Лекарство для мозгов: Препараты для улучшения работы мозга

Содержание

препараты для улучшения работы мозга

 

Всё больше людей на Западе стремится повысить продуктивность искусственно — с помощью ноотропных препаратов. Согласно отчётам ВОЗ, лекарства этой группы принимают до 30% совершеннолетних граждан Европы и Японии. В России мода на “мозговые ускорители” пока распространена только среди небольшой прослойки студентов и офисных работников. Стоит ли игра с ноотропами свеч? Будем разбираться.

Ноотропные препараты появились в начале шестидесятых. Бельгийские фармакологи вывели формулу лекарства, которое улучшало работу мозга и моторные функции организма, но не имело побочных эффектов психостимуляторов, в том числе не вызывало привыкания. Препарат назвали пирацетамом, а в 1972 году один из его создателей предложил вывести подобные стимуляторы в отдельную группу «ноотропы». В англоязычной литературе их даже назвали smart drugs — «умные лекарства».

Изначально ноотропы использовались для лечения проблем центральной нервной системы, восстановления после инсультов, ослабления симптомов болезни Альцгеймера. Препараты уверенно доказали свою эффективность в борьбе с тяжёлыми заболеваниями. Но выяснилось, что ноотропы решают и проблемы усталости, концентрации внимания, депрессии и вообще делают нас менее восприимчивыми к стрессу. Тогда-то их и стали применять для повышения работоспособности вполне здоровые люди. Учёные обнаружили, что приём ноотропов привёл к резкому снижению несчастных случаев на опасных производствах. Так стоит ли применять ноотропы в обычной жизни? Несколько фактов о таких препаратах помогут вам принять решение:

 

  • Ноотропы не действуют мгновенно. В отличие от психостимуляторов, они улучшают работу мозга постепенно. То есть выпить таблетку фенотропила и стать сверхчеловеком не получится. 
  • Ноотропы не вызывают зависимости. Они полностью выводятся из организма и не нарушают его функций, если следовать правилам приёма и не пить их 365 дней в году. Обычно врачи назначают курсы ноотропов раз в полгода, не чаще.
  • Ноотропы бывают разными — от синтетических до органических. В зависимости от лекарства можно подобрать пищевые добавки, витамины и препараты —
    лецитин
    , холин, глицин.

Из-за множества нюансов перед выбором и применением конкретного ноотропа нужно проконсультироваться у врача. Возможно, препарат вам вообще не нужен или даже противопоказан.

 

Помните, что приём любых лекарств, особенно ноотропов, — сильное воздействие на ваш организм. Не нужно принимать их, просто потому что вы не всё успеваете и хотите немного повысить продуктивность. Пересмотрите свой график, нормализуйте режим дня, отдыхайте больше, занимайтесь спортом, используйте методики тайм-менеджмента и лишь в последнюю очередь прибегайте к ноотропам.

 

Новый препарат для мозга эффективней аналогов — Российская газета

Препарат, эффективно защищающий нервные клетки мозга от гибели, разработала международная группа ученых из России, Испании и США. Он поможет людям, которые перенесли инсульт.

Сегодня только в России ежегодно появляется около 400 тысяч таких пациентов. Существует множество лекарств, которые должны препятствовать дальнейшей гибели нервных клеток у людей, которые перенесли инсульт. Однако сегодня в мире нет препаратов с высоким уровнем эффективности. Поэтому во всем мире идет поиск новых лекарственных средств, действие которых не будет вызывать сомнений.

— В основе нашей разработки лежит одно свойство нейронов, — сказала корреспонденту «РГ» кандидат биологических наук Ольга Бурмистрова. — Как и все другие клетки организма для питания они используют глюкозу. Но у нейронов есть своя специфика, которая отличает от всех других клеток, которые для переработки глюкозы используют окисление или так называемый гликолиз. Нейроны идут иным путем. Они тоже применяют гликолиз, но только в очень малых дозах, а основной поток глюкозы перерабатывается совсем в другой реакции. Вот такая специфика у нейрона.

Этот механизм работает, если все в норме, и нейроны надежно защищены от гибели. Но если произошел какой-то сбой, если баланс сдвигается в сторону гликолиз, нейрон начинает разрушаться. Так вот новый препарат должен вернуть нейрон на «путь истинный», заблокировать гликолиз. Как же это делается?

Новый препарат вернет нейрон на «путь истинный», защитит его от гибели

— Все дело в одном белке, а конкретно белке PFKFB3, — говорит Бурмистрова. — Если все в норме, его в нейронах нет, а вот в случае сбоев он появляется и сдвигает баланс в сторону гликолиза. Наш препарат блокирует этот провоцирующий белок, не давая сдвинуть в негативную сторону баланс в питании нейрона.

Эксперименты на мышах показали высокую эффективность нового препарата. Он уменьшает размер области поражения мозга и улучшает координацию мышей. По словам Бурмистровой, механизм препарата универсален, а потому сможет помочь людям не только справиться с последствиями инсульта, но и станет хорошим средством при черепно-мозговых травмах, болезни Альцгеймера, болезни Паркинсона и ряде других тяжелых недугов. Препарат уже проверен на токсичность и показал свою полную безопасность. Клинические испытания нового лекарства для защиты клеток мозга должны начаться в ближайшее время. Он может дать надежду миллионам людей во всем мире.

Между тем

Признаки ранней стадии болезни Альцгеймера сможет выявлять система искусственного интеллекта, разработанная учеными Центра информационных технологий в проектировании РАН и Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова. Машина в автоматическом режиме ставит диагноз по снимкам магнитно-резонансного томографа. Для этого она находит гиппокамп, определяет его объем и динамику изменения и выдает диагноз. В контрольных тестах смог в более 90 процентов случаев выявить на ранней стадии, когда еще болезнь себя никак не проявляет, атрофию гиппокампа. Созданная система станет инструментом, сокращающим время и сложность диагностики для врача и повысит шансы пациентов вовремя начать лечение.

Почему таблетки для улучшения работы мозга бесполезны и чем их можно заменить: советы нейробиолога

Проблема таблеток для улучшения работы мозга

Как нейробиолог я вижу один большой недостаток подобных препаратов: в большинстве своем они не содержат базовых витаминов, необходимых для нормального функционирования мозга. Эти добавки были разработаны с учетом того, что люди уже получают нужные вещества из еды или аптечных витаминов.

Таким образом, препараты для стимуляции умственной деятельности не помогут, если в вашей диете есть пробелы. Например, применявшиеся для лечения нарколепсии модафинил и адералл рекламировались как «таблетки для ума», но это не вполне соответствует действительности. Хотя в краткосрочной перспективе вам может показаться, что ноотропы делают вас более внимательными и бодрыми, однако на ваш ум они точно не влияют.

Если вы хотите улучшить когнитивные способности, попробуйте не принимать лекарства, а последовать следующим рекомендациям.

1. Ешьте больше полезных жиров и пейте больше воды

Мозг — это орган, состоящий в основном из жиров и воды. Неудивительно, что для нормального функционирования ему необходимы полезные жиры и достаточное увлажнение. Существует множество исследований о пользе жирной кислоты омега-3, содержащейся в рыбе (веганы могут получить аналогичные вещества из водорослей). В авокадо, орехах и семенах есть жирная кислота омега-6 и другие микроэлементы, витамины и минералы. Ученые выяснили, что кокосовое масло тоже может улучшить работу мозга, поэтому попробуйте добавлять его по ложке в чай или кофе.

2. Пейте зеленый чай

Многие ноотропы содержат L-теанин. Концентрация этого вещества также высока в зеленом чае — особенно много его в маття. L-теанин повышает активность нейромедиатора ГАМК, снижающего уровень беспокойства. Как показывают исследования, в соединении с кофеином (он тоже входит в зеленый чай) L-теанин способен улучшать концентрацию. В матте содержится еще и много катехина EGCG, который является природным антиоксидантом и увеличивает продолжительность жизни клеток мозга.

3. Добавьте в рацион больше продуктов, богатых антиоксидантами

Антиоксиданты противодействуют свободным радикалам. Наверное, вы больше слышали об этом в контексте профилактики рака и борьбы со старением, но антиоксиданты также помогают справиться со снижением активности мозга. В число антиоксидантов входят флавоноиды и витамины С и Е, исследования демонстрируют, что они приостанавливают процессы, запущенные свободными радикалами. Ешьте ягоды и бобы (чем темнее, тем лучше) — они являются отличным источником антиоксидантов.

Фото: Unsplash

4. Увеличьте употребление витаминов группы В

Витамины группы В (особенно В6 и В12) необходимы для мозга. Ученые пришли к выводу, что их дефицит отрицательно влияет на когнитивные функции, настроение и нейропластичность. В6 содержится в яйцах, моркови, сладком картофеле, шпинате и цельных зернах. В периоды стресса и перегрузок также имеет смысл принимать витамины группы B в таблетках, чтобы избежать усталости и выгорания.

5. Уменьшите стресс

Старайтесь поддерживать нормальную работу мозга, но при этом не слишком беспокойтесь по этому поводу. Определенный уровень стресса полезен, однако при усилении он может помешать мыслительной деятельности. Есть много эффективных способов уменьшить беспокойство (или заставить его работать в вашу пользу), но один поможет наверняка — это магниевая ванна два раза в неделю или использование соответствующего спрея перед сном. Сейчас 75% людей испытывают дефицит магния. Чем сильнее напряжение, тем больше этого вещества мы теряем. В то же время именно оно помогает регулировать кортизол — гормон стресса.

6. Медитируйте

Многие выдающиеся деятели включают медитацию в свой ежедневный утренний ритуал. Она снижает уровень стресса, регулирует эмоции и повышает уровень окситоцина — гормона, который усиливает чувство принадлежности и идентичности. Если мы его ощущаем, то продуктивно работаем и успешно развиваемся. А если не ощущаем, то нас охватывают бессилие и апатия.

Мозг действительно может не обладать безграничными познавательными ресурсами, но не стоит надеяться, что с этой проблемой справятся таблетки. Лучше заведите полезные привычки и скорректируйте рацион — эти способы куда лучше справятся со стимуляцией когнитивных способностей.

Источник.

Препарат, улучшающий кровообращение и метаболизм головного мозга

Бравинтон

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 10 мг/2 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N000345/01 от 13.10.08
Винпоцетин

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 10 мг/2 мл: амп. 10 шт.

рег. №: ЛСР-006068/08 от 31.07.08
Винпоцетин

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/мл: амп. 2 мл или 5 мл 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-001169 от 11.11.11
Винпоцетин

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/мл: амп. 2 мл, 5 мл или 10 мл 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-005209 от 03.12.18
Произведено: ОЗОН (Россия)
Винпоцетин

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/мл: 2 мл амп. 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-000217 от 16.02.11
Винпоцетин

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/мл: 2 мл амп. 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-002430 от 11.04.14
Винпоцетин

Р-р в/в введения 5 мг/1 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N003781/01 от 17.06.11
Винпоцетин

Р-р д/инъекц. 10 мг/2 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N000182/02 от 31.07.08
Винпоцетин

Таб. 10 мг: 30 или 50 шт.

рег. №: ЛП-002441 от 28.04.14
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 10, 20, 25, 30, 40, 50, 60, 70, 75, 80, 90, 100, 120, 140, 160, 175, 180, 200, 210, 225, 240, 250, 270, 280, 300, 320, 360, 400, 450 или 500 шт.

рег. №: ЛП-002784 от 24.12.14
Произведено: ОЗОН (Россия)
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 10, 20, 30, 40 или 50 шт.

рег. №: П N014184/01 от 18.09.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: Р N003905/01 от 13.11.09
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: Р N000173/01 от 16.09.11
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: ЛСР-005753/08 от 22.07.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 шт.

рег. №: ЛСР-002133/08 от 27.03.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: Р N000182/01 от 16.12.11
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: ЛС-002653 от 21.03.12
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: ЛСР-003628/10 от 03.04.10
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 25 или 50 шт.

рег. №: П N015345/01 от 22.10.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 25 или 50 шт.

рег. №: П N014192/01 от 07.08.08 Дата перерегистрации: 10.11.15
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 30 или 50 шт.

рег. №: ЛСР-009342/09 от 19.11.09
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 30 или 50 шт.

рег. №: ЛП-002441 от 28.04.14
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: П N014778/01 от 29.07.08 Дата перерегистрации: 01.08.19
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: Р N002235/01 от 13.05.09 Дата перерегистрации: 13.03.19
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: ЛС-000207 от 05.03.10
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: ЛС-000762 от 23.08.10
Винпоцетин Велфарм

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/мл: 2 мл, 5 мл или 10 мл амп. 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-004729 от 12.03.18
Винпоцетин Велфарм

Таб. 5 мг: 10, 20, 30, 40 или 50 шт.

рег. №: ЛП-005203 от 22.11.18

Таб. 10 мг: 10, 20, 30, 40 или 50 шт.

рег. №: ЛП-005203 от 22.11.18
Винпоцетин Форте

Таб. 10 мг: 10, 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80, 90, 100, 120, 140, 150, 160, 180, 200, 210, 240, 250, 270, 300, 350, 400, 450 или 500 шт.

рег. №: ЛП-002190 от 20.08.13
Произведено: ОЗОН (Россия)
Винпоцетин Форте-Акос

Таб. 10 мг: 10, 20, 30, 40, 50, 60, 80 или 100 шт.

рег. №: ЛП-004090 от 23.01.17
Винпоцетин Экспресс

Таб., диспергируемые в полости рта, 10 мг: 10, 30, 60 или 90 шт.

рег. №: ЛП-006100 от 13.02.20
Винпоцетин-OBL

Таб. 5 мг: 20, 40, 50 или 100 шт.

рег. №: Р N001368/01 от 22.04.08 Дата перерегистрации: 15.04.19
Винпоцетин-OBL

Таб., покр. пленочной оболочкой, 10 мг: 10, 15, 20, 30, 40, 45, 50, 60, 75, 90, 100, 150, 200 или 300 шт.

рег. №: Р N003891/01 от 09.11.09 Дата перерегистрации: 05.11.20
Винпоцетин-АКОС

Р-р д/инф. концентрированный 10 мг/2 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N001925/01 от 07.08.08
Винпоцетин-АКОС

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: Р N001925/02 от 23.07.08
Винпоцетин-Акрихин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: Р N002144/01 от 15.12.08 Дата перерегистрации: 28.09.16
Винпоцетин-Алиум

Таб. 10 мг: 10, 15, 20, 30, 40, 45, 50, 60, 75, 90, 100, 150, 200 или 300 шт.

рег. №: ЛП-006036 от 14.01.20 Дата перерегистрации: 08.09.20
Винпоцетин-АЛСИ

Таб. 5 мг: 10, 20, 30, 40 или 50 шт.

рег. №: Р N003245/01 от 30.06.09 Дата перерегистрации: 08.02.19
Винпоцетин-САР®

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/1 мл: амп. 2 мл 5 или 10 шт.

рег. №: Р N002623/01 от 08.07.08 Дата перерегистрации: 20.02.19
Винпоцетин-САР®

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: Р N002623/02 от 18.09.08 Дата перерегистрации: 02.02.18
Винпоцетин-СЗ

Таб. 10 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: ЛП-002188 от 20.08.13 Дата перерегистрации: 21.10.19
Кавинтазол

Таб. 5 мг: 10, 20, 30, 40, 50, 60, 80 или 100 шт.

рег. №: ЛС-000801 от 31.10.11 Дата перерегистрации: 21.01.16
Кавинтон®

Концентрат д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/1 мл: амп. 10 мл 5 шт.

рег. №: П N014725/02 от 18.01.08 Дата перерегистрации: 04.04.19

Концентрат д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/1 мл: амп. 5 мл 10 шт.

рег. №: П N014725/02 от 18.01.08 Дата перерегистрации: 04.04.19

Концентрат д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/1 мл: амп. 2 мл 10 шт.

рег. №: П N014725/02 от 18.01.08 Дата перерегистрации: 04.04.19
Кавинтон®

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: П N014725/01 от 04.04.08 Дата перерегистрации: 27.08.19
Кавинтон® Комфорте

Таб., диспергируемые в полости рта, 10 мг: 30 или 90 шт.

рег. №: ЛП-002864 от 19.02.15 Дата перерегистрации: 20.02.20
Кавинтон® форте

Таб. 10 мг: 30 или 90 шт.

рег. №: П N014556/01 от 15.08.07 Дата перерегистрации: 27.08.19
Комбитропил®

Капс. 400 мг+25 мг: 30 или 60 шт.

рег. №: ЛСР-005209/08 от 03.07.08
НооКам

Капс. 400 мг+25 мг: 60 шт.

рег. №: ЛСР-007063/09 от 07.09.09 Дата перерегистрации: 20.08.14
Омарон®

Таб. 400 мг+25 мг: 30, 60 или 90 шт.

рег. №: ЛС-001014 от 30.05.11 Дата перерегистрации: 10.08.18
Пирацезин

Капс. 400 мг+25 мг: 10, 20, 30, 40, 50 или 60 шт.

рег. №: П N016013/01 от 03.11.09
Фезам®

Капс. 400 мг+25 мг: 30 или 60 шт.

рег. №: П N012828/01 от 18.05.09 Дата перерегистрации: 05.06.19
контакты:
ТЕВА (Израиль)
Фесцетам

Капс. 400 мг+25 мг: 60 шт.

рег. №: ЛП-003226 от 29.09.15
Цидокан®

Капс. 400 мг+25 мг: 10, 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80 или 90 шт.

рег. №: ЛП-005031 от 06.09.18
Веро-Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: Р N000327/01 от 03.04.12
Винпоцетин-Штада

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: Р N002235/01 от 13.05.09 Дата перерегистрации: 13.03.19
Винпоцетин-Эском

Концентрат д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-000662 от 28.09.11
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Инстенон®

Р-р д/в/в и в/м введения 10 мг+50 мг+100 мг/2 мл: амп. 5 шт.

рег. №: П N014738/01 от 10.10.08

Таб., покр. оболочкой, 20 мг+50 мг+60 мг: 30 шт.

рег. №: П N014738/02 от 13.10.08

Таб., покр. оболочкой, 60 мг+100 мг+60 мг: 50 шт.

рег. №: П N014738/02 от 13.10.08
Корсавин

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: Р N003606/01 от 28.05.09

Растворяющие тромб (тромболитические) лекарства в лечении острого ишемического инсульта на ранних стадиях

Вопрос

Мы хотели сравнить безопасность и эффективность растворяющих сгусток крови (тромболитических) лекарств с плацебо или с отсутствием лечения на ранних стадиях ишемического инсульта, чтобы увидеть, улучшают ли растворяющие кровяной сгусток средства исход после инсульта.

Актуальность

Большинство инсультов происходят из-за закупорки мозговой артерии кровяным сгустком (тромбом). Своевременное лечение растворяющими тромб (тромболитическими) лекарствами может восстановить ток крови прежде, чем произойдет серьезное повреждение головного мозга, и это может означать, что люди с большей вероятностью смогут хорошо восстановиться после своего инсульта. Однако, тромболитические препараты могут также вызывать серьезные кровоизлияния в мозг, которые могут быть фатальными. К настоящему времени тромболитическая терапия была оценена во многих рандомизированных исследованиях при остром ишемическом инсульте. Тромболитический препарат Альтеплаза сертифицирован для применения после наступления инсульта в течение трёх часов в США и 4,5 часов в большинстве европейских странах. Число людей, получающих это лечение, последовательно увеличивается.

Характеристика исследований

Мы идентифицировали 27 клинических испытаний с общим числом участников 10 187 в поисках, проведенных по ноябрь 2013. Большинство данных происходят из клинических испытаний, тестирующих одно лекарство (рекомбинантный тканевой активатор плазминогена rt-PA), вводимый в вену до шести часов после острого ишемического инсульта, но несколько других лекарств были также проверены, и в разное время после инсульта, и вводились в мозговую артерию, а не в вену на руке. Все клинические испытания сравнивали растворяющий сгусток (тромболитический) препарат с плацебо (контрольной) группой. Большинство клинических испытаний включали участников с умеренным и тяжелым инсультом. Все клинические испытания проводились в больницах, которые специализировались в лечении людей с инсультами. Различия между клиническими испытаниями означают, что не все клинические испытания вносят информацию по всем исходам, но мы использовали все доступные данные. Большинство клинических испытаний включали участников после того, как сканирование головного мозга компьютерной томографией (РКТ) исключало мозговое кровоизлияние как причину симптомов (несколько клинических испытаний вместо этого использовали сканирование мозга магнитно-резонансной томографией (МРТ)).

Основные результаты

Есть согласованность между более ранними испытаниями и одним недавним испытанием, добавленным в этом обновлении (IST-3) по всем основным исходам, а также между 12 испытаниями, которые проверили rt-PA, и 15 испытаниями, которые проверили другие растворяющие сгустки (тромболитические) лекарства. Основное различие между испытанием IST-3 и более ранними испытаниями было в том, что в IST-3 было много участников старше 80 лет. Растворяющее сгусток (тромболитическое) лечение может уменьшить риск долгосрочной зависимости от других лиц в повседневной деятельности, несмотря на то, что есть повышенный риск кровоизлияния в мозг, который также увеличивает риск ранней смерти. После того, как ранний риск кровотечений проходит, через три или шесть месяцев после инсульта, люди, получившие растворяющие сгусток (тромболитические) лекарства, с большей вероятностью восстановятся после своего инсульта и будут независимы, особенно если они получили лечение в течение первых трех часов после инсульта. Пожилые люди получали такую же пользу, как и молодые люди. Дача аспирина в то же самое время, что и растворяющих сгустки лекарств, повышает риск кровотечений, и его следует избегать. Дальнейший анализ факторов в индивидуальных данных пациентов, таких как находки при сканировании мозга до начала лечения, и различные способы проведения лечения, может дать больше информации, чем суммированные данные, которые мы использовали здесь. Тем временем, люди, которые думают, что у них инсульт, должны быстро добраться до больницы, где должны быть оценены врачом специалистом по инсультам, пройти сканирование головного мозга и получить растворяющее сгусток (тромболитическое) лечение как можно быстрее. Они не должны колебаться, думая, что они «слишком стары» для лечения. Лечение очень эффективно, если начинается в течение трех часов после инсульта и, безусловно, улучшает исходы, если дано до 4,5 часов после инсульта, но позже, чем этот интервал времени, эффекты не столь ясны и до сих пор проходят тестирование в испытаниях. Необходимо больше информации из испытаний у людей с легким инсультом, чтобы увидеть, перевешивает ли польза растворяющих сгустки (тромболитических) лекарств риск кровоизлияния.

Качество доказательств

Доказательства происходят в основном из хорошо организованных рандомизированных испытаний, проведенных экспертами по инсульту. Некоторые испытания (8/27) были проведены компаниями, которые производят растворяющие тромбы лекарства, но большинство исследований (19/27, включающих большинство участников) были финансированы правительственными или благотворительными источниками независимо от фармацевтических компаний. Результаты охватывают широкий диапазон людей с широким диапазоном степени тяжести инсульта и других расстройств здоровья.

Как развитие рынка психотропных веществ изменит этику будущего

Философ-когнитивист Томас Метцингер не исключает, что в будущем настраивать химию своего мозга будет так же просто, как сейчас лечить головную боль: лекарства, улучшающие память и совершенствующие мышление, появятся в каждой аптечке. Но как в такой ситуации регулировать рынок психотропных веществ и кто вправе оценивать их пользу или вред? Нужно ли принудительно делать людей умнее или в обязательном порядке прописывать таблетки от плохого настроения? Какие состояния сознания станут нормой, а какие окажутся вне закона? Публикуем отрывок из книги «Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель эго» издательства «АСТ», где Метцингер формулирует вопросы, с которыми неизбежно столкнется нейроэтика будущего.

Томас Метцингер

Сознательное замалчивание фактов нежелательно с этической точки зрения, поскольку часто косвенным образом вредит другим людям. Человечество еще столкнется с серией проблем, история возникновения которых похожа: во-первых, известные факты сознательно замалчивались в разных местах. Затем они неожиданно всплывали в новой, более широкой форме. Теперь информацию невозможно контролировать государственным законодательством или политическими мерами отдельных стран. Это выглядит так, словно все знание, которое было подавлено, из человеческого подсознания вдруг прорвалось наружу в виде новых демонов и понемногу принялось захватывать наше жизненное пространство. Типичные примеры тому — организованная преступность, спущенная с цепи и теперь глобально действующая финансовая индустрия и изменения климата. Отношение к новым психоактивным веществам относится к тому же ряду.

В настоящее время областью нейротехнических исследований, которая, скорее всего, приведет к коммерческой эксплуатации технологий сознания и быстро изменит общество, является область психотропных веществ. В целом, от них можно ожидать немало благ: мы сможем лечить психические и неврологические расстройства с помощью новых комбинаций методов визуализации, хирургии, глубокой стимуляции мозга и психофармакологии. В большинстве стран от одного до пяти процентов населения страдают серьезными психическими расстройствами. Тяжелые психические болезни часто ведут к тому, что пациенты теряют чувство собственного достоинства, и это также те болезни, в лечении которых мы меньше всего продвинулись за века (это ясно указывает на то, что наша теория сознания была неправильной). Теперь появляется реальная надежда, что новое поколение антидепрессантов и антипсихотических средств облегчит страдания больных этими старинными немочами.

Но мы на этом не остановимся. В важной новой дисциплине — нейроэтике — новым ключевым словом является «когнитивное совершенствование». Речь идет о новых медикаментах, которые должны улучшать психическую производительность, то есть, по существу, лекарства, «делающие умными» и «делающие бодрыми». Мы скоро научимся совершенствовать мышление и настроение здоровых людей. В самом деле, на сцену западной культуры уже вышла «косметическая психофармакология». Если мы справимся со старческой деменцией и потерей памяти, если разработаем препараты, обостряющие внимание и удаляющие застенчивость, а то и обычную повседневную грусть, почему бы их не использовать? И к чему оставлять врачам решение, какую роль в нашем личном эскизе жизни должны играть такие медикаменты? Как сегодня можно выбрать операцию по увеличению груди, пластическую хирургию, пирсинг и другие способы изменить свое тело, так вскоре мы сможем тонко и точно настраивать химию своего мозга. Кому же решать, какие перемены обогатят нашу жизнь, а о каких придется пожалеть?

Если мы научимся делать умнее нормальных людей, следует ли делать еще умнее умников? Авторитетный научный журнал Nature недавно провел среди читателей-ученых естественных наук неофициальный онлайн-опрос об использовании улучшающих когнитивные процессы средств. Откликнулись тысяча четыреста человек из шестидесяти стран. Один из пяти сообщил, что он — или она — использует подобные препараты в нелечебных целях, для стимуляции внимания, сосредоточенности или памяти. Наиболее популярным среди использующих препараты оказался метилфенидат (риталин) — его использовали 62%, в то время как 44% принимали модафинил, а пятнадцать использовали такие бета-блокаторы, как пропранолол. Треть опрошенных покупала эти средства через Интернет. Опрос показал не только широкую распространенность таких препаратов среди ученых, но и обнаружил, что четыре пятых опрошенных считают, что здоровым взрослым следует разрешить использование подобных веществ по желанию. Почти семьдесят процентов заявили, что готовы на риск легких побочных явлений при приеме таких средств. Один из участников опроса сказал: «Я как профессионал считаю своим долгом использовать для блага человечества все свои способности. Если препараты могут их усилить, мой долг принимать их».

Storytel — международный сервис аудиокниг по подписке. В библиотеке Storytel собраны аудиокниги практически всех жанров, от классики и нон-фикшена до лекций, стендапов и подкастов. Это сервис, который решает проблему чтения. Он позволяет слушать аудиокниги всегда и везде: во время тренировки, готовки еды, дороги на работу и обратно, в самолете, перед сном и когда угодно еще. Storytel создает и записывает собственный уникальный контент — лекционные проекты, подкасты, аудиосериалы, а также сотрудничает с лучшими голосами страны.

Можно с уверенностью предположить, что фармакологические нейротехнологии для улучшения психической производительности здоровых людей будут совершенствоваться и что от этических проблем не удастся просто отвести взгляд, как мы поступали в прошлом с классическими галлюциногенами. Самая важная разница заключается в том, что усовершенствовать свой ум захотят намного больше людей, чем желали духовных переживаний. Как писала когнитивный нейроученый Марта Фара с соавторами еще некоторое время назад: «Вопрос уже не в том, нуждаемся ли мы в руководстве по пользованию нейрокогнитивным совершенствованием, а в том, какого рода руководство нам требуется».

«Нам придется решать, какие состояния сознания следует объявить вне закона в свободном обществе»

Придется ли с приходом нового поколения когнитивных стимуляторов брать предэкзаменационный анализ мочи в школах и университетах? Станут ли с появлением в широком доступе надежных оптимизаторов настроения ворчливость и ПМС на рабочем месте рассматриваться как неряшливость и запущенность, как ныне — сильный запах пота? Вопрос, который мне как философу особенно интересен, заключается в следующем: что мы будем делать, когда «препараты морального совершенствования» позволят людям вести себя более просоциально и альтруистично? Следует ли тогда принудительно оптимизировать этику каждого? Кто-то скажет, что такую динамическую систему, как совершенствовавшийся миллионами лет человеческий мозг, невозможно усовершенствовать дополнительно, не поступившись долей устойчивости. Другие возразят, что мы можем запустить процесс оптимизации в новом направлении, которое отличается от того, что пошагово смастерила в нашей осознаваемой я-модели эволюция. Стоит ли нам записываться в нейрофеноменологические луддиты?

Проблема фенотехнологии имеет и этическую, и политическую сторону. В конечном счете это нам придется решать, какие состояния сознания следует объявить вне закона в свободном обществе. Законно ли, например, чтобы дети воспринимали своих родителей в состоянии опьянения? Станете ли вы возражать, если пожилые граждане или ваши коллеги по работе будут взбадривать и заводить себя новым поколением препаратов, улучшающих мышление? Как насчет поправки либидо в старческом возрасте? Приемлемо ли, чтобы солдаты, сражающиеся, возможно, за этически сомнительные цели, дрались и убивали под влиянием психостимуляторов и антидепрессантов, избавляющих их от посттравматического стрессового расстройства? Что, если новая фирма предложит каждому религиозные переживания, достигаемые электростимуляцией мозга? В вопросе психоактивных веществ нам настоятельно требуется разумная и дифференцированная наркополитика — соответствующая вызову, брошенному нейрофармакологией двадцать первого века. На сегодняшний день существует легальный и нелегальный рынок: а значит, существуют легальные и нелегальные состояния сознания. Если нам удастся провести разумную наркополитику, ее целью станет сведение к минимуму ущерба потребителям и обществу при максимальном потенциальном выигрыше. В идеале важность различия между легальными и нелегальными состояниями сознания будет постепенно уменьшаться, потому что желаемое поведение потребителя будет контролироваться культурным консенсусом и самими гражданами — как бы снизу вверх, а не сверху вниз, со стороны государства.

Тем не менее, чем лучше мы станем понимать нейрохимические механизмы, тем больше — по ассортименту и по количеству — нелегальных препаратов появится на черном рынке. Я предсказываю, что к 2050 году «старые добрые времена», когда нам приходилось иметь дело всего с дюжиной-другой молекул на черном рынке, покажутся праздником. Не стоит обманываться: запреты не работали в прошлом и, как подсказывает опыт, на каждое незаконное человеческое желание на черном рынке находится товар. Если есть спрос, будет и промышленность, его обслуживающая. Мы можем увидеть в будущем, как расцветают все новые психоактивные вещества, и врачи скорой помощи будут сталкиваться с ребятишками, сидящими на наркотиках, которые врачам не знакомы даже по названию.

Storytel — международный сервис аудиокниг по подписке. В библиотеке Storytel собраны аудиокниги практически всех жанров, от классики и нон-фикшена до лекций, стендапов и подкастов. Это сервис, который решает проблему чтения. Он позволяет слушать аудиокниги всегда и везде: во время тренировки, готовки еды, дороги на работу и обратно, в самолете, перед сном и когда угодно еще. Storytel создает и записывает собственный уникальный контент — лекционные проекты, подкасты, аудиосериалы, а также сотрудничает с лучшими голосами страны.

Незаконные психоактивные вещества, применяемые в основном для расслабления на вечеринках, показывают, насколько быстро может идти такое развитие. В первом немецком издании этой книги (вышедшем в 2009-м) я осторожно предсказывал, что скоро число запрещенных веществ на рынке резко возрастет. За три года после этого предсказания только в Европе было обнаружено сперва 41, затем 49, а в 2012 уже 73 вида синтетических наркотиков, совершенно неизвестных прежде. Сейчас уже видно, что общая тенденция, выраженная в этом предсказании, не прерывается: в следующем году было обнаружено впервые 81 психоактивное вещество, в 2014 их насчитывалось 101. Просматривая годовые отчеты Европола и Европейского центра мониторинга наркотиков и наркомании, можно оправданно заключить, что ситуация полностью вышла из-под контроля. Однако то же относится и к «подстегиванию мозгов» рецептурными препаратами. Как только появится по-настоящему действенный препарат, улучшающий работу мозга, не сработают самые строгие формы контроля по его применению. Сейчас уже существуют сотни нелегальных лабораторий, которые немедля скопируют соответствующую молекулу и выбросят ее на нелегальный рынок.

Глобализация, Интернет и современная нейрофармакология вместе взятые представляют собой вызов наркополитике. Например, легальная фармоиндустрия прекрасно знает, что с пришествием интернет-аптек государственные силовые ведомства уже не в силах контролировать неврачебное использование таких психостимуляторов, как риталин и модафинил. Настанет день, когда мы не сможем отделаться от этого вызова отрицанием, дезинформацией и пиар-кампаниями, так же как законодательными мерами и драконовскими санкциями. Мы уже дорого платим за статус-кво в злоупотреблениях лекарственными средствами и алкоголем. Между тем возникают новые вызовы, а мы не выполнили нашего домашнего задания. […]

Мы еще не смогли убедительно оценить внутреннюю ценность искусственно вызванных состояний сознания, а также рисков и благ, которые они несут не только отдельным гражданам, но и обществу в целом. Мы просто не смотрели в эту сторону. Не интегрировать подобные вещества в нашу культуру, объявить их вне закона, тоже грозит ущербом: к ним не будет доступа у занимающихся духовными практиками и серьезно изучающих теологию и психиатрию; молодежь вступит в контакт с преступным миром; люди будут экспериментировать с неизвестными дозами в небезопасных условиях; особо уязвимые личности могут в таких условиях небезопасно себя повести или серьезно травмироваться при панических эпизодах или эпизодах высочайшей тревожности, а также у них могут развиться долговременные психотические реакции. Все, что бы мы ни делали, имеет последствия. Это относится как к проблемам прошлого, так и к вызовам, с которыми мы столкнемся в будущем.

«В нашем конкурентном и беспощадном обществе очень немногие ищут глубоких духовных переживаний. Люди хотят остроты ума, сосредоточенности, эмоциональной устойчивости и харизмы»

Рассмотрим риск психотических реакций. Выполненное в Соединенном Королевстве обзорное исследование оценило опыты с ЛСД в клинической работе, охватив около 4300 человек и около 49 500 сессий с ЛСД. Уровень самоубийств составил 0,7 на тысячу пациентов; несчастные случаи — 2,3 на тысячу; психозы, продолжавшиеся более сорока восьми часов, — 9 на тысячу (причем две трети полностью от них оправились). Еще одно исследование, проверявшее присутствие психотических реакций по анкете, разосланной проводившим контролируемые эксперименты с ЛСД ученым, показало, что 0,08% из пяти тысяч волонтеров испытывали психиатрические симптомы, длившиеся больше двух суток. В последнее время исследователи продвинулись в контроле над такими нежелательными реакциями путем тщательного наблюдения и подготовки. Тем не менее лучше держаться консервативных оценок и ожидать девять длительных психотических реакций на тысячу пациентов.

Теперь предположим, что берется группа в тысячу тщательно отобранных граждан, и им предлагается законно вступить в царство феноменальных состояний, открытых псилоцибином, как в двух недавних псилоцибиновых опытах Роланда Гриффита с соавторами. Поскольку псилоцибин в этом отношении очень близок к ЛСД, эмпирические данные позволяют предположить, что у девятерых проявятся серьезные, продолжительные психотические реакции, которые у троих из них сохранятся более чем на 48 часов, возможно, с пожизненными нежелательными последствиями. 330 граждан оценят этот опыт как уникальное, наиболее духовно значимое переживание своей жизни; 670 скажут, что это было самое значимое переживание их жизни или причислят его к пяти наиболее значимым переживаниям. Кто перевесит — 9 или 670?

Storytel — международный сервис аудиокниг по подписке. В библиотеке Storytel собраны аудиокниги практически всех жанров, от классики и нон-фикшена до лекций, стендапов и подкастов. Это сервис, который решает проблему чтения. Он позволяет слушать аудиокниги всегда и везде: во время тренировки, готовки еды, дороги на работу и обратно, в самолете, перед сном и когда угодно еще. Storytel создает и записывает собственный уникальный контент — лекционные проекты, подкасты, аудиосериалы, а также сотрудничает с лучшими голосами страны.

Допустим далее, что отдельные граждане решат рискнуть и потребуют законного, максимально безопасного доступа в пространство этих феноменальных состояний. Следует ли государству вмешаться из этических соображений, возможно решив, что граждане не вправе рисковать своим психическим здоровьем и потенциальной возможностью стать обузой для общества? Тогда нам пришлось бы немедленно запретить алкоголь. А если эксперты-юристы скажут, что, как и со смертным приговором, одно неверное решение, одна стойкая психотическая реакция — уже перебор, что совершенно неэтично так рисковать? А если социальные работники и психиатры возразят, что решение вывести такие эксперименты за рамки закона увеличит общее число серьезных психиатрических осложнений среди населения и сделает их невидимыми для статистики? Если церковь официально заявит (в полном соответствии с основной теорией редуктивного материализма), что эти переживания — «не-дзен» — не настоящее, только явление, не имеющее эпистемической ценности? Вправе ли гражданин свободного общества сам искать ответа на этот вопрос?

Сочтем ли мы существенным, если соотношение риска к выгоде будет гораздо выше, скажем 80 к 20? Что, если граждане, не интересующиеся духовными проблемами, решат погрузиться в чистый «пустой» гедонизм, насладиться «истигкайтом» Мейстера Эккарта просто забавы ради? Что, если впоследствии ультраконсервативные верующие вместе со стареющими хиппи, твердо держащимися за веру в «психоделическое причастие», сочтут себя глубоко оскорбленными чисто развлекательным, гедонистическим применением подобных веществ и станут протестовать против богохульства и профанации? Все это — конкретные примеры этических вопросов, на которые мы пока не нашли нормативных, общепринятых ответов. Мы еще не выработали разумного способа обращения с этими веществами — стратегии минимизации риска, дающей людям возможность насладиться потенциальными благами. Мы только и сумели, что отгородиться от соответствующей доли феноменального пространства состояний, сделав практически невозможными в большинстве стран академические исследования и разумную оценку рисков. Это демонстрирует не только слабость правовой культуры, но и, быть может, влечет за собой более низкий жизненный стандарт по отношению к собственному сознанию. Мы не выполнили домашнего задания, и потому рушатся жизни.

Цена за отрицание может возрасти. Разрабатываются новые психоактивные вещества галлюциногенного типа […] — они выходят на черный рынок без клинической проверки, и число их все возрастает.

Это еще старые (и «простые», потому что легко решаемые) проблемы, невыполненное домашнее задание 1960-х. Сегодня структура спроса меняется, технология становится все точнее и рынок расширяется. В нашем сверхбыстром, все более конкурентном и беспощадном современном обществе очень немногие ищут глубоких духовных переживаний. Люди хотят остроты ума, сосредоточенности, эмоциональной устойчивости и харизмы — всего, что ведет к профессиональному успеху и облегчает стресс, связанный с жизнью на скоростной полосе. Осталось немного Олдосов Хаксли, зато возник новый демографический фактор: в богатых обществах люди живут долго как никогда — и хотят не только продолжительности, но и качества жизни. Большие фармацевтические предприятия об этом знают. Все слышали про модафинил, а кое-кто и о том, что он уже применяется в Ираке, а на подходе еще, по меньшей мере, сорок молекул. Да, тут много лишней шумихи, и паникерство, несомненно, неуместно. Однако технология никуда не денется, и она совершенствуется.

Крупные фармацевтические компании, пытаясь элегантно обойти границы между легальными и нелегальными средствами, втихомолку разрабатывают множество новых препаратов: они уверены, что стимуляторы мыслительных процессов в будущем принесут им большие прибыли за счет «немедицинского применения». Например «Цефалон», изготовитель модафинила, сообщил, что примерно 90% препарата выписывается для применения не по назначению. Распространившиеся в последнее время интернет-аптеки создали новый мировой рынок сбыта этой продукции и новые инструменты для неофициальных долговременных исследований с многочисленными испытуемыми.

Современная нейроэтика должна будет создать новый подход к наркополитике. Ключевой вопрос состоит в том, какие состояния мозга считать легальными. Какие области пространства феноменальных состояний должны быть (если должны) объявлены вне закона? Важно не забывать, что во всех культурах тысячелетиями использовали психоактивные вещества, чтобы вызывать особые состояния сознания: не только религиозный экстаз, расслабленную веселость и повышенное внимание, но и простое, тупое опьянение. Новый фактор в том, что инструменты совершенствуются. Поэтому нам предстоит решать, какие из этих измененных состояний следует вписать в нашу культуру, а каких избегать любой ценой.

В свободном обществе следует стремиться к максимальной независимости гражданина. Либеральное западное понимание демократии требует в отношении психоактивных веществ права на психическое самоопределение, которое также закреплено в конституции. Однако суть проблемы состоит в том, чтобы ограничивать этот основной либеральный принцип, приводя разумные и этически убедительные доводы.

«Нейроэтика должна учитывать не только физиологическое воздействие вещества на мозг, но и взвешивать психологический и социальный риск»

Я против легализации классических галлюциногенов, таких как псилоцибин, ЛСД и мескалин. Это правда, что они не вызывают пристрастия и проявляют очень небольшую токсичность. Тем не менее сохраняется риск их применения в небезопасных условиях, без необходимых знаний и компетентного наблюдения, и риск этот слишком велик. Простое требование легализации, во-первых, слишком широко и, во-вторых, слишком дешево стоит, отчего такое требование зачастую исходит от людей, которым не придется платить за последствия его исполнения. Вот в чем состоит настоящая проблема: с одной стороны, совершенно ясно, что в свободной стране каждый гражданин в принципе должен иметь доступ к описанным выше состояниям сознания, хотя бы для того, чтобы составить собственное независимое мнение. Но по зрелом размышлении приходится признать, что большинство людей, принимающих политические и законодательные решения, по этой причине (отсутствие такого мнения) вовсе не понимают, о чем идет речь. С другой стороны, мы должны быть готовы расплатиться за доступ к этим весьма необычным субъективным переживаниям и за соответствующий рост индивидуальной свободы. Новый культурный контекст не возникает сам собой. Поэтому нам придется вложить в развитие новых, разумных способов обращения с психоактивными веществами творческий подход, разум, деньги и много труда. Можно, например, разработать подобие «водительских прав», требующих для допуска к веществам особой психиатрической оценки личных рисков, теоретического экзамена и, возможно, пяти «уроков вождения» под наблюдением профессионала и в безопасных условиях. Тем, кто сдаст на такие права, можно, например, разрешить легальную покупку двух однократных доз классического галлюциногена в год для персонального использования. Эту модель можно понемногу оттачивать очень избирательно и, главное, основываясь на опыте, а впоследствии, возможно, модифицировать эту процедуру для когнитивных стимуляторов и других классов веществ. Это даст лишь начальную точку долгого развития, и, конечно, существует много других разумных стратегий. Главное, что после десятилетий застоя и перед лицом непрерывного ущерба общество начинает развиваться.

Storytel — международный сервис аудиокниг по подписке. В библиотеке Storytel собраны аудиокниги практически всех жанров, от классики и нон-фикшена до лекций, стендапов и подкастов. Это сервис, который решает проблему чтения. Он позволяет слушать аудиокниги всегда и везде: во время тренировки, готовки еды, дороги на работу и обратно, в самолете, перед сном и когда угодно еще. Storytel создает и записывает собственный уникальный контент — лекционные проекты, подкасты, аудиосериалы, а также сотрудничает с лучшими голосами страны.

С учетом сказанного мы должны принять трезвый взгляд на проблему. Нам следует свести к минимуму цену, которую мы выплачиваем смертями, пристрастиями и ущербом, возможно наносимым нашей экономике за счет, скажем, заметного падения производительности. Однако вопрос не только в том, как защитить себя; нам следует оценить также скрытые блага, которые психоактивные вещества могут дать нашей культуре. В некоторых профессиях — подумайте, например, о министре финансов, пилоте дальнего следования, стрелке, экстренном хирурге — повышение на время концентрации и психической производительности послужит всеобщим интересам. Следует ли в принципе запрещать такие духовные переживания, какие вызываются некоторыми классическими галлюциногенами? Приемлемо ли закрывать серьезным студентам теологии и психиатрии доступ к таким измененным состояниям сознания? Допустимо ли вынуждать всякого, кто ищет ценных духовных или религиозных переживаний — или просто хочет попробовать сам, — нарушать закон и рисковать, принимая неизвестные дозы неочищенных веществ в опасной обстановке? Многие аспекты текущей наркополитики произвольны и этически не продуманы. Этично ли, например, рекламировать такие опасные, вызывающие пристрастие вещества, как алкоголь и никотин? Следует ли правительству, облагая такие вещества налогами, наживаться на самоубийственном поведении граждан? Следует ли разрешать фармацевтической индустрии напрямую, без посредства врача, продавать такие вещества, как риталин и модафинил (как в Новой Зеландии и США)? Нам потребуются точные законы, охватывающие каждую молекулу и ее нейрофеноменологические свойства. Нейроэтика должна учитывать не только физиологическое воздействие вещества на мозг, но и взвешивать психологический и социальный риск в сравнении с внутренней ценностью переживаний, производимых тем или иным состоянием мозга, — а это сложная задача. Она станет проще, если мы сумеем установить основополагающее моральное согласие, поддерживаемое большей частью населения — теми гражданами, ради которых вырабатываются правила. Власти не должны лгать своей целевой аудитории; им, скорее, следует заботиться о восстановлении доверия, особенно молодого поколения. Регулировать черный рынок труднее, чем легальный, а политические решения обычно действуют на потребителя гораздо слабее, чем культурный контекст. Одни законы тут не помогут. Чтобы справиться с вызовами, представляемыми новыми психоактивными веществами, понадобится новый культурный контекст.

Кортексин® для детей | ГЕРОФАРМ

Этот термин часто встречается в медицинских публикациях, СМИ, в рекламе лекарственных препаратов. Возможности нейропротекции заложены в самой природе мозга, в генах, на уровне регуляторных нейропептидов. Суть нейропротекции состоит в том, что лечебный процесс способствует не только защите пострадавшей группы нейронов, но и обеспечивает ее дальнейшее функционирование. Для медицины важен вопрос — существуют ли адекватное фармакологическоое воздействие, способное запускать эти природные механизмы и поддерживать их на необходимом уровне? В этой связи, поиск, создание и апробация новых фармацевтических средств являются и будут являтся одним из наиболее важных направлений современной фармакологии.

Очевидно, что поиск новых нейропротекторов представляет собой сложный процесс, требующий объединенных усилий врачей, биологов, фармакологов на всех этапах. В этом отношении особого внимания заслуживают препараты пептидной природы. Несмотря на их разнообразие, их объединяет ряд общих характеристик: низкая дозировка, отсутствие выраженных токсических эффектов, мягкость и длительность воздействия. В целом, можно утверждать, что система пептидов организма (Королева С. В., Ашмарин И. П., 2006), сформированная миллионами лет эволюции, обеспечивает многоуровневую регуляцию всех функций, в том числе и процессов, приводящих в конечном итоге к нейропротекторному эффекту. В информационном плане именно пептиды являются универсальным языком, понятным и естественным для живых организмов как на системном уровне, так и на клеточном уровне.

Одним из примеров успешной разработки, основанной на перечисленных выше принципах, является Кортексин — препарат, эффективность которого доказана на всех возможных уровнях исследования: клиническом, биологическом, клеточном, генетическом и молекулярном.

По данным МРТ в правой височной области головного мозга определяется очаг поражения, объем которого отчетливо нарастает к 3 суткам. При таком поражении на 28 сутки обычно наблюдается формирование глиального рубца и постинсультных кист. При применении Кортексина, когда пациент с ишемическим инсультом начинает получать препарат с первых часов заболевания, наряду с заметным улучшением общего самочувствия, клинической и неврологической картины, объем очага поражения мозга к 28 суткам уменьшается на 40%. Это наблюдение иллюстрирует яркий эффект нейропротекторного действия Кортексина (Скоромец А.А., Скворцова В.И. и др., 2008).

Терминология: Ишемия — Недостаточное кровоснабжение какого-либо органа или участка ткани, вызванное закупоркой или сужением соответствующей артерии; АТФ — Аденозинтрифосфат — нуклеотид, играет исключительно важную роль в обмене энергии и веществ в организмах; в первую очередь соединение известно как универсальный источник энергии для всех биохимических процессов, протекающих в живых системах. Деполяризация клеточной мембраны — изменение электрического потенциала на мембране клетки; Глутамат — аминокислота, основной возбуждающий нейромедиатор. Связывание глутамата со специфическими рецепторами нейронов приводит к возбуждению нейронов. NMDA и AMPA глутаматные рецепторы — рецепторы, обеспечивающие проведение возбуждающего имульса нейронами при связывании глутамата; Каспазы, NO-синтазы — внутриклеточные ферменты, вовлеченные в процессы гибели клеток и развития окислительного стресса.

Нейропротекторное противоапоптозное действие

Кортексин® является нейропротектором, который обладает терапевтическим воздействием, начиная с первых часов после ишемического поражения мозга. Это означает, что основной его мишенью является зона пенумбры — участок нервной ткани, окружающей очаг поражения, испытывающей кислородное и энергетическое голодание, но временно, до 6 часов, остающейся живой. От исхода этого процесса зависит возможность последующего восстановления нервных функций, жизнь и смерть больного. Кортексин® оказывает воздействие на все звенья патологической цепи молекулярных событий, приводящих к гибели нейронов. Показано, что Кортексин® снижает уровень апоптоза нейронов (программируемой клеточной смерти), вызванного избыточным накоплением глутамата (Pinelis et al., 2008).

Глутамат является основным возбуждающим нейромедиатором нервной системы. При инсульте происходит избыточное высвобождение глутамата, приводящее к запуску каскада процессов, лежащих в основе гибели нейронов. В культуре нервной ткани введение в среду глутамата также приводит к гибели нейронов. Если одновременно с глутаматом вводится вещество, обладающее нейропротекторным эффектом, то гибель нейронов снижается. На данном рисунке представлены результаты исследования нейропротекторных свойств Кортексина® in vitro: при одновременном введении с глутаматом Кортексин® оказывает выраженный нейропротекторный эффект в нанограммовом диапазоне концентраций (* p < 0,05 по сравнению с группой контроля) (Гранстрем О.К. и др., 2008).

Восстановление синтеза АТФ

Аденозинтрифосфат (сокр. АТФ) — нуклеотид, играющий исключительно важную роль в обмене энергии и веществ в организмах, универсальный источник энергии для всех клеток организма. Падение содержания АТФ в клетках мозга является центральным звеном всех патологических процессов, протекающих на фоне ишемии мозга. Снижение синтеза и увеличение расхода АТФ показано сразу после начала ишемизации нервной ткани (Сорокина и др., 2007). Недавние исследования продемонстрировали, что Кортексин® способен восстанавливать содержание АТФ в нейронах.

Исследование продемонстрировало способность Кортексина® запускать процессы естественного восстановления АТФ в митохондриях нервных клеток. Поскольку падение уровня АТФ является одной из основных причин, приводящих к гибели нервных клеток при инсульте, восстановление этого показателя под действием Кортексина® объясняет его клиническую эффективность (Гранстрем О.К. и др., 2008).

Подавление отсроченной кальциевой дисрегуляции (ОКД)

При ишемии мозга и инсульте происходит активное проникновение ионов кальция в нейроны, что приводит к необратимому повышению их концентрации в клетке и последующему нарушению функционирования митохондрий, сопряженным с падением митохондриального потенциала (ΔΨm) (Ходоров и др., 2001; Krieger C. & Duchen M.R., 2002). Как правило, клетки, в которых происходит коллапс ΔΨm, после отмены глутамата не восстанавливают исходный потенциал и, в конечном итоге, погибают — наступает так называемая отсроченная кальциевая дисрегуляция (ОКД) (De Wied D., 1997; Сорокина Е. Г. и др., 2007).

Исследования митохондрильного потенциала (ΔΨm) методом флуоресцентной микроскопиидемонстрируют, что Кортексин значительно замедляет развитие отсроченной кальциевой дисрегуляции при действии глутамата. Представленная на рисунке запись митохондриальных потенциалов нейронов свидетельствует о сберегающем, защитном действии Кортексина® за счет отсрочки наступления кальциевой дисрегуляции.Таким образом, доказано, что применение Кортексина® способно расширять терапевтическое окно при ишемическом поражении нервной ткани (Отчет об изучении нейропротекторных эффектов Кортексина®, ГУ Научный Центр Здоровья детей РАМН, Москва, 2008).

Нейротрофическое действие

Пептиды Кортексина® оказывают прямое и опосредованное нейротрофическое воздействие на клетки. Основные механизмы этого влияния базируются на изменении работы генов, регулирующих синтез собственных нейротрофических факторов таких, как мозговой нейротрофический фактор (BDNF) и фактор роста нервов (NGF).

Стимуляция роста нейритов в культуре головного мозга эмбриона цыпленка. В культуренервной ткани рост нейритов (отростоков нервной клетки, по которому нервные импульсы идут от тела клетки к органам и другим нервным клеткам) происходит только в присутствии нейротрофических факторов. В этом тесте проба с Кортексином® позволяет определить степень его нейротрофического воздействия: на правой микро-фотографии все поле вокруг островка нервной ткани занято развлетвленной сетью нейритов, в то время как, в контроле (левая микро-фотография) рост нейрональных отростков практически не наблюдается (на фотографиях приведены результы тестирования серии препарата. Подобное тестирование регулярно осуществляется в аналитической лаборатории научно-исследовательского центра ГК «ГЕРОФАРМ».

Таким образом, многочисленные независимые исследования убедительно демонстрируют наличие у Кортексина® множественных эффектов, затрагивающих каскадную регуляцию апоптоза, экспрессию нейтрофических факторов, энергетическое обеспечение нервной клетки и митохондриальный потенциал, функционирование рецепторов глутамата и регулирование концентрации ионов кальция в клетке, что в комплексе обеспечивает нейропротекторное и нейротрофическое действие препарата, а, в итоге, высокую эффективность лечения и улучшение качества жизни пациента.

Конкретные результаты клинического опыта отечественной медицины применения Кортексина® более подробно отражены в разделе Научные публикации

Литература:
  1. Герасимова М. М., Петушков А. Ю. / Влияние Кортексина на цитокиновый обмен при пояснично-крестцовых радикулопатиях. // Нейроиммунология. — 2004. — том II. — № 2. — С. 26.
  2. Гранстрем О.К., Сорокина Е.Г., Сторожевых Т.П., Штучная Г.В., Пинелис В.Г., Дьяконов М.М. / Последние новости о Кортексине (нейропротекция на молекулярном уровне). // Terra Medica Nova. — №5. — 2008. — С. 40-44.
  3. Королева С. В., Ашмарин И. П. / Разработка и применение экспертной системы анализа функционального континуума регуляторных пептидов» // Биоорганическая химия. — 2006. — Т. 32. — № 3 — С. 249–257.
  4. Скоромец А. А., Стаховская Л. В., Белкин А. А., Шеховцова К. В., Кербиков О. Б., Буренчев Д. В., Гаврилова О. В., Скворцова В. И. / Новые возможности нейропротекции в лечении ишемического инсульта // Журнал неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова. 2008. — Т. 22. — С.32–38.
  5. Сорокина Е. Г., Реутов В. П., Сенилова Я. Е., Ходоров Б.И., Пинелис В. Г. / Изменение содержания АТФ в зернистых клетках мозжечка при гиперстимуляции глутаматных рецепторов: возможное участие NO и нитритных ионов // Бюлл. эксперим. биол. и мед. — 2007. — № 4. — С. 419- 422.
  6. Ходоров Б.И., Сторожевых Т. П., Сурин А. М., Сорокина Е. Г., Юравичус А. И., Бородин А. В., Винская Н. П., Хаспеков Л. Г., Пинелис В. Г. / Митохондриальная деполяризация играет доминирующую роль в механизме нарушения нейронального кальциевого гомеостаза, вызванного глутаматом // Биол. мембраны. — 2001. — Т. 18, N 6. — С. 421–432.
  7. De Wied D. / Neuropeptides in learning and memory processes. // Behav. Brain. Res. — 1997. — Vol. 83. — P. 83–90.
  8. Krieger C. and Duchen MR. / Mitochondria, Ca2+ and neurodegenerative disease. // Eur. J. Pharmacol. — 2002. — Vol. 447. — P. 177–188.
  9. O’Collins VE., Macleod MR., Donnan GA., Horky LL.,. van der Worp BH, and Howells DW. «1,026 Experimental Treatments in Acute Stroke» // Annals of Neurology. — 2006. — 59:467–477.
  10. Pinelis V. G., Storozhevykh T. P., Surin A. M., Senilova Ya.E., Persiyantzeva N. F., Tukhmatova G. R., Andreeva L. A., Myasoedov N. F., Granstrem O. «Neuroprotective effects of cortagen, cortexin and semax on glutamate neurotoxicity» / 30th European Peptide Symposium (30EPS), Helsinki, 30 August — 5 September 2008.

Распространенные лекарства, связанные с изменениями в мозге

Лиза Рапапорт, Reuters Health

(Reuters Health) — Часто используемые лекарства от таких проблем, как простуда, аллергия, депрессия, высокое кровяное давление и болезни сердца, уже давно связаны с когнитивными нарушениями и слабоумие. Теперь у исследователей есть свежие доказательства, которые могут помочь объяснить эту связь.

Человек держит фармацевтические таблетки и капсулы на этой фотографии, сделанной в Любляне 18 сентября 2013 года.REUTERS / Срджан Зивулович.

Лекарства, известные как холинолитики, препятствуют правильному действию химического вещества, называемого ацетилхолином, в нервной системе. Таким образом они могут облегчить, например, неприятные желудочно-кишечные, респираторные или мочевые симптомы.

Список таких препаратов длинный. Среди них: Бенадрил от аллергии, антидепрессант Паксил и антипсихотик Зипрекса, Диметапп от простуды и снотворное Унисом.

В новом анализе исследователи изучили результаты сканирования мозга и когнитивных тестов 451 пожилого человека, в том числе 60 человек, принимавших холинолитики не менее месяца.Средний возраст участников исследования составлял около 73 лет.

Ни у одного из них не было диагностировано когнитивных проблем, таких как болезнь Альцгеймера или деменция.

Но сканирование мозга людей, принимавших антихолинергические препараты, показало более низкий уровень переработки глюкозы в мозге — индикатора активности мозга — в области мозга, связанной с памятью, которая также страдает в начале болезни Альцгеймера.

Кроме того, у пациентов, которые принимали эти лекарства, наблюдалось уменьшение объема и толщины мозга в некоторых областях, связанных с когнитивной функцией, сообщают исследователи в JAMA Neurology.

Люди, которые принимали эти препараты, также получили более низкие результаты в тестах на немедленное вспоминание памяти и исполнительную функцию по сравнению с людьми, которые не принимали эти препараты, как выяснили исследователи.

«Определенно существуют медицинские преимущества всех антихолинергических препаратов, которые мы рассматривали, которые могут перевесить когнитивные риски», — сказал ведущий автор исследования Шеннон Рисакер из Центра болезни Альцгеймера Индианы при Медицинской школе Университета Индианы в Индианаполисе.

«Но если доступны альтернативные методы лечения, которые обеспечивают эффективное лечение этих состояний, пациенты и врачи могут захотеть отказаться от антихолинергических препаратов», — добавил Рисакер в электронном письме.

Исследование не может доказать, что холинолитики были причиной различий в мозге и памяти участников.

Авторы также признают ограниченность своего исследования. В дополнение к небольшому количеству участников, принимающих холинолитики, еще одна проблема заключается в том, что исследование полагалось на то, что участники могли точно вспомнить и сообщить об употреблении наркотиков, что не было подтверждено медицинскими записями или данными о рецептах.

Это и другие подобные исследования также ограничены отсутствием конкретных сведений о том, какие дозы антихолинергических препаратов принимали люди или как долго они принимали лекарства, отметил Ален Кояма, исследователь результатов в Health Advocate, консультационной компании в Лос-Анджелесе.

«Таким образом, пока неясно, действительно ли более низкие дозы или более короткая продолжительность использования могут снизить риск когнитивного вреда», — сообщил Кояма, не принимавший участия в исследовании.

Тем не менее, исследование добавляет к растущему числу доказательств связи антихолинергических препаратов с когнитивными проблемами в более позднем возрасте и предлагает новые доказательства, объясняющие, почему эта связь существует, добавил Кояма.

Результаты должны побудить врачей и пациентов обсудить лекарства и рассмотреть вопрос о том, заслуживает ли потенциальный риск снижения когнитивных функций исключения или ограничения использования этих лекарств.

Однако не все пациенты придут к одному и тому же ответу.

«Поскольку патология, лежащая в основе любого воздействия антихолинергических препаратов на когнитивные функции, вероятно, проявится через годы, если пациенту явно помогает лекарство в краткосрочной перспективе, но может не выжить в долгосрочной перспективе, любой когнитивный вред от препарат может быть несущественным », — сказал Кояма.

«С другой стороны, более здоровый пациент, особенно обеспокоенный будущим риском деменции, будь то из-за семейного анамнеза или по другой причине, может рассмотреть альтернативные методы лечения», — добавил Кояма.

ИСТОЧНИК: bit.ly/1WcH6Dt JAMA Neurology, онлайн 18 апреля 2016 г.

ученых открыли способ быстрее и эффективнее доставить наркотики в мозг

Исследователи из Медицинского центра Университета Рочестера (URMC) обнаружили новый способ потенциально доставить лекарство в мозг. Исследование, опубликованное в прошлом месяце в журнале JCI Insight , может существенно изменить то, как мы лечим болезнь Альцгеймера, Паркинсона, БАС и рак мозга.

Гетти

«Улучшение доставки лекарств в центральную нервную систему (ЦНС) является серьезной клинической проблемой», — сказал Майкен Недергаард, доктор медицинских наук, содиректор Центра трансляционной нейромедицины Университета Рочестера (URMC) и ведущий специалист. автор статьи JCI Insight .«Результаты этого исследования демонстрируют, что систему удаления отходов мозга можно использовать для быстрой и эффективной доставки лекарств в мозг».

Недергаард должен знать. В 2012 году она открыла Глимфатическую систему — уникальный процесс удаления шлаков мозга.

Согласно Недергаарду, многие многообещающие методы лечения заболеваний центральной нервной системы не прошли клинических испытаний из-за трудностей с получением достаточного количества лекарств в мозг, чтобы быть эффективными.«Это потому, что мозг поддерживает свою собственную закрытую среду, защищенную сложной системой молекулярных шлюзов, называемых гематоэнцефалическим барьером, которые жестко контролируют то, что может входить в мозг и выходить из него»,

Ученые обнаружили эти ограничения в своих усилиях по использованию антител для лечения накопления бета-амилоидных бляшек, которые накапливаются в головном мозге людей с болезнью Альцгеймера, сказал Недергаард. Исследователи URMC считают, что, поскольку антитела обычно вводятся внутривенно, проникновение этих больших белков в мозг останавливается гематоэнцефалическим барьером.По их словам, в результате, по оценкам, только два процента терапевтических средств действительно попадают в этот орган.

«Мозг драгоценен, и эволюция приложила немало усилий, чтобы защитить его от повреждений. Наиболее очевидным является наш череп толщиной 7 мм, но мозг также окружен защитной жидкостью (спинномозговой — мозга и позвоночника) и защитной мембраной, называемой мозговыми оболочками. Оба обеспечивают дополнительную защиту от физических травм », — пишет Юрген Гётц, директор Центра исследований старения деменции Клем Джонса при Университете Квинсленда.«Еще один защитный элемент — гематоэнцефалический барьер. Как следует из названия, это барьер между кровеносными сосудами (капиллярами) мозга и клетками и другими компонентами, составляющими ткань мозга. В то время как череп, мозговые оболочки и спинномозговая жидкость защищают от физического повреждения, гематоэнцефалический барьер обеспечивает защиту от болезнетворных патогенов и токсинов, которые могут присутствовать в нашей крови ».

Немецкий врач Пауль Эрлих открыл гематоэнцефалический барьер, введя краситель в кровоток мыши в конце 19 -го -го века.Краситель проник во все ткани, кроме головного и спинного мозга, показывая, что действительно существует барьер между мозгом и кровью. Но только в 1960-х исследователи смогли использовать микроскопы, достаточно мощные, чтобы увидеть физический слой гематоэнцефалического барьера.

Ученые теперь знают, что цель гематоэнцефалического барьера состоит в защите от циркулирующих токсинов или патогенов, которые могут вызвать инфекции головного мозга, в то же время позволяя жизненно важным питательным веществам достигать мозга и поддерживая уровни гормонов, питательных веществ и воды в организме. головной мозг.

Если гематоэнцефалический барьер поврежден или каким-то образом нарушен, пишет Гётц, из-за бактериальной инфекции, такой как, например, менингококковая инфекция, он может стать более пористым, позволяя бактериям и другим токсинам инфицировать ткань мозга, что может привести к воспалению и даже смерти . А функция гематоэнцефалического барьера может снижаться при других состояниях, таких как рассеянный склероз, при котором дефектный гематоэнцефалический барьер позволяет лейкоцитам проникать в мозг и атаковать функции, которые отправляют сообщения от одной клетки мозга (нейрона) к другой.

Тем не менее, иногда нам нужно преодолеть гематоэнцефалический барьер, — сказал Гётц. Подавляющее большинство потенциальных лекарств не легко преодолевают барьер, создавая огромное препятствие для лечения психических и неврологических расстройств.

«Один из возможных способов обойти проблему -« обмануть »гематоэнцефалический барьер, чтобы он пропустил лекарство. Это так называемый подход «троянского коня», в котором лекарство сливается с молекулой, которая может проходить через гематоэнцефалический барьер через белок-переносчик », — пишет он.«Другой подход — временно открыть гематоэнцефалический барьер с помощью ультразвука».

В 2015 году Гётц и его коллеги показали, что использование ультразвука для открытия гематоэнцефалического барьера может улучшить когнитивные функции и уменьшить количество токсичных бляшек, которые накапливаются в головном мозге.

В исследовании 2017 года исследователи Гётца заявили, что ультразвук является многообещающим инструментом для временного открытия гематоэнцефалического барьера. Они утверждают, что ультразвук позволяет большему количеству терапевтических антител попасть в мозг, улучшая патологию, подобную болезни Альцгеймера, и познавательные способности больше, чем при использовании ультразвука или лекарственного препарата антитела по отдельности.

Новое исследование

Nedergaard и URMC задействует мощь глимфатической системы, впервