемся всю свою жизнь, мы не предназначены для того, чтобы принимать лекарства вечно. Но если вы похожи на многих людей, вы, вероятно, так и сделаете. Очистите аптечку и убедитесь, что лекарства хранятся в местах, где они не испортятся, — это поможет защитить вас. Вот несколько советов, которые помогут вам сохранять бдительность.

Можно ли держать таблетки в аптечке в ванной?

Нет, хотя многие их хранят именно там.Когда вы закрываете аптечку, может быть темно, но есть вероятность, что влажность в воздухе после душа будет просачиваться внутрь. Это запускает процесс, который в конечном итоге разрушает ваши лекарства. Даже включение горячей воды в раковине может позволить влаге проникнуть в шкаф. «Лекарства в целом не переносят влагу», — говорит Кэлвин Чин, фармацевт из Сан-Франциско. Фактически, он говорит: «Когда вы принимаете лекарство, его разрушает влага в желудке».

Где лучше хранить мои лекарства?

Вместо аптечки в ванной постарайтесь хранить лекарства и витамины в прохладном и сухом месте вдали от ярких окон или складских помещений, подверженных влиянию погодных условий на открытом воздухе.Это может быть в вашей спальне внутри запертого ящика шкафа или в кухонном шкафу. Убедитесь, что шкаф не находится над плитой или раковиной, где тепло и пар могут создавать проблемы с влажностью, как при хранении в ванной. Не выбирайте холодильник, если только фармацевт, этикетка или листок-вкладыш не рекомендуют охлаждать после открытия. Помните, что холодильник — прохладное место, но в то же время он влажный и легкий доступ для любопытных детей. Кроме того, возьмите за привычку сначала читать этикетки с лекарствами, потому что всегда есть исключения.Например, большинство типов инсулина — лекарства, применяемого для лечения диабета — перед открытием необходимо охладить. После открытия инсулин можно хранить в холодильнике до тех пор, пока он хранится вдали от источников тепла и света. Срок хранения без охлаждения зависит от типа инсулина.

В целях защиты детей храните лекарства и все витамины в недоступном для детей месте и в закрытом шкафу. Дети часто могут масштабировать шкафы исключительно по своей воле, а яркие цвета витаминов и пищевых добавок могут привлекать их, как конфеты.По этой причине витамины, содержащие железо (и большинство поливитаминов), всегда следует держать подальше от них. По данным Комиссии по безопасности потребительских товаров США, 30% детских смертей от лекарств вызваны железосодержащими добавками.

Какой контейнер для таблеток лучше всего?

Если вы являетесь родителем или даже если к вам часто приходят дети, убедитесь, что ваш фармацевт отпускает рецепты в контейнерах, недоступных для детей. Проверьте их сами, чтобы убедиться, насколько это просто — они хорошо работают, если кажутся пригодными для взрослых.

Для вашей безопасности храните лекарства только в оригинальной упаковке. Как бы ни было заманчиво переложить несколько таблеток из большого флакона в контейнер меньшего размера, не делайте этого, даже если это другой флакон с той же этикеткой с рецептом. Таким образом, они не станут загадочными таблетками или не имеют неточного срока годности. Некоторые препараты, например, сердечные препараты, содержащие нитраты, ни в коем случае нельзя переливать в другой контейнер. Если они подвергаются воздействию кислорода, нитрат испаряется.

Путешествие с лекарствами

Если вы едете за рулем, вы можете иметь под рукой определенные лекарства, но не храните их в перчаточном ящике, где они могут быть повреждены жарой, холодом или дождем на улице или от обогревателя или кондиционера автомобиля. .Если вы путешествуете по воздуху, лучше брать лекарства в ручную кладь. Грузовые отсеки, в которых хранится зарегистрированный багаж во время полета, могут быть слишком горячими или холодными, чтобы должным образом защитить ваши лекарства.

Возьмите с собой лекарства в оригинальной упаковке, чтобы сотрудники службы безопасности аэропорта знали, что вы несете таблетки, отпускаемые по рецепту врача; храните их в прозрачном пластиковом пакете, чтобы вы могли декларировать их. Хотя служба безопасности аэропорта может проверять наличие острых предметов, людям с диабетом разрешается носить с собой инсулин, ланцеты и иглы, используемые для проверки уровня сахара в крови.Если вы страдаете диабетом, попросите у врача копии ваших рецептов и письмо с объяснением вашего состояния (это не требуется Управлением транспортной безопасности, но это облегчит вам задачу). В письме следует описать схему приема лекарств и перечислить все используемые вами устройства, включая шприцы. Носите с собой достаточно таблеток или инсулина, чтобы их хватило на всю поездку, но имейте под рукой копии рецептов, чтобы избавить вас от неприятностей в аэропорту, а также чтобы вы могли получить больше лекарств в дороге, если вы закончите.

Безусловно, полезно использовать дозатор таблеток, чтобы ограничить дозу, и вы все равно можете использовать одно из этих полезных вспомогательных средств во время путешествия. Но если вы не возьмете с собой оригинальные контейнеры и у вас возникнет чрезвычайная ситуация в дороге, это может вызвать проблемы. «Если вы находитесь вдали от дома и у вас экстренная ситуация, у вас нет истории болезни, почти невозможно узнать, какие лекарства находятся в дозаторе таблеток», — предупреждает Чин, фармацевт из Сан-Франциско. Он также советует путешественникам хранить список текущих лекарств в сумочке или бумажнике.

Как долго мне следует хранить лекарство?

Один очевидный ответ — проверить срок годности. Если срок прошел, выбросьте лекарство. Если ваш врач сказал вам прекратить прием определенного лекарства, немедленно утилизируйте его. Выбросьте лекарства с нечитаемыми этикетками.

Вы также можете использовать здравый смысл, чтобы отделить хорошее от плохого. Если у вас есть бутылка с загадочной жидкостью, которую переложили в бутылку без опознавательных знаков, не оставляйте ее.Если таблетки явно обесцвечены, покрыты пятнами, рассыпаются или пахнут, избавьтесь от них. Помните, если лекарство, которое вы принимаете от хронических заболеваний, намокло (или если это лекарство, которое нужно хранить в холодильнике, но этого не было), попросите своего врача или фармацевта немедленно заменить его, прежде чем выбросить его. Многие аптеки выполнят срочный заказ.

Как мне утилизировать лекарство?

Исследования показывают, что фармацевтические отходы присутствуют в воде, которую мы используем, и что некоторые лекарства могут нанести вред окружающей среде.К сожалению, в США нет очистных сооружений, предназначенных для удаления потенциально вредных лекарств из сточных вод. Имея это в виду, Управление национальной политики по контролю за наркотиками Белого дома разработало первые рекомендации для потребителей по правильной утилизации рецептурных лекарств. В инструкциях говорится, что если вам нужно утилизировать неиспользованные, ненужные или просроченные лекарства, вы можете:

  • вынуть лекарства из их оригинальных контейнеров и выбросить их в мусор
  • в качестве дополнительной меры предосторожности смешайте лекарства с кофейной гущей, наполнителем для кошачьего туалета или другими нежелательными веществами, затем положите их в пустую банку или запечатанный пакет, прежде чем выбросить.
  • Вычеркните названия всех лекарств на бутылочках, отпускаемых по рецепту, от которых вы избавляетесь

Федеральные правила запрещают смывать наркотики в унитаз. Единственное исключение — это если в инструкции к препарату специально сказано, чтобы вы смывали их в унитаз, если они остались (это относится к некоторым наркотикам, таким как фентаниловые пластыри). Аптеки, водные районы или агентства по твердым и опасным отходам могут спонсировать программы возврата, в которые вы можете приносить неиспользованные лекарства.За дополнительной информацией обращайтесь в эти агентства или в свою аптеку.

После того, как вы избавитесь от всех устаревших таблеток, которые вам больше не нужны, у вас будет достаточно места для тех, которые вам нужны.

Список литературы

Управление национальной политики по контролю над наркотиками. Правильная утилизация лекарств, отпускаемых по рецепту.

Агентство по охране окружающей среды. Фармацевтические препараты и средства личной гигиены (PPCP): частые вопросы.

Безопасная утилизация лекарств.Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, 2016 г. https://www.fda.gov/Drugs/ResourcesForYou/Consumers/BuyingUsingMedicineSafely/EnsuringSafeUseofMedicine/SafeDisposalofMedicines/ucm186187.htm#Flush_List 9

Интервью с Calvin Chin, Pharm.D., Фармацевтом в Evergreen Pharmacy в Сан-Франциско

Предотвращение отравлений и смерти от железосодержащих лекарств. Документ CPSC № 5051 / Комиссия по безопасности потребительских товаров

Советы FDA по приему лекарств: как получить максимальную пользу при минимальном риске.Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Журнал FDA Consumer.

Агентство по охране окружающей среды. Отходы — там, где вы живете: государственные программы.

Американская диабетическая ассоциация. Хранение инсулина.

«Я могу положить лекарство ему в суп, доктор!»

Скрытое введение лекарства взрослому пациенту, например, сокрытие лекарства в еде или напитках пациента без его или ее ведома, является спорным.Комментаторы, осуждающие скрытое применение лекарств, утверждают, что это является чрезмерно патерналистским и лишает пациента права принимать решения о медицинском обслуживании, а также его / ее права говорить правду. 1 У умственно способных пациентов это явно нарушение автономии и, следовательно, неприемлемо. 2 У пациентов, которые могут быть психически недееспособными навсегда или временно, спор сосредоточен на том, являются ли интересы пациента достаточным этическим оправданием для практики.Высказывалась также озабоченность по поводу того, что даже если с такой практикой можно мириться в некоторых исключительных случаях, например, в чрезвычайной ситуации, любое общее принятие такой практики может привести к злоупотреблениям. 1, 3 В частности, это может стать «легким предлогом» для отказа от обсуждения и объяснения лечения пациентам или их семьям, а также может укрепить терпимость к нехватке персонала или плохим стандартам в учреждениях по уходу за пациентами. Эти риски усиливаются, когда практика остается нерегулируемой и неконтролируемой из-за отсутствия юридических или профессиональных руководящих принципов, а также из-за секретности, окружающей эту практику из-за страха профессионального порицания. 4

С другой стороны, некоторые комментаторы предполагают, что при определенных обстоятельствах утаивание приема лекарств может быть этически приемлемым для психически недееспособных пациентов. Центральный совет Великобритании по сестринскому делу, акушерству и медицинскому посещению (UKCC), например, выпустил руководство для медсестер 5 , в котором говорится, что «маскировка приема лекарств в еде или питье может быть оправдана в лучших интересах пациентов, которые активно отказываются от лечения, но не имеют возможность отказаться от лечения ».Скрытое лечение «может быть рассмотрено для предотвращения пропуска пациентом необходимого лечения, если пациент не способен дать информированное согласие». В руководящих принципах подчеркивается, что такие действия следует предпринимать только в качестве чрезвычайной меры в чрезвычайной ситуации и после обсуждения с клинической командой и лицами, осуществляющими уход за пациентом. Treloar и др. 4 выступают за предоставление необходимого лечения пациентам, не имеющим возможности принять или отказаться от лечения, независимо от того, является ли лечение обычным или экстренным.Они считают, что вред от «обмана» психически неспособного человека путем сокрытия лекарств будет перевешиваться вредом от лишения пациента необходимого лечения, особенно если скрытое введение лекарств представляет собой наименее мучительный или наименее ограничительный метод лечения. Эти авторы основывают свои взгляды на эмпирическом исследовании 6 стационарных и общественных отделений, оказывающих помощь пациентам с деменцией. Их исследование показывает, что практика скрытого приема лекарств широко распространена в Великобритании и встречается в 71% отделений длительного пребывания.Девяносто шесть процентов лиц, осуществляющих уход за больными, считали тайное введение лекарств, как от физических, так и психических расстройств, оправданным при определенных обстоятельствах — например, если это был единственный способ проведения необходимого лечения.

Многие предыдущие работы по скрытому введению лекарств были сосредоточены на людях с длительной психической недееспособностью, например, с деменцией или умственными недостатками. Поскольку пациенты с деменцией ранее были умственно дееспособными, стоит изучить их ранее выраженные пожелания относительно предлагаемого лекарства или скрытого лечения.В противном случае в группах деменции и умственной отсталости обсуждается вопрос о том, необходимо ли скрытое введение лекарств в наилучших интересах пациентов. Пациенты с неустойчивой или временной умственной недееспособностью представляют собой большую проблему, потому что то, нужно ли нам уважать их желания или принимать решения от их имени, исходя из их интересов, будет зависеть от их умственных способностей в соответствующее время. Мы сообщаем о случае в Гонконге, когда мать давала нейролептики, смешанные в супе, своему сыну, больному шизофренией.Дело поднимает важные этические и юридические вопросы. Мы обсуждаем на основе «четырех принципов биомедицинской этики», предложенных Beauchamp & Childress, 7 (1) конфликт между принципом автономии и принципами милосердия и непричинения вреда; (2) особенности использования антипсихотических препаратов, восстанавливающих умственную компетентность и автономию; (3) поддержание баланса между семейной автономией и индивидуальной автономией и (4) соблюдение принципа правды, основанного на уважении к автономии.

ИСТОРИЯ КОРПУСА

Y — 25-летний безработный мужчина с двухлетней историей параноидной шизофрении. Он живет с родителями и младшей сестрой. Во время предыдущих психотических эпизодов у него были бредовые идеи преследования, что его мать хотела причинить ему вред, с историей насилия в отношении нее. Он уже трижды был госпитализирован на короткий срок. Несмотря на его превосходную реакцию на антипсихотические препараты, его понимание своей болезни было плохим. Обсуждения со своим психиатром, доктором В., о природе его болезни и необходимости поддерживающего антипсихотического лечения часто вызывали гневные и вызывающие реакции со стороны Y.Однако его приверженность режимам приема лекарств и последующие посещения были в основном удовлетворительными благодаря наблюдению и поддержке со стороны его очень заботливой матери, которая каждый раз сопровождала его на психиатрических контрольных сессиях.

Однажды мать Y пришла в клинику одна и сказала доктору W, что Y отказывается принимать антипсихотические препараты и приехать для последующего наблюдения. Он выбросил все свои лекарства за три недели до этого и в результате снова стал активно психотиком. Он обвинил свою мать в преследовании его и стал к ней очень враждебен.Он также слышал голоса, оскорбляющие его. Мать попросила доктора В. дать ее сыну обычные антипсихотические препараты, чтобы она могла побудить его принимать их. Поскольку мать всегда была основным лицом, осуществляющим уход, активно участвовавшим в психиатрической помощи Y, и, учитывая угрозу насилия для нее, ей был выписан рецепт вместе с советами по экстренных мерам в случае дальнейшего ухудшения состояния Y. После этой встречи доктор В. ушла в декретный отпуск.

Когда д-р W вернулась на работу, она снова увидела мать одну в клинике в то время, когда Y должен был вернуться на контрольный визит.Мать рассказала, что произошло с момента их последней встречи. Ей не удалось убедить Y принять антипсихотические препараты или посетить психиатрическое наблюдение. В отчаянии она начала тайком подмешивать лекарство Y в его суп. Это имело хороший эффект. Ему стало лучше, и он больше не был психотиком и враждебен ей. Врачи, оказывающие помощь, продолжали выписывать рецепты для матери в течение трех месяцев отсутствия доктора В., делая записи в записях Y, в которых говорилось: «лекарства под контролем матери».Было неясно, знали ли врачи, успокаивающие их, о том, что лекарство было спрятано в супе Y’s. Мать была очень довольна нынешним порядком. «Доктор, просто дайте мне рецепт, и я могу положить лекарство ему в суп».

ОБСУЖДЕНИЕ

Конфликт между принципами автономии и благотворительности / непричинения вреда

Актуальный вопрос для доктора W заключается в том, следует ли ей продолжать давать матери Y рецепт: это не простой вопрос с ответами «да» или «нет».Следует приложить все усилия, чтобы убедить Y обратиться в службы психического здоровья, чтобы его можно было обследовать клинически. Важно поговорить с матерью Y и другими членами семьи о потенциальных рисках, соответствующих этических и юридических вопросах скрытого приема лекарств, а также о необходимости посещения пациента для клинической оценки. В этом случае, однако, несмотря на все усилия, Y отказался видеть любого специалиста по психическому здоровью, а его мать продолжала просить рецепт на антипсихотический препарат, чтобы она могла продолжать давать его Y в его супе.

Можно утверждать, что, поскольку Y был острым психотиком, он был психически неспособен принять решение о своем лечении, и поэтому лечение без его согласия было оправдано. Принцип автономии не был нарушен, и этот акт соответствовал традиционной судебной традиции. В Гонконге любое медицинское и стоматологическое лечение психически недееспособных взрослых юридически регулируется общим правом и Постановлением о психическом здоровье, 8 , в котором говорится, что законный опекун умственно недееспособного взрослого может иметь право давать согласие на лечение.Если опекун не назначен, ответственные врачи имеют право без его согласия оказывать как срочное, так и несрочное лечение психически недееспособному взрослому при условии, что лечение проводится в его наилучших интересах. Положение о «наилучших интересах» явно направлено на поддержку принципа благотворительности и непричинения вреда.

Однако даже если было морально оправдано давать лекарство Y без согласия, способ, которым давалось лекарство, мог стать предметом споров.Можно ли расширить моральное оправдание, включив в него обман пациента? Если ответ отрицательный, это означает, что лечение психически некомпетентного пациента, такого как Y, должно проводиться только открыто, хотя и с применением силы. Хотя это сохранило бы принцип правдивости, сомнительно, практично или разумно вводить лекарство психически некомпетентному пациенту. В данном случае мы должны помнить о сильном сопротивлении Y лечению, а также о его параноидальных убеждениях и насилии по отношению к своей матери.Законодательство гласит, что следует рассмотреть вопрос о назначении лечения психически неполноценному человеку с наименьшими ограничениями. 4 Таким образом, можно утверждать, что сокрытие лекарств в еде или питье психически некомпетентного пациента может быть оправдано на этом основании и рассматриваться как акт «слабого патернализма».

Соображения относительно продолжения выписывания рецептов для матери после того, как пациент выздоровел после острого психотического эпизода, представляют собой гораздо более серьезные проблемы.Если мы предположим, что Y находится в состоянии ремиссии умственно (хотя формальная оценка не проводилась), сокрытие лекарств в пище Y будет представлять собой акт «сильного патернализма», при котором желания автономного человека отвергаются на основе принципы милосердия и непричинения вреда. Это был бы прямой обман, который сам по себе причиняет вред пациенту. Юридически такой акт может рассматриваться как нападение или побои, поскольку лечение проводится без согласия психически дееспособного пациента.

Один из вариантов — прекратить выписывать рецепт для матери и тем самым прекратить лечение. Прекращение лечения может «спровоцировать» рецидив, после чего антипсихотические препараты могут быть снова начаты в соответствии с формальными процедурами, например, при принудительной госпитализации. Это «разорвет круг обмана». Вопрос в том, является ли острый рецидив разумной платой за наше стремление к честности. Рецидив шизофрении может привести ко многим побочным эффектам. Ближайшие из них более очевидны — например, ухудшение психического состояния, риск причинения вреда себе или другим.Более того, не следует упускать из виду пагубное влияние нелеченного психоза на долгосрочный прогноз шизофрении. Было показано, что чем дольше больной шизофренией находится в состоянии психоза, особенно в первые несколько лет болезни, тем хуже долгосрочный исход. 9 Таким образом, намеренное прекращение лечения с целью разрыва цикла обмана с предсказуемыми последствиями рецидива причиняет вред пациенту и нарушает принцип непричинения вреда.

Нейролептики как средство, восстанавливающее автономию

Предположим, мы принимаем аргумент, что действия слабого патернализма оправданы, но не акты сильного патернализма.Поскольку тайно вводимый нейролептик является агентом, «восстанавливающим автономию», можно рассматривать тайное введение антипсихотических препаратов как действие, переходящее от слабого к сильному патернализму, в зависимости от умственных способностей пациента. В идеале, когда Y восстанавливает умственные способности после приема скрытых лекарств во время временной нетрудоспособности, врач затем использует другие средства, чтобы убедить его принять лекарства для предотвращения рецидивов в будущем. Если, однако, у д-ра W нет других средств для обеспечения соблюдения режима лечения, когда Y компетентен, мы утверждаем, что прекращение скрытого приема лекарств, когда это единственное доступное средство лечения, нарушает не только принципы благотворительности и непричинения вреда, но и принципы Y. автономия.Другими словами, Y не только страдает от рецидива шизофрении из-за того, что не принимает лекарства, но и теряет автономию во время последующего «рецидива». Парадоксально, что Y восстанавливает свою автономию с помощью скрытого приема лекарств, и, в свою очередь, полученная таким образом автономия запрещает само лечение, которое вводится тайно, и в процессе он снова теряет свою автономию. Если мы откажемся от скрытого приема лекарств и подождем, пока Y снова станет некомпетентным, прежде чем мы возобновим скрытое лечение, будет сомнительно, что повторение скрытого приема лекарств больше может считаться актом «слабого патернализма».Поскольку, если до возникновения рецидива компетентный пациент явно указывает на свой отказ от антипсихотических препаратов, это может представлять собой действительное предварительное указание, так что предоставление его, когда он находится в рецидиве и становится некомпетентным, является не чем иным, как актом «сильного патернализма». . »

Уравновешивание семейной и индивидуальной автономии

Многие из наших соображений до сих пор включают взвешивание различных клинических факторов применительно к Y как индивидууму.Однако следует также сопоставить права семьи с правами личности. В китайской культуре понятие уважения права человека на самоопределение является слабым понятием из-за конфуцианской концепции социальной личности. 10 Влияние семьи на принятие решения о лечении в китайских культурах не только широко распространено и считается нормой, но и часто является решающим. В то время как западная медицинская этика имеет тенденцию сосредотачиваться на человеке, этот подход был признан ограниченным, поэтому все большее внимание уделялось социальным отношениям и рассмотрению каждого человека в его или ее социальном контексте.Многие утверждают, что семейные отношения и семейные интересы должны играть роль в принятии решений пациентом, 11, 12 , но нет единого мнения относительно того, в какой степени семейные интересы должны учитываться. 13

Оправдание для продолжения лечения пациента скрытыми лекарствами можно найти в моральном обязательстве общества защищать интересы семьи и сохранять автономию семьи. Если пациент принадлежит к семье, тогда интересы каждого члена семьи взаимосвязаны, и должно существовать взаимное уважение автономии друг друга.История болезни пациента ясно показывает, что состояние пациента сильно влияет на благополучие и безопасность других членов семьи, живущих с ним, и особенно на его мать. Прекращение скрытого приема лекарств направлено на уважение автономии пациента, но если такой акт несет потенциальный риск ускорения рецидива, в результате чего пациент может не только терять способность принимать решения, но и автономия других членов семьи может быть нарушенным, то следует поставить под сомнение моральную обоснованность поступка.Необходимо достичь большей гармонии между интересами и автономией пациента и других членов семьи. В англоязычных странах Запада существует тенденция подчеркивать важность защиты автономии пациентов, поскольку считается, что больной человек менее способен защищать свои интересы и более уязвим для эксплуатации со стороны членов семьи. В некоторых случаях это может быть правдой, и поэтому индивидуальной автономии обычно разрешается преобладать над автономией семьи, но следует быть осторожным в отношении курса действий, который влечет за собой несоразмерную жертву семейными интересами, чтобы защитить автономию пациента.В этих случаях семейные интересы и семейная автономия должны быть учтены в планах лечения пациента. В данном случае это может означать продолжение скрытого приема лекарств до тех пор, пока не будут приняты другие меры — например, просвещение пациента — чтобы пациент мог принимать лекарства добровольно. В этой связи следует добавить, что врач и другие поставщики медицинских услуг находятся в уникальном положении, чтобы играть решающую роль в поддержании гармонии между интересами пациента и семьи, а также в обеспечении защиты автономии обеих сторон.

Правдивая информация и автономия

Следует ли Y на любом этапе рассказать о том, что его мать давала ему лекарства в его супе? Обязательства говорить правду обычно оправдываются на основе принципа уважения автономии, обязательств верности и отношений доверия, которые присущи любому взаимодействию между врачом и пациентом. Правдивое сообщение пациентам выходит за рамки простого раскрытия информации для принятия решения о лечении; он включает более широкое определение, охватывающее точную и честную передачу информации. 14 Однако, как и другие обязательства, установление правды является обязательным, но не абсолютным. Могут быть ситуации, в которых правдивость и уважение к автономии могут быть отвергнуты милосердием / непричинением вреда — например, в случаях, описываемых как «доброжелательный обман» (Beauchamp TL, 7 стр. 339), когда правдивое высказывание может привести к большим результатам. причинить вред 15 или если не сказать пациенту правду (или всю правду), очевидно, в наилучших интересах пациента. 16 Мы считаем, что ситуация в нашем случае попадает в такую ​​категорию.Если ему сообщат о действиях матери Y, доверительные отношения между матерью и сыном, а также между врачом и пациентом могут быть нарушены. Пациент возмущался, что его обманули таким образом, сердился и чувствовал себя преданным. Его убеждения в преследовании могут стать более устойчивыми, и он, вероятно, разовьет еще более негативное отношение к службам психического здоровья и станет еще более враждебным по отношению к своей матери, тем самым подорвав самую надежную поддержку, которую он имеет. Вероятность того, что пациент полностью откажется от медицинской помощи, вполне реальна с предсказуемо катастрофическими результатами.Кроме того, преимущества раскрытия информации не очень убедительны. Очевидно, что это будет уважением к автономии Y, и, говоря правду, можно также облегчить усилия по просвещению о ценности антипсихотического лечения. Однако это предполагает, что пациент отреагирует на правду (о том, что он был тайно лечен лекарствами) разумно и послушно — сценарий, которому мы мало доверяем. Следовательно, мы считаем, что до тех пор, пока пациент не осознает свою потребность в лекарствах, в конечном итоге вред от правдивого раскрытия информации превышает пользу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Этот случай скрытого приема лекарств высвечивает этические, клинические и юридические дилеммы в ведении пациентов с шизофренией с недостаточной проницательностью. Придерживаясь этических рамок «четырех принципов», мы заключаем, что то, является ли скрытое лечение этически и юридически оправданным, зависит от довольно деликатного и рискованного баланса между уважением к автономии и принципами милосердия и непричинения вреда. В отдельных случаях — тип назначенного лекарства; степень потребности в лекарстве; лицо, принимающее лекарство; цель тайного администрирования и наличие менее ограничительных альтернатив — все это факторы, которые необходимо учитывать.

Dr W оказался перед очень сложной дилеммой, в которой ни один из очевидных вариантов (отмена рецепта или продолжение рецепта) не кажется интуитивно правильным. Продолжение предписания сохранит Y и мать в безопасности, но это будет происходить за счет права Y на самоопределение. Это также подвергнет врача потенциально серьезной юридической ответственности, потому что доктор В. выписывает рецепт для пациента, не видя его. Если д-р W сможет убедить Y обратиться к специалисту по психическому здоровью, например, к участковой психиатрической медсестре, по крайней мере, д-р W сможет выписать рецепт на основе отчетов профессионального коллеги.Д-р W также может получить дополнительную поддержку своего курса действий, проконсультировавшись со старшими коллегами и членами многопрофильной группы. Остается неясным, освобождают ли они ее от ее юридических обязательств и в какой степени, но, безусловно, было бы предпочтительнее назначать лекарства, основанные только на заключении матери. Кроме того, Y, вероятно, мысленно способен принять решение о своем лечении сейчас, и поэтому требуется его согласие. Однако отмена рецепта имеет серьезные последствия для психического здоровья Y и безопасности его матери, особенно когда Y не находится под наблюдением какого-либо специалиста по психическому здоровью.Такой образ действий потенциально может привести к серьезному неблагоприятному исходу и, таким образом, будет действовать против принципа непричинения вреда.

Одна из основных трудностей доктора В. заключалась в том, что он не мог видеть Y и разговаривать с ним напрямую, чтобы оценить его психическое состояние и внушить ему ценность поддерживающих нейролептиков. Если только доктор W может поговорить с Y, есть место для обсуждения и обучения, и они могут предоставить варианты, отличные от двух крайних вариантов, описанных выше. Случайность помогла в разрешении этого дела.Д-р W получила документы от Департамента социального обеспечения, в которых говорилось, что пособие Y необходимо возобновить. Это дало хороший повод снова пригласить Y. в клинику для оценки степени его инвалидности. Поскольку Y хотел и дальше получать финансовую помощь, он охотно вернулся в психиатрическую клинику. Y был признан клинически свободным от психотических симптомов и был признан психически способным принимать решения о лечении. Последовал долгий период обсуждения и обучения, после чего Y наконец согласился на психиатрическое наблюдение и лечение.Обсуждая лечение и финансовую помощь на одном сеансе, доктор В. помнил, что это может быть воспринято как принудительное. Хотя она избегала устанавливать какую-либо прямую связь между приверженностью Y к лечению и продолжением получения им финансовой помощи, степень, в которой Y по-прежнему испытывал давление, чтобы заставить ее соблюдать, остается неясной. Доктор W не сообщил Y, что его мать скрывала лекарства в его супе.

Одной из основных проблем, связанных с использованием скрытых лекарств, является отсутствие определенных руководящих принципов и правил, регулирующих эту практику, что ведет к страху судебного разбирательства 17 и, следовательно, к секретности, окружающей эту практику.Проблема секретности, в свою очередь, еще больше затрудняет регулирование и, следовательно, увеличивает риск злоупотреблений. 5 Сказав это, этот случай описывает попытки любящей матери предотвратить психотический рецидив у своего сына; не было злого умысла или намерения оскорбить. Благие намерения матери затрудняют разрешение этого дела. Этические, правовые и клинические вопросы, связанные с тайным лечением, сложны, и, по возможности, медицинским работникам и лицам, ухаживающим за психически недееспособными взрослыми, следует предоставить рекомендации о том, как реагировать, когда рассматривается или предлагается тайное лечение.

ССЫЛКИ

  1. Honkanen L . Точка-контрапункт: этично ли давать лекарства людям с деменцией? Нет: скрытые лекарства патерналистичны. Вест Дж. Мед, 2001; 174: 229.

  2. Kennedy I , Grubb A. Медицинское право. Лондон: Баттервортс, 2000: 575.

  3. Скотт Дж. , Уильямс ERL. Скрытое введение лекарственного средства может представлять собой тонкий конец клина.BMJ1997; 314: 299–300.

  4. Treloar A , Philpot M, Beats B. Маскирующие лекарства в еде пациентов. Lancet2001; 357: 62–4.

  5. Рамзи С . Медсестры из Великобритании получают рекомендации по скрытому лечению пациентов. Ланцет2001; 358: 900.

  6. Treloar A , Beats B, Philpot M. Таблетка в бутерброде: скрытые лекарства в еде и питье.JR Soc Med2000; 93: 408–11.

  7. Beauchamp TL , Childress JF. Принципы биомедицинской этики. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1994.

  8. Wong JG , Scully P. Практическое руководство по оценке дееспособности и согласию пациентов в Гонконге. Hong Kong Med J2003; 9: 284–9.

  9. Харрисон Г. , Хоппер К., Крейг Т., и др. Восстановление после психотического заболевания: международное последующее исследование через 15 и 25 лет. Br J Psychiatry, 2001; 178: 506–17.

  10. Хуэй Е . Этика китайского здравоохранения. В: Coward H, Ratanakul P, ред. Межкультурный диалог по этике здравоохранения. Ватерлоо, Онтарио: Издательство Университета Уилфрида Лорье, 1999: 128–38.

  11. Hardwig J . А как насчет семьи? Репродукция Центра Гастингса, 1990; 20: 5–10.

  12. Нельсон Дж. Л. . Серьезное отношение к семьям. Репортаж Гастингса, 1992; 22: 6–12.

  13. Blustein J . Семья в принятии медицинских решений. Репортаж Гастингса, 1993; 23: 6–13.

  14. Броды Н . Отношения врача и пациента. В: Veatch RM, ed. Медицинская этика. [2-е изд]. Садбери, Массачусетс: Издательство Джонс и Бартлетт, 1997: 75–102.

  15. Кирон К . Медицинская этика: введение. Мистик, Коннектикут: Двадцать третьи публикации, 1995.

  16. Бенн П. . Медицина, ложь и обман. J Med Ethics, 2001; 27: 130–4.

Мифы и факты об утилизации лекарств — верните свои лекарства

Положите лекарства на их место!

Теперь мы все можем согласиться с тем, что смывание неиспользованных рецептурных и безрецептурных лекарств, которые могут валяться у вас дома, не является правильным способом избавиться от них.Но в последнее время вы, возможно, слышали несколько сбивающих с толку советов о том, что СЛЕДУЕТ делать с оставшимися лекарствами.

Некоторые говорят, что наркотики следует выбрасывать в мусор, смешивая с наполнителем для кошачьего туалета или кофейной гущей. Но «эксперты», которые говорят только об утилизации медикаментов, не рассказывают всей истории. Есть более безопасный способ.

Возврат ненужных лекарств в программу возврата — самый безопасный и наиболее экологически безопасный способ избавиться от неиспользованных лекарств.

Выбрасывать неиспользованные лекарства в мусор лучше, чем смывать, но это не обеспечивает адекватной защиты людей и окружающей среды от воздействия потенциально опасных лекарств.

ФАКТ: FDA, DEA, EPA, Управление политики по контролю за наркотиками и ряд агентств в штате Вашингтон рекомендуют использовать программы возврата лекарств как лучший способ избавиться от ненужных лекарств.

Эти агентства рекомендуют вывоз мусора ТОЛЬКО как «крайнюю меру», пока все наши сообщества не получат удобные варианты возврата.В округах Снохомиш и Китсап действуют местные постановления, запрещающие выбрасывать лекарства в мусор.

Myth # 1 — Смешивание лекарств с кофейной гущей или наполнителем для кошачьего туалета перед тем, как выбросить их в мусор, предотвратит кражу наркотиков.

Факт: Выбрасывать лекарства в мусор небезопасно — особенно для контролируемых веществ, таких как оксиконтин, наркотики и другие вызывающие сильное привыкание и опасные наркотики, — потому что наркотики могут быть найдены и использованы другими, даже если они смешаны с нежелательными веществами, такими как кофейная гуща или наполнитель для кошачьего туалета.Злоупотребление лекарствами, отпускаемыми по рецепту, является самой быстрорастущей проблемой в стране. Предотвратите кражу и злоупотребление наркотиками, используя программу возврата лекарств, чтобы избавиться от ненужных лекарств. Это лучший способ защитить наших детей и семьи.

«Неиспользованные отпускаемые по рецепту лекарства, выброшенные в мусор, могут быть извлечены и использованы для злоупотребления или незаконно проданы…. Программы возврата — лучший способ избавиться от старых лекарств ». — DEA, 30 апреля 2011 г.

Миф № 2 — Лучше измельчить лекарство перед тем, как выбросить его в мусорное ведро.

Факт: Измельчение таблеток, чтобы замаскировать их перед утилизацией, сложно и опасно, и подвергает человека риску воздействия препарата через контакт с кожей или вдыхание пыли. Многие лекарства предназначены для высвобождения в организме с течением времени, а дробление таблеток может высвободить опасно высокую дозу. Пыль в виде таблеток может представлять опасность для других членов семьи и домашних животных в доме, а некоторые лекарства могут быть особенно вредными для детей и женщин детородного возраста.

Миф № 3 — Лучший способ защитить детей от случайного отравления — это выбросить лекарства в мусорное ведро.

Факт: Выбрасывание ненужных лекарств в бытовой мусор не означает, что любопытные дети не смогут их достать. В наших домах наблюдается эпидемия случайных отравлений лекарствами, и дети — самые частые жертвы. Кроме того, кошачий туалет или другие вещества не отпугивают домашних и животных при попадании в мусорную корзину и потенциально могут проглотить неиспользованные лекарства. Лекарства для людей являются основной причиной отравлений домашних животных. , чаще всего связаны с токсическими воздействиями, связанными с мусором.

Защитите своих детей и свою семью, надежно храня лекарства дома. Если у вас есть лекарства с истекшим сроком годности или ненужные, воспользуйтесь программой возврата лекарств — это самый безопасный способ избавиться от неиспользованных лекарств.

Миф № 4 — Лекарства можно смывать в унитаз или сливать в канализацию. FDA поощряет это, потому что это на самом деле не вредно для окружающей среды.

Факт: Лекарства, которые смываются или выливаются в канализацию, могут в конечном итоге загрязнить наши воды, нанести ущерб водным видам и загрязнить нашу пищу и воду.Большинство лекарств не удаляются очистными сооружениями или септическими системами. Ученые обнаружили лекарства в поверхностных, грунтовых и морских водах, а также в почвах и отложениях на северо-западе Тихого океана. Даже в очень низких концентрациях лекарства в окружающей среде наносят вред водным организмам. Использование программы возврата лекарств — простой и разумный способ уменьшить количество лекарств, попадающих в окружающую среду.

Миф № 5 — Нет причин, по которым нежелательные лекарства нельзя выбрасывать на свалки.

Факт: Современные свалки хорошо спроектированы, безопасны и хорошо справляются со стандартными бытовыми отходами. Однако лекарства — это особый тип опасных химических веществ, которые нам необходимо не допускать попадания в нашу систему твердых отходов и на свалки, чтобы предотвратить нанесение вреда людям и окружающей среде. Наркотики могут быть очень токсичными для людей и диких животных даже в малых дозах. Так же, как мы не выбрасываем отработанное моторное масло или остатки разбавителя для краски в мусор, мы не должны складывать эти чрезвычайно сильнодействующие фармацевтические химические вещества в небезопасные мусорные баки у обочины.

Как лекарства, выброшенные в мусор, могут попасть в окружающую среду? Нежелательные лекарства остаются химически активными, когда их выбрасывают в мусор, даже если они смешаны с наполнителем для кошачьего туалета или кофейной гущей. Несколько исследований показали, что лекарства, находящиеся на свалке, могут попадать в местную окружающую среду через свалочную жидкость — или «мусорный сок», который можно собирать и отправлять на очистные сооружения. Поскольку очистные сооружения не предназначены для удаления лекарств, лекарства могут сбрасываться в реки и заливы.

Нежелательные лекарства следует утилизировать должным образом, как и другие опасные бытовые отходы. Программы возврата лекарств — лучший способ избавиться от ненужных лекарств.

Вот что нужно держать в своей аптечке на случай болезни — Основы здоровья от клиники Кливленда

К настоящему времени мы все знаем, что важно оставаться дома, когда мы больны или плохо себя чувствуем. Это снизит вероятность распространения наших микробов среди других людей (будь то простуда, грипп или COVID-19).

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

А поскольку симптомы этих трех болезней частично совпадают, еще более важно проявлять бдительность в отношении защиты других. Также неплохо подготовиться к болезни, имея под рукой нужные лекарства и оборудование.

Специалист по семейной медицине Дональд Форд, доктор медицины, магистр делового администрирования, делится своим списком обязательных вещей и того, что нужно учитывать при выборе аптечки во время сезона простуды и гриппа.

Во-первых, выбросить просроченное лекарство

Может возникнуть соблазн время от времени принимать лекарства с истекшим сроком годности. В конце концов, насколько опасна таблетка ибупрофена с истекшим сроком годности?

Согласно FDA, лекарства с истекшим сроком годности менее эффективны и даже могут быть опасными из-за химических изменений, которые происходят с течением времени. Другие лекарства становятся опасными, если они распадаются или если вы принимаете их вместе с новым лекарством, о котором не знает ваш врач или фармацевт.

Хранение нескольких бутылочек с таблетками также сбивает с толку.Кроме того, последнее, что вам нужно делать, если вы заболели, — это рыться в бутылках и коробках со старыми лекарствами.

На всякий случай рекомендуется очищать аптечку раз в год. Затем важно безопасно отказаться от старого лекарства.

Как следует хранить аптечку от простуды и гриппа?

«Немного профилактики — действительно хорошая идея прямо сейчас», — говорит д-р Форд. «Вы не хотите выбегать, когда поднимается температура.Вы хотите, чтобы эти предметы были дома, в вашей аптечке, на всякий случай, если они вам понадобятся ».

Вот его рекомендации:

  1. Рабочий термометр. Лихорадка — один из самых ярких симптомов COVID-19 и гриппа, поэтому очень важно иметь возможность точно отследить, есть ли он у вас. Доктор Форд говорит, что лучше всего использовать оральные термометры, которые кладут под язык, но подойдут и другие варианты.
  2. Жаропонижающие и обезболивающие. Будь то парацетамол (тайленол) или ибупрофен (адвил), убедитесь, что у вас есть все, что вы обычно берете с собой.Это лекарство поможет вам справиться с лихорадкой, ознобом, болями в носовых пазухах, головными и мышечными болями.
  3. Лекарства, отпускаемые без рецепта. Существует так много вариантов лекарств от простуды и гриппа — и, честно говоря, все они представляют собой лишь незначительные вариации друг друга, — говорит доктор Форд. Подумайте о том, чтобы купить сироп от кашля или противозастойное средство, если вы обычно принимаете их, когда болеете, но не заканчиваются, и купите всю полку. Также могут быть полезны капли от кашля или полоскания носовых пазух, но на самом деле все зависит от того, что вам подходит.«Я призываю людей пробовать разные вещи и смотреть, что им подходит, потому что все тела немного разные», — говорит он.
  4. Пульсоксиметры. Если у вас астма или основное заболевание, повышающее риск серьезного заболевания, может быть полезно иметь дома пульсоксиметр. Это устройство измеряет уровень кислорода в вашей крови. «Я бы не сказал, что кончитесь и сразу купите один, но посмотрите, есть ли они в наличии в Интернете или в вашей аптеке», — говорит доктор.Форд. «Это был один из инструментов, который мы использовали для наблюдения за людьми, которые болеют COVID-19 и имеют проблемы с одышкой».
  5. Медицина от аллергии. Иногда бывает трудно отличить простуду, грипп, COVID-19 от аллергии. Поэтому, если вы обычно страдаете аллергией, обязательно держите под рукой лекарство от аллергии или любые глазные капли.
  6. Лекарства, отпускаемые по рецепту. Было бы неплохо иметь 30-дневный запас всех рецептурных препаратов, которые вы в настоящее время принимаете.Это уменьшит потребность в повторном пополнении запасов в случае, если вы заболеете.

Помните, что у всех лекарств скоро истечет срок годности, поэтому вам придется следить за сроками годности в своей аптечке. Паника, покупающая целую полку лекарства от простуды, будет казаться глупой, если вам придется выбросить большую часть, когда срок ее действия истечет!

«К сожалению, у нас нет лечебных средств от простуды или гриппа, поэтому у нас нет ничего, что могло бы просто вылечить их», — говорит д-р.Форд. «Но существуют варианты симптоматического лечения, доступные как без рецепта, так и через кабинет вашего врача, которые могут облегчить симптомы или сократить продолжительность вашей болезни».

Лучшее место для хранения лекарств — это не ваша ванная комната.

Узнайте, почему пора убрать лекарства из аптечки и куда их положить.

Я пришел к выводу, что «аптечка» — это немного неправильное название. Первая причина в том, что до недавнего времени в моей аптечке хранились не только лекарства, но и витамины, кремы, косметика, повязки, аксессуары для волос, дюжина полуиспользованных тюбиков гигиенической помады и черт знает что еще! А во-вторых, оказывается, что аптечка — не самое лучшее место для хранения лекарств!

В сегодняшнем посте я расскажу вам, почему вы можете убрать свои лекарства из аптечки и где лучше их хранить.Я также поделюсь некоторыми другими полезными советами по безопасному хранению, использованию и утилизации лекарств. Безопасность лекарств так важна, и следование этим простым советам может помочь предотвратить несчастный случай или происшествие под вашей крышей.

Связано: 7 дорогостоящих ошибок хранения и способы их устранения

Лучшее место для хранения лекарств

Оказывается, хранение ваших лекарств в аптечке — не лучший вариант! Легко забыть о своих лекарствах, когда они спрятаны за дверцей шкафа, что значительно повышает вероятность того, что вы забудете о их приеме.И чаще всего ваша аптечка находится в ванной, где обычно теплее и влажнее, чем в других комнатах вашего дома. Ни одно из этих условий не подходит для хранения лекарств!

Я рекомендую достать лекарства из аптечки и вместо этого хранить их в декоративной коробке. Коробку легко хранить вне досягаемости, оставаясь при этом визуальным напоминанием о том, что нужно принимать лекарства. (Конечно, это означает хранение коробки где-нибудь, где, как вы знаете, вы будете видеть ее каждый день!)

Дополнительные полезные советы по хранению лекарств

1.Держите их в прохладном и сухом месте

Оптимальные условия хранения лекарств — прохладное, сухое и темное место. Сама упаковка будет защищать от света ваши лекарства, поэтому все, что вам нужно сделать, это убедиться, что вы храните коробку в прохладном и сухом месте. Это может быть где-нибудь на полке или в ящике, которым вы часто пользуетесь.

2. Используйте замок

Важно соблюдать особые меры предосторожности при хранении определенных лекарств, например, от тревоги, депрессии или боли.Эти лекарства могут вызывать привыкание и потенциально вредны для тех, кому они не были прописаны. Подумайте о том, чтобы хранить эти типы лекарств в коробке или сумке с замком и ключом или в запирающемся ящике. Лучше перестраховаться, чем сожалеть!

3. Цветовой код для них

Особенно, когда вы храните лекарства в коробке, вам может понадобиться более быстрый способ определить, какая бутылка с лекарством какая. Вы можете наклеить на крышки цветные наклейки или обернуть крышки цветными резинками, чтобы их идентифицировать.Каждый цвет может обозначать разные типы лекарств (например, красный может означать лекарства для сердца, а зеленый — для снятия аллергии). Вы также можете использовать разные цвета для каждого члена семьи, или цвета могут обозначать, как часто вы принимаете лекарства. прими это лекарство. Вы можете использовать любую подходящую вам систему цветового кодирования!

4. Проведите инвентаризацию

Когда вы убираете все свои лекарства из своей аптечки, найдите время, чтобы убрать все, что вам не нужно.Для каждого лекарства, которое вы храните, вы должны знать, кто его прописал, кому он был прописан, почему он был прописан и когда истечет срок его действия.

5. Безопасная утилизация

Если срок годности лекарства истек или он больше не нужен, пора его утилизировать. В некоторых офисах Walgreen принимаются лекарства для надлежащей утилизации. Вы также можете выполнить поиск мест утилизации контролируемых веществ через DEA по этой ссылке.

Если рядом с вами нет безопасных мест утилизации, вот несколько советов, как это сделать дома.Перелейте лекарство из бутылочки в герметичный пакет вместе с горсткой чего-нибудь неаппетитного, например, грязи, наполнителя для кошачьего туалета или использованной кофейной гущи. Выбросьте мешок в мусор. Утилизируйте флакон с лекарством отдельно, заблокировав любую личную информацию темным маркером.

6. Будьте организованы в дороге

Когда вы путешествуете или просто занимаетесь делами, используйте органайзер для таблеток, чтобы ваши лекарства были под рукой и хранятся должным образом. Этот я нашел на Amazon Spins, поэтому вы можете раздавать каждое отделение отдельно.Мне также нравится эта, у которой есть два слоя крышек для дополнительной защиты от непогоды!

Отслеживание лекарств | Michigan Medicine

Обзор темы

Иногда бывает трудно отслеживать, когда и как принимать лекарства. И чем больше лекарств вы примете, тем сложнее будет. Вот несколько идей, которые вы можете использовать, чтобы оставаться организованным и отслеживать свои лекарства.

Знайте свои лекарства

Первый шаг в отслеживании ваших лекарств — это знать, что вы принимаете.

  • Составьте общий список всех ваших лекарств. В нем указаны названия ваших лекарств, имена врачей, дозы, побочные эффекты и другая важная информация, а также все лекарства, отпускаемые по рецепту и без рецепта, витамины и травяные добавки. Берите его с собой на каждый визит к врачу и обязательно обновляйте его при смене лекарств. Убедитесь, что у членов семьи есть копии на случай чрезвычайной ситуации.
  • Знайте, для чего предназначено каждое лекарство и какие побочные эффекты следует учитывать.Спросите своего врача, когда и к кому звонить, если вы считаете, что ваше лекарство вызывает проблему.
  • Знайте, когда у вас закончатся все лекарства. Напишите напоминания о пополнении запасов в своем календаре. Не ждите, пока у вас останется одна или две таблетки. Если в вашем плане медицинского обслуживания есть услуга доставки по почте для пополнения запасов, это может быть проще и дешевле, чем в аптеке. Вы также можете получить 30- или 90-дневный запас многих лекарств.
  • Знайте, что делать, если вы пропустите прием. Поговорите со своим врачом о каждом лекарстве, которое вы принимаете.То, что вы делаете с пропущенной дозой, может отличаться для каждого лекарства.
  • Убедитесь, что срок годности ваших лекарств не истек. Узнайте у фармацевта, как безопасно избавиться от лекарств с истекшим сроком годности.

Имейте распорядок дня

  • Это помогает иметь ежедневный распорядок дня. Составьте график приема лекарств и следуйте ему каждый день. Вы можете использовать этот ежедневник для приема лекарств.
  • Найдите занятия, которые вы делаете каждый день в то же время, когда вам нужно принимать лекарство, например, чистите зубы.Используйте эти упражнения, чтобы напоминать вам о приеме лекарств.
  • Установите будильник на часах или кухонный таймер, чтобы напоминать вам, когда принимать лекарства. Или попросите члена семьи помочь вам не забыть принимать лекарства.
  • Используйте стикеры, чтобы напоминать о себе. Разместите заметки там, где вы их увидите, например, на зеркало в ванной или на дверце холодильника.

Используйте коробку для таблеток

  • Используйте пластиковую коробку для таблеток с разделителями для ежедневных лекарств.Вы можете купить небольшие доты с несколькими отделениями или более крупные. В некоторых ДОТах есть таймеры, которые можно установить. Выберите дот, который лучше всего соответствует вашим потребностям.
  • Поместите таблетку в такое место, где она будет напоминать вам принимать лекарства. Например, если вам нужно принимать лекарства 3 раза в день во время еды, положите их в коробку для таблеток рядом с местом, где вы едите.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *