Гормон роста эффект: Сможет ли гормон роста человека стать «таблеткой от старости» — Forbes.ua

Содержание

Влияние соматотропного гормона на функцию фагоцитирующих клеток крови человека | Бахметьев

В настоящее время известно, что соматотропный гормон принимает активное участие в развитии и функционировании иммунной системы организма [3]. Стимулирующее влияние гормона сказывается на тимусе, селезенке, Ти В-лимфоцитах [6], а экспрессия высокоаффинных рецепторов для гормона роста отмечена на клетках костного мозга, тимуса, спленоцитах, периферических лимфоцитах и макрофагах [4]. В последнее время появились данные, свидетельствующие о том, что гормон роста участвует в модуляции фагоцитарного звена иммунитета, которое является важным участком неспецифической резистентности и ранних процессов клеточного специфического иммунного ответа [8]. Целью настоящего исследования является изучение эффектов воздействия гормона роста in vitro на фагоцитарную и бактерицидную активность разных типов клеток периферической крови человека.

Материалы и методы

В работе использовали соматотропный гормон (Somatotropin Human Pituitaries 4 I. U, «Sigma») в конечных концентрациях 1, 10 и 100 нг/мл в соответствии с физиологическими колебаниями уровня гормона в плазме крови человека. Венозную кровь 10 здоровых мужчин в возрасте от 20 до 50 лет оценивали одновременно в тесте, основанном на регистрации поглощения объектов фагоцитоза и в тесте восстановления нитросинего тетразолия (НСТ-тест). Инкубацию проб с гормоном проводили в течение 60 мин. Фагоцитарную активность клеток периферической крови определяли модифицированным методом В. Н. Каплина и соавт. [2]. Особенностями разработанной нами модификации метода оценки фагоцитарной активности лейкоцитов являлись учет фагоцитарной активности для суммы всех типов фагоцитирующих клеток (нейтрофилы, эозинофилы, моноциты) и использование в качестве объектов фагоцитоза тщательно отмытых несенсибилизированных формализированных эритроцитов барана (ФЭБ). Реакцию проводили при оптимальной концентрации ФЭБ (10

8 клеток/мл) в условиях выхода интенсивности реакции на плато (20 мин, 37°С). Приготовленные мазки для подсчета фагоцитоза фиксировали метанолом и окрашивали по методу Романовского—Гимзы. Подсчет вели среди 300 клеток, потенциально способных к фагоцитозу, отдельно для нейтрофилов, моноцитов, эозинофилов. Показатели нейтрофильного, моно

Параметры оценки фагоцитарной активности клеток

Название

Значение Процент фагоцитоза

Фагоцитарное число

Фагоцитарный индекс

Абсолютный фагоцитоз

Роль нейтрофилов (моноцитов, эозинофилов) в фагоцитозе

Индекс стимуляции

Процент фагоцитоза нейтрофилов (моноцитов, эозинофилов)

Фагоцитарное число нейтрофилов (моноцитов, эозинофилов)

Фагоцитарный индекс нейтрофилов (моноцитов, эозинофилов)

Абсолютный фагоцитоз нейтрофилов (моноцитов, эозинофилов)

Роль в общем фагоцитозе нейтрофилов (моноцитов, эозинофилов), поглотивших 1 (2, 3, 4, 5) объект Абсолютное число нейтрофилов (моноцитов, эозинофилов). поглотивших 1 (2, 3, 4. 5) объект фагоцитоза

Количество «истинных” фагоцитов (клетки, захватившие объекты фагоцитоза) из 100 подсчитанных фагоцитов

Количество объектов фагоцитоза, которое в среднем приходится на 1 из 100 подсчитанных фагоцитов

Количество объектов фагоцитоза, которое приходится на 1 «истинный» фагоцит

Число фагоцитирующих клеток в I мм3 крови

Процентное число фагоцитирующих клеток от общего абсолютного количества фагоцитов

Отношение роли в общем фагоцитозе отдельных типов фагоцитирующих клеток в пробе с гормоном к их роли в контрольной пробе Количество «истинных» фагоцитов из 100 подсчитанных клеток данной популяции

Количество объектов фагоцитоза, которое в среднем приходится на 1 из 100 подсчитанных клеток данной популяции

Количество объектов фагоцитоза, которое приходится на 1 «истинный» фагоцит данной популяции

Число фагоцитирующих клеток данной популяции в 1 мм

3 крови

Процентное число клеток данной популяции, поглотивших I (2, 3, 4. 5) объект фагоцитоза от общего абсолютного количества фагоцитов Число фагоцитирующих клеток данной популяции, поглотивших 1 (2, 3, 4, 5) объект фагоцитоза в 1 мм3 крови цитарного и эозинофильного фагоцитоза рассчитывали по отношению ко всем фагоцитирующим клеткам (табл. 1).

Для оценки функционально-метаболической активности лейкоцитов крови в работе использовали спектрофотометрический вариант НСТ-теста [1]. Для более полной характеристики бактерицидной активности клеток тест проводили в двух вариантах — спонтанном и стимулированном опсонизированными частицами зимозана. Это позволило одновременно выявить фоновую и резервную способность лейкоцитов к продукции синглетных форм кислорода. Результаты вычисляли по формуле А/В • 106 (где А — экстинкция пробы против контроля при длине волны спектрофотометра 710 нм, В — абсолютное содержание потенциальных фагоцитов в I мкл крови) и выражали в условных единицах.

Полученные результаты обрабатывали с помощью компьютерных пакетов программ «ЕхеГ и «Statistica». Достоверность вычисляли по критерию Стьюдента при р < 0,05. Все данные представлены в виде М ± tn.

Результаты и их обсуждение

Недавние исследования влияния соматотропного гормона на фагоцитарную активность клеток крови рыб показали его стимулирующий эффект [8]. Однако эти исследования не ставили задачей изучение влияния гормона роста на отдельные популяции клеток и их роль в общем фагоцитозе. Наше исследование показало, что соматотропный гормон не только дозозависимо стимулирует общую фагоцитарную активность лейкоцитов in vitro, достоверно увеличивая процент фагоцитоза, фагоцитарное число и фагоцитарный индекс лейкоцитов, что согласуется с данными литературы по клиническим исследованиям влияния гормона in vivo [7], но при этом действие гормона неодинаково сказывается на разных типах клеток периферической крови человека (табл. 2).

Наибольшее стимулирующее действие гормон роста оказывает на моноциты, увеличивая их участие в общем фагоцитозе в 3—5 раз по сравнению с контролем < 0,05). Количество моноцитов, поглотивших 1, 2 или 3 объекта фагоцитоза, увеличивается с ростом концентрации гормона, при этом индексы стимуляции для клеток, поглотивших 1 объект, составляют 3 (при концентрации гормона

  • нг/мл), 4 (при концентрации гормона 10 нг/мл) и
  • (при концентрации гормона 100 нг/мл), для поглотивших 2 объекта — 4, 23 и 10 соответственно; моноциты, фагоцитирующие по 3 объекта, появляются при концентрации соматотропного гормона

10 нг/мл (см. рисунок).

Влияние соматотропного гормона на абсолютное число фагоцитирующих моноцитов. Данные представлены в виде

М ± т. К — контроль; 1, 10, 100 — концентрации гормона (в нг/мл). * — достоверное отличие от контроля (р < 0.05). а — нефагоцитируюшие моноциты; б — поглотившие 1 объект; в — поглотившие 2 объекта; г — поглотившие 3 объекта.

По осям ординат — абсолютное число (клетки/мм3).

Процент фагоцитоза, фагоцитарный индекс и фагоцитарное число отдельных популяций лейкоцитов в пробах с различными концентрациями соматотропного гормона

Показатель

Концентрация гормона, нг/мл

Число измерений

Нейтрофилы

Эозинофилы

Моноциты

Процент фагоцитоза

контроль

10

52,6 ± 5,9

8,63 ±1,71

5,33 ± 0,71

1

10

86,46 ± 3,2*

37.92 ± 6,96*

51,09 ± 8,76*

10

10

81,24 ± 4,7*

62,54 ± 4.03*

65.86 ±8,17*

100

10

52.4 ± 6,3

14,15 ± 1,9*

37,92 ± 6,96»

Фагоцитарный индекс

контроль

10

1,29 ± 0,1

1.04 ± 0.04

1,0 ± 0,0

1

10

1,69 ± 0,14*

1,14 ± 0.06*

1,24 ± 0,07*

10

10

1,75 ± 0,08*

1,27 ± 0,07*

1,30 ± 0,07*

100

10

1,227 ± 0,03

1,04 ± 0,07

1,14 ± 0,06

Фагоцитарное число

контроль

• 10

0,71 ± 0,10

0,096 ± 0,025

0,053 ± 0,01

1

10

1,48 ± 0,16*

0,45 ±0,01*

0,68 ±0,15*

10

10

1,443 ± 0.12*

0,81 ± 0,08*

0,85 ± 0,11*

100

10

0,647 ± 0,08

0,14 ± 0,02*

0,16 ± 0,03*

Примечание. Здесь и в табл. 3: звездочка — достоверность различий с контролем при р < 0,05.

Второй по значимости мишенью действия гормона, вероятно, являются эозинофилы. Индексы их стимуляции составляют от 2 до 4 по сравнению с контролем. При этом абсолютное число клеток, поглотивших 1 объект фагоцитоза, в присутствии соматотропного гормона достоверно не изменяется, однако появляются эозинофилы, поглощающие по 2 или 3 объекта, и их число дозозависимо растет (эозинофилы, поглотившие 2 объекта, — 13 ± 6, 37 ± 10, 36 + 13 клеток в 1 мм3; эозинофилы, поглотившие 3 объекта, — 0,5 ± 0,4, 5 ± 4, 2 ± 1,5 клетки в 1 мм3 при концентрациях гормона 1, 10, 100 нг/мл соответственно).

Наименьшее действие, по-видимому, соматотропный гормон оказывает на нейтрофилы, их участие в общем фагоцитозе по сравнению с контролем увеличивается всего в 1,5 раза при всех концентрациях гормона. Достоверно снижаются абсолютные числа нефагоцитирующих (868 ± 201 и 540 ± 98 клеток в 1 мм

3) и поглотивших 1 объект фагоцитоза (1537 ±206 и 1589 ± 256 клеток в 1 мм3) нейтрофилов при концентрациях гормона 10 и 100 нг/мл соответственно по сравнению с показателями в контроле (2102 ± 298 и 1988 ± 343 клеток в 1 мм3 для нефагоцитирующих и поглотивших 1 объект нейтрофилов соответственно). Одновременно происходит рост числа нейтрофилов, поглотивших 2 (633 ± 209 клеток на 1 мм3 крови в контроле, 1704 ± 332 и 1884 ± 368 клеток на 1 мм3 при концентрациях гормона 10 и 100 нг/мл соответственно) и 3 объекта фагоцитоза (164 ± 67 клеток на 1 мм3 крови в контроле, 552 ± 106 и 687 ± 204 клетки на 1 мм3 при концентрациях гормона 10 и 100 нг/мл соответственно). Абсолютные числа нейтрофилов, поглотивших 4 или 5 объектов, достоверно увеличиваются только при концентрации гормона роста 10 нг/мл и составляют 58 ± 20 и 9 ± 4 клетки в 1 мм
3
по сравнению с показателями в контроле — 1 и 0 клеток в 1 мм3 для нейтрофилов, поглощающих 4 и 5 объектов, соответственно. Индексы стимуляции при этом составляют для нейтрофилов, поглотивших 2 объекта, 1, 2, 2, для поглотивших 3 объекта — 1, 3, 3, для поглотивших 4 объекта — 0,7, 3, 1, при концентрациях соматотропного гормона 1, 10 и 100 нг/мл соответственно. При концентрации гормона 10 нг/мл появляются нейтрофилы, поглощающие по 5 объектов.

Следует предположить, что избирательное действие соматотропного гормона на популяции лейкоцитов периферической крови является следствием различной экспрессии и (или) аффинности рецепторов для гормона на клетках разных популяций. Если это допущение справедливо, то максимальная экспрессия и (или) аффинность рецепторов характерны для моноцитов, которые, как известно, принимают участие в синтезе регуляторных агентов, например различного рода колониестимулирующих факторов для остальных типов клеток. Влияние гормона на эозинофилы также может быть косвенным свидетельством существования рецепторов для гормона роста и на этом типе клеток или возможности опосредованного действия на них соматотропина посредством синтеза активирующих агентов другим типом клеток. Менее выраженное влияние гормона на фагоцитарную активность нейтрофилов компенсируется их преобладающим количеством в крови. Кроме того, нельзя исключить и возможность опосредованного действия соматотропного гормона через рецепторы к пролактину на нейтрофилах [5].

Стимулирующее действие соматотропного гормона на лейкоциты при концентрации 1 нг/мл проявляется в увеличении числа клеток, участвующих в фагоцитозе. Концентрация гормона 10 нг/мл дает еще и увеличение интенсивности поглощения объектов фагоцитоза каждой клеткой. При концентрации гормона 100 нг/мл число фагоцитирующих клеток снижается, а количество объектов на каждую фагоцитирующую клетку по сравнению с предшествующей концентрацией не изменяется.

Исследование показало, что соматотропный гормон увеличивает стимулированную зимозаном продукцию активных форм кислорода лейкоцитами, не изменяя ее спонтанный уровень (табл. 3), что может свидетельствовать о недостаточности одного лишь гормонального сигнала соматотропина для запуска внутриклеточных механизмов бактерицидное™. Максимальная стимуляция активности наблюдается при концентрации гормона 10 нг/мл. При 100 нг/мл наблюдается тенденция к уменьше Спонтанный и стимулированные уровни НСТ-теста (в усл. ед.) в пробах с различными концентрациями соматотропного гормона

Концентрация гормона, нг/мл

Число измерений

Спонтанный уровень

Стимулированный уровень

Контроль

10

55,4 ± 8,0

94,5 ± 16,7*

1

10

53,600 ± 7,8

112,3 ± 22,5*

10

10

58,300 ± 7,2

119,2 ± 17,9*

100

10

58,5 + 10,0

82,6 ± 15,9*

нию активности по сравнению с предшествующей концентрацией. Корреляционный анализ показал, что увеличение бактерицидной активности коррелируете процентом фагоцитоза (г = 0,82; р < 0,05), фагоцитарным числом (г = 0,60; р < 0,05) и фагоцитарным индексом (г = 0,46; р < 0,05), вычисленными для суммы фагоцитирующих клеток разного типа. Таким образом, гормон стимулирует не только механизмы захвата объектов фагоцитоза, но и интенсивность переваривания клеткой уже поглощенных объектов.

Полученные результаты свидетельствуют о возможности и демонстрируют направленность непосредственного влияния гормона роста на функции отдельных популяций лейкоцитов периферической крови человека.

Выводы

  1. Соматотропный гормон дозозависимо стимулирует общую фагоцитарную активность лейкоцитов in vitro. Максимальной стимулирующей активностью обладает концентрация гормона 10 нг/мл.
  2. Наибольшее действие соматотропный гормон оказывает на моноцитарный фагоцитоз.
  3. Соматотропный гормон увеличивает стимулированную зимозаном бактерицидную активность лейкоцитов, не изменяя ее спонтанного уровня. Максимальное увеличение активности наблюдается при концентрации гормона 10 нг/мл. Стимуляция бактерицидной активности клеток крови положительно коррелируете увеличением их фагоцитарной активности и количеством поглощаемых объектов.

Гормон роста, за и против, всё о гормоне роста

Разновидности добавок, которые повышают выработку гормона роста внутри человеческого организма:


• Препараты соматотропина;
• Добавки тестостерона;
• Средства белкового синтеза;
• ZMA;
• GABA, ГАМК.


Соматотропин на данный момент чрезвычайно популярен среди профессиональных и начинающих спортсменов. Однако, начала появляться информация о побочных явлениях и определенной опасности использования такого препарата – но публикации довольно противоречивы. Некоторые специалисты предполагают, данный гормон выступает одним из наиболее эффективных факторов продления человеческой жизни, другие считают, что он опасен для человеческого организма. В данной статье мы попытаемся разобраться в этом неоднозначном вопросе.
Гормон роста (по-научному — соматотропин) – это особый белок, включающий 191 аминокислоту. Процессы синтеза и секреции данного гормона протекают внутри в эндокринной железы. Из всех имеющихся гормонов гипофиза, соматотропин вырабатывается в максимальной дозировке, а процесс его синтеза является непрерывным в течение жизни (но 20 лет синтез этого гормона начинает снижаться на 15% каждые 10 лет). В то время как максимальный уровень соматотропина наблюдается в раннем детском возрасте, а пиковая секреция приходится на подростковый период.
Осуществляя воздействие на работу внутренних желез, гормон соматотропин существенно ускоряет процессы синтеза факторов роста и мышечных волокон, а также осуществляет регуляцию метаболизма костных клеток.
Гормон роста подавляет активность некоторых ферментов, разрушающих природные аминокислоты, поддерживает процессы синтеза коллагеновых волокон в костях, кожном покрове и других системах органов. Провоцирует увеличение объема и численности клеток щитовидной железы, печени и мышечных тканей.
Этот гормон усиливает интенсивность расщепления липидов, из-за чего в составе крови повышается концентрация полезных жирных кислот, которые препятствуют воздействию инсулина на транспортировку глюкозы.
Гормон роста останавливает разрушающие процессы внутри организма, а также стимулирует регенерацию клеток. Некоторые учёные говорят, что под влиянием соматотропина становится возможным омолодить тело на 10-20 лет:
• укрепление костной системы;
• преобразование подкожного жира в мышцы;
• усиление иммунных возможностей организма;
• повышение умственных активности;
• снижение уровня холестерина в составе крови;
• повышение сексуальной активности.
Соматотропин выступает активным веществом для интенсивного роста мышц и снижения массы подкожного жира. Чтобы получить желаемый эффект от данного препарата, обязательно соблюдать ряд важных условий (жёстко регламентированный график питания, силового тренинга и инъекций). Курс этого препарата и дозировка напрямую зависят от интенсивности тренировок и вида спортивной деятельности (например, норма для легкоатлета составляет 8 ЕД в сутки, что малоэффективно для качественного набора мышечной массы у бодибилдера).
Для профессиональных бодибилдеров дозировка предполагает не меньше 12-16 ЕД, а длительность курса – от 3 месяцев. Гормон роста рекомендуется употреблять в именно так по следующей причине: природные рецепторы в человеческом организме достаточно быстро привыкают к действию препарата, поэтому долгое время колоть препарат неэффективно. После очередного курса терапии нужен перерыв, который равен как минимум длине курса.
Естественно, препарат не запрещено принимать и свыше 6 месяцев, но только в мизерных дозировках (2-4 ЕД в день). Обратите внимание, что получить при этом режиме гипертрофию и гиперплазию мышц практически невозможно.
Для усиленного роста мышечных тканей вашему отелу потребуется интенсивная стимуляция, соматотропин в одиночку здесь не сработает. Необходим комплексный подход к терапии, который включает и другие вещества, способные увеличивать воздействие данного гормона, а также гарантировать полную безопасность для вашего здоровья. Примерная схема препаратов выглядит так: гормон роста – стероидные добавки — гормон инсулин – комплекс гормонов щитовидной железы. Далее следует разобрать препараты отдельно:


• Стероиды характеризуются достаточно мощным анаболическим действием и заметно повышают гипертрофию мышечных волокон, по этой причине их присутствие в комплексе так важно. Стероиды также стимулируют общую гиперплазию клеток, что обеспечивает более быстрые и заметные результаты на практике.


• Инсулин – еще один обязательный ингредиент в данной комбинации, особенно при высоких дозировках соматотропина. Инсулин облегчает нагрузки, которым подвергается поджелудочная железа (под влияние гормона роста она усиливает темпы работы так, что довольно быстро истощает собственные запасы), а также улучшит рост мышечных клеток. Рекомендовано добавлять инсулин примерно по 7-8 ЕД перед употреблением пищи.


• Гормоны щитовидной железы ускоряют метаболические процессы и стимулируют рост мышечных тканей. Их влияние ослабляет воздействие соматотропина на механизмы функционирования железы. Важно помнить, что применение гомона роста в больших дозах может приводить к изменению функционирования щитовидной железы (провоцирует развитие гипотиреоза). Атлеты, которые используют повышенные дозировками соматотропина, должны употреблять трийодтиронин в дозировке 50 мкг/сутки. В то же время большие дозы данного вещества также не рекомендуются, поскольку это обеспечит обратное влияние (потерю массы мышц).
Соматотропин относят к анаболическим соединениям, которые способствуют ускоренному течению обменных процессов, воспроизводству свободных радикалов – такая активность приводит к снижению длительности жизни и появлению большого количества болезней: инсульт, онкологические новообразования и т.д.
Во время применения гормона роста возможны некоторые побочные явления: тошнота, мигрень, гипергликемия, повышение уровня внутричерепного давления, сахарный диабет, увеличение хрящевых тканей, что способствует укрупнению лицевых черт лица и объема челюстей.


Для профилактики подобных реакций, следует изменять места для подкожного введения препарата (со временем возможно развитие липоатрофии – постепенного расщепления подкожного жира). При открытой фазе роста (в период до 25 лет) возможен факт линейного роста организма.
Не следует применять курс соматотропина без применения дополнительных препаратов – это не только снизит возможный эффект, но и спровоцирует целый ряд хронических болезней. Дозы и длительность применения препарата имеют основополагающее значение. По этой причине, следует быть максимально осторожным – доверяйте собственное здоровье только проверенным препаратам и специалистам с опытом!

Секрет вечной старости – Власть – Коммерсантъ

       Газеты, радио и телевидение то и дело рапортуют о появлении новых чудо-средств, продлевающих жизнь. Омолодить человека должны то гормоны, то диета, то антиоксиданты, то стволовые клетки. Между тем далеко не все они безопасны для жизни.

«Старение — варварский феномен, которому просто не место в приличном обществе». Этот афоризм а-ля Оскар Уайльд принадлежит одному из самых известных в мире ученых, занимающихся проблемами старения,— Обри де Грею. Примерно так же о старении думают и миллионы людей в развитых странах, которые привыкли к тому, что врачи могут решить едва ли не любые их проблемы. «‘Бэбибумеры’, которые разменивают шестой десяток со скоростью один человек в 7 секунд, чувствуют неприятные последствия старения организма. У них болят суставы, они лысеют, они теряют силу и болеют чаще,— говорит один из американских экспертов.— Их уже не волнует вопрос продления жизни. Их волнует вопрос продления молодости». Этим объясняется феноменальная мода на самые различные препараты, которые, если верить их создателям, продлевают молодость или даже заставляют биологические часы идти назад. По данным чикагской Американской академии медицины по борьбе со старением, объем рынка товаров и услуг по замедлению старения составляет сейчас около $40 млрд и растет со скоростью 25% в год.
       Вернуть молодость люди пытались во все времена и разными способами. Невинными, как, например, молочные или содовые ванны, или жуткими, как кровавые ванны венгерской графини Батори. Инъекциями эмбриональных клеток ягнят (ноу-хау швейцарской Clinique la Prairie, клиентом которой был Конрад Аденауэр), притираниями и патентованными мазями. Но уверенности в эффективности этих способов не было. Потому что ученые тогда не знали, да и сейчас не до конца себе представляют, что такое старение.
       «Мы знаем, что старение каким-то образом влияет на способность клеток выполнять свои функции. Мы знаем некоторые механизмы. Но для создания эффективного способа борьбы со старением у нас еще слишком мало информации,— говорит один из американских врачей.— Это как в полевом госпитале: врачи не знают, что с раненым, поэтому просто пытаются остановить кровь». Обилие методик борьбы со старением объясняется обилием теорий относительно того, почему, собственно, люди стареют.
       В 1961 году доктор Леонард Хэйфлик выяснил, что клетки млекопитающих способны делиться только фиксированное число раз (феномен получил название «лимит Хэйфлика»). Позднее ученые обнаружили и причину, по которой это происходит. Все дело оказалось в теломерах — участках ДНК на концах хромосом. Со временем теломеры сокращаются, а когда их не остается, клетки прекращают делиться. Ученые сосредоточились на попытках регенерировать теломеры и выяснили, что это можно сделать при помощи некоторых стволовых клеток. Механизм регенерации теломеров до конца не изучен, и на его пути постоянно возникают проблемы. Главная — этическая. Основной источник стволовых клеток — эмбрион человека. Попытки воспользоваться этим источником неизменно вызывают протесты со стороны противников абортов. Во многих странах эксперименты со стволовыми клетками запрещены вовсе. В других, как в США, вызывают сильное недовольство государства (недавно Джордж Буш пообещал наложить вето на принятый конгрессом закон, который разрешает финансирование исследований в области стволовых клеток). В-третьих, эксперименты ведутся так, что их результаты весьма сомнительны. Тем не менее спрос на «эликсир молодости» огромен. А где есть спрос, появляется и предложение.
       
Убийственные гормоны
       В 1990 году американский исследователь Дэниел Радмен опубликовал в престижном New England Journal of Medicine статью, которая буквально взорвала мир. По его словам, ему удалось прорвать «лимит Хэйфлика». 12 мужчин в возрасте от 61 до 81 года «биологически» помолодели примерно на 20 лет благодаря регулярным инъекциям гормона роста человека (ГРЧ), которые доктор Радмен делал им регулярно в течение полугода. Новость об эксперименте доктора Радмена облетела весь мир. Сотни тысяч людей изъявили желание пройти курс терапии, чтобы стать на десятки лет моложе.
       Метод доктора Радмена необыкновенно дорог. Месячный курс инъекций стоит от $800 до $2500 в США, в Европе эта сумма еще выше. Тем не менее десятки тысяч человек начинают свой день с укола, а затем подходят к зеркалу и стараются обнаружить изменения, которые происходят под воздействием гормона. Для менее богатых существует несколько десятков таблеток, которые, по заверениям производителей, служат для того, чтобы заставлять организм самостоятельно выделять ГРЧ. Как выяснили ученые, организм даже пожилых людей продолжает вырабатывать ГРЧ, но железы, которые ответственны за его производство, не выпускают его в организм.
       Метод омоложения при помощи ГРЧ эффективен, но до сих пор не разрешен к применению, так что все те, кто им пользуется, действуют на свой страх и риск. Дело в том, что этот метод, как говорят многие врачи, необыкновенно опасен. «ГРЧ стимулирует рост и деление клеток. Это факт. Проблема в том, что гормон не делает никаких различий между клетками»,— говорит один из британских специалистов. Вероятность возникновения необыкновенно быстро протекающего и стопроцентно смертельного рака у людей, принимающих ГРЧ, необыкновенно высока. Наиболее вероятны рак простаты или молочной железы. Среди прочих побочных эффектов — сахарный диабет, задержка жидкости в теле, что может привести к сердечно-сосудистым заболеваниям и гипертонии.
       Кроме того, клинические исследования показали, что эффект, который дает ГРЧ у пожилых людей,— сугубо косметический. Пациенты выглядят моложе и здоровее, но в реальности их выносливость и сила не увеличиваются, а кости не становятся крепче. Принимая ГРЧ, говорят многие врачи, люди не продлевают себе жизнь. Просто на собственных похоронах они будут выглядеть необыкновенно молодо.
       
Бесполезные антиоксиданты
       «Каждый вздох приближает нас к могиле». Многим эта фраза британского доктора Кеннета Барта может показаться метафорой, но сам он совершенно уверен в том, что его слова следует понимать в самом прямом смысле. Барт считает, что главная причина старения — окисление клеток организма. Всем известно, что под воздействием окисления рано или поздно разрушится практически любой из окружающих нас предметов. Если представить человеческий организм в качестве грандиозного механизма, которому для эксплуатации необходим кислород, то можно предположить, что окисление органов и клеток, то есть разрушение их свободными радикалами, и есть главная причина старения и смерти.
       На этом основана еще одна форма борьбы со старостью — употребление антиоксидантов, которые, собственно, и ведут борьбу со свободными радикалами. У этого направления есть миллионы поклонников, которые ежедневно принимают огромное количество антиоксидантов в таблетках. «Раньше люди принимали одну-две таблетки,— говорит один из американских экспертов.— Теперь же в моде настоящие ‘коктейли’ из пилюль, аналогичные тем, что принимают больные СПИДом». В некоторых случаях, говорят специалисты, доходит до приема нескольких десятков таблеток в день.
       Фармацевтические компании с удовольствием удовлетворяют постоянно растущий спрос на антиоксиданты. Тем более что товар этот относительно дешев. Самые распространенные — витамины A, С и Е. Еще одним весьма модным антиоксидантом стал в последнее время коэнзим Q10, который чаще всего рекомендуется использовать вместе с витамином C.
       Впрочем, и у этого способа есть недостаток. Один, но весьма серьезный. Разумеется, никто не станет утверждать, что антиоксиданты вредны. Более того, врачи первые скажут, что у большинства антиоксидантов нет серьезных побочных эффектов, если, конечно, не принимать таблетки сотнями. Но мало кто из врачей решится говорить о том, что окисление — единственная или даже главная причина старения организма. А многочисленные клинические испытания свидетельствуют, что антиоксиданты не оказывают влияния на процесс омоложения организма, хотя и могут немного продлить жизнь человека.
       
Смертельная диета
       «Главная причина старения — в переедании,— утверждает американский диетолог Дик Нокс.— Нас убивают калории». С ним согласны многие врачи. По результатам экспериментов, проводившихся в разных странах и с разными подопытными животными, «декалоризация» пищи (при сохранении ее питательной ценности) приводила к более чем 50-процентному росту продолжительности жизни, а заодно и к целому ряду положительных побочных эффектов. Врачи в Америке и Европе называют метод ограничения приема калорий «единственным известным способом ограничения скорости старения организма». Причем чаще всего не особенно задумываются над тем, как это происходит. «Я не буду говорить, как способ CR (caloric restriction — ограничение приема калорий.— ‘Власть’) действует, потому что не знаю точно, от чего стареет организм,— говорит один из британских практикующих врачей.— Я лишь констатирую то, что вижу сам на примере своих пациентов».
       Тем не менее врачи не спешат рекомендовать этот способ. В первую очередь из-за того, что, как и в случае с гормоном роста человека, у CR есть и весьма опасные побочные эффекты. Первый — психологический стресс, как, впрочем, и в случае с любой диетой. Кроме того, эксперименты показывают, что людям, решившим ограничить потребление калорий, следует забыть о физкультуре. Исследования с мышами показывают, что физические упражнения вместе с CR укорачивают жизнь. Ограничение приема калорий делает людей менее энергичными, у некоторых наступает тяжелая депрессия. Наконец, CR оказывает негативный эффект на сексуальную жизнь и репродуктивную функцию. «CR безусловно омолаживает, но заметно ухудшает качество жизни. То есть эффект фактически противоположен тому, который требуется»,— говорит один из американских экспертов.
       Впрочем, это вполне естественно. Все большее число экспертов приходит к неутешительному выводу о том, что погоня за долголетием и стремление замедлить или повернуть вспять процесс старения организма напоминают погоню за двумя зайцами. «Лекарства от старения нет»,— считает доктор Джей Олшански, профессор медицинского факультета Иллинойского университета, один из самых известных экспертов в области геронтологии и убежденный враг всех, кто ищет пути борьбы со старением. Взгляды доктора Олшански многие считают слишком радикальными, но готовы согласиться с тем, что по крайней мере в настоящее время они справедливы. И так будет до тех пор, пока ученые не смогут дать четкие и однозначные ответы на вопрос, что же такое старение и чем оно вызвано.

ХАКИМ ИБРАГИМОВ


       

влияние на массу тела и память, возможности терапии» – Яндекс.Кью

Алена Парецкая, педиатр

Содержание

Гормон роста во взрослом возрасте влияет на память, помогает продлить молодость и стать физически сильнее за счет прироста мышечной массы. Но если он обладает подобными свойствами, можно ли его применять в лечении и профилактике определенных патологий, использовать в борьбе со старением кожи или возрастными изменениями? Может ли гормон роста уменьшить массу тела, не навредив обменным процессам? Поговорим подробнее об этом гормоне.

Гормон роста: роль для организма

Гормоны регулируют многие функции организма, без их участия невозможно полноценное существование человека. Одним из важнейших считается соматотропин, или гормон роста. Место его производства — гипофиз, железа в головном мозге. За счет выделения гормона роста и его активного действия на ткани происходит рост костей и хрящей. В детском возрасте это способствует росту тела в длину, набору мышечной массы и полноценному развитию. Кроме того, гормон влияет и на обменные процессы, приводя к активации липолиза, чтобы жиры использовались в качестве источника энергии, а не откладывались про запас. Параллельно с этим гормон роста приводит к усилению белкового синтеза, что приводит к наращиванию мышечной массы, понижению уровня глюкозы крови. За счет таких изменений под действием гормонов растущий и молодой организм становится сильнее и выносливее.

В физиологических условиях гормоны, в том числе и соматотропин, активнее синтезируются при систематических занятиях спортом, ведении активного образа жизни, а также у людей молодого возраста. По мере старения организма уровень гормонов снижается, что и приводит к возрастным изменениям. Влияет ли гормон роста на эти процессы? Можно ли его введением искусственно отсрочить наступление старости?

Возрастные особенности: изменение массы тела, накопление жира

По мере возраста происходит снижение плотности костной ткани и объема мышечной, при этом масса тела нарастает за счет прибавки в жировых депо. Соответственно, человек становится полнее и слабее, внутренние органы постепенно подвергаются атрофическим изменениям, кожа истончается, становится морщинистой. Ученые связывают такие возрастные изменения с тем, что постепенно гормоны меняют свою активность, в том числе и соматотропин. Уровень его в организме с возрастом прогрессивно понижается. Поэтому стали возникать закономерные вопросы, что будет, если ввести гормоны извне, получится ли обмануть старость и омолодиться внешне?

Одним из самых известных исследований на эту тему стала работа ученых из Висконсина, опубликованная в 1990 году. Ими была отобрана группа здоровых мужчин, возраст которых перевалил за 60 лет. На протяжении года у испытуемых регулярно брали анализы крови, измеряли массу тела, толщину складки кожи и количество жира в теле, плотность костной ткани. Половина из добровольцев получала трижды в неделю инъекции гормона роста подкожно, вторая половина никакой терапии не получала.

Согласно результатам эксперимента, масса тела тех, кто принимал гормон роста, уменьшилась за счет снижения количества жира в пользу мышечной ткани, кости стали плотнее, а особых побочных эффектов от введения гормонов не обнаружилось. Многие начали говорить о гормоне роста как эликсире молодости, однако с тех пор это вещество не поступило в широкое применение клиник. Почему?

Особенности влияния: кожа, органы

Ученые, которые проводили эксперименты, при оценке результатов допустили много промахов. Они изначально отбирали людей, у которых гормона роста было мало. Кроме того, часть из претендентов было отсеяна из-за вполне нормального уровня гормона и выраженных при этом признаках старения. Причем в исследовании принимали участие мужчины, у которых была нормальная масса тела, а поджарых и полненьких в исследование не включили. Ну и самое основное, из-за чего оптимизм поутих: исследование длилось всего год, и судить по нему об отдаленных последствиях такой терапии сложно. На протяжении года отмечалось подрастание давления и уровня глюкозы, а кожа совершенно гладкой так и не стала, и поэтому, были высказаны гипотезы — длительное лечение может быть опасно. Какой вывод напрашивается сам собой? Пока соматотропин для устранения признаков старения кожи и внутренних органов применять не стоит, так как побочные эффекты от такой терапии могут просто перечеркнуть разглаживание морщинок на коже и временное снижение массы тела.

Эндокринологи не отрицают, что под действием гормона роста кожа действительно становится лучше и здоровее. Это происходит по причине влияния гормона на почки и задержки в теле натрия. Это также удерживает в организме воду, в том числе и в коже, утолщая ее и делая более упругой.

Эффекты гормона: изменение веса, улучшение памяти

По мере возраста изменяется масса тела, и гормон роста мог бы помочь в решении проблемы, так как он активирует липолиз, ускоряя избавление от жиров. Однако, параллельно с этим, он стимулирует синтез «плохого» холестерина в области печени, что приводит к дисбалансу липидов в крови. Поэтому для похудения такой метод будет не самым безопасным. Чем он обернется через несколько лет — неизвестно.

При дефиците гормона роста во взрослом возрасте страдает память, может формироваться депрессия, пропадает желание общаться с людьми и проявлять активность. Нередко прием соматотропина с заместительными целями приводит к улучшению памяти, повышает активность, стимулирует прилив сил. Однако в лечении проблем памяти это средство также пока широко не применимо, потому как в экспериментах на животных результаты были неоднозначными. Так, были выявлены отделы мозга, чувствительные к гормону — это гиппокамп и лобные доли. Они отвечают за память и обучаемость, мышление, но каким будет отдаленный эффект гормона, искусственно введенного извне, пока точно не ясно. Животные в экспериментах показывали высокие результаты в прохождении лабиринтов, у них снижалась тревожность, но данных слишком мало для однозначных выводов о безопасности подобной терапии для человека.

Материал предоставлен medaboutme.ru

Влияние избытка гормона роста и ИФР-1 на костно- суставную систему при акромегалии

DOI: 10.18508/endo3539

Авторы: Ю.Е. Потешкин1, В.С. Пронин1, Г.А. Мельниченко2, П.М. Хандаева2, И.А. Соколина1, Ж.Е. Белая2
Органицации:
  1. Первый МГМУ им. И.М Сеченова
  2. ФГБУ ЭНЦ
Authors: Y.E. Poteshkin1, V.S. Pronin1, I.A. Sokolina1, G.A. Melnichenko2, P.M. Khandaeva2, I.A. Sokolina1, Z.E. Belaya2
Author affiliation:
  1. First MSMU I.M. Sechenov
  2. Endocrinology Research Centre

Abstract: The musculoskeletal system complications are the most common and steadily progressive complication of acromegaly, manifested destruction of bone and ligaments of the spine, deformity of large and small joints, limited physical activity, persistent pain, which ultimately contributes to the development of early disability and reduced quality of life4. Unfortunately there is small number of papers devoted to this topic5–17. It should also be noted that, as a result of delayed diagnosis of acromegaly and complexity of achieving stable disease control (post-operative medication or compensation), this complication usually becomes symptomatic, curation of which requires additional diagnostic and therapeutic efforts. Prevalence of complicated acromegaly forms increases significantly with the number of patients. In particular, due to the high incidence of skeletal disorders, it is important to study the isolated contribution of excess growth hormone activity in the formation of pathological changes of bone tissue in acromegaly and determination of the degree of reversibility any structural abnormality control after reaching the underlying disease. It should also be borne in mind that the development in acromegaly polymorphic structural changes of the axial skeleton and bones are certain features in the interpretation of data, and densitometry studies makes it difficult to dynamically control that requires the allocation of the priority areas that adequately reflect the real state of the bone tissue.

 

Список сокращений

БАБП-А (PAPP-A)- беременность- ассоциированный белок плазмы А (pregnancy associated plasma protein A)

ГРСБ- гормон роста связывающий белок

ЖМТ- жировая масса тела

ИМТ- индекс массы тела

ИФР-1- инсулиноподобный фактор роста-1

ИФРСБ- ИФР-1 связывающий белок

КТ- компьютерная томография

МАПК- митоген- активируемые протеинкиназы

ММК- минеральная масса костей

МПК- минеральная плотность костей

ППАР (PPAR)- пероксисомный пролифератор- активируемый рецептор (peroxisome proliferator activated receptor)

ПСАТ-5- преобразователь сигнала и активатор транскрипции

ПТГ- паратгормон

рГР- рецептор гормона роста

СКС- стандартизованный коэффициент смертности

ТМТ- тощая масса тела

RANKL- лиганд рецептора ядерного фактора бета

Гормональная регуляция костного метаболизма

ГР и ИФР-1

Развитие и функционирование костной ткани находится под динамическим эндокринным контролем в течение всего онтогенетического периода. В регуляции костного обмена принимают участие гипофизарные, тироидные, надпочечниковые, половые гормоны, а также паратгормон. Ведущую роль в росте организма и формировании костной ткани играет гормон роста (ГР).

Гормон роста (соматотропный гормон (СТГ), соматотропин) представляет собой простой белок, состоящий из 191 аминокислотного остатка. Он продуцируется соматотрофами, локализующимися  в передней доле гипофиза. Синтез и секреция ГР находится под постоянным разнонаправленным гипоталамическим контролем путем продукции соматолиберина и соматостатина, секреция которых, в свою очередь, зависит от многих экзогенных и эндогенных факторов, таких как стресс, физическая активность, фазы сна, содержание в крови энергоемких субстратов и ростовых факторов.

Соматолиберин — пептидный гормон, молекула соматолиберина состоит из 37-44 аминокислотных остатков. У человека обнаружены 3 формы соматолиберина, различающиеся длиной полипептидной цепи С-концевого участка. Молекула преобладающей формы соматолиберина состоит из 44 аминокислотных остатков и содержит амидированный С-конец. Молекулы двух других форм имеют укороченную с С-конца полипептидную цепь и состоят из 40 и 37 аминокислотных остатков. Все три формы обладают одинаковой биологической активностью.

Биосинтез соматолиберина осуществляется в нейросекреторных клетках гипоталамуса. Оттуда через портальную кровеносную систему соматолиберин поступает в гипофиз, где избирательно стимулирует синтез и секрецию ГР 1–3.

Соматостатин синтезируется преимущественно в клетках гипоталамуса. Биологические эффекты соматостатина разнообразны. Соматостатин, синтезирующийся в гипоталамусе, поступает в гипофиз и подавляет секрецию ГР. Кроме того, соматостатин способен угнетать секрецию тиреотропного гормона гипофизом, инсулина и глюкагона в поджелудочной железе, а также секрецию гастрина и секретина в желудочно-кишечном тракте 3–5.

Гормон роста воздействует на все органы и ткани, частично напрямую, частично опосредовано: ГР стимулирует образование инсулиноподобных факторов роста в печени, через которые соматотропный гормон оказывает регулирующее действие на все ткани. Наиболее значимым и изученным из них считается инсулиноподобный фактор роста 1 (ИФР-1), под его влиянием усиливается деление хрящевых клеток, синтез ДНК, РНК, белка, коллагена и сульфирование протеогликанов. ИФР-1 действует на жировую и мышечную ткани, где стимулирует поглощение ими глюкозы и тормозит липолиз в жировой ткани, активирует глюконеогенез в печени.

Таким образом, организация соматотропной функции включает несколько уровней: системный вызывает увеличение объема внутренних органов и рост соединительной ткани, ускорение утилизации аминокислот и синтеза белков, стимуляцию пролиферации хрящевой ткани и синтеза антител в лимфоидных клетках. В метаболический уровень входит действие на липидный обмен: в первую фазу (3-6 часов) подавление липолиза и окисления жирных кислот, стимуляцию синтеза липидов печени, во вторую фазу (8-12 часов) мобилизацию липидов из жировых депо, увеличение уровня триглицеридов крови и ускорение бета- окисления жирных кислот. Действие на липидный обмен проявляется стимуляцией секреции глюкагона и серотонина, подавлением окисления глюкозы и стимуляцией глюконеогенеза печени. Воздействие на водно- солевой обмен выражается в повышении уровня неорганических фосфатов в крови, повышение экскреции кальция с мочой, задержкой ионов магния, натрия, калия и хлоридов 5.

Помимо системных эффектов, гормон роста и ИФР-1 обладают локальным действием, комплексным механизмом регуляции в каждом органе и ткани. В частности, гормон роста и ИФР-1 являются одними из важнейших факторов, влияющих на развитие костной ткани. ГР стимулирует линейный рост эпифизарной пластинки в молодом возрасте, действуя напрямую и через ИФР-1 в хондроцитах 6–8. Зона роста эпифизарной пластинки состоит из 3-х слоев на различной стадии дифференцировки: пограничная зона, пролиферирующая зона и гипертрофированная зона 9. В пограничной зоне прехондроциты медленно делятся, они являются предшественниками пролиферирующих хондроцитов. В пролиферирующей зоне хондроциты делятся с высокой скоростью в одной плоскости, благодаря чему клетки располагаются линейно, увеличивая длину кости. На конце пластины они дифференцируются в гипертрофированные хондроциты и формируют гипертрофированную зону, которую прорастают кровеносные сосуды. При прорастании кровеносными сосудами происходит кальцификация хрящевой ткани и образуется новая костная ткань 9, после чего на протяжении всей жизни она подвергается непрерывному процессу резорбции и синтеза- костному ремоделированию, в котором ГР также принимает участие.

Микроскопически различают два типа костной ткани. Первый – кортикальная или компактная кость, является очень плотной, она пронизана кровеносными сосудами, проходящими через сеть канальцев. В основном, она образует тело длинных костей. Второй тип – трабекулярная или губчатая кость — пористая находится вблизи суставных поверхностей, на конце длинных костей и внутри позвонков. Она имеет сложную трехмерную структуру, состоящую из распорок и пластинок.

В 1892 году, Wolf  обнаружил, что ориентация трабекул совпадает с направлением траектории давления. Он предположил, что костная нагрузка, тем или иным образом, ощущается, и кость, соответственно, адаптирует свою структуру к новым условиям 10. Например, при отсутствии физической нагрузки (во время покоя, при космическом полете или долгом пребывании на постельном режиме) – объем костной ткани уменьшается 11–13, тогда как при регулярной физической нагрузке происходит увеличение костной массы 14. Способность кости адаптироваться к механическим нагрузкам реализуется благодаря сопряженному действию остеокластов и остеобластов, способствующих постоянной костной резорбции и новообразованию костной ткани. Frost назвал этот физиологический механизм ремоделированием костной ткани 15. Ремоделирование — это сопряженные во времени процессы локальной резорбции и формирования костной ткани в небольших блоках посредством базисной мультиклеточной единицы, функцией которой является поддержание костной массы.

При гомеостатическом равновесии резорбция и синтез сбалансированы, поскольку старая кость непрерывно замещается новой тканью. Это гарантирует сохранение механической целостности кости без серьезных патоморфологических изменений 15.

Под воздействием гормона роста происходит пролиферация и созревание мезенхимальных предшественников до остеобластов и хондроцитов, при этом тормозится их превращение в адипоциты 16. Данному процессу способствует снижение экспрессии фетального антигена-1, который является растворимой формой преадипоцитарного фактора-1 (Pref-1)) 17. Поскольку в хондроцитах и остеобластах экспрессируются рецепторы к ГР, он может воздействовать на эти клетки напрямую 18–20. Сигнал, возникающий при соединении гормона роста с рецептором, передается путем каскадного фосфорилирования белков, в результате которого активируются факторы транскрипции. В остеобластах в качестве таких факторов ГР использует преобразователь сигнала и активатор транскрипции 5 (ПСАТ 5) 21,22, а также митоген- активируемые протеинкиназы (МАПК) 23,24. Факторы МАПК и ПСАТ 5 участвуют в передаче сигнала, способствующего экспрессии различных генов. Эти протеинкиназы увеличивают активность фактора транскрипции-2 (ФТ-2), который является универсальным фактором транскрипции для всех генов, использующих РПК полимеразу 2. В частности ФТ-2 повышает экспрессию костных морфогенетических белков, что приводит к росту и дифференцировке остеобластов и формированию костной ткани 25–27. Таким образом, гормон роста может влиять на функцию остеобластов через различные внутриклеточные сигнальные системы, 20,28,29.

Известны и другие механизмы супрессивного влияния ГР на функцию остеокластов. Так, ГР стимулирует продукцию и накопление остеопротегерина 30–33, повышение концентрации которого блокирует рецепторы RANK и RANKL, что способствует торможению мобилизации, дифференцировки и активации остеокластов.

При костном ремоделировании образуются различные вещества, по концентрации которых в крови можно судить об интенсивности процессов синтеза и резорбции костей. Так, к маркерам остеобластной активности относятся:

  1. Остеокальцин (ОС) – небольшой неколлагеновый белок, связывающий гидроксиапатит, он продуцируется остеобластами. Между уровнем ОС в крови и скоростью костеобразования существует высокая корреляция.
  2. Карбокси (С) и амино (N) – концевые пропептиды проколлагена I типа (СПП I и NПП I; PICP и PINP) – это большие частично глобулярные домены, которые отделяются от синтезированной остеобластами молекулы проколлагена с помощью специфических пептидаз. Образовавшаяся в результате молекула коллагена I типа включается в построение фибрилл костного матрикса, а отщепленные пропептиды из внеклеточной среды поступают в кровоток. Соотношение между числом продуцируемых молекул коллагена и числом образовавшегося и поступающего в кровоток PICP или PINP составляет 1:1, а следовательно, оба пропептида могут быть использованы для количественной оценки вновь синтезируемого остеобластами коллагена I типа и N- и C- концевых прямых участков (N и C-телопептидов) молекул коллагена и связывают их со спиралевидными участками соседних молекул.

Маркеры резорбции (активности остеокластов):

  1. NTX (NT – N телопептиды, X – сшивка)- большие фрагменты коллагена, которые в результате действия протеолитического фермента остеокластов попадают в кровоток из зоны резорбции кости. Уровень NTX в крови или моче, отражает суммарную активность остеокластов, что позволяет его считать одним из лучших маркеров резорбции кости.
  2. Другой протеолитический фермент образует в зоне резорбции большие фрагменты, состоящие из двух С-телопептидов одной молекулы коллагена I типа, спиралевидного сегмента другой молекулы коллагена и поперечной сшивки между ними. Эти фрагменты: ICTP или CTXMMP попадают в кровоток, их общее название CrossLaps.
  3. Пиридиновые поперечные связи состоят из пиридинолинов (ПИР) и дезоксипиридинолинов (ДПИР). Из зон резорбции они поступают в кровь, а затем выводятся с мочой. Между такими маркерами резорбции, как NTX, CTXMMP, ПИР, ДПИР и гистоморфометрическими показателями резорбции кости получена хорошая корреляция.

Структурные изменения скелета при акромегалии

Как было описано выше, регуляция костного ремоделирования является многофакторным процессом. Каждый фактор имеет свои клетки- мишени или действует опосредованно. Большинство внекостных факторов влияют на активность остеобластов. Активные остеобласты в процессе синтеза костной ткани вырабатывают вещества, активирующие остеокласты 34. Поэтому при избыточной стимуляции остеобластов, активность остеокластов будет повышаться, и резорбция костной ткани может превосходить остеосинтез. При избытке ГР и ИФР-1 происходит активация остеобластов, а также повышается уровень остеопротегерина, который блокирует активацию остеокластов 35. В результате, это может теоретически приводить как к повышению, так и к снижению минеральной плотности костей. В силу сложности взаимодействий при костном ремоделировании трудно прогнозировать влияние избытка ГР и ИФР-1 на этот процесс.

При активной акромегалии по данным исследований Svensson, а позднее Lely, Ueland и Bolanowski был отмечен более высокий костный метаболизм в сравнении с контрольной группой 36–39. Выводы были сделаны по результатам определения маркеров костного ремоделирования, таких как остеокальцин, бета- кросслапс, Д-Пир и N-телопептид коллагена 37,38,40–46. N-телопептид коллагена был повышен у абсолютного большинства пациентов и коррелировал с уровнем гормона роста, уровень остеокальцина был также повышен у 50% пациентов. Во всех вышеперечисленных исследованиях показано, что при акромегалии происходит одновременно повышение маркеров резорбции и синтеза кости, в результате было спрогнозировано снижение МПК губчатых костей за счет преобладания резорбции.

Остеопения и остеопороз сами по себе не имеют симптомов, поэтому для своевременной диагностики необходимо проводить скрининговые исследования. Клиническая манифестация происходит при возникновении осложнения- компрессионного перелома позвонка, которое свойственно пациентам с акромегалией (частота переломов до 6,5 раз чаще, чем в контрольной группе) 47. Снижение плотности позвонков объясняется более высокой чувствительностью трабекулярной костной ткани по сравнению с кортикальной, ее плотность и состав изменяются быстрее всего под воздействием различных факторов, в том числе и ГР и ИФР-1.

Диагностика компрессионных переломов происходит на необратимой стадии: при возникновении болевого синдрома. Кроме того под действием избытка ГР и ИФР-1 происходит разрастание надкостницы, формирование остеофитов, кальцификация связок, что также способствует развитию болевого синдрома, из-за сдавления нервных волокон. Разрастание надкостницы приводит к свойственному для акромегалии укрупнению надбровных дуг, скуловых костей, верхней и нижней челюсти, увеличению размера стоп и кистей, то есть классические симптомы акромегалии – являются проявлением остеоартропатии.

При своевременном выявлении остеопении или остеопороза есть возможность остановить или даже обратить вспять снижение МПК при помощи лекарственных препаратов.

При определении минеральной плотности костей (МПК) у пациентов с акромегалией исследователи в основном акцентируют свое внимание на влиянии таких факторов, как гипогонадизм, пол, возраст и получаемая терапия на МПК 48. Исследование влияния избытка гормона роста на кости 45 в зависимости от гонадного статуса, активности заболевания и пола показало: МПК у больных гипогонадизмом была выше чем у пациентов без гипогонадизма вне зависимости от компенсации заболевания и других исследованных факторов. Это говорит о преобладающем влиянии половых гормонов на МПК, в сравнении с ГР и ИФР-1. Если использовать МПК в качестве группировочного параметра, то в группе с остеопенией большую распространенность и длительность будет иметь гипогонадизм, а также будет выявляться отрицательная корреляция между длительностью гипогонадизма и МПК позвоночника 44. Таким образом, МПК позвоночника всецело зависит от гонадного статуса. В исследовании Bolanowski была выявлена отрицательная корреляция костной плотности в дистальном отделе лучевой кости (у женщин), проксимальным отделом бедренной кости (у мужчин) и гипогонадизмом 38  . Из вышеприведенных данных можно сделать вывод о ведущей роли половых гормонов в поддержании МПК. При сравнении гипо- и эугонадных пациентов роль гормона роста и ИФР-1 остается на втором плане. Для того, чтобы приблизиться к пониманию их роли в костном обмене следует изучить группы пациентов, однородные по гонадному статусу. Кроме заболеваний, вызывающих гипогонадизм, вероятное влияние на МПК может оказывать возрастное снижение половых гормонов. По результатам проспективного исследования МПК мужчин и женщин с 25-44 лет Emaus было выявлено линейное возрастной снижение показателей МПК (по результатам двуэнергетической рентгеновской абсорбциометрии) относительно начальных значений от 25 лет. При этом значимое различие в абсолютных значениях МПК между мужчинами и женщинами было зафиксировано только в возрастном диапазоне 35-39 лет, а стандартное отклонение от среднего значения МПК для данного возраста (Z- критерий) значимо не различалось 49. По результатам исследования Emaus можно сделать вывод об отсутствии различий МПК между мужчинами и женщинами в возрасте от 25 до 44 лет при использовании Z- критерия для интерпретации результатов денситометрии. При оценке МПК мужчин и женщин во всех возрастных группах по результатам исследования Anburajan данных о значимом различии между мужчинами и женщинами получено не было 50. Вышеприведенные исследования свидетельствуют об отсутствии необходимости разделять мужчин и женщин при оценке факторов, влияющих на МПК. Плотность костей очень вариабельный показатель, зависящий от множества факторов, поэтому в среднем в популяции он не различается. Также по результатам исследований было выявлено возрастное снижение МПК у обоих полов с переменной динамикой, однако различие МПК после 50 лет у мужчин и женщин оказалось незначимым 50. Схожие результаты были получены при обследовании 7620 мужчин и женщин всех возрастов в исследовании Berntsen. По результатам оценки МПК предплечья статистически значимого различия между полами ни в одной из возрастных групп получено не было 51. В исследовании Emaus обращается особое внимание на индивидуальность МПК для конкретного человека и высокая зависимость этого показателя от присутствия факторов, способствующих снижению МПК 52. В результате для проведения исследований, связанных с определением МПК можно набирать пациентов любого возраста и пола, эти факторы можно считать незначимыми, а деление на группы лучше осуществлять по предполагаемому фактору, влияющему на МПК. Поэтому для оценки влияния гормона роста и ИФР-1 на МПК необходимо исключить пациентов с гипогонадизмом из исследования и разделить оставшихся пациентов на группы по степени активности акромегалии. Пациенты с гипогонадизмом могут быть включены в исследование 36,38 при  наличии заместительной терапии, так как все эффекты гипогонадизма на кости при этом гипотетически нивелируются 53.

Минеральная плотность костной ткани при акромегалии

Для определения минеральной плотности костей чаще всего используется двуэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия- хорошо себя зарекомендовавший метод. Его точность статистически значимо не отличается от компьютерной количественной томографии 54. С ее помощью оценивается преимущественно плотность трабекулярной костной ткани, наиболее чувствительной к метаболическим изменениям костей.

В исследовании Bolanowski получены данные об увеличении плотности трабекулярной ткани под воздействием избытка ГР 55, это подтверждается в исследовании Battista: хронический избыток гормона роста имеет анаболический эффект на губчатую костную массу у пациентов с акромегалией 56. В исследовании Kaji при обследовании пациентов с акромегалией отмечалось повышение МПК позвоночника, проксимального отдела бедренной кости и лучевой кости в сравнении с контролем 57, исходя из этих результатов складывается впечатление, что избыток ГР и ИФР-1 оказывает протективное влияние кости. Это частично было подтверждено Madeira: при проведении множественного линейного регрессионного анализа была выявлена положительная корреляция между ГР и Z-критерием поясничного отдела, а также между тощей массой и МПК проксимального отдела бедра 54. Использование Z- критерия удобно при сравнении плотности костей в любых возрастных группах, однако в клинической практике Z- критерий в старшей возрастной группе не коррелирует с частотой переломов, поэтому предпочтительно использовать различные критерии (T- или Z-) в зависимости от возраста. В исследовании Kotzmann еще раз подтверждается протективное влияние ГР и ИФР-1 на МПК 43. В вышеприведенных исследованиях пациенты не были разделены на группы, при этом гипогонадизм был критерием исключения, рассчитывалась только корреляция анализируемых показателей. Целью исследований было выявить связь активности ГР/ИФР-1 с минеральной плотностью костей. Это единственный тип протокола, позволяющий получить значимые результаты без деления на группы, однако во внимание не принималось специфическое для акромегалии уплотнение окружающих тканей, способное повлиять на результат денситометрии.

В исследовании Savine обследовано менее 30 больных акромегалией и не выявлено корреляции между МПК и содержанием ГР, ИФР-1, тестостероном или эстрадиолом, кроме того концентрация остеокальцина крови не коррелировала ни с одним из вышеперечисленных показателей 52. МПК одинаково у компенсированных, некомпенсированных, эу- и гипогонадных пациентов во всех отделах 58. В этом исследовании используется слишком маленькая выборка пациентов, что не позволило получить статистически значимое число пациентов при делении на группы. Стоит также отдельно отметить, что при делении пациентов на группы по степени компенсации уровни ГР и ИФР-1 должны статистически значимо отличаться, что не было отражено в материалах и методах исследования. Из вышеприведенного примера видно, как дизайн исследования значительным образом влияет на результаты. Один из самых распространенных протоколов исследования МПК и костного обмена при акромегалии включает в себя деление пациентов на группы по активности, проведение им денситометрии, анализ крови на маркеры костного ремоделирования (бета- кросслапс и остеокальцин), но вместе с тем в исследование включались пациенты с различным гонадным статусом 38,40,45,59–61. Основными недостатками таких исследований можно считать включение в исследование пациентов с гипогонадизмом и отсутствие дифференцированного анализа МПК в различных локализациях. В результате оказывается невозможно сделать вывод о влиянии ГР и ИФР-1 на МПК. Количественная компьютерная томография и костная биопсия показали различный ответ трабекулярной и кортикальной кости на избыток ГР/ИФР-1 31. По результатам анализа плотности костей можно сделать вывод о специфическом воздействии ГР/ИФР-1 на метаболизм губчатой и компактной костной ткани. Изолированный анализ воздействия избыточной секреции ГР и ИФР-1 на губчатую и трубчатую костную ткань позволяет сделать более точные выводы о их роли в поддержании МПК.

Клинические проявления снижения МПК у пациентов с акромегалией

При исследовании распространенности переломов позвонков у женщин с акромегалией выявлена положительная корреляция с возрастом и уровнем ИФР-1. Женщины с наличием переломов дольше находятся в постменопаузе, чем женщины без переломов. Частота переломов выше у пациентов с активной акромегалией в сравнении с компенсированной. У женщин с переломами в анамнезе и компенсированной акромегалией в 57,1% был остеопороз, 42,9% была остеопения, у женщин из группы с активной акромегалией в 41,7% был нормальный Т- критерий, у 33,3% была остеопения и у 25,0% был остеопороз 62. По результатам исследования можно сделать вывод о протективном действии избытка ГР и ИФР-1 на МПК позвонков у женщин. По данным Bonadonna с соавторами пациенты с наличием или отсутствием переломов не имеют значимого различия по возрасту или МПК. По данным рентгенографии позвоночные деформации наблюдаются чаще у женщин в менопаузе с активной акромегалией 62, из этого можно сделать вывод о повышенном риске компрессионных переломов позвонков при акромегалии, то есть противоположный предыдущему исследованию. Также в исследовании Bonadonna и соавторов выявлена корреляция наличия деформации позвонков у пациентов с акромегалией с продолжительностью активного заболевания 62. Эти данные подтверждаются Mazziotti с соавторами: согласно многофакторной логической регрессии, единственным фактором риска переломов является продолжительность акромегалии 63. Результаты этого исследования говорят об отрицательном влиянии длительной экспозиции избытка гормона роста на МПК позвонков, что согласуется с описанными выше механизмами действия гормона роста на кости. Наличие корреляции частоты переломов позвонков с продолжительностью  акромегалии косвенно свидетельствует об ускорении костного ремоделирования. В то же время при денситометрии у пациентов с активной акромегалией снижение МПК менее выражено, это может быть связано как с уплотнением и оссификацией связочного аппарата позвоночника и маскированием истинной плотности костей, так и с наличием компрессионных переломов позвонков, при которых денситометрия неинформативна.

Эффект лечения акромегалии на МПК

Данные о влиянии лечения акромегалии на костный метаболизм, МПК и частоту переломов весьма ограничены. После проведения трансназальной транссфеноидальной аденомэктомии или назначения аналогов соматостатина происходит снижение концентрации остеокальцина крови. Это свидетельствует о снижении активности остеобластов в результате снижения концентрации ГР в крови. При проведении контрольной денситометрии после достижения компенсации у пациентов с акромегалией использовался метод двуэнергетической абсорбциометрии и оценивалась МПК проксимального отдела бедренной кости и поясничного отдела позвоночника. Снижение активности остеобластов после компенсации акромегалии должно приводить к изменению МПК, так и происходит в проксимальном отделе бедренной кости 64–66. В то же время изменений МПК в поясничном отделе позвоночника после компенсации описано не было. Авторы, как правило, обходят стороной этот факт. Отсутствие изменения МПК позвоночника после снижения концентрации ГР связано с развитием морфологических изменений при активной акромегалии, таких как рост остеофитов, кальцификация межпозвонковых дисков, а также продольных связок позвоночника. Эти изменения маскируют истинную плотность позвонков и не регрессируют после компенсации акромегалии, что говорит о их необратимости. Снижение МПК проксимального отдела бедренной кости после компенсации происходит спустя месяцы, время может значительно различаться в каждом конкретном случае 62.

Помимо снижения активности ГР на костную ткань после компенсации, происходит также изменение концентрации паратгормона, в первую очередь снижение ночного пика секреции. При снижении концентрации ГР происходит снижение чувствительности костной ткани к паратгормону. Эти изменения вызывают снижение остеобластной активности и также способствуют снижению МПК после компенсации 67. При наличии синдрома МЭН 1 с развитием гиперпаратиреоза, уровень паратгормона после компенсации будет оставаться на прежнем уровне, что может способствовать еще большему снижению МПК после компенсации акромегалии. В силу высокого потенциала влияния синдрома МЭН 1 на костный обмен, включение в исследуемую группу лиц с этим синдромом производиться не будет.

Физиологическое и патологическое влияние ГР на тканевой состав тела

Исследование тканевого состава тела за последние годы становится все более актуальным, многие исследователи предполагают, что такие методы как толщина жировой складки, биоэлектрическое сопротивление, подводное взвешивание и двуэнергетическая абсорбциометрия могут быть более точными для определения жировой массы тела и диагностики ожирения при сравнении с индексом массы тела (ИМТ). Эти методы предоставляют более точную персонифицированную информацию о жировой массе человека. Значительным недостатком этих методов является высокая стоимость и необходимость интерпретации специалистом, что значительно сужает сферу их применения. Большая часть приведенных выше методов могут быть непригодны для рутинной клинической практики из-за технической сложности их проведения. Вдобавок, большая часть клинического опыта связана с применением ИМТ, на основании значения которого диагностируется ожирение и рассчитываются кардиоваскулярные риски. Для некоторых вышеприведенных методов определения жировой массы рассчитаны референсные значения, которые, впрочем, не предоставляют информации о персональных рисках для пациента. Вследствие этого, ни один метод, кроме ИМТ, не рекомендован в настоящее время для диагностики ожирения. Из всех методов прямого определения массы жировой ткани можно отдельно выделить рентгеновскую абсорбциометрию. Несомненным преимуществом этого метода является простота в использовании: нужен аппарат для денситометрии с программой расчета массы жировой и тощей массы тела, на столе для обследуемого есть разметка, позволяющая уложить его правильно для интерпретации результатов. Сами результаты представлены как в виде абсолютных, так и в виде относительных значений, которые можно легко интерпретировать. Правильное расположение пациента на столе аппарата позволяет также оценить распределение жировой ткани (подкожно или абдоминально) вплоть до массы жира каждой руки или ноги. Таким образом при проведении одного исследования можно получить довольно много данных. Анализ полученных результатов в перспективе позволит определить ценность каждого параметра и применять их с целью определения индивидуальных рисков для пациента.

Влияние ГР на жировую ткань

ГР модулирует депонирование жировой ткани, а также влияет на адипогенез посредством прямой стимуляции преадипоцитов и адипоцитов через факторы транскрипции, включая сигнальную систему STAT 16,68,69. У пациентов с акромегалией отмечается сниженная жировая масса тела, что связано с прямым липолитическим эффектом ГР 70. Наиболее распространенными методами определения жировой массы тела в настоящее время являются метод биоэлектрического сопротивления и двуэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия (ДРА), при использовании этих методов отмечено снижение массы жира у пациентов с акромегалией 57,71, в то же время относительное содержание жира не отличалось от контрольной группы 72. Катаболическое действие избытка ГР на жировую ткань подтверждается потерей жировой массы на фоне прекращения терапии акромегалии 73. Нормализация ГР посредством использовании аналогов соматостатина сопровождается увеличением жировой массы тела через 6 недель после достижения целевых значений ГР 72, такая же тенденция отмечается и после хирургического лечения 74.

Снижение ГР в результате лечения акромегалии приводит к изменению состава тела. Все исследователи отмечают статистически значимый рост жировой ткани после достижения компенсации. Эти изменения были зафиксированы при исследовании состава тела посредством двуэнергетической абсорбциометрии. В то же время вес пациентов достоверно не менялся. Повышение жировой массы тела после компенсации акромегалии связано со снижением катаболического действия ГР на жировую ткань. Повышение жировой массы компенсируется снижением массы воды в межклеточной жидкости, которая при рентгеновской абсорбциометрии включается в тощую массу тела, в результате общий вес не меняется 70.

Влияние ГР на тощую массу тела

Заместительная терапия гормоном роста приводит к увеличению тощей массы тела и снижению жировой, как было показано в исследованиях состава тела у пациентов с приобретенным ГР дефицитом 75,76. Масса жировой ткани пропорционально снижается с повышением концентрации ГР, и эта закономерность прослеживается как у пациентов с ГР дефицитом, получающих заместительную терапию, так и у пациентов с акромегалией. Увеличение массы тощей ткани тела при заместительной терапии ГР может свидетельствовать о восстановлении мышечной массы. Мышечная масса имеет предел увеличения массы под действием ГР, поэтому избыток гормона роста не может привести к ее дальнейшему росту при избытке ГР 77. В то же акромегалия ассоциирована с более высокой тощей массой тела в сравнении с контрольной группой при использовании ДРА 57,72 и биоэлектрического сопротивления 73.  Кроме того, терапия акромегалии приводит к снижению тощей массы тела после хирургического лечения 78 и терапии аналогами соматостатина 72, что подтверждено рентгеновской абсорбциометрией. Рост тощей массы тела в условиях избытка ГР может объясняться развитием интерстициального отека за счет усиления реабсорбции и накопления натрия. Наиболее убедительно подтвердить предположение об отеке можно комплексным анализом массы и содержания калия, с помощью этого метода можно определить клеточную массу. Pirlich с соавторами  при помощи этого метода определили массу клеток у 18 пациентов с акромегалией и контрольной группы и не нашли различия 79, эти данные подтверждают предположение об интерстициальном отеке при избытке ГР. Масса межклеточной жидкости при использовании ДРА для оценки состава тела входит в тощую массу тела. Доказательством того, что именно избыток ГР приводит к накоплению жидкости могут служить результаты исследования Landin и соавторов 80, по результатам которого у 8 пациентов с акромегалией через 2 недели после хирургического лечения было отмечено снижение тощей массы тела. Быстрое снижение тощей массы тела может происходить только за счет снижения массы жидкости в интерстициальной ткани. Накопление воды является главной теорией, объясняющей увеличение тощей массы тела.

Хотелось бы обратить внимание на отсутствие контрольной группы или группы сравнения в проспективных исследования состава тела у пациентов с акромегалией на фоне лечения. Сравнение с другими группами позволило бы определить, снижается ли тощая масса тела до уровня контрольной группы. Недостаточное снижение тощей массы тела после лечения акромегалии может свидетельствовать о дополнительных факторах, помимо отека, которые приводят к увеличению тощей массы тела при гиперсекреции ГР. Есть вероятность, что имеется гораздо больше факторов, посредством которых изменяется состав тела. Для их выявления необходимо учитывать множество показателей, таких как длительность акромегалии, период ремиссии или компенсации, а также пол и возраст. Если будет выявлена связь между продолжительностью акромегалии, ее активностью или периодом компенсации, это позволит говорить о возможности использования тощей массы тела в качестве дополнительного маркера активности заболевания. Отсутствие полного восстановления тощей массы тела до популяционных значений может говорить о необратимых изменениях в составе тканей, которые потребуют дальнейших целенаправленных исследований.

Список литературы

  1. Mayo KE, Cerelli GM, Lebo R V, Bruce BD, Rosenfeld MG, Evans RM. Gene encoding human growth hormone-releasing factor precursor: structure, sequence, and chromosomal assignment. Proc Natl Acad Sci U S A. 1985;82(1):63-67.
  1. Vance ML. Growth-hormone-releasing hormone. Clin Chem. 1990;36(3):415-420. doi:10.1016/j.tem.2011.03.006.
  1. Пронин ВС, Молитвословова НН, Дедов ИИ. Акромегалия: этиология, патогенез, клиника, диагностика, лечение. (Дедов ИИ, Мельниченко ГА, eds.). ФГУП Издательство “Известия” Управления делами Президента Российской Федерации; 2009. Available at: http://books.google.ru/books/about/???????????.html?id=ph5YSQAACAAJ&pgis=1. Accessed May 6, 2014.
  1. Ugolev AM. Non-digestive functions of the intestinal hormones (enterines). New data and hypotheses based on experimental duodenectomy (Short review). Acta Hepatogastroenterol (Stuttg). 1975;22(5):320-326.
  1. Пронин ВС, Потешкин ЮЕ, Гитель ЕП, et al. Современная стратегия диагностики и лечения соматотропином. Москва: “Гэотар- Медиа”; 2013.
  1. Kaplan SA, Cohen P. The somatomedin hypothesis 2007: 50 years later. J Clin Endocrinol Metab. 2007;92(12):4529-4535. doi:10.1210/jc.2007-0526.
  1. Green H, Morikawa M, Nixon T. A dual effector theory of growth-hormone action. Differentiation. 1985;29(3):195-198. doi:10.1111/j.1432-0436.1985.tb00316.x.
  1. Zezulak KM, Green H. The generation of insulin-like growth factor-1—sensitive cells by growth hormone action. Science. 1986;233(4763):551-553.
  1. Nilsson O, Marino R, De Luca F, Phillip M, Baron J. Endocrine regulation of the growth plate. Horm Res. 2005;64(4):157-165.
  1. Pearson OM, Lieberman DE. The aging of Wolff’s “law”: ontogeny and responses to mechanical loading in cortical bone. Am J Phys Anthropol. 2004;Suppl 39:63-99. doi:10.1002/ajpa.20155.
  1. Bauman WA, Spungen AM, Wang J, Pierson RN, Schwartz E. Continuous loss of bone during chronic immobilization: a monozygotic twin study. Osteoporos Int. 1999;10(2):123-127. doi:10.1007/s001980050206.
  1. Vico L, Collet P, Guignandon A, et al. Effects of long-term microgravity exposure on cancellous and cortical weight-bearing bones of cosmonauts. Lancet. 2000;355(9215):1607-1611. doi:10.1016/S0140-6736(00)02217-0.
  1. Zerwekh JE, Ruml LA, Gottschalk F, Pak CY. The effects of twelve weeks of bed rest on bone histology, biochemical markers of bone turnover, and calcium homeostasis in eleven normal subjects. J Bone Miner Res. 1998;13(10):1594-1601. doi:10.1359/jbmr.1998.13.10.1594.
  1. Suominen H. Bone mineral density and long term exercise. An overview of cross-sectional athlete studies. Sports Med. 1993;16(5):316-330.
  1. Frost HM. A 2003 update of bone physiology and Wolff’s Law for clinicians. Angle Orthod. 2004;74(1):3-15. doi:10.1043/0003-3219(2004)074<0003:AUOBPA>2.0.CO;2.
  1. Gevers EF, Loveridge N, Robinson ICAF. Bone marrow adipocytes: a neglected target tissue for growth hormone. Endocrinology. 2002;143(10):4065-4073. doi:10.1210/en.2002-220428.
  1. Abdallah BM, Ding M, Jensen CH, et al. Dlk1/FA1 is a novel endocrine regulator of bone and fat mass and its serum level is modulated by growth hormone. Endocrinology. 2007;148(7):3111-3121. doi:10.1210/en.2007-0171.
  1. Barnard R, Haynes KM, Werther GA, Waters MJ. The ontogeny of growth hormone receptors in the rabbit tibia. Endocrinology. 1988;122(6):2562-2569.
  1. Werther GA, Haynes K, Edmonson S, et al. Identification of growth hormone receptors on human growth plate chondrocytes. Acta Paediatr Suppl. 1993;82 Suppl 3:50-3. Available at: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8219477. Accessed May 6, 2014.
  1. Kassem M, Mosekilde L, Eriksen EF. Growth hormone stimulates proliferation of normal human bone marrow stromal osteoblast precursor cells in vitro. Growth Regul. 1994;4(3):131-135.
  1. Zhu T, Goh EL, Graichen R, Ling L, Lobie PE. Signal transduction via the growth hormone receptor. Cell Signal. 2001;13(9):599-616.
  1. Sims NA, Clément-Lacroix P, Da Ponte F, et al. Bone homeostasis in growth hormone receptor-null mice is restored by IGF-I but independent of Stat5. J Clin Invest. 2000;106(9):1095-1103.
  1. Joung YH, Lim EJ, Darvin P, et al. MSM Enhances GH Signaling via the Jak2/STAT5b Pathway in Osteoblast-Like Cells and Osteoblast Differentiation through the Activation of STAT5b in MSCs. PLoS One. 2012;7(10).
  1. Melmed S, Colao A, Barkan A, et al. Guidelines for acromegaly management: an update. J Clin Endocrinol Metab. 2009;94(5):1509-17. doi:10.1210/jc.2008-2421.
  1. Nakashima K, Zhou X, Kunkel G, et al. The novel zinc finger-containing transcription factor Osterix is required for osteoblast differentiation and bone formation. Cell. 2002;108(1):17-29.
  1. Canalis E, Economides AN, Gazzerro E. Bone morphogenetic proteins, their antagonists, and the skeleton. Endocr Rev. 2003;24(2):218-235. doi:10.1210/er.2002-0023.
  1. Tsuji K, Bandyopadhyay A, Harfe BD, et al. BMP2 activity, although dispensable for bone formation, is required for the initiation of fracture healing. Nat Genet. 2006;38(12):1424-1429. doi:10.1038/ng1916.
  1. Barnard R, Ng KW, Martin TJ, Waters MJ. Growth hormone (GH) receptors in clonal osteoblast-like cells mediate a mitogenic response to GH. Endocrinology. 1991;128(3):1459-1464.
  1. Slootweg MC, van Buul-Offers SC, Herrmann-Erlee MP, van der Meer JM, Duursma SA. Growth hormone is mitogenic for fetal mouse osteoblasts but not for undifferentiated bone cells. J Endocrinol. 1988;116(3):R11-R13. doi:10.1677/joe.0.116R011.
  1. Rubin J, Ackert-Bicknell CL, Zhu L, et al. IGF-I regulates osteoprotegerin (OPG) and receptor activator of nuclear factor-kappaB ligand in vitro and OPG in vivo. J Clin Endocrinol Metab. 2002;87(9):4273-4279. doi:10.1210/jc.2002-020656.
  1. Ueland T, Bollerslev J, Flyvbjerg A, Hansen TB, Vahl N, Mosekilde L. Effects of 12 months of GH treatment on cortical and trabecular bone content of IGFs and OPG in adults with acquired GH deficiency: a double-blind, randomized, placebo-controlled study.; 2002. doi:10.1210/jc.87.6.2760.
  1. Ueland T, Odgren PR, Yndestad A, et al. Growth hormone substitution increases gene expression of members of the IGF family in cortical bone from women with adult onset growth hormone deficiency-relationship with bone turn-over. Bone. 2003;33(4):638-645.
  1. Mrak E, Villa I, Lanzi R, Losa M, Guidobono F, Rubinacci A. Growth hormone stimulates osteoprotegerin expression and secretion in human osteoblast-like cells. J Endocrinol. 2007;192(3):639-645. doi:10.1677/joe.1.07073.
  1. Giustina A, Mazziotti G, Canalis E. Growth hormone, insulin-like growth factors, and the skeleton. Endocr Rev. 2008;29(5):535-559.
  1. Killinger Z, Ku??ma M, Steran????kov?? L, Payer J. Osteoarticular changes in acromegaly. Int J Endocrinol. 2012;2012.
  1. Svensson J. The importance of growth hormone (GH) and GH secretagogues for bone mass and density. Curr Pharm Des. 2002;8(23):2023-2032. doi:10.2174/1381612023393413.
  1. Ueland T, Fougner SL, Godang K, Schreiner T, Bollerslev J. Serum GH and IGF-I are significant determinants of bone turnover but not bone mineral density in active acromegaly: a prospective study of more than 70 consecutive patients. Eur J Endocrinol. 2006;155(5):709-715. doi:10.1530/eje.1.02285.
  1. Bolanowski M, Daroszewski J, Medraś M, Zadrozna-Sliwka B. Bone mineral density and turnover in patients with acromegaly in relation to sex, disease activity, and gonadal function. J Bone Miner Metab. 2006;24(1):72-78.
  1. van der Lely AJ, Tschöp M, Heiman ML, Ghigo E. Biological, physiological, pathophysiological, and pharmacological aspects of ghrelin. Endocr Rev. 2004;25(3):426-457. doi:10.1210/er.2002-0029.
  1. Halse J, Gordeladze JO. Total and non-dialyzable urinary hydroxyproline in acromegalics and control subjects. Acta Endocrinol (Copenh). 1981;96(4):451-7. Available at: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/7211103. Accessed May 6, 2014.
  1. de la Piedra C, Larrañaga J, Castro N, et al. Correlation among plasma osteocalcin, growth hormone, and somatomedin C in acromegaly. Calcif Tissue Int. 1988;43(1):44-45. doi:10.1007/BF02555167.
  1. Ezzat S, Melmed S, Endres D, Eyre DR, Singer FR. Biochemical assessment of bone formation and resorption in acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 1993;76(6):1452-1457.
  1. Kotzmann H, Bernecker P, Hübsch P, et al. Bone mineral density and parameters of bone metabolism in patients with acromegaly. J Bone Miner Res. 1993;8(4):459-465. doi:10.1002/jbmr.5650080410.
  1. Kayath MJ, Vieira JGH. Osteopenia occurs in a minority of patients with acromegaly and is predominant in the spine. Osteoporos Int. 1997;7(3):226-230. doi:10.1007/BF01622293.
  1. Scillitani A, Chiodini I, Carnevale V, et al. Skeletal involvement in female acromegalic subjects: the effects of growth hormone excess in amenorrheal and menstruating patients. J Bone Miner Res. 1997;12(10):1729-1736. doi:10.1359/jbmr.1997.12.10.1729.
  1. Skelton DA, Greig CA, Davies JM, Young A. Strength, power and related functional ability of healthy people aged 65-89 years. Age Ageing. 1994;23(5):371-377. doi:10.1093/ageing/23.5.371.
  1. Wassenaar MJE, Biermasz NR, Hamdy N a T, et al. High prevalence of vertebral fractures despite normal bone mineral density in patients with long-term controlled acromegaly. Eur J Endocrinol. 2011;164(4):475-83. doi:10.1530/EJE-10-1005.
  1. Bogazzi F, Cosci C, Sardella C, Martino E, Gasperi M. Acromegaly: effects on bone metabolism and mass. J Endocrinol Invest. 2005;28(10 Suppl):33-35.
  1. Emaus N, Berntsen GKR, Joakimsen RM, Fønnebø V. Longitudinal changes in forearm bone mineral density in women and men aged 25-44 years: the Tromsø study: a population-based study. Am J Epidemiol. 2005;162(7):633-643. doi:10.1093/aje/kwi258.
  1. Anburajan M, Rethinasabapathi C, Korath MP, et al. Age-related proximal femur bone mineral loss in South Indian women: a dual energy X-ray absorptiometry study. J Assoc Physicians India. 2001;49:442-445.
  1. Berntsen GK, Fønnebø V, Tollan A, Søgaard AJ, Magnus JH. Forearm bone mineral density by age in 7,620 men and women: the Tromsø study, a population-based study. Am J Epidemiol. 2001;153(5):465-473. doi:10.1093/aje/153.5.465.
  1. Savine R, Sönksen P. Growth hormone — hormone replacement for the somatopause? Horm Res. 2000;53 Suppl 3:37-41.
  1. Biermasz NR, Hamdy NAT, Pereira AM, Romijn JA, Roelfsema F. Long-term maintenance of the anabolic effects of GH on the skeleton in successfully treated patients with acromegaly. Eur J Endocrinol. 2005;152(1):53-60. doi:10.1530/eje.1.01820.
  1. Madeira M, Neto L V, de Lima GAB, et al. Effects of GH-IGF-I excess and gonadal status on bone mineral density and body composition in patients with acromegaly. Osteoporos Int. 2010;21(12):2019-2025. doi:10.1007/s00198-009-1165-x.
  1. Bolanowski M, Wielgus W, Milewicz A, Marciniak R. Axial bone mineral density in patients with acromegaly. Acad Radiol. 2000;7(8):592-594.
  1. Battista C, Chiodini I, Muscarella S, et al. Spinal volumetric trabecular bone mass in acromegalic patients: a longitudinal study. Clin Endocrinol (Oxf). 2009;70(3):378-382. doi:10.1016/j.jocd.2008.07.063.
  1. Kaji H, Sugimoto T, Nakaoka D, Okimura Y, Abe H, Chihara K. Bone metabolism and body composition in Japanese patients with active acromegaly. Clin Endocrinol (Oxf). 2001;55(2):175-181.
  1. Scillitani A, Battista C, Chiodini I, et al. Bone mineral density in acromegaly: the effect of gender, disease activity and gonadal status. Clin Endocrinol (Oxf). 2003;58(6):725-731.
  1. Longobardi S, Di Somma C, Di Rella F, et al. Bone mineral density and circulating cytokines in patients with acromegaly. J Endocrinol Invest. 1998;21(10):688-693.
  1. Lesse GP, Fraser WD, Farquharson R, Hipkin L, Vora JP. Gonadal status is an important determinant of bone density in acromegaly. Clin Endocrinol (Oxf). 1998;48(1):59-65.
  1. Seeman E, Wahner HW, Offord KP, Kumar R, Johnson WJ, Riggs BL. Differential effects of endocrine dysfunction on the axial and the appendicular skeleton. J Clin Invest. 1982;69(6):1302-1309.
  1. Bonadonna S, Mazziotti G, Nuzzo M, et al. Increased prevalence of radiological spinal deformities in active acromegaly: a cross-sectional study in postmenopausal women. J Bone Miner Res. 2005;20(10):1837-1844. doi:10.1359/JBMR.050603.
  1. Mazziotti G, Bianchi A, Bonadonna S, et al. Prevalence of vertebral fractures in men with acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93(12):4649-4655. doi:10.1210/jc.2008-0791.
  1. Legovini P, De Menis E, Breda F, et al. Long-term effects of octreotide on markers of bone metabolism in acromegaly: evidence of increased serum parathormone concentrations.; 1997.
  1. Terzolo M, Piovesan A, Osella G, et al. Serum levels of bone Gla protein (osteocalcin, BGP) and carboxyterminal propeptide of type I procollagen (PICP) in acromegaly: effects of long-term octreotide treatment. Calcif Tissue Int. 1993;52(3):188-191. doi:10.1007/BF00298716.
  1. Piovesan A, Terzolo M, Reimondo G, et al. Biochemical markers of bone and collagen turnover in acromegaly or Cushing’s syndrome. Horm Metab Res. 1994;26(5):234-237.
  1. White HD, Ahmad AM, Durham BH, et al. Effect of active acromegaly and its treatment on parathyroid circadian rhythmicity and parathyroid target-organ sensitivity. J Clin Endocrinol Metab. 2006;91(3):913-919. doi:jc.2005-1602.
  1. Jørgensen JOL, Møller L, Krag M, Billestrup N, Christiansen JS. Effects of growth hormone on glucose and fat metabolism in human subjects. Endocrinol Metab Clin North Am. 2007;36(1):75-87. doi:10.1016/j.ecl.2006.11.005.
  1. Sanders EJ, Harvey S. Growth hormone as an early embryonic growth and differentiation factor. Anat Embryol (Berl). 2004;209(1):1-9. Available at: <Go to ISI>://WOS:000225224300001.
  1. Bengtsson BA, Brummer RJ, Edén S, Bosaeus I. Body composition in acromegaly. Clin Endocrinol (Oxf). 1989;30(2):121-130.
  1. Miyakawa M, Tsushima T, Murakami H, Isozaki O, Demura H, Tanaka T. Effect of growth hormone (GH) on serum concentrations of leptin: study in patients with acromegaly and GH deficiency. J Clin Endocrinol Metab. 1998;83(10):3476-3479. doi:10.1210/jcem.83.10.5161.
  1. Gibney J, Wolthers T, Burt MG, Leung K-C, Umpleby AM, Ho KKY. Protein metabolism in acromegaly: differential effects of short- and long-term treatment. J Clin Endocrinol Metab. 2007;92(4):1479-1484.
  1. Rau H, Fischer H, Schmidt K, Lembcke B, Althoff PH. Effect of bromocriptine withdrawal in acromegaly on body composition as assessed by bioelectrical impedance analysis. Acta Endocrinol (Copenh). 1991;125(3):273-279. doi:10.1530/acta.0.1250273.
  1. Tominaga A, Arita K, Kurisu K, et al. Effects of successful adenomectomy on body composition in acromegaly. Endocr J. 1998;45(3):335-342. doi:10.1507/endocrj.45.335.
  1. Baum HB, Biller BM, Finkelstein JS, et al. Effects of physiologic growth hormone therapy on bone density and body composition in patients with adult-onset growth hormone deficiency. A randomized, placebo-controlled trial.; 1996.
  1. Hoffman AR, Kuntze JE, Baptista J, et al. Growth hormone (GH) replacement therapy in adult-onset gh deficiency: effects on body composition in men and women in a double-blind, randomized, placebo-controlled trial. J Clin Endocrinol Metab. 2004;89(5):2048-2056.
  1. Velloso CP. Regulation of muscle mass by growth hormone and IGF-I. Br J Pharmacol. 2008;154(3):557-568.
  1. Battezzati A, Benedini S, Fattorini A, et al. Insulin action on protein metabolism in acromegalic patients. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2003;284(4):E823-E829.
  1. Pirlich M, Sch??tz T, Ockenga J, et al. Erratum: “Improved assessment of body cell mass by segmental bioimpedance analysis in malnourished subjects and acromegaly” (Clinical Nutrition (2003) vol. 22 (2) (167-174) 1054/j.clnu.2002.0017). Clin Nutr. 2004;23(2):285-286.
  1. Landin K, Petruson B, Jakobsson KE, Bengtsson BA. Skeletal muscle sodium and potassium changes after successful surgery in acromegaly: relation to body composition, blood glucose, plasma insulin and blood pressure. Acta Endocrinol (Copenh). 1993;128(5):418-422. doi:10.1530/acta.0.1280418.

Соматотропный гормон (Соматотропин, СТГ, Growth hormone, GH)

Исследуемый материал Сыворотка крови

Метод определения Твердофазный хемилюминесцентный иммуноанализ.

Гормон роста, стимулирующий рост костей, мышц и органов.

Пептидный гормон. Вырабатывается соматотрофами передней доли гипофиза под контролем соматостатина и соматолиберина.

Основные эффекты: стимуляция линейного роста, поддержание целостности тканей и уровня глюкозы крови, достаточного для функционирования головного мозга. СТГ ускоряет рост костей и мягких тканей, действуя через инсулиновые факторы роста. Он ускоряет синтез белка, обеспечивая положительные азотистый и фосфорный балансы и снижая уровень мочевины. Вследствие высокой потребности растущих тканей в ионах, тормозится выведение натрия и калия с мочой; всасывание кальция в кишечнике усиливается. СТГ стимулируя расщепление жиров в жировой ткани, мобилизует жирные кислоты и активирует их поглощение из крови мышечной тканью и печенью (где они преобразуются в глюкозу).


На уровень глюкозы крови СТГ оказывает влияние противоположное действию инсулина, т. е. препятствует её поглощению тканями. СТГ действует на иммунную систему, увеличивая количество Т-лимфоцитов. СТГ усиливает потоотделение. СТГ выделяется импульсами, амплитуда которых максимальна в IV фазе сна. После приёма пищи уровень гормона резко снижается, а при голодании повышается примерно в 15 раз (вторые сутки).

Выделение гормона повышено при физической работе, во время глубокого сна, при гипогликемии, при богатом белками питании. Повышенное выделение СТГ гипофизом в период роста приводит к гигантизму, а у взрослых людей — к акромегалии. Пониженное выделение СТГ в период роста приводит к карликовости. У взрослых людей видимые симптомы пониженной секреции гормона отсутствуют.

Пределы определения: 0,05-400 нг/мл

Дефицит гормона роста у взрослых

Гормон роста контролирует огромное количество физиологических и метаболических процессов на протяжении нашей жизни. Дефицит гормона роста (ДГР), выявленный еще в детстве, может сохраняться и во взрослом возрасте. Кроме того, ДГР у взрослых развивается еще и тогда, когда гипофиз поврежден и не может производить или выделять достаточное количество гормона роста. Это может быть вызвано опухолью гипофиза или гипоталамуса, стать результатом операции или радиационного воздействия, используемого для лечения этих заболеваний.

Недостаточная выработка гормона роста может проявляться в виде ряда физических и физиологических симптомов. Возможно изменение типа комплекции, что может привести к верхнему типу ожирения, пониженной мышечной силе, упадку сил и уменьшению способности переносить физические нагрузки. Показатели холестерина в крови могут стремительно вырасти, что увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний. Все это может привести к психологическим проблемам, включая депрессию, тревожность и ухудшение памяти, и, как следствие, к социальной изоляции. [1]

При лечении ДГР у взрослых требуются ежедневные инъекции рекомбинантного гормона роста человека, что создает определенные трудности для пациентов и медицинских работников. От пациентов потребуется мотивация на долгосрочное лечение, соблюдение всех указаний по лечению и способность к самоконтролю, а доктора могут испытывать трудности при постоянном мониторинге выполнения пациентами всех предписаний, а также их реакции на лечение.

Мы считаем, что лечение пациента не должно ограничиваться только использованием рекомбинантного гормона роста человека. Мы стремимся повысить качество терапии для взрослых с ДГР и максимально упростить контроль за лечением заболевания, принимая во внимание интересы пациента. Для этого мы разработали удобные технологии, в частности, электронное устройство, способное осуществлять мониторинг инъекций. Мы хотим внести свой вклад в достижение общей цели, которая предполагает повышение эффективности самоконтроля, улучшение результатов лечения и качества жизни пациентов.

 

[1] Ezzat S et al. Eur J Endocrinol 2003; 149:499–509

Гормон роста (соматотропин)

Гормон роста (соматотропин)

Гормон роста — это белковый гормон, состоящий примерно из 190 аминокислот, который синтезируется и секретируется клетками передней доли гипофиза, называемыми соматотрофами . Он является основным участником контроля нескольких сложных физиологических процессов, включая рост и метаболизм. Гормон роста также представляет значительный интерес как лекарство, применяемое как для людей, так и для животных.

Физиологические эффекты гормона роста

Важнейшей концепцией в понимании активности гормона роста является то, что он имеет два различных типа эффектов:

  • Прямые эффекты являются результатом связывания гормона роста своего рецептора с клетками-мишенями.Например, жировые клетки (адипоциты) имеют рецепторы гормона роста, и гормон роста стимулирует их расщепление триглицеридов и подавляет их способность поглощать и накапливать циркулирующие липиды.
  • Косвенные эффекты в первую очередь опосредуются инсулиноподобным фактором роста-I (IGF-I), гормоном, который секретируется печенью и другими тканями в ответ на гормон роста. Большинство эффектов гормона роста, способствующих росту, на самом деле связано с действием IGF-I на его клетки-мишени.

Помня об этом различии, мы можем обсудить две основные роли гормона роста и его миньона IGF-I в физиологии.

Влияние на рост

Рост — очень сложный процесс, требующий скоординированного действия нескольких гормонов. Основная роль гормона роста в стимулировании роста тела состоит в том, чтобы стимулировать печень и другие ткани к секреции IGF-I. IGF-I стимулирует пролиферацию хондроцитов (хрящевых клеток), что приводит к росту костей.Гормон роста, по-видимому, оказывает прямое влияние на рост костей, стимулируя дифференцировку хондроцитов.

IGF-I также играет ключевую роль в росте мышц. Он стимулирует как дифференцировку, так и пролиферацию миобластов. Он также стимулирует поглощение аминокислот и синтез белка в мышцах и других тканях.

Метаболические эффекты

Гормон роста оказывает важное влияние на метаболизм белков, липидов и углеводов. В некоторых случаях было ясно продемонстрировано прямое действие гормона роста, в других, IGF-I считается критическим посредником, а в некоторых случаях оказывается, что играют роль как прямые, так и косвенные эффекты.

  • Обмен белков: В целом гормон роста стимулирует анаболизм белков во многих тканях. Этот эффект отражает повышенное поглощение аминокислот, усиление синтеза белка и снижение окисления белков.
  • Жировой обмен: Гормон роста усиливает использование жира, стимулируя расщепление и окисление триглицеридов в адипоцитах.
  • Углеводный обмен: Гормон роста — один из гормонов, который поддерживает нормальный уровень глюкозы в крови.Часто говорят, что гормон роста обладает антиинсулиновой активностью, потому что он подавляет способность инсулина стимулировать поглощение глюкозы периферическими тканями и усиливать синтез глюкозы в печени. Как это ни парадоксально, введение гормона роста стимулирует секрецию инсулина, что приводит к гиперинсулинемии.
Контроль секреции гормона роста

Производство гормона роста регулируется многими факторами, включая стресс, физические упражнения, питание, сон и сам гормон роста.Однако его основными регуляторами являются два гормона гипоталамуса и один гормон желудка:

  • Гормон высвобождения гормона роста (GHRH) — это гипоталамический пептид, который стимулирует как синтез, так и секрецию гормона роста.
  • Соматостатин (SS) — это пептид, продуцируемый несколькими тканями организма, включая гипоталамус. Соматостатин подавляет высвобождение гормона роста в ответ на GHRH и другие стимулирующие факторы, такие как низкая концентрация глюкозы в крови.
  • Грелин — пептидный гормон, секретируемый желудком. Грелин связывается с рецепторами соматотрофов и сильно стимулирует секрецию гормона роста.

Секреция гормона роста также является частью петли отрицательной обратной связи с участием IGF-I. Высокий уровень IGF-I в крови приводит к снижению секреции гормона роста не только за счет прямого подавления соматотрофа, но и за счет стимуляции высвобождения соматостатина из гипоталамуса.

Гормон роста также подавляет секрецию GHRH и, вероятно, оказывает прямое (аутокринное) ингибирующее действие на секрецию соматотрофа.

Интеграция всех факторов, влияющих на синтез и секрецию гормона роста, приводит к пульсирующему паттерну высвобождения. Базальные концентрации гормона роста в крови очень низкие. У детей и молодых людей наиболее интенсивный период высвобождения гормона роста происходит вскоре после начала глубокого сна.

Болезненные состояния

Состояния как дефицита, так и избытка гормона роста дают очень очевидные свидетельства роли этого гормона в нормальной физиологии. Такие нарушения могут отражать поражения либо в гипоталамусе, либо в гипофизе, либо в клетках-мишенях. Состояние дефицита может быть результатом не только недостаточности выработки гормона, но и реакции клетки-мишени на гормон.

Клинически дефицит гормона роста или дефекты его связывания с рецептором рассматриваются как задержка роста или карликовость. Проявление дефицита гормона роста зависит от возраста начала заболевания и может быть результатом наследственного или приобретенного заболевания.

Эффект чрезмерной секреции гормона роста также очень зависит от возраста начала и рассматривается как два различных расстройства:

  • Гигантизм является результатом чрезмерной секреции гормона роста, которая начинается у маленьких детей или подростков. Это очень редкое заболевание, обычно возникающее в результате соматотропной опухоли. Одним из самых известных гигантов был человек по имени Роберт Уодлоу. При рождении он весил 8,5 фунтов, но к 5 годам был 105 фунтов и 5 футов 4 дюйма в высоту.Роберт достиг взрослого веса 490 фунтов и роста 8 футов 11 дюймов. Он умер в возрасте 22 лет.
  • Акромегалия возникает в результате чрезмерной секреции гормона роста у взрослых, обычно в результате доброкачественных опухолей гипофиза. Начало этого расстройства обычно внутриутробно и длится несколько лет. Клинические признаки акромегалии включают чрезмерный рост конечностей, отек мягких тканей, аномалии строения челюсти и сердечные заболевания. Избыток гормона роста и IGF-I также приводит к ряду метаболических нарушений, включая гипергликемию.
Использование гормона роста в фармацевтике и биотехнологии

В прошлом гормон роста, очищенный из гипофизов человеческих трупов, использовался для лечения детей с серьезной задержкой роста. В последнее время практически неограниченные поставки гормона роста, производимого с использованием технологии рекомбинантной ДНК, привели к ряду других применений для популяций людей и животных.

Гормон роста человека обычно используется для лечения детей с патологически низким ростом.Есть опасения, что эта практика будет распространена на лечение практически нормальных детей — так называемая «улучшающая терапия» или гормон роста по требованию. Точно так же некоторые использовали гормон роста для улучшения спортивных результатов. Хотя терапия гормоном роста в целом безопасна, она не так безопасна, как отсутствие терапии, и влечет за собой непредсказуемые риски для здоровья. Очевидно, что родители, которые запрашивают терапию гормоном роста для детей с нормальным ростом, явно заблуждаются.

Роль гормона роста в нормальном старении остается плохо изученной, но некоторые косметические симптомы старения, по-видимому, поддаются терапии гормоном роста.Это активная область исследований, и в ближайшем будущем, несомненно, появятся дополнительная информация и рекомендации о рисках и преимуществах.

Гормон роста в настоящее время одобрен и продается для увеличения производства молока у молочного скота. Нет сомнений в том, что введение соматотропина крупного рогатого скота лактирующим коровам приводит к увеличению надоев и, в зависимости от способа содержания коров, может быть экономически выгодной терапией. Однако этот подход вызывает множество споров даже среди молочных фермеров.Совершенно очевидно, что употребление молока крупного рогатого скота, обработанного гормоном роста крупного рогатого скота, не представляет опасности для здоровья человека.

Еще одно применение гормона роста в животноводстве — обработка растущих свиней гормоном роста свиньи. Было продемонстрировано, что такое лечение значительно стимулирует рост мышц и уменьшает отложение жира.

Расширенные и дополнительные темы
  • Рецептор гормона роста и механизм действия
  • Гормон роста и старение
  • Применение гормона роста в сельском хозяйстве

Обновлено 2018.Отправляйте комментарии на [email protected]

Боснийский перевод этой страницы, сделанный Аминой Дугалич, доступен по адресу Bosnian Translation

.

Французский перевод этой страницы, сделанный Жаном-Этьеном Бергемером, доступен по адресу French Translation

.

Словенский перевод этой страницы Андрияны Савичевич доступен в Slovenian Translation

.

Украинский перевод этой страницы Елены Червоной доступен по адресу Ukrainian Translation

.

Гормон высвобождения гормона роста | Вы и ваши гормоны от Общества эндокринологов

Альтернативные названия гормона, высвобождающего гормон роста

Фактор высвобождения гормона роста; GRF; GHRF; GHRH

Что такое гормон высвобождения гормона роста?

Гормон-рилизинг-гормон роста — это гормон, вырабатываемый гипоталамусом.Основная роль гормона, высвобождающего гормон роста, состоит в том, чтобы стимулировать гипофиз к выработке и высвобождению гормона роста в кровоток. Затем он воздействует практически на каждую ткань тела, контролируя метаболизм и рост. Гормон роста стимулирует выработку инсулиноподобного фактора роста 1 в печени и других органах, который воздействует на ткани организма, контролируя метаболизм и рост. Помимо воздействия на секрецию гормона роста, гормон, высвобождающий гормон роста, также влияет на сон, прием пищи и память.

Действие гормона, высвобождающего гормон роста, на гипофиз нейтрализуется соматостатином, гормоном, также вырабатываемым гипоталамусом, который предотвращает высвобождение гормона роста.

Как контролируется гормон, высвобождающий гормон роста?

Для поддержания нормального сбалансированного производства гормонов уровни высвобождающего гормона гормона роста, соматостатина, гормона роста и инсулиноподобного фактора роста 1 регулируются друг другом. Следствием действия гормона, высвобождающего гормон роста, является повышение уровней циркулирующего гормона роста и инсулиноподобного фактора роста 1, которые, в свою очередь, действуют на гипоталамус, предотвращая выработку гормона, высвобождающего гормон роста, и стимулируя секрецию соматостатина.Затем соматостатин предотвращает высвобождение гормона роста из гипофиза и выработку гормона, высвобождающего гормон роста, гипоталамусом, тем самым действуя как мощный подавитель секреции гормона роста.

Многие другие факторы и физиологические условия, такие как сон, стресс, упражнения и прием пищи, также влияют на высвобождение гипоталамуса гормона, высвобождающего гормон роста, и соматостатина.

Что произойдет, если у меня будет слишком много гормона, высвобождающего гормон роста?

Слишком высокая выработка гормона, высвобождающего гормон роста, может быть вызвана опухолями гипоталамуса или опухолями, расположенными в других частях тела (эктопические опухоли).Следствием слишком большого количества гормона, высвобождающего гормон роста, является повышение уровня гормона роста в кровотоке и, во многих случаях, увеличение гипофиза.

У взрослых чрезмерное употребление гормона роста в течение длительного периода времени вызывает состояние, известное как акромегалия, при котором у пациентов появляются отеки рук и ног и изменяются черты лица. У этих пациентов также есть увеличение органов и серьезные функциональные расстройства, такие как высокое кровяное давление, диабет и сердечные заболевания.Повышение уровня гормона роста до того, как дети достигнут своего окончательного роста, может привести к чрезмерному росту длинных костей, в результате чего ребенок станет ненормально высоким. Это широко известно как гигантизм.

Однако в большинстве случаев перепроизводство гормона роста вызывается опухолями гипофиза, вырабатывающими гормон роста; только в очень редких случаях избыток гормона роста вызывается перепроизводством гормона, высвобождающего гормон роста.

Что произойдет, если у меня будет слишком мало гормона, высвобождающего гормон роста?

Если гипоталамус вырабатывает слишком мало гормона, высвобождающего гормон роста, производство и высвобождение гормона роста гипофизом нарушаются, что приводит к нехватке гормона роста (дефицит гормона роста ‘data-content =’ 1276 ‘> у взрослых дефицит гормона роста).При подозрении на дефицит гормона роста проводится «тест на стимуляцию гормона роста» с использованием гормона, высвобождающего гормон роста, или других веществ, чтобы определить способность гипофиза выделять гормон роста.

Дефицит гормона роста, возникающий в детстве, связан с задержкой роста и задержкой физического созревания. У взрослых наиболее важными последствиями снижения уровня гормона роста являются изменения в структуре тела (уменьшение мышечной и костной массы и увеличение жировых отложений), усталость, снижение активности и плохое качество жизни, связанное со здоровьем.


Последний раз отзыв: фев 2018


Влияние гормона роста на жировую ткань: старые наблюдения, новые механизмы

  • 1.

    Брокманн, Г. А. и Бевова, М. Р. Использование мышиных моделей для анализа генетики ожирения. Тенденции. Genet. 18 , 367–376 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 2.

    Фридман, Дж. М. Война с ожирением, а не с ожирением. Наука 299 , 856–858 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 3.

    Моллер Н. и Йоргенсен Дж. О. Эффекты гормона роста на метаболизм глюкозы, липидов и белков у людей. Endocr. Ред. 30 , 152–177 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 4.

    Люфт, Р., Иккос, Д., Гемцелл, К. А. и Оливекрона, Х.Влияние гормона роста человека на больных сахарным диабетом, подвергшихся гипофизэктомии. Ланцет 1 , 721–722 (1958).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 5.

    Дэвидсон, М. Б. Влияние гормона роста на углеводный и липидный обмен. Endocr. Ред. 8 , 115–131 (1987). Этот классический обзор дает историческую перспективу и полное понимание ранних исследований роли GH в метаболизме углеводов и липидов. .

    CAS PubMed Google Scholar

  • 6.

    Rabinowitz, D. & Zierler, K. L. Устройство, регулирующее метаболизм, основанное на действии гормона роста человека и инсулина по отдельности и вместе на предплечье человека. Природа 199 , 913–915 (1963).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 7.

    Tunaru, S. et al. PUMA-G и HM74 являются рецепторами никотиновой кислоты и опосредуют ее антилиполитический эффект. Нац. Med. 9 , 352–355 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 8.

    Нильсен, С., Моллер, Н., Кристиансен, Дж. С. и Йоргенсен, Дж. О. Фармакологический антилиполиз восстанавливает чувствительность к инсулину во время воздействия гормона роста. Диабет 50 , 2301–2308 (2001). Липолитическое действие GH отвечает за снижение чувствительности к инсулину у добровольцев. .

    CAS PubMed Google Scholar

  • 9.

    Унгер, Р. Х., Кларк, Г. О., Шерер, П. Э. и Орчи, Л. Гомеостаз липидов, липотоксичность и метаболический синдром. Биохим. Биофиз. Acta 1801 , 209–214 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 10.

    Боден, Г. Роль жирных кислот в патогенезе инсулинорезистентности и NIDDM. Диабет 46 , 3–10 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 11.

    Боден, Г., Чен, X., Руис, Дж., Уайт, Дж. В. и Россетти, Л. Механизмы индуцированного жирными кислотами ингибирования поглощения глюкозы. J. Clin. Вкладывать деньги. 93 , 2438–2446 (1994).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 12.

    Дреснер, А.и другие. Влияние свободных жирных кислот на транспорт глюкозы и активность фосфатидилинозитол-3-киназы, ассоциированную с IRS-1. J. Clin. Вкладывать деньги. 103 , 253–259 (1999).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13.

    Ферраннини Э., Барретт Э. Дж., Бевилаква С. и ДеФронзо Р. А. Влияние жирных кислот на производство и использование глюкозы у человека. J. Clin. Вкладывать деньги. 72 , 1737–1747 (1983).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14.

    Райала, М. В. и Шерер, П. Е. Мини-обзор: адипоцит — на перекрестке энергетического гомеостаза, воспаления и атеросклероза. Эндокринология 144 , 3765–3773 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 15.

    Ахмадиан, М., Ван, Ю. и Сул, Х.С. Липолиз в адипоцитах. Внутр. J. Biochem. Cell Biol. 42 , 555–559 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 16.

    Jenkins, C.M. et al. Идентификация, клонирование, экспрессия и очистка трех новых членов семейства кальций-независимых фосфолипаз А2 человека, обладающих активностью триацилглицерин-липазы и ацилглицеринтрансацилазы. J. Biol. Chem. 279 , 48968–48975 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 17.

    Villena, JA, Roy, S., Sarkadi-Nagy, E., Kim, KH & Sul, HS Деснутрин, ген адипоцитов, кодирующий новый белок, содержащий домен пататина, индуцируется голоданием и глюкокортикоидами: эктопическая экспрессия деснутрина увеличивается гидролиз триглицеридов. J. Biol. Chem. 279 , 47066–47075 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 18.

    Zechner, R. et al. ЖИРНЫЕ СИГНАЛЫ — липазы и липолиз в метаболизме липидов и передаче сигналов. Cell Metab. 15 , 279–291 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Zimmermann, R. et al. Мобилизации жира в жировой ткани способствует липаза триглицеридов жиров. Наука 306 , 1383–1386 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 20.

    Граннеман, Дж. Г., Мур, Х.П., Кришнамурти Р. и Ратод М. Перилипин контролирует липолиз, регулируя взаимодействия AB-гидролазы, содержащей 5 (ABHD5), и липазы триглицеридов жиров (ATGL). J. Biol. Chem. 284 , 34538–34544 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21.

    Lass, A. et al. Опосредованный жировой триглицерид-липазой липолиз клеточных жировых запасов активируется CGI-58 и дефектен при синдроме Чанарина-Дорфмана. Cell Metab. 3 , 309–319 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 22.

    Subramanian, V. et al. Перилипин А опосредует обратимое связывание CGI-58 с липидными каплями в адипоцитах 3T3-L1. J. Biol. Chem. 279 , 42062–42071 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 23.

    Miyoshi, H. et al. Контроль действия липазы триглицеридов жировой ткани с помощью серина 517 перилипина A глобально регулирует липолиз в адипоцитах, стимулированный протеинкиназой A. J. Biol. Chem. 282 , 996–1002 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 24.

    Yang, X. et al. Ген 2 переключения G (0) / G (1) регулирует липолиз жировой ткани посредством ассоциации с липазой триглицерида жировой ткани. Cell Metab. 11 , 194–205 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25.

    Gong, J. et al. FSP27 способствует росту липидных капель за счет липидного обмена и переноса в местах контакта липидных капель. J. Cell Biol. 195 , 953–963 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 26.

    Keller, P. et al. Жиро-специфический белок 27 регулирует хранение триацилглицерина. J. Biol. Chem. 283 , 14355–14365 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 27.

    Kim, J. Y. et al. Оценка жиро-специфического белка 27 в линии адипоцитов предполагает двойную роль FSP27 в метаболизме адипоцитов и гибели клеток. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 294 , E654 – E667 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 28.

    Puri, V. et al. Жиро-специфический белок 27, новый белок липидных капель, который увеличивает запасы триглицеридов. J. Biol. Chem. 282 , 34213–34218 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 29.

    Nishino, N. et al. FSP27 способствует эффективному хранению энергии в белых адипоцитах мышей, способствуя образованию монокулярных липидных капель. J. Clin. Вкладывать деньги. 118 , 2808–2821 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30.

    Grahn, T.H. et al. Жиро-специфический белок 27 (FSP27) взаимодействует с липазой триглицеридов жиров (ATGL), регулируя липолиз и чувствительность к инсулину в адипоцитах человека. J. Biol. Chem. 289 , 12029–12039 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Singh, M. et al. Жиро-специфический белок 27 ингибирует липолиз, облегчая ингибирующее действие фактора транскрипции Egr1 на транскрипцию триглицерид липазы жировой ткани. J. Biol. Chem. 289 , 14481–14487 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 32.

    Raben, M. S. Гормон роста. 1. Физиологические аспекты. N. Engl. J. Med. 266 , 31–35 (1962).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 33.

    Raben, M. S. & Hollenberg, C.H. Влияние гормона роста на жирные кислоты плазмы. J. Clin. Вкладывать деньги. 38 , 484–488 (1959).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Глик, С. М., Рот, Дж., Ялоу, Р. С. и Берсон, С. А. Иммуноанализ человеческого гормона роста в плазме. Природа 199 , 784–787 (1963).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 35.

    Джустина А. и Велдхуис Дж. Д. Патофизиология нейрорегуляции секреции гормона роста у экспериментальных животных и человека. Endocr. Ред. 19 , 717–797 (1998).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 36.

    Рот, Дж., Глик, С. М., Ялоу, Р. С. и Берсон, С. А. Гипогликемия: мощный стимул к секреции гормона роста. Наука 140 , 987–988 (1963).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 37.

    Zierler, K. L. & Rabinowitz, D. Роли инсулина и гормона роста, основанные на исследованиях метаболизма предплечья у человека. Медицина 42 , 385–402 (1963).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38.

    Richelsen, B. et al. Лечение гормоном роста женщин с ожирением в течение 5 недель: влияние на состав тела и активность LPL жировой ткани. г. J. Physiol. 266 , E211 – E216 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 39.

    Krag, M. B. et al. Инсулинорезистентность, индуцированная гормоном роста, связана с повышенным содержанием внутримиоцеллюлярных триглицеридов, но с неизменной кинетикой ЛПОНП-триглицеридов. г.J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 292 , E920 – E927 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 40.

    Norrelund, H. et al. Влияние гормона роста на метаболизм мочевины, глюкозы и липидов, а также чувствительность к инсулину во время голодания у пациентов с дефицитом гормона роста. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 285 , E737 – E743 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 41.

    Jorgensen, J. O. et al. Заметные эффекты устойчивого низкого уровня гормона роста (GH) на повседневный топливный метаболизм: исследования у пациентов с дефицитом GH и здоровых нелеченных субъектов. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 77 , 1589–1596 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Jorgensen, J. O. et al. Гормон роста по сравнению с лечением плацебо в течение одного года у взрослых с дефицитом гормона роста: повышение переносимости физических упражнений и нормализация состава тела. Clin. Эндокринол. 45 , 681–688 (1996).

    CAS Google Scholar

  • 43.

    Moller, N. et al. Базальный и инсулино-стимулированный метаболизм субстратов у пациентов с активной акромегалией до и после аденомэктомии. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 74 , 1012–1019 (1992).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 44.

    Бределла, М.A. et al. Состав тела и эктопические липидные изменения с биохимическим контролем акромегалии. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 102 , 4218–4225 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Krusenstjerna-Hafstrom, T. et al. Индуцированная гормоном роста (GH) резистентность к инсулину быстро обратима: экспериментальное исследование у взрослых с дефицитом GH. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 96 , 2548–2557 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 46.

    Шульман, Г. И. Раскрытие клеточного механизма инсулинорезистентности у людей: новые открытия из магнитно-резонансной спектроскопии. Физиология 19 , 183–190 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47.

    Nielsen, C. et al. Передача сигналов гормона роста in vivo в мышечной и жировой ткани человека: влияние инсулина, субстратный фон и блокада рецепторов гормона роста. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 93 , 2842–2850 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 48.

    Jessen, N. et al. Доказательства против роли сигнальных белков инсулина PI 3-киназы и Akt в резистентности к инсулину в скелетных мышцах человека, вызванной кратковременной инфузией GH. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 288 , E194 – E199 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 49.

    дель Ринкон, J. P. et al. Регулирование гормоном роста экспрессии p85α и активности фосфоинозитид-3-киназы в жировой ткани: механизм инсулинорезистентности, опосредованной гормоном роста. Диабет 56 , 1638–1646 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 50.

    Dominici, F. P. et al. Влияние перекрестных помех между сигнализацией гормона роста и инсулина на модуляцию чувствительности к инсулину. Гормона роста.IGF Res. 15 , 324–336 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 51.

    Nellemann, B. et al. Инсулинорезистентность у людей, индуцированная гормоном роста, включает снижение активности пируватдегидрогеназы. Acta Physiol. 210 , 392–402 (2014).

    CAS Google Scholar

  • 52.

    Мекала, К. К. и Тритос, Н. А.Эффекты терапии рекомбинантным гормоном роста человека при ожирении у взрослых: метаанализ. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 94 , 130–137 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 53.

    Thankamony, A. et al. Кратковременный прием пегвисоманта улучшает чувствительность печени к инсулину и снижает содержание внутримиоклеточных липидов камбаловидной мышцы у молодых людей с диабетом 1 типа. J. Clin. Эндокринол.Метаб. 99 , 639–647 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 54.

    Sharma, R. et al. Гормон роста контролирует липолиз, регулируя экспрессию FSP27. J. Endocrinol. 239 , 289–301 (2018). На моделях мышей и клеточных культур GH регулирует липолиз и чувствительность к инсулину, используя ERK-зависимые и STAT5-зависимые механизмы для контроля PPARγ-опосредованной транскрипции FSP27 .

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 55.

    Sharma, V. M. et al. Гормон роста действует вдоль оси PPARγ-FSP27, стимулируя липолиз в адипоцитах человека. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 316 , E34 – E42 (2019). В адипоцитах человека GH регулирует липолиз посредством ERK-зависимого фосфорилирования PPARγ и регуляции транскрипции FSP27 .

    CAS PubMed Google Scholar

  • 56.

    Troike, K. M. et al. Влияние гормона роста на регуляцию жировой ткани. Компр. Physiol. 7 , 819–840 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 57.

    Брукс, А. Дж. И Уотерс, М. Дж. Рецептор гормона роста: механизм активации и клинические последствия. Нац. Rev. Endocrinol. 6 , 515–525 (2010). Эта превосходная статья обеспечивает полное понимание взаимодействия GH-GHR как функции нисходящей внутриклеточной передачи сигналов .

    CAS PubMed Google Scholar

  • 58.

    Rowlinson, S. W. et al. Вызванное агонистом конформационное изменение рецептора гормона роста определяет выбор сигнального пути. Нац. Cell Biol. 10 , 740–747 (2008). Взаимодействие GH-GHR может активировать как STAT5, так и ERK-зависимые внутриклеточные сигнальные пути. В свете открытий, что GH-липолиз и инсулинорезистентность в первую очередь зависят от ERK-зависимой передачи сигналов, специфические и еще не обнаруженные ERK-зависимые аналоги GH могут иметь сильное терапевтическое и клиническое значение .

    CAS PubMed Google Scholar

  • 59.

    Уотерс, М. Дж. Рецептор гормона роста. Рост. Horm. IGF Res. 28 , 6–10 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 60.

    Лэннинг, Н. Дж. И Картер-Су, С. Последние достижения в передаче сигналов гормона роста. Rev. Endocr. Метаб. Disord. 7 , 225–235 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 61.

    Херрингтон, Дж., Смит, Л. С., Шварц, Дж. И Картер-Су, С. Роль белков STAT в передаче сигналов гормона роста. Онкоген 19 , 2585–2597 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 62.

    Wang, X., Darus, C.J., Xu, B.C. & Kopchick, J.J. Идентификация остатков тирозина рецептора гормона роста (GHR), необходимых для фосфорилирования GHR и активации JAK2 и STAT5. Мол. Эндокринол. 10 , 1249–1260 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 63.

    Xu, B.C., Wang, X., Darus, C.J. и Kopchick, J.J. Гормон роста способствует ассоциации фактора транскрипции STAT5 с рецептором гормона роста. J. Biol. Chem. 271 , 19768–19773 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 64.

    Hansen, L.H. et al. Идентификация остатков тирозина во внутриклеточном домене рецептора гормона роста, необходимого для передачи сигналов транскрипции и активации Stat5. J. Biol. Chem. 271 , 12669–12673 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 65.

    Рам, П. А., Парк, С. Х., Чой, Х. К. и Ваксман, Д. Дж. Активация гормоном роста Stat 1, Stat 3 и Stat 5 в печени крысы. Дифференциальная кинетика десенсибилизации гормоном и стимуляции гормоном роста как фосфорилирования тирозина, так и фосфорилирования серина / треонина. J. Biol. Chem. 271 , 5929–5940 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 66.

    Smit, L. S. et al. Роль рецептора гормона роста (GH) и киназ JAK1 и JAK2 в активации Stats 1, 3 и 5 GH. Мол. Эндокринол. 10 , 519–533 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 67.

    Моригл Р.и другие. Делеция карбоксиконцевого домена трансактивации MGF-Stat5 приводит к устойчивому связыванию ДНК и доминантно-негативному фенотипу. Мол. Клетка. Биол. 16 , 5691–5700 (1996).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 68.

    Davey, H. W., Park, S.H., Grattan, D. R., McLachlan, M. J. & Waxman, D. J. Мыши с дефицитом STAT5b устойчивы к импульсу гормона роста. Роль STAT5b в экспрессии p450 в печени, специфичной для пола. J. Biol. Chem. 274 , 35331–35336 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 69.

    Davey, H. W. et al. STAT5b необходим для GH-индуцированной экспрессии гена IGF-I в печени. Эндокринология 142 , 3836–3841 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 70.

    Kofoed, E. M. et al. Нечувствительность к гормону роста, связанная с мутацией STAT5b. N. Engl. J. Med. 349 , 1139–1147 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 71.

    Scalco, R.C. et al. Нечувствительность к гормону роста с иммунной дисфункцией, вызванной мутацией STAT5B на юге Бразилии: доказательства эффекта основателя. Genet. Мол. Биол. 40 , 436–441 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 72.

    Zhu, T., Ling, L. & Lobie, P.E. Идентификация JAK2-независимого пути, регулирующего активность гормона роста (GH), стимулированного митоген-активируемой протеинкиназой p44 / 42. Активация GH Ral и фосфолипазы D зависит от Src. J. Biol. Chem. 277 , 45592–45603 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 73.

    Ueki, K. et al. Молекулярный баланс между регуляторными и каталитическими субъединицами фосфоинозитид-3-киназы регулирует передачу сигналов и выживаемость клеток. Мол. Клетка. Биол. 22 , 965–977 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 74.

    Jorgensen, J. O. et al. Передача сигналов рецептора GH в скелетных мышцах и жировой ткани у людей после воздействия внутривенного болюса GH. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 291 , E899 – E905 (2006).

    PubMed Google Scholar

  • 75.

    Krusenstjerna-Hafstrom, T. et al. Инсулин и передача сигналов GH в скелетных мышцах человека in vivo после воздействия экзогенного GH: влияние пероральной глюкозной нагрузки. PLOS ONE 6 , e19392 (2011 г.).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 76.

    Грин, Х., Морикава, М. и Никсон, Т. Двойная эффекторная теория действия гормона роста. Дифференциация 29 , 195–198 (1985).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 77.

    Doi, T. et al. Поражения клубочков у мышей, трансгенных по гормону роста и инсулиноподобному фактору роста-I. I. Связь между увеличением размера клубочков и мезангиальным склерозом. г. J. Pathol. 137 , 541–552 (1990).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 78.

    Лупу, Ф., Тервиллигер, Дж. Д., Ли, К., Сегре, Г. В. и Эфстратиадис, А. Роли гормона роста и инсулиноподобного фактора роста 1 в постнатальном росте мышей. Dev. Биол. 229 , 141–162 (2001). Эти исследования систематически рассматривают специфический вклад IGF1 по сравнению с GH в линейный рост .

    CAS PubMed Google Scholar

  • 79.

    Дитц, Дж. И Шварц, Дж. Гормон роста изменяет липолиз и активность гормоночувствительной липазы в адипоцитах 3T3-F442A. Метаболизм 40 , 800–806 (1991).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 80.

    Richelsen, B. et al. Регулирование активности липопротеинлипазы и гормоночувствительной липазы и экспрессии генов в жировой и мышечной ткани с помощью лечения гормоном роста во время потери веса у пациентов с ожирением. Метаболизм 49 , 906–911 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 81.

    Дорис, Р., Вернон, Р. Г., Хауслей, М. Д. и Килгур, Э. Гормон роста снижает ответ на антилиполитические агонисты и снижает уровни Gi2 в адипоцитах крыс. Biochem. J. 297 , 41–45 (1994).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 82.

    Ип, Р. Г. и Гудман, Х. М. Гормон роста и дексаметазон стимулируют липолиз и активируют аденилатциклазу в адипоцитах крыс, избирательно перемещая Gi альфа 2 на фракции мембран с более низкой плотностью. Эндокринология 140 , 1219–1227 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 83.

    Ottosson, M. et al. Гормон роста подавляет активность липопротеинлипазы в жировой ткани человека. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 80 , 936–941 (1995).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 84.

    Zhao, J. T. et al. Идентификация нового регулируемого GH пути метаболизма липидов в жировой ткани: исследование экспрессии генов у мужчин с гипопофизом. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 96 , E1188 – E1196 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 85.

    Puri, V. et al. Cidea связан с липидными каплями и чувствительностью к инсулину у людей. Proc. Natl Acad. Sci. США 105 , 7833–7838 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 86.

    Nielsen, T. S. et al. Голодание, но не упражнения, увеличивает содержание белка триглицерид липазы жировой ткани (ATGL) и снижает содержание белка G (0) / G (1) гена переключения 2 (G0S2) и мРНК в жировой ткани человека. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 96 , E1293 – E1297 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 87.

    Pedersen, M.H. et al. Субстратный метаболизм и чувствительность к инсулину во время голодания у людей с ожирением: влияние блокады GH. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 102 , 1340–1349 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 88.

    Kaltenecker, D. et al. Дефицит адипоцитов STAT5 способствует ожирению и нарушает мобилизацию липидов у мышей. Диабетология 60 , 296–305 (2017).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 89.

    Nordstrom, S. M., Tran, J. L., Sos, B.C., Wagner, K.U. & Weiss, E.J. Нарушение JAK2 в адипоцитах ухудшает липолиз и улучшает ожирение печени у мышей с повышенным GH. Мол. Эндокринол. 27 , 1333–1342 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 90.

    Shi, S. Y. et al. Специфический для адипоцитов дефицит янус-киназы (JAK) 2 у мышей нарушает липолиз и увеличивает массу тела, а с возрастом приводит к инсулинорезистентности. Диабетология 57 , 1016–1026 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 91.

    Слейтон, М., Гупта, А., Балакришнан, Б. и Пури, В. Белки CIDE в здоровье и болезнях человека. Ячейки 8 , 238 (2019).

    Google Scholar

  • 92.

    Rubio-Cabezas, O. et al. Частичная липодистрофия и инсулинорезистентный диабет у пациента с гомозиготной нонсенс-мутацией в CIDEC. EMBO Mol. Med. 1 , 280–287 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 93.

    Tanaka, N. et al. Адипоцит-специфическое нарушение жиро-специфического белка 27 вызывает гепатостеатоз и инсулинорезистентность у мышей, получавших диету с высоким содержанием жиров. J. Biol. Chem. 290 , 3092–3105 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 94.

    Zandbergen, F. et al. Ген 2 переключения G0 / G1 представляет собой новый ген-мишень PPAR. Biochem. J. 392 , 313–324 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 95.

    Burgermeister, E. et al. Взаимодействие с MEK вызывает ядерный экспорт и подавление рецептора γ, активируемого пролифератором пероксисом. Мол. Клетка. Биол. 27 , 803–817 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 96.

    Banks, A. S. et al. Ось ERK / Cdk5 контролирует диабетогенное действие PPARγ. Природа 517 , 391–395 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 97.

    Choi, J.H. et al. Противодиабетические препараты ингибируют фосфорилирование PPARγ с помощью Cdk5, связанное с ожирением. Природа 466 , 451–456 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 98.

    Li, P. et al. Нокаут NCoR адипоцитов снижает фосфорилирование PPARγ и увеличивает активность PPARγ и чувствительность к инсулину. Cell 147 , 815–826 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 99.

    List, E.O. et al. Роль GH в жировой ткани: уроки мышей с нарушенным геном рецептора GH, специфичным для жировой ткани. Мол. Эндокринол. 27 , 524–535 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 100.

    List, E.O. et al. Адипоцит-специфичные мыши с нулевым рецептором GH (AdGHRKO) обладают повышенной чувствительностью к инсулину с пониженным содержанием триглицеридов в печени. Эндокринология 160 , 68–80 (2019).

    PubMed Google Scholar

  • 101.

    Лист, E. O. et al. У мышей с нарушенным геном печеночно-специфического рецептора GH (LiGHRKO) наблюдалось снижение эндокринного IGF-I, повышение локального IGF-I и изменение размера тела, состава тела и профилей адипокинов. Эндокринология 155 , 1793–1805 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 102.

    Берриман, Д.E. et al. Сравнение профилей ожирения на трех моделях мышей с измененной передачей сигналов GH. Гормона роста. IGF. Res. 14 , 309–318 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 103.

    Palmer, A. J. et al. Возрастные изменения в составе тела трансгенных мышей с бычьим гормоном роста. Эндокринология 150 , 1353–1360 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 104.

    Бартке, А. Влияние пониженной передачи сигналов инсулиноподобного фактора роста-1 / инсулина на старение у млекопитающих: новые открытия. Ячейка старения 7 , 285–290 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 105.

    Berryman, D. E. et al. Двухлетний анализ состава тела мышей с долгоживущим GHR нулевым. J. Gerontol. A. Biol. Sci. Med. Sci. 65 , 31–40 (2010).

    PubMed Google Scholar

  • 106.

    Heiman, M. L., Tinsley, F. C., Mattison, J. A., Hauck, S. & Bartke, A. Состав тела карликовых мышей Эймса с дефицитом пролактина, гормона роста и тиреотропина. Эндокринная 20 , 149–154 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 107.

    Junnila, R. K. et al. Нарушение гена рецептора GH у взрослых мышей увеличивает максимальную продолжительность жизни у самок. Эндокринология 157 , 4502–4513 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 108.

    Luque, R.M. et al. Метаболическое влияние изолированного дефицита гормона роста у взрослых (AOiGHD) из-за разрушения соматотропов гипофиза. PLOS ONE 6 , e15767 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 109.

    Hill, C. M. et al. Долгоживущие гипопофизарные карликовые мыши Эймса устойчивы к пагубному влиянию диеты с высоким содержанием жиров на метаболические функции и расход энергии. Ячейка старения 15 , 509–521 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 110.

    Berryman, DE, Lubbers, ER, Magon, V., List, EO & Kopchick, JJ Модель карликовой мыши со сниженной активностью GH / IGF-1, которая не продлевает продолжительность жизни: потенциальное влияние повышенное ожирение, лептин и инсулин с возрастом. J. Gerontol. Биол. Sci. Med. Sci. 69 , 131–141 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 111.

    Berryman, D. E. et al. Влияние гормона роста на предрасположенность к ожирению, вызванному диетой. Эндокринология 147 , 2801–2808 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 112.

    Olsson, B. et al. Трансгенные мыши с бычьим гормоном роста устойчивы к ожирению, вызванному диетой, но у них развиваются гиперфагия, дислипидемия и диабет на диете с высоким содержанием жиров. Эндокринология 146 , 920–930 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 113.

    Робертсон, К., Копчик, Дж. Дж. И Лю, Дж. Л. Дефицит гена рецептора гормона роста вызывает замедленную реакцию на инсулин в скелетных мышцах, не влияя на компенсаторный избыточный рост островковых клеток у тучных мышей. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 291 , E491 – E498 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 114.

    Yang, T. et al. Трансгенные мыши, являющиеся антагонистами рецепторов гормона роста, защищены от гиперинсулинемии и непереносимости глюкозы, несмотря на ожирение, когда их помещают на диету с HF. Эндокринология 156 , 555–564 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 115.

    Silha, J. V. et al. Нарушения уровней адипонектина, лептина и резистина при акромегалии: отсутствие корреляции с инсулинорезистентностью. Clin. Эндокринол. 58 , 736–742 (2003).

    CAS Google Scholar

  • 116.

    Ueland, T. et al. Связь между составом тела, циркулирующим антагонистом рецептора интерлейкина-1, остеокальцином и метаболизмом инсулина при активной акромегалии. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 95 , 361–368 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 117.

    Файн, Дж.N., Ihle, J. H. & Bahouth, S. W. Стимуляция липолиза, но не высвобождения лептина гормоном роста, отменяется в жировой ткани мышей с нокаутом Stat5a и b. Biochem. Биофиз. Res. Commun. 263 , 201–205 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 118.

    Kanety, H. et al. Уровень общего и высокомолекулярного адипонектина повышен у пациентов с синдромом Ларона, несмотря на выраженное ожирение. евро.J. Endocrinol. 161 , 837–844 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 119.

    Nilsson, L. et al. Пролактин и гормон роста регулируют секрецию адипонектина и экспрессию рецепторов в жировой ткани. Biochem. Биофиз. Res. Commun. 331 , 1120–1126 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 120.

    Белый, U.А., Майер, Дж., Чжао, П., Ричард, А. Дж. И Стивенс, Дж. М. Модуляция адипонектина гормонами, активирующими STAT5. г. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 310 , E129 – E136 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 121.

    Eden Engstrom, B., Burman, P., Holdstock, C. & Karlsson, F. A. Влияние гормона роста (GH) на грелин, лептин и адипонектин у пациентов с дефицитом GH. J. Clin. Эндокринол.Метаб. 88 , 5193–5198 (2003).

    PubMed Google Scholar

  • 122.

    Reyes-Vidal, C. et al. Проспективное исследование хирургического лечения акромегалии: влияние на грелин, вес, ожирение и маркеры риска сердечно-сосудистых заболеваний. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 99 , 4124–4132 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 123.

    Рэй, Х., Пинтер, К., Фреринг, В., Бейлот, М. и Лардж, В. Депо-специфические различия в экспрессии перилипина и гормоночувствительной липазы у худых и страдающих ожирением. Lipids Health Dis. 8 , 58 (2009).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 124.

    Freda, P.U. et al. Более низкие висцеральные и подкожные, но более высокие межмышечные депо жировой ткани у пациентов с избытком гормона роста и инсулиноподобного фактора роста I из-за акромегалии. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 93 , 2334–2343 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 125.

    Bengtsson, B.A. et al. Лечение взрослых с дефицитом гормона роста (GH) рекомбинантным человеческим GH. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 76 , 309–317 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 126.

    Johannsson, G. et al. Лечение гормоном роста мужчин с абдоминальным ожирением снижает массу жира в брюшной полости, улучшает метаболизм глюкозы и липопротеинов и снижает диастолическое артериальное давление. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 82 , 727–734 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 127.

    Benencia, F. et al. У самцов трансгенных мышей крупного рогатого скота наблюдается снижение ожирения со специфическим увеличением жировых депо в популяциях иммунных клеток. Эндокринология 156 , 1794–1803 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 128.

    Стаут, М. Б. и др. Профили транскриптома выявляют дивергентные сдвиги экспрессии в коричневой и белой жировой ткани долгоживущих мышей GHRKO. Oncotarget 6 , 26702–26715 (2015).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 129.

    Берриман Д. Э. и Лист Э. О. Влияние гормона роста на жировую ткань: качество по сравнению с количеством. Внутр. J. Mol. Sci. 18 , 1621 (2017).

    PubMed Central Google Scholar

  • 130.

    Флинт, Д. Дж., Бинарт, Н., Копчик, Дж. И Келли, П. Влияние гормона роста и пролактина на развитие и функцию жировой ткани. Гипофиз 6 , 97–102 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 131.

    Hjortebjerg, R. et al. Рецепторы инсулина, IGF-1 и GH изменяются в зависимости от депо жировой ткани у самцов мышей с измененным действием GH. Эндокринология 158 , 1406–1418 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 132.

    Gude, M. F. et al. PAPP-A, IGFBP-4 и IGF-II секретируются культурами жировой ткани человека депо-специфическим образом. евро. J. Endocrinol. 175 , 509–519 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 133.

    Hjortebjerg, R. et al. Депо-специфическая и GH-зависимая регуляция IGF-связывающего белка-4, связанного с беременностью белка плазмы-A и станниокальцина-2 в жировой ткани мышей. Гормона роста. IGF Res. 39 , 54–61 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 134.

    Boucher, J. et al. Различная роль рецепторов инсулина и IGF-1 в развитии и функционировании жировой ткани. Диабет 65 , 2201–2213 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 135.

    Киркланд, Дж. Л. и Чкония, Т. Клеточное старение: трансляционная перспектива. EBioMedicine 21 , 21–28 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 136.

    Kuilman, T. & Peeper, D. S. Секретом передачи сообщений о старении: клеточный стресс с помощью SMS. Нац. Rev. Cancer 9 , 81–94 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 137.

    МакХью, Д. и Гил, Дж. Старение и старение: причины, последствия и терапевтические пути. J. Cell Biol. 217 , 65–77 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 138.

    Xu, L. et al. Повышает компетентность в развитии in vitro и эффективность репрограммирования клонированных эмбрионов крупного рогатого скота за счет дополнительной дополнительной цитоплазмы. Ячейка. Перепрограммировать. 21 , 51–60 (2019).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 139.

    Villaret, A. et al. Эндотелиальные клетки жировой ткани от людей с ожирением: различия между депо в ангиогенной, метаболической и воспалительной экспрессии генов и клеточном старении. Диабет 59 , 2755–2763 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 140.

    Крю, К., Ан, Ю. А. и Шерер, П. Е. Зловещая триада дисфункции жировой ткани: воспаление, фиброз и нарушение ангиогенеза. J. Clin. Вкладывать деньги. 127 , 74–82 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 141.

    Стаут, М. Б., Джастис, Дж. Н., Никлас, Б. Дж. И Киркланд, Дж. Л. Физиологическое старение: связь между дисфункцией жировой ткани, диабетом и хрупкостью. Физиология 32 , 9–19 (2017).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 142.

    Стаут, М. Б. и др. Действие гормона роста предсказывает возрастную дисфункцию белой жировой ткани и количество стареющих клеток у мышей. Старение 6 , 575–586 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 143.

    Комисфорд, Р. и др. Трансгенные мыши, являющиеся антагонистами рецепторов гормона роста, имеют увеличенную массу подкожной жировой ткани, измененный гомеостаз глюкозы и отсутствие изменений клеточного старения белой жировой ткани. Геронтология 62 , 163–172 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 144.

    Bogazzi, F. et al. Гормон роста необходим для р53-опосредованной инсулинорезистентности, вызванной ожирением, у самцов мышей C57BL / 6J x CBA. Эндокринология 154 , 4226–4236 (2013).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 145.

    Tchkonia, T. et al. Жировая ткань, старение и старение клеток. Ячейка старения 9 , 667–684 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 146.

    Palmer, A. K. et al. Клеточное старение при диабете 2 типа: терапевтическая возможность. Диабет 64 , 2289–2298 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 147.

    Khan, T. et al. Нарушение метаболизма и фиброз жировой ткани: роль коллагена VI. Мол. Клетка. Биол. 29 , 1575–1591 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 148.

    Pasarica, M. et al. Коллаген жировой ткани VI при ожирении. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 94 , 5155–5162 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 149.

    Householder, L. A. et al. Повышенный фиброз: новое средство, с помощью которого гормон роста влияет на функцию белой жировой ткани. Гормона роста. IGF Res. 39 , 45–53 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 150.

    Hagberg, C.E. et al. Проточная цитометрия адипоцитов мыши и человека для анализа потемнения и клеточной гетерогенности. Cell Rep. 24 , 2746–2756.e5 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 151.

    Gao, H. et al. CD36 является маркером предшественников адипоцитов человека с ярко выраженным адипогенным потенциалом и потенциалом накопления триглицеридов. стволовых клеток 35 , 1799–1814 (2017).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 152.

    Варламов, О., Чу, М., Роговица, А., Сампат, Х. и Робертс, С. Т. Мл. Клеточно-автономная гетерогенность поглощения питательных веществ в белой жировой ткани макак-резусов. Эндокринология 156 , 80–89 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 153.

    Seydoux, J. et al. Гетерогенность адренорецепторов в белых адипоцитах человека, дифференцированных в культуре, по оценке с помощью измерений свободного кальция в цитозоле. Ячейка. Сигнал. 8 , 117–122 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 154.

    Глиманн, Дж. И Винтен, Дж. Липогенез и чувствительность к инсулину отдельных жировых клеток. J. Physiol. 236 , 499–516 (1974).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 155.

    Salans, L. B. & Dougherty, J.W. Влияние инсулина на метаболизм глюкозы жировыми клетками разного размера. Влияние содержания липидов и белков в клетках, возраста и состояния питания. J. Clin. Вкладывать деньги. 50 , 1399–1410 (1971).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 156.

    Sanchez-Gurmaches, J. & Guertin, D. A. Адипоциты возникают из множества ветвей, которые гетерогенно и динамически распределены. Нац. Commun. 5 , 4099 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 157.

    Chau, Y. Y. et al. Висцеральный и подкожный жир имеют разное происхождение, и данные подтверждают наличие мезотелиального источника. Нац. Cell Biol. 16 , 367–375 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 158.

    Блюхер, М., Патти, М. Е., Геста, С., Кан, Б. Б. и Кан, С. Р. Внутренняя гетерогенность жировой ткани мышей с нокаутом жир-специфических рецепторов инсулина связана с различиями в паттернах экспрессии генов. J. Biol. Chem. 279 , 31891–31901 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 159.

    Xia, B. et al. Дефицит гормоночувствительной липазы в жировой ткани вызывает ожирение печени у мышей. PLOS Genet. 13 , e1007110 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 160.

    Lee, K. Y. et al. Неоднородность развития и функциональная гетерогенность белых адипоцитов в пределах одного жирового депо. EMBO J. 38 , e99291 (2019).

    PubMed Google Scholar

  • 161.

    Min, S. Y. et al. Разнообразный репертуар подтипов адипоцитов человека развивается из транскрипционно различных мезенхимальных клеток-предшественников. Proc. Natl Acad. Sci. США 116 , 17970–1797 (2019).

    CAS PubMed Google Scholar

  • Гормон роста | Hormone Health Network

    Гормон роста человека (GH) — это вещество, которое контролирует рост вашего тела. GH производится гипофизом, расположенным в основании головного мозга. GH помогает детям расти выше (также называется линейным ростом), увеличивает мышечную массу и уменьшает жировые отложения.

    И у детей, и у взрослых GH также помогает контролировать метаболизм в организме — процесс, с помощью которого клетки превращают пищу в энергию и производят другие вещества, в которых нуждается организм.

    Если у детей или взрослых слишком много или слишком мало гормона роста, у них могут быть проблемы со здоровьем. Дефицит гормона роста (слишком мало GH) и некоторые другие проблемы со здоровьем можно лечить с помощью синтетического (производимого) GH. Иногда GH используется незаконно в немедицинских целях.

    Как применяется терапия гормоном роста?

    Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одобрило лечение гормон роста при определенных состояниях. GH доступен только по рецепту и вводится путем инъекций. Синтетический гормон роста кажется безопасным и эффективным при использовании в соответствии с предписаниями, одобренными FDA.

    У детей GH используется для лечения:

    • Дефицит гормона роста
    • Заболевания, вызывающие низкий рост (рост ниже, чем у детей того же возраста), такие как хроническая болезнь почек, синдром Тернера и синдром Прадера-Вилли

    У взрослых GH используется для лечения:

    • Дефицит гормона роста
    • Мышечное истощение (потеря мышечной ткани) из-за ВИЧ
    • Синдром короткой кишки
    ГОРМОН РОСТА ПРОДАЕТСЯ БЕЗ РЕЦЕПТА

    Некоторые компании продают таблетки человеческого гормона роста или высвобождающие гормоны роста, утверждая, что эти таблетки являются «антивозрастными» веществами.Но не было доказано, что эти вещества увеличивают выработку организмом GH или борются со старением, увеличивают мышечную массу или обеспечивают другие преимущества. GH не имеет никакого эффекта, если его принимать в виде таблеток, потому что он инактивируется (теряет свое действие) во время пищеварения.

    В дополнение к этому, врачи за пределами США и некоторые в США иногда назначают GH при других проблемах со здоровьем. (Когда врачи назначают лекарства от состояний, отличных от официально одобренных, этот процесс называется использованием «не по назначению».)

    Если вас беспокоит дефицит гормона роста у себя или у члена семьи, поговорите с врачом.

    Подходит ли использование гормона роста здоровым взрослым?

    Исследования здоровых взрослых, принимающих GH, дали противоречивые результаты. Некоторые краткосрочные исследования показали, что пожилые люди увеличили свою выносливость и силу, увеличили мышечную массу и уменьшили жировую массу. Но другие исследования не показали аналогичных преимуществ. Необходимы дополнительные исследования, чтобы полностью понять преимущества и риски использования гормона роста у здоровых взрослых.

    Помимо его использования в научных исследованиях, назначение или использование GH не по назначению является незаконным в США. Взрослые могут улучшить здоровье, состав тела, силу и выносливость, соблюдая здоровую диету и часто выполняя физические упражнения.

    Как происходит злоупотребление гормоном роста?

    Иногда люди принимают гормон роста незаконно, чтобы остановить или обратить вспять эффекты старения или улучшить спортивные результаты. Некоторые спортсмены считают, что прием одного только GH не приведет к желаемым результатам, поэтому они принимают его вместе с анаболическими стероидами (для наращивания тканей), чтобы нарастить мышцы, увеличить силу и уменьшить жировые отложения.

    Некоторые спортсмены также используют инсулин для усиления мышечного воздействия гормона роста, что является опасной практикой, поскольку снижает уровень сахара в крови.

    Каковы риски злоупотребления гормоном роста?

    Люди могут испытывать вредные побочные эффекты при злоупотреблении GH. Побочные эффекты краткосрочного использования включают боль в суставах и мышцах, скопление жидкости и отек суставов. Если ГР вводится с помощью общих игл, люди могут заразиться ВИЧ, СПИДом или гепатитом. Прием высоких доз гормона роста в течение длительного времени может способствовать развитию сердечных заболеваний.

    Незаконно проданный

    GH может содержать неизвестные и потенциально вредные ингредиенты. Например, если люди принимают GH, полученный из тканей человека, они рискуют заболеть смертельным заболеванием мозга, называемым болезнью Крейтцфельдта-Якоба, которое похоже на болезнь коровьего бешенства.

    Вопросы, которые следует задать врачу
    • Нужно ли мне (или моему ребенку) лечение гормоном роста по медицинским показаниям?
    • Каковы преимущества и риски лечения гормоном роста?
    • Каковы признаки злоупотребления гормоном роста?
    • Следует ли мне обратиться к эндокринологу по поводу моего состояния?

    Дефицит гормона роста у взрослых | Сидарс-Синай

    Не то, что вы ищете?

    Обзор

    Даже после того, как мы перестанем расти, взрослым по-прежнему нужен гормон роста.Гормон роста — это белок, вырабатываемый гипофизом и попадающий в кровь.

    Гормон роста играет роль в здоровых мышцах, в том, как наши тела собирают жир (особенно в области живота), в соотношении липопротеинов высокой и низкой плотности в нашем уровне холестерина и плотности костей. Кроме того, для нормальной работы мозга необходим гормон роста.

    У человека, у которого слишком мало гормона роста взрослого, будут следующие симптомы:

    • Повышенный уровень жировых отложений, особенно в области талии
    • Беспокойство и депрессия
    • Снижение половой функции и интереса
    • Усталость
    • Чувство изолированности от других людей
    • Повышенная чувствительность к жаре и холоду
    • Меньше мышц (безжировая масса тела)
    • Меньше силы, выносливости и способности выполнять упражнения без отдыха
    • Пониженная плотность костей и тенденция к большему количеству переломов костей с возрастом
    • Изменения в составе холестерина в крови.

    У людей с дефицитом гормона роста у взрослых уровни липопротеинов низкой плотности выше нормы по сравнению с их липопротеинами высокой плотности. У них также, как правило, более высокий уровень триглицеридов. (Триглицериды — это еще один тип жира, который циркулирует в крови и способствует закупорке кровеносных сосудов.)


    Причины и факторы риска

    Недостаток гормона роста обычно вызван повреждением гипофиза или гипоталамуса, части мозга, которая контролирует работу гипофиза.Повреждение может быть связано с опухолью; хирургическому вмешательству или облучению, используемому для лечения опухоли; или к проблемам с кровоснабжением гипофиза.

    В некоторых случаях недостаток гормона роста связан с повреждением гипофиза.

    Недостаток гормона роста может появиться как в детстве, так и во взрослом возрасте.

    Диагностика

    Если человек перенес операцию, травму или в анамнезе имелись расстройства гипофиза, врач или эндокринолог (специально обученный врач, специализирующийся на здоровье секретирующих гормоны желез) проверит дефицит гормона роста у взрослых.Если есть известное заболевание или проблема с гипофизом, врач, вероятно, назначит магнитно-резонансную томографию (МРТ) до того, как будет проведено какое-либо лечение. Это позволяет врачу более точно контролировать, как лечение влияет на опухоль.

    Гормон роста у взрослых быстро всасывается тканями из крови по мере его циркуляции. В результате анализ крови у здоровых людей покажет низкий уровень гормона роста. Вместо этого эндокринологи проверяют реакцию гипофиза, когда он стимулируется выработкой гормона роста.Эти тесты на стимуляцию гормона роста проводятся в амбулаторных условиях и занимают около двух-трех часов. Перед обследованием вас попросят не есть.

    Лечение

    После подтверждения дефицита гормона роста у взрослого врач пропишет суточные дозы гормона роста. Гормон вводится в организм пациента; это может сделать либо пациент, либо член его или ее семьи. Каждые четыре-восемь недель пациент будет возвращаться к врачу для наблюдения и анализа крови, чтобы помочь врачу решить, нужно ли больше гормонов или меньше.

    Если человек получает слишком много гормона роста, у него или у нее будет боль в мышцах или суставах, отек (задержка жидкости) и боль или онемение в руках из-за синдрома запястного канала. При появлении таких симптомов врач снизит количество вводимого гормона роста.

    Если дефицит гормона роста вызван опухолью гипофиза, врач будет ежегодно контролировать опухоль с помощью МРТ. В настоящее время неизвестно, будет ли гормон роста вызывать рост опухолей, которые остаются в гипофизе.

    Наконец, будет контролироваться уровень холестерина в крови и плотность костей. При лечении дефицита гормона роста у взрослых обе эти меры должны показать признаки улучшения.

    Терапию гормоном роста нельзя назначать людям с активным раком или опухолями. Его также не следует назначать людям, которые серьезно заболели в результате осложнений после операции на открытом сердце или брюшной полости, получили множественные травмы в результате серьезной аварии или имеют проблемы с дыханием. Прием гормона роста не заставит взрослого снова начать расти.

    Прием гормона роста может повлиять на то, как организм использует инсулин, поэтому для всех, кто страдает диабетом, важно держать своих врачей в курсе и внимательно следить за уровнем сахара в крови.

    © 2000-2021 Компания StayWell, LLC. Все права защищены. Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи. Всегда следуйте инструкциям лечащего врача.

    Не то, что вы ищете?

    заявлений об анаболическом действии гормона роста: случай новой одежды императора?

    Поиск в Интернете слов «гормон роста» приведет к большому количеству совпадений, и большинство из них имеют очень мало общего с реальной физиологией или фармакологией гормона роста (GH) или рекомбинантной формы, производимой как лекарство (rhGH).Вместо этого поисковая система определяет большое количество URL-адресов, ведущих на веб-страницы, большинство из которых рекламируют GH как омолаживающее средство для мужчин и женщин среднего и пожилого возраста или как средство для наращивания мышечной массы для бодибилдеров и спортсменов. Связь между ними заключается в широко распространенном предположении, что введение экзогенного гормона роста способствует наращиванию мышечной массы у взрослых людей. Некоторые веб-сайты рекомендуют использовать сам GH. Настоящие препараты человеческого GH (hGH) фармацевтического качества доступны для самостоятельного приема после регистрации в США в качестве пациента в одной из многих онлайн-клиник или после поездки в Мексику из США.Инъекционный rhGH с черного рынка — некоторые трупного происхождения — также широко доступны в сообществах бодибилдинга и профессиональных спортсменов. Спреи для носа (с сомнительной эффективностью) доступны у многих онлайн-поставщиков, как и пищевые добавки, которые, как утверждается (без видимых доказательств), вызывают анаболизм косвенно, в результате повышенной секреции GH. Примеры заявлений приведены ниже: «Продукт X представляет собой раствор настоящего рекомбинантного гормона роста человека фармацевтического качества с высокой концентрацией (2040 нг / мл.Продукт поставляется с запатентованной системой доставки, которая действительно работает, позволяя полностью усваивать гормон роста и повышать уровень IGF-I и восстанавливать общий гомеостаз молодости. Недавние двойные слепые клинические исследования показали повышение уровня IGF-I всего на 30% после всего лишь одного месяца использования с Продуктом X и более чем на 110% увеличения всего через шесть месяцев использования ». Типичные заявления для высвобождающих гормонов роста: «Продукт Y содержит уникальную формулу высвобождения гормона роста человека, использованную в знаменитых римских экспериментах. Для многих пользователей эта синергетическая комбинация аргинина, пироглутамата и лизина является наиболее мощным высвобождающим гормон роста гормона роста, резко повышая уровень IGF-I на целых восемь часов после использования! Низкая цена и отличные результаты сделали продукт Y продуктом HGH, который выбирают для многих программ против старения.Или: «Наша запатентованная формула — Продукт Z — естественным образом« запустит »ваш гипофиз, предоставляя все необходимое для восстановления пульса гормона роста до уровня молодости! Когда это происходит, ваше тело получает IGF-I, необходимый для восстановления тканей, костей и мышц — вот почему некоторые называют это «поворотом часов вспять». И: «Продукт Z — лучший продукт для очень быстрого повышения уровня гормона роста человека. Это также фаворит среди бодибилдеров ». Ни одно из заявленных утверждений не может быть подтверждено публикациями в рецензируемой литературе, как правило, потому, что компании не цитируют статьи, а когда они это делают, они низкого качества.Здесь есть большое количество проблем, но одна из самых беспокоящих — это степень, в которой научное и медицинское сообщество, заинтересованное в спорте, эффективно продвигает использование вещества с потенциально серьезными побочными эффектами, некритически принимая предположение, что GH является анаболиком. у здоровых взрослых. Это предположение фактически подкрепляется усилиями по обоснованию разработки методов обнаружения экзогенного GH в жидкостях человеческого тела — например, исследование Gh3000, спонсируемое IOC / EC, — и, например, описанием GH как «наиболее известного анаболического вещества». как было заявлено в рекламе недавней конференции по наркотикам в спорте, спонсируемой Королевским химическим обществом Великобритании (http: // www.rsc.org/pdf/confs/symp230502.pdf).

    Фактически, как утверждается ниже, доказательства того, что GH является анаболиком у здоровых взрослых, очень скудны. Кроме того, есть убедительные доказательства того, что хронические высокие концентрации гормона роста в сыворотке снижают работоспособность и могут даже вызвать метаболические изменения в краткосрочной перспективе, которые, вероятно, уменьшат способность к тяжелой физической активности. Возможно, наиболее тревожно то, что хроническое введение высоких доз чГР у здоровых взрослых может привести к метаболическим изменениям, которые связаны с рядом вредных побочных эффектов, таких как сердечная нестабильность, гипертония и развитие инсулинорезистентности и, возможно, диабета 2 типа, многие из которых являются страдают пациенты, у которых вырабатывается избыток гормона роста в результате опухолей гипофиза, то есть акромегалии, и пациенты, получающие рчГР в попытке бороться с истощением, вызванным ВИЧ / СПИДом.

    СЕКРЕЦИЯ GH

    GH секретируется пульсирующе из переднего гипофиза, под гипоталамусом в головном мозге. В результате альтернативного сплайсинга и протеолитического процессинга ряд различных иммунореактивных видов секретируется в кровь. 1 Относительная эффективность связывания каждого молекулярного вида с рецепторами GH и степень последующих физиологических и фармакологических эффектов известны только для основных форм гормона и почти наверняка неоднородны. 1, 2 Во время развития человека секреция GH максимальна в периоды роста, наиболее очевидно в подростковом возрасте; после этого как периодичность, так и амплитуда секреции GH падают с относительно низкой скоростью — например, общее количество GH, секретируемое 60-летним мужчиной каждый день, может быть примерно вдвое меньше, чем секретируемое 20-летним. 3 Секреция гормона роста обычно происходит ночью, 4 , но может быть стимулирована в течение дня пищей с высоким содержанием белка, особенно содержащей аргинин, 5 и упражнениями как аэробного, так и силового типов. 6– 9 Помимо сна, упражнения являются наиболее мощным физиологическим стимулом секреции GH, и, хотя он хорошо охарактеризован, лежащие в основе механизмы и его теленомная роль все еще в значительной степени неизвестны. Степень вызванной физической нагрузкой стимуляции секреции GH оказывается пропорциональной интенсивности упражнений 10 из-за изменений амплитуды секреторных импульсов. Женщины выделяют больше гормона роста, чем мужчины, при одинаковой интенсивности упражнений. 11 Предшествующие упражнениям повышают секрецию гормона роста, так что повторные упражнения приводят к большей реакции на тренировку. 12 Общее количество секреции гормона роста обычно больше при умеренных динамических упражнениях, чем при упражнениях с отягощениями, 8 , возможно, просто потому, что они продолжаются дольше. Эти две характеристики несовместимы с тем, что GH отвечает за адаптивную реакцию мышечной массы, потому что у женщин меньше мышц, чем у мужчин, а аэробные упражнения связаны с изменениями в составе мышц, а не с массой.Ожирение и старение также уменьшают нормальную секрецию GH и реакцию на раздражители, такие как аргинин и клонидин. 3, 13, 14 Способность увеличивать GH с помощью упражнений уменьшается с ожирением и старением, 9, 15 , но, конечно, не отменяется ни в том, ни в другом случае.

    МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ GH

    Эта область недавно проверялась. 16 Большинство анаболических эффектов GH не являются прямым метаболическим воздействием на ткани-мишени, такие как мышцы, но фактически являются результатом увеличения производства инсулиноподобного фактора роста I (IGF-I) из печени (как следствие из которых концентрация IGF-I в сыворотке увеличивается), а также производство IGF-I в тканях, которые реагируют на GH, таких как кости и мышцы. 17 У растущих животных, у детей и взрослых с дефицитом GH он очень анаболический, вызывая увеличение костной и мышечной массы. 18– 20

    GH, вероятно, стимулирует гипертрофию мышц у молодых животных и детей в результате стимуляции IGF-I ( a ) транспорта аминокислот, 21, 22 ( b ) трансляционной стадии синтеза белка. , 22 и ( c ) транскрипция генов, 23 — все действия, соответствующие построению ткани.Он также стимулирует рост длинных костей в результате увеличения активности остеобластов в постэпифизарной области костей, которые еще не срослись. 18

    В дополнение к своим эффектам, опосредованным IGF-I, GH в значительной степени стимулирует липолиз в жировой ткани 24 как центральных, так и периферических, посредством независимого от IGF-I механизма. Эффекты свободных жирных кислот по ингибированию поглощения глюкозы сердцем, жировой тканью и мышцами, по крайней мере, частично ответственны за гипергликемию и инсулинорезистентность, связанные с введением рчГР. 25, 26 GH ингибирует накопление гликогена в печени и мышцах 27 с помощью механизма, лежащего за пределами рецептора инсулина. 26 Как это ни парадоксально, но один только IGF-I обладает острым инсулиноподобным гипогликемическим эффектом. 28 Однако этот эффект, по-видимому, обычно преодолевается при хроническом лечении rhGH. 29

    Кроме того, GH вызывает повышенное поглощение воды кишечником и увеличение задержки натрия, вероятно, за счет активации ренин-ангиотензиновой системы. 30– 32 Это может привести к накоплению внеклеточной жидкости и, в некоторых случаях, также к синдрому запястного канала, а также к повышению артериального давления при высоких дозах.

    GH КАК АНАБОЛИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В ГОСУДАРСТВАХ, ДЕФИЦИРОВАННЫХ РОСТУ

    Нет никаких сомнений в том, что экзогенный GH (в настоящее время всегда rhGH) может иметь значительный положительный эффект в восстановлении роста у детей с дефицитом GH и невысоких, явно нормальных детей, детей с заболеванием почек и младенцев, рожденных с недоношенным сроком беременности. 33– 37 При истинном дефиците GH и почечной недостаточности лечение приводит к большему конечному росту, но при идиопатическом низком росте или у детей, не достигших гестационного возраста, преимущество, по-видимому, ограничивается ускорением роста, а не увеличением конечная достигнутая высота. Как и ожидалось, ускоренный рост связан с быстрым увеличением расхода энергии и белкового обмена. 19, 38, 39

    Назначение rhGH пациентам, страдающим сепсисом и травмами, хотя и приветствовалось как способ борьбы с выраженным истощением, наблюдаемым у таких пациентов, в настоящее время является редкостью после первого всплеска энтузиазма в середине-конце 1990-х годов. 40, 41 Это связано с тем, что в большом многоцентровом исследовании rhGH у пациентов в отделениях интенсивной терапии наблюдалось значительное превышение смертности, связанной с группой лечения. 39, 42 Причина никогда не была адекватно идентифицирована, но одна из серьезных возможностей — это сердечная нестабильность, вызванная повышенными концентрациями свободных жирных кислот в плазме в результате липолитического эффекта GH. Использование rhGH в таких обстоятельствах сейчас считается рискованным.

    У пожилых людей с дефицитом GH кратковременное введение rhGH или IGF-I увеличивает скорость синтеза мышечного белка. 43 Сообщалось, что хроническое введение rhGH снижает жировые отложения, а также увеличивает безжировую массу тела, то есть независимо от потери жира, у мужчин с дефицитом GH. 44– 47 Одной из странных особенностей этой работы является то, что никакие изменения площади волокон четырехглавой мышцы, типа волокон или распределения типов волокон не были связаны с сообщаемым увеличением безжировой массы тела, несмотря на заявленное увеличение поперечного сечения мышц бедра. площадь, измеренная с помощью компьютерной лучевой томографии x .

    Использование rhGH у пациентов с истощением, вызванным ВИЧ / СПИДом, резко возросло за последние 10 лет, 29 , но доказательств его эффективности в восстановлении или даже поддержании мышечной массы пока нет.

    ВЛИЯНИЕ rhGH НА МЫШЕЧНУЮ ГИПЕРТРОФЮ И МЫШЕЧНУЮ ПРОДУКТИВНОСТЬ У МОЛОДЫХ И СТАРЫХ ЗДОРОВЫХ СУБЪЕКТОВ

    Было высказано предположение, что повышенная секреция гормона роста у людей может служить анаболическим сигналом для увеличения мышечной массы и активации адаптации, возникающей при тренировках с упражнениями.Эта гипотеза подтверждается результатами многих исследований на животных, в которых введение GH вызывает значительное увеличение как мышечной массы, так и силы. Однако в этих исследованиях животные, вероятно, все еще росли и были чувствительны как к GH, так и к IGF-I.

    Сообщается, что острое введение rhGH или IGF-I у нормальных здоровых людей в состоянии постабсорбции резко увеличивает чистый аминокислотный баланс предплечья. 48, 49 Утверждается, что эффекты возникают за счет стимуляции синтеза белка, а не за счет снижения распада белка.Никаких подобных исследований не проводилось в сытом состоянии, и отсутствие сообщений о каких-либо более долгосрочных эффектах (см. Ниже), по-видимому, предполагает, что этот анаболический стимул кратковременный. Результаты исследований синтеза мышечного белка, состава тела и силы у здоровых людей молодого и среднего возраста говорят о другом: до сих пор ни одно надежное, заслуживающее доверия исследование не смогло продемонстрировать явных эффектов от среднесрочного и долгосрочного приема рчГР. отдельно или в сочетании с различными протоколами тренировок или анаболическими стероидами, для синтеза мышечного белка, массы или силы.

    Существует несколько способов определения влияния гормона роста на рост мышц. К ним относятся измерение безжировой массы тела с помощью денситометрии или двойной абсорбциометрии x . Поскольку скорость оборота мышечного белка относительно низкая, относительно сложно обнаружить увеличение мышечной массы как таковое за периоды короче трех месяцев с использованием таких статических методов, даже если скорость роста мышц удваивается. Измерение скорости синтеза белка как скорости включения аминокислот, меченных стабильными изотопами, в мышцу, а не просто изменения мышечной массы между двумя точками, является гораздо более чувствительным методом определения реакции мышцы.Когда это было сделано у молодых здоровых взрослых, не было обнаружено никакого влияния на синтез мышечного белка (или, действительно, на мышечную массу, измеренную другими способами). 50 Кроме того, у бодибилдеров и тяжелоатлетов не было обнаружено никакого эффекта. 51, 52 Таким образом, по крайней мере, кажется, что доказательств устойчивого анаболического эффекта rhGH на мышечную массу у нормальных здоровых молодых мужчин, тренированных или нетренированных, чрезвычайно мало.

    Было высказано предположение, что, поскольку секреция GH и, следовательно, доступность IGF-I падает с возрастом, введение rhGH должно быть полезным для пожилых мужчин в уменьшении ожирения и увеличении мышечной массы (в основном, мышечной).Действительно, Рудман и его коллеги 53, 54 сообщили доказательства того, что это было так; однако воспроизведение этих результатов другими работниками оказалось затруднительным. Например, у здоровых мужчин среднего и пожилого возраста введение рчГР не вызывает увеличения мышечной массы или силы 55, 56 , если только это не связано с тренировкой с отягощениями. Действительно, оказалось, что польза от упражнений с точки зрения повышенной толерантности к глюкозе у пожилых людей сводится на нет rhGH.Подтверждающие доказательства отсутствия воздействия на пожилых людей, но не особенно у мужчин с дефицитом гормона роста, были предоставлены Таффе и его коллегами, 57, 58 , которые не смогли увидеть какого-либо увеличения силы, мышечной массы или характеристик волокон после приема добавок гормона роста во время программа тренировок с отягощениями. Недавно проведенное широкомасштабное исследование влияния одного рчГР или в сочетании с тренировками с отягощениями на мышечную силу, мощность, площадь поперечного сечения мышц, размер и массу волокон у пожилых мужчин не смогло показать каких-либо положительных эффектов, за исключением увеличения экспрессии миозина. тяжелая цепь типа 2x. 59, 60

    Несмотря на ажиотаж в первые дни, похоже, также не наблюдается заметного воздействия на массу или функцию скелетных мышц у здоровых пожилых людей, даже при одновременном применении тестостерона. В самой последней доступной статье по этой теме описывается влияние тестостерона, rhGH или их обоих вместе у пожилых мужчин. 61 Авторы пришли к выводу, что после приема rhGH или rhGH вместе с тестостероном, помимо очевидного увеличения безжировой массы тела, о котором говорилось выше, наблюдалось лишь незначительное увеличение мышечной силы и небольшое увеличение потребления кислорода.

    Возможно, некоторые рабочие путали уменьшение жировой массы с увеличением безжировой массы тела или предполагали, что мышечная и безжировая масса тела эквивалентны. Также может случиться так, что введение рчГР вызывает увеличение содержания воды в организме и соединительной ткани, что регистрируется как изменения в безжировой массе тела. Подавляющее большинство сообщений о том, что rhGH обладает анаболическим действием у взрослых, было получено в результате исследований пациентов с дефицитом GH.

    Ряд предыдущих рецензентов высказали некоторые моменты, аналогичные приведенным здесь. 62– 64

    ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ ДОЗЫ

    Неужели ученые и врачи используют слишком мало гормона роста, чтобы увидеть эффекты, достигаемые спортсменами при использовании больших доз? Конечно, это возможно; по аналогии, прошло много лет, прежде чем ученые и врачи признали, что анаболические эффекты тестостерона и его аналогов реальны — см., например, тщательную работу Forbes. 65 Тем не менее, на мой взгляд, вероятность невелика.Неофициальные данные свидетельствуют о том, что многие люди, злоупотребляющие гормоном роста, особенно те, кто принимает гормон без медицинского наблюдения, действительно вводят сверхтерапевтические дозы. Однако в большинстве исследований в литературе эффекты hGH также изучались в дозах, превышающих терапевтическую, и хотя они вполне могли быть ниже дозировок, используемых злоумышленниками, они все же приводили к концентрации GH и IGF-I в сыворотке крови. которые были в 3–6 раз выше нормы 55, 56 и приводили к выраженным биологическим эффектам, таким как усиление липолиза, изменение углеводного обмена, активация ренин-ангиотензиновой системы и задержка воды.Трудно поверить, что даже для эффектов, которые не опосредованы IGF-I (например, липолитические эффекты), мышечная ткань является устойчивой к IGF-I до такой степени.

    Кроме того, когда используются чрезвычайно большие терапевтические дозы rhGH — например, при попытках лечения истощения при ВИЧ / СПИДе — оказывается, гораздо легче вызвать симптомы диабета, чем сохранять или восстанавливать мышечную массу тела. 29, 66 Это, конечно, может быть признаком синдрома устойчивости к GH, но странно, что существует такое разделение между биологическими эффектами одного и того же вещества.

    Тем не менее, относительно легко увидеть эффекты других биологических агентов, которые действительно влияют на обмен мышечного белка при концентрациях в крови, которые наблюдаются биологически, и без использования больших фармакологических доз. Например, инсулин оказывает существенное влияние на синтез и распад белка в мышцах 67– 69 в концентрациях, наблюдаемых после еды. В качестве дополнительной иллюстрации следует отметить, что умеренное повышение уровня аминокислот в крови, такое как после кормления, вызывает почти удвоение синтеза мышечного белка. 67, 69 Зачем нужна доза rhGH, которая может более чем удваивать сывороточный IGF-I и оказывать значительное влияние на воду в организме, безжировую массу и азотный баланс, 50, 51, 56 быть недостаточным для воздействия через IGF-I на метаболизм мышечных белков? Возможно, это был бы очень небиологический образец поведения.

    Часто ли сообщается, что повышенное удержание азота наблюдается при введении рчГР 50 не является аргументом в пользу воздействия на мышцы, самый большой компонент безжировой массы тела? Не обязательно.Помимо анаболических эффектов на внутренние органы и кожу, 70, 71 rhGH, как сообщается, оказывает анаболическое действие на метаболизм коллагена, 20, 72 и даже когда кости исключены из измерений безжировой массы с использованием двойного x лучевая абсорбциометрия, эпимизиальные, эндомизиальные и перимизиальные коллагеновые компоненты скелетных мышц и соединительнотканные элементы кожи могут проявляться как новая безжировая масса тела. Умеренное увеличение количества кожного, висцерального белка и тканевого (включая мышцы) коллагена приведет к значительному положительному балансу азота.

    Такое воздействие на соединительную ткань в мышце сделало бы мышцу неспособной к выработке силы, но может способствовать сопротивлению травмам или более быстрому восстановлению, что было бы преимуществом для спортсмена. Это может объяснить неофициально сообщаемую предрасположенность бейсболистов к совместному злоупотреблению тестостероном и rhGH. К сожалению, этот возможный синергизм никогда не изучался у молодых людей в контролируемых условиях. Конечно, совместное введение тестостерона и рчГР оказывает лишь незначительное влияние на силу у пожилых мужчин. 61

    Если бы существовал порог в супрафизиологическом диапазоне для анаболического эффекта rhGH на мышцы, можно было бы ожидать, что пациенты с акромегалией покажут истинную гипертрофию мышц. Фактически, отсутствие заметно большей мышечной массы на рост, а также связанные с этим патологические изменения (см. Ниже) противоречат этой идее. Это подтверждается открытием, что трансгенные мыши со сверхэкспрессией GH не показывают относительного увеличения мышечной массы как доли от общей массы тела, и какая мышца у них развивает меньшую силу, чем ожидалось в расчете на массу тела. 73

    Таким образом, баланс доказательств, по-видимому, сильно противоречит анаболическому эффекту rhGH на мышцы человека. Может показаться, что единственный способ решить вопрос в умах сторонников использования rhGH — это провести исследование зависимости реакции от дозы с большим количеством гормона. Это легче сказать, чем сделать: нам нужно выяснить, какое количество инъекций спортсмены-нарушители (всегда будет легко сказать, что использованного было недостаточно), чтобы достичь соответствующего диапазона доз, оставаясь в пределах нормальных этических пределов, учитывая связанные с этим сердечно-сосудистые и метаболические риски. .

    ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ РТ

    Острое введение rhGH может оказать заметное пагубное влияние на работоспособность. Фактически, есть убедительные доказательства того, что острое введение рчГР фактически приводит к снижению работоспособности, согласно недавним результатам, полученным доктором Каем Ланге из Датского института спортивной медицины (личное сообщение). В этих исследованиях здоровые спортсмены, тренированные на выносливость, не могли выполнять привычные велосипедные задания после введения экзогенного гормона роста.Существуют убедительные доказательства того, что введение чГР усугубляет выраженное увеличение липолиза, происходящее во время упражнений, и, кроме того, увеличивает производство лактата и протонов работающими мышцами. Неизбежная метаболическая ацидемия и последующее снижение скорости гликогенолиза в мышцах и печени могут объяснить резкое снижение работоспособности. Кроме того, из-за влияния рчГР на уменьшение запасов гликогена в мышцах и печени он затрудняет восстановление после упражнений.Однако большей опасностью, вероятно, является нефизиологически высокая жирная ацидемия, которая может способствовать сердечной аритмии.

    Хроническое злоупотребление rhGH более опасно. Поскольку большинство спортсменов, вероятно, будут использовать супрафармакологические количества, правильная модель для поиска таких пагубных эффектов — это не взрослый пациент с дефицитом GH, получающий заместительную терапию, а пациенты, страдающие акромегалией, то есть с избытком секреции GH, часто В 100 раз нормально. Эти пациенты имеют плохую переносимость физической нагрузки, которая улучшается после лечения для снижения секреции гормона роста. 74 Тем не менее, они демонстрируют мало доказательств истинной гипертрофии мышц с точки зрения отношения креатинина к росту или площади поперечного сечения мышц, но часто демонстрируют ряд миопатических особенностей, таких как повышенная креатинкиназа в плазме, увеличение площади мышечных волокон типа 2 до типа 1. , атрофия волокон 2-го типа и потеря миофиламентов, а также миопатические электрофизиологические изменения. 75 Кроме того, у пациентов с акромегалией значительно увеличиваются показатели сердечно-сосудистых заболеваний, диабета, аномального липидного обмена, остеоартрита, рака груди и колоректального рака. 63 Концентрации свободных жирных кислот, стимулированные упражнениями у этих пациентов 76 , находятся в диапазоне, предложенном Опи 77 как возможная причина внезапной смерти от аритмии.

    Другая пугающая проблема заключается в том, что по мере того, как поставки биоинженерного rhGH становятся все более контролируемыми, спортсмены склонны использовать гормон, незаконно полученный из трупов, 78 , рискуя неизбежно смертельной болезнью Крейтцфельдта-Якоба.

    ПОЧЕМУ rhGH — НАРКОТИК ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ?

    Если введение рчГР в контролируемых условиях не оказывает стимулирующего эффекта на синтез мышечного белка у взрослых людей, как предполагает масса доказательств, и не дает краткосрочных преимуществ в качестве экстренной эргогенной помощи, почему спортсмены злоупотребляют им? Вероятно, есть три ответа.Во-первых, воздействие на солевой и водный баланс происходит быстро, и атлеты, злоупотребляющие рчГР, могут сказать, например, по проприоцептивным эффектам в суставах и мышцах, что «что-то» произошло в результате его употребления. Это имеет положительный усиливающий эффект, и поэтому они продолжают принимать препарат. Во-вторых, нет сомнений в том, что rhGH оказывает то, что специалисты по производству мяса называют «эффектом перераспределения», уменьшая количество подкожного жира — липолитический эффект достаточно силен, чтобы спортсмены могли относительно быстро ощутить результирующее улучшение в определении мускулов (а не на самом деле рост мускулов).Это, без сомнения, одна из причин, по которой рчГР популярен среди бодибилдеров, но это не имеет отношения к аргументам об анаболическом воздействии на мышцы. В любом случае у большинства элитных спортсменов низкий уровень жира в организме, поэтому сомнительно, что какое-либо небольшое увеличение отношения мощности к весу в результате потери большего количества жира может быть значительным с точки зрения повышения производительности.

    Забрать домой сообщение

    Совокупность данных свидетельствует о том, что у здоровых взрослых гормон роста не способствует наращиванию мышечной массы и не дает спортивных преимуществ.Однако злоупотребление гормоном роста действительно вызывает заболевание. Это сообщение необходимо принять во внимание тренерам, врачам команд и потенциальным нарушителям.

    В-третьих, существует проблема дезинформации о rhGH, которая распространяется на молодых спортсменов. Как это ни парадоксально, часть этой проблемы может исходить от самих антидопинговых органов. Игнорируя доказательства того, что рчГР не действует у нормальных здоровых людей, спортивные круги можно обвинить в эффективном продвижении его использования.Похвально финансировать разработку теста, который будет точным, точным и избирательным, чтобы те, кто склонен злоупотреблять rhGH, дважды подумали. К сожалению, этого не произошло, и вместо этого были потрачены большие суммы денег на разработку тестов на GH, которые, вероятно, являются недостаточно избирательными, чувствительными и слишком громоздкими для практического использования. 79, 80 Неудача была, вероятно, предсказуемой, учитывая ошибочную стратегию, использованную при поиске биологических индексов (IGF-I и костные маркеры), которые слишком изменчивы, чтобы удовлетворить цель.Инвестиции в надлежащую образовательную программу, подчеркивающую имеющиеся данные, принесли бы большую пользу.

    ЧТО ДОЛЖНО СДЕЛАТЬ?

    Мы должны сказать спортсменам правду: гормон роста не «работает» или, по крайней мере, не так, как они думают, и что он связан со всеми видами непосредственных и долгосрочных опасностей — от снижения работоспособности до рака. По сравнению с этим преимущества с точки зрения уменьшения количества подкожного жира незначительны. Международный олимпийский комитет и Всемирное антидопинговое агентство, а также другие национальные и международные спортивные организации должны спонсировать программы исследований для решения нерешенных важных вопросов — например, синергия гормона роста и анаболических стероидов, отношения доза-реакция — раз и навсегда.Все расходы на улучшение тестов на GH должны быть подчинены исследовательской и образовательной программе, но в то же время никто из нас, ученых, врачей, тренеров или спортивных организаций, не должен упускать из виду, что эта опасная практика допинга работает. Почти наверняка нет.

    ССЫЛКИ

    1. Льюис UJ , Sinha YN, Lewis GP. Структура и свойства членов семейства hGH: обзор. Endocr J2000; 47 (дополнение): S1–8.

    2. Hymer WC , Kraemer WJ, Nindl BC, и др. . Характеристики циркулирующего гормона роста у женщин после острых тяжелых упражнений с отягощениями. Am J Physiol Endocrinol Metab2001; 281: E878–87.

    3. Розен К.Дж. . Гормон роста и старение. Эндокринные 2000; 12: 197–201.

    4. Cheisler CA , Klerman EB.Циркадная и зависимая от сна регуляция высвобождения гормонов у людей. Недавнее исследование Prog Horm Res, 1999; 54: 97–130.

    5. Ghigo E , Arvat E, Aimaretti G, и др. . Диагностическое и терапевтическое использование веществ, высвобождающих гормон роста, у взрослых и пожилых людей. Baillieres Clin Endocrinol Metab 1998; 12: 341–58.

    6. Hunter WM , Fonseka CC, Passmore R.Гормон роста: важная роль в мышечных упражнениях у взрослых. Science1965; 150: 1051–3.

    7. Bloom SR , Johnson RH, Park DM, и др. . Различия в метаболической и гормональной реакции на упражнения между гонщиками и нетренированными людьми. J. Physiol (Лондон) 1976; 258: 1–18.

    8. Consitt LA , Copeland JL, Tremblay MS. Эндогенные анаболические гормональные реакции на выносливость по сравнению с упражнениями с отягощениями и тренировками у женщин.Sports Med2002; 32: 1–22.

    9. Copeland JL , Consitt LA, Tremblay MS. Гормональные реакции на выносливость и упражнения с отягощениями у женщин в возрасте 19–69 лет. Дж. Геронтол, Биол. Научная медицина, 2002; 57: B158–65.

    10. Pritzlaff CJ , Wideman L, Weltman JY, и др. . Влияние интенсивной физической нагрузки на пульсирующее высвобождение гормона роста у мужчин. J Appl Physiol 1999; 87: 498–504.

    11. Pritzlaff-Roy CJ , Widemen L, Weltman JY, и др. . Пол определяет взаимосвязь между интенсивностью упражнений и высвобождением гормона роста у молодых людей. J Appl Physiol, 2002; 92: 2053–60.

    12. Kanaley JA , Weltman JY, Veldhuis JD, и др. . Реакция гормона роста человека на повторные занятия аэробикой. J Appl Physiol 1997; 83: 1756–61.

    13. Veldhuis JD , Liem AY, South S, et al . Различное влияние возраста, половых стероидных гормонов и ожирения на базальную и пульсирующую секрецию гормона роста у мужчин по оценке с помощью сверхчувствительного хемилюминесцентного анализа. J Clin Endocrinol Metab, 1995; 80: 3209–22.

    14. Vahl N , Jorgensen JO, Jurik AG, и др. . Абдоминальное ожирение и физическая форма являются основными детерминантами возрастного снижения стимулированной секреции гормона роста у здоровых взрослых.J. Clin Endocrinol Metab, 1996; 81: 2209–15.

    15. Kanaley JA , Weatherup-Dentes MM, Jaynes EB, и др. . Ожирение снижает реакцию гормона роста на упражнения. J Clin Endocrinol Metab, 1999; 84: 3156–61.

    16. Маурер № . Метаболические эффекты инсулиноподобного фактора роста и гормона роста in vivo: сравнение. В: LeRoith D, Walker Z, Baker R, eds. Инсулиноподобные факторы роста . Джорджтаун, Техас: Landes Bioscience, 2002: 1–12.

    17. Батлер А.А. , Ле Ройт Д. Контроль роста по соматропной оси: гормон роста и инсулиноподобные факторы роста играют взаимосвязанные и независимые роли. Анну Рев Physiol, 2001; 63: 141–64.

    18. Pell JM , Bates PC. Пищевая регуляция действия гормона роста.Обзоры исследований питания, 1990; 3: 163–92.

    19. Грегори Дж. У. , Грин С. А., Юнг Р. Т., и др. . Изменения в составе тела и расходе энергии после шести недель лечения гормоном роста [см. Комментарии]. Arch Dis Child 1991; 66: 598–602.

    20. Lissett CA , Shalet SM. Влияние гормона роста на кости и мышцы. Гормона роста IGF Res2000; 10 (приложение B): S95–101.

    21. Cameron CM , Kostyo JL, Adamafio NA, и др. . Острое воздействие гормона роста на транспорт аминокислот и синтез белка связано с его инсулиноподобным действием. Эндокринология 1988; 122: 471–4.

    22. Dardevet D , Sornet C, Attaix D, и др. . Инсулиноподобный фактор роста-1 и инсулинорезистентность скелетных мышц взрослых и старых крыс.Эндокринология, 1994; 134: 1475–84.

    23. Goldspink G . Изменения мышечной массы и фенотипа, а также экспрессии аутокринных и системных факторов роста мышцами в ответ на растяжение и перегрузку. J Anat1999; 194: 323–34.

    24. Gravholt CH , Schmitz O, Simonsen L, et al . Влияние физиологического пульса GH на интерстициальный глицерин в брюшной и бедренной жировой ткани.Am J Physiol1999; 277: E848–54.

    25. Nielsen S , Moller N, Christiansen JS, и др. . Фармакологический антилиполиз восстанавливает чувствительность к инсулину при воздействии гормона роста. Диабет, 2001; 50: 2301–8.

    26. Moller N , Jorgensen JO, Moller J, et al . Метаболические эффекты гормона роста у человека. Метаболизм, 1995; 44 (приложение 4): 33–6.

    27. Bak JF , Moller N, Schmitz O. Влияние гормона роста на использование топлива и активность мышечной гликогенсинтазы у нормальных людей. Am J Physiol1991; 260: E736–42.

    28. Кларк Р.Г. , Мортенсен Д., Рейфсиндер Д., и др. . Рекомбинантный белок-3, связывающий человеческий инсулиноподобный фактор роста (rhIGFBP-3): влияние на гликемическую и стимулирующую рост активность rhIGF-1 у крыс.Регулирование роста 1993; 3: 50–2.

    29. Lo JC , Mulligan K, Noor MA, и др. . Влияние рекомбинантного гормона роста человека на состав тела и метаболизм глюкозы у ВИЧ-инфицированных пациентов с накоплением жира. J Clin Endocrinol Metab2001; 86: 3480–7.

    30. Hoffman DM , Crampton L, Sernia C, и др. . Кратковременное лечение гормоном роста (GH) взрослых с дефицитом GH увеличивает содержание натрия в организме и внеклеточную воду, но не кровяное давление.J. Clin Endocrinol Metab, 1996; 81: 1123–8.

    31. Моллер Дж. , Фискер С., Розенфальк А.М., и др. . Долгосрочные эффекты гормона роста (GH) на распределение жидкости в организме у взрослых с дефицитом GH: четырехмесячное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Eur J Endocrinol, 1999; 140: 11–16.

    32. Моллер Дж. , Моллер Н., Франдсен Э., и др. . Блокада ренин-ангиотензин-альдостероновой системы предотвращает задержку жидкости, вызванную гормоном роста, у людей.Am J Physiol1997; 272: E803-8.

    33. Розенфельд Р.Г. , Атти К., Фран Дж., и др. . Гормональная терапия синдрома Тернера: благотворно влияет на рост взрослого человека. J Pediatr1998; 132: 319–24.

    34. Fine RN , Sullivan EK, Tejani A. Влияние лечения рекомбинантным гормоном роста человека на окончательный рост взрослого человека. Педиатр Нефрол 2000; 14: 679–81.

    35. Germak JA .Терапия гормоном роста у детей с низким ростом: больше лучше или достижимо? Индийский журнал J Pediatr 1996; 63: 591–7.

    36. Haffner D , Schaefer F. Улучшает ли рекомбинантный гормон роста рост взрослых у детей с хронической почечной недостаточностью? Семин Нефрол 2001; 21: 490–7.

    37. Leger J , Garel C, Fjellestad-Paulsen A, et al . Лечение гормоном роста человека низкорослых детей, рожденных маленькими для гестационного возраста: влияние на массу мышечной и жировой ткани в течение 3-летнего периода лечения и после 1 года отмены.J Clin Endocrinol Metab 1998; 83: 3512–16.

    38. Грегори Дж. У. , Грин С. А., Юнг Р. Т., и др. . Метаболические эффекты лечения гормоном роста: ранний предиктор реакции роста? Arch Dis Child, 1993; 68: 205–9.

    39. Subramanian S , Kellum JA. Ограничение вреда в отделении интенсивной терапии. Минерва Анестезиол 2000; 66: 324–32.

    40. Wolf SE , Barrow RE, Herndon DN.Терапия гормоном роста и IGF-I у пациентов с гиперкатаболизмом. Baillieres Clin Endocrinol Metab 1996; 10: 447–63.

    41. Ziegler TR , руководитель I. Дополнительная терапия гормоном роста человека в нутритивной поддержке: потенциал для ограничения септических осложнений у пациентов отделения интенсивной терапии. Semin Respir Infect, 1994; 9: 240–7.

    42. Такала Дж. , Руоконен Э., Вебстер Н.Р., и др. .Повышенная смертность, связанная с лечением гормоном роста у взрослых в критическом состоянии. N Engl J Med1999; 341: 785–92.

    43. Баттерфилд GE , Томпсон Дж., Ренни М.Дж., и др. . Влияние лечения rhGH и rhIGF-I на использование белка у пожилых женщин. Am J Physiol1997; 272: E94–9.

    44. Cuneo RC , Salomon F, Wiles CM, и др. . Гистология скелетных мышц у взрослых с дефицитом GH: сравнение с нормальными мышцами и ответ на лечение GH.Хорм Res1992; 37: 23–8.

    45. Cuneo RC , Salomon F, Wiles CM, и др. . Лечение гормона роста у взрослых с дефицитом гормона роста. I. Влияние на мышечную массу и силу. J Appl Physiol1991; 70: 688–94.

    46. Salomon F , Cuneo RC, Hesp R, и др. . Влияние лечения рекомбинантным гормоном роста человека на состав тела и метаболизм у взрослых с дефицитом гормона роста.N Engl J Med1989; 321: 1797–803.

    47. Christ ER , Carroll PV, Russell-Jones DL, и др. . Последствия дефицита гормона роста в зрелом возрасте и эффекты замены гормона роста. Schweiz Med Wochenschr 1997; 127: 1440–9.

    48. Фрибург Д.А. , Гельфанд Р.А., Барретт Э.Дж. Гормон роста резко стимулирует синтез белка в мышцах предплечья у нормальных людей.Am J Physiol1991; 260: E499–504.

    49. Fryburg DA , Jahn LA, Hill SA, и др. . Инсулин и инсулиноподобный фактор роста-I усиливают анаболизм белков скелетных мышц человека во время гипераминоацидемии с помощью различных механизмов. Дж. Клин Инвест, 1995; 96: 1722–9.

    50. Ярашески К.Е. , Кэмпбелл Дж. А., Смит К., и др. . Влияние гормона роста и силовых упражнений на рост мышц у молодых мужчин.Am J Physiol1992; 262: E261–7.

    51. Yarasheski KE , Zachwieja JJ, Angelopoulos TJ, и др. . Кратковременное лечение гормоном роста не увеличивает синтез мышечного белка у опытных тяжелоатлетов. J Appl Physiol1993; 74: 3073–6.

    52. Deyssig R , Frisch H, Blum WF, и др. . Влияние лечения гормоном роста на гормональные параметры, состав тела и силу у спортсменов.Acta Endocrinol (Копен) 1993; 128: 313–18.

    53. Рудман Д. , Феллер А.Г., Кон Л., и др. . Влияние гормона роста человека на состав тела у пожилых мужчин. Horm Res1991; 36 (приложение 1): 73–81.

    54. Rudman D , Feller AG, Nagraj HS, и др. . Влияние гормона роста человека на мужчин старше 60 лет. N Engl J Med1990; 323: 1–6.

    55. Yarasheski KE , Zachwieja JJ.Гормональная терапия для пожилых людей: источник молодости оказался токсичным. JAMA1993; 270: 1694.

    56. Yarasheski KE , Zachwieja JJ, Campbell JA, et al . Влияние гормона роста и силовых упражнений на рост и силу мышц у пожилых мужчин. Am J Physiol1995; 31: E268–76.

    57. Taaffe DR , Jin IH, Vu TH, и др. . Отсутствие влияния рекомбинантного гормона роста человека (GH) на морфологию мышц и экспрессию GH-инсулиноподобного фактора роста у тренированных с отягощениями пожилых мужчин.J. Clin Endocrinol Metab, 1996; 81: 421–5.

    58. Taaffe DR , Прюитт Л., Рейм Дж., и др. . Влияние рекомбинантного гормона роста человека на силовой ответ мышц на упражнения с отягощениями у пожилых мужчин. J. Clin Endocrinol Metab, 1994; 79: 1361–6.

    59. Lange KH , Isaksson F, Rasmussen MH, и др. . Введение и отмена GH у здоровых пожилых мужчин: влияние на состав тела, маркеры сыворотки, связанные с GH, частоту сердечных сокращений и потребление кислорода в покое.Clin Endocrinol (Oxf) 2001; 55: 77–86.

    60. Ланге К. Х. , Андерсен Дж. Л., Бейер Н., и др. . Введение GH изменяет изоформы тяжелой цепи миозина в скелетных мышцах, но не увеличивает мышечную силу или гипертрофию, как отдельно, так и в сочетании с тренировками с отягощениями у здоровых пожилых мужчин. J Clin Endocrinol Metab2002; 87: 513–23.

    61. Blackman MR , Соркин Д.Д., Мюнцер Т., и др. .Введение гормона роста и половых стероидов у здоровых пожилых женщин и мужчин: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA2002; 288: 2282–92.

    62. Frisch H . Гормон роста и состав тела у спортсменов. J Endocrinol Invest, 1999; 22 (приложение 5): 106–9.

    63. Дженкинс ПДЖ . Гормон роста и упражнения: физиология, использование и злоупотребление. Гормон роста IGF Res2001; 11 (приложение A): S71–7.

    64. Ярашеский КЕ . Влияние гормона роста на обмен веществ, состав тела, мышечную массу и силу. Exerc Sport Sci Rev.1994; 22: 285–312.

    65. Forbes GB . Влияние анаболических стероидов на безжировую массу тела: кривая доза-ответ. Метаболизм 1985; 34: 571–3.

    66. Schauster AC , Гелетко С.М., Миколич Д.Д.Сахарный диабет, связанный с рекомбинантным гормоном роста человека для лечения синдрома истощения при ВИЧ. Фармакотерапия 2000; 20: 1129–34.

    67. Беннет WM , Коннахер А.А., Скримджер С.М., и др. . Эугликемическая гиперинсулинемия увеличивает поглощение аминокислот тканями ног человека во время гипераминоацидемии. Am J Physiol1990; 259: E185–94.

    68. Biolo G , Fleming RYD, Wolfe RR.Физиологическая гиперинсулинемия стимулирует синтез белка и увеличивает транспорт выбранных аминокислот в скелетных мышцах человека. Дж. Клин Инвест, 1995; 95: 811–19.

    69. Беннет WM , Коннахер А.А., Скримджер С.М., и др. . Увеличение синтеза белка передней большеберцовой мышцы у здорового человека во время инфузии смешанных аминокислот: исследования включения [1- 13 C] лейцина. Clin Sci1989; 76: 447–54.

    70. Wanke R , Hermanns W, Folger S, и др. .Ускоренный рост и поражения внутренних органов у трансгенных мышей, экспрессирующих чужеродные гены семейства гормонов роста: обзор. Педиатр Нефрол, 1991; 5: 513–21.

    71. Wanke R , Milz S, Rieger N, и др. . Разрастание кожи у трансгенных мышей с гормоном роста зависит от наличия мужских гонад. J Invest Dermatol, 1999; 113: 967–71.

    72. Боллерслев Дж. , Моллер Дж., Томас С., и др. .Дозозависимые эффекты рекомбинантного гормона роста человека на биохимические маркеры метаболизма костей и коллагена при дефиците гормона роста у взрослых. Eur J Endocrinol 1996; 135: 666–71.

    73. Wolf E , Wanke R, Schenck E, et al . Влияние перепроизводства гормона роста на силу захвата трансгенных мышей. Eur J Endocrinol, 1995; 133: 735–40.

    74. Colao A , Cuocolo A, Marzullo P, и др. .Обратима ли акромегалическая кардиомиопатия? Влияние 5-летней нормализации уровня гормона роста и инсулиноподобного фактора роста I на работу сердца. J Clin Endocrinol Metab2001; 86: 1551–7.

    75. Халили А.А. , Леви Р.Д., Эдвардс Р.Х., и др. . Нервно-мышечные особенности акромегалии: клиническое и патологическое исследование. J Neurol Neurosurg Psychiatry 1984; 47: 1009–15.

    76. Johnson RH , Ренни MJ.Изменения жирового и углеводного обмена, вызванные умеренными физическими нагрузками у пациентов с акромегалией. Clin Sci 1973; 44: 63–71.

    77. Опи LH . Жирные кислоты и внезапная смерть. Am Heart J1973; 85: 575.

    78. Deyssig R , Frisch H. Самостоятельное введение трупного гормона роста силовым атлетам. Lancet1993; 341: 768–9.

    79. Longobardi S , Keay N, Ehrnborg C, и др. .Влияние гормона роста (GH) на метаболизм костей и коллагена у здоровых взрослых и его потенциал в качестве маркера злоупотребления GH в спорте: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Исследовательская группа GH-2000. J Clin Endocrinol Metab2000; 85: 1505–12.

    80. Wallace JD , Cuneo RC, Baxter R, и др. . Реакция оси гормона роста (GH) и инсулиноподобного фактора роста на упражнения, введение GH и отмену GH у тренированных взрослых мужчин: потенциальный тест на злоупотребление GH в спорте.J Clin Endocrinol Metab, 1999; 84: 3591–601.

    Тестирование гормона роста человека (hGH)

    Концепции и разработка обоих тестов hGH систематически анализировались международными независимыми экспертами в таких областях, как hGH и IGF-I, эндокринология, иммуноанализ, аналитическая химия, фармакология, лабораторные работы, антидопинговые и др., опубликованные в международных научных журналах.

    Решение Спортивного арбитражного суда (CAS) 2013 г. по делу FIS vs.Случай Veerpalu подтвердил, что текущий тест на изоформы является надежным и научно надежным. В результате критики, высказанной Группой CAS в отношении статистической процедуры, первоначально применявшейся для определения DL теста, новый статистический анализ был проведен на увеличенном количестве данных допинг-контроля hGH (образцы от спортсменов, прошедших лечение в реальных условиях допинг-контроля образца сбор, транспортировка, хранение и анализ, включая стандартизированные аналитические протоколы и приборы) двумя независимыми группами статистиков.Результаты исследования были опубликованы в независимом рецензируемом научном журнале, специализирующемся на исследованиях GH и IGF-I.

    Пересмотренные DL были включены в новую версию Руководства по дифференциальному иммуноанализу изоформ чГР для антидопинговых анализов, доступного на веб-сайте ВАДА. Настоящее Руководство по-прежнему дает указания по процедуре преаналитической подготовки проб, выполнению теста, а также интерпретации и составлению отчетов о результатах теста.

    Для получения дополнительной информации о процессе определения DL теста обратитесь к Hanley JA et al . «Дифференциальные иммуноанализы на изоформы чГР, применяемые к образцам крови спортсменов: пределы принятия решения для антидопингового тестирования». Исследование гормона роста и IGF , 2014.

    Научная обоснованность и эффективность подхода с использованием биомаркеров hGH документирована во многих научных публикациях на протяжении более десяти лет. Серия плацебо-контролируемых исследований введения рекомбинантного recGH, проведенных в Европе и Австралии, показала, что как IGF-I, так и P-III-NP существенно повышаются после введения recGH дозозависимым образом.Эти маркеры были оценены по нескольким смешивающим факторам, которые могут влиять на баллы дискриминантных функций, включая возраст, пол, этническую принадлежность, физические нагрузки, суточные и ежедневные вариации, внутриличностные вариации, травмы костей и мягких тканей, спортивную дисциплину. , и телосложение (телосложение). Тем не менее, прежде чем возобновить его внедрение в лабораториях, аккредитованных ВАДА, исследование по определению DL для новых анализов также будет подвергнуто независимой экспертной оценке и опубликовано в международном научном журнале.

    Ответить

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *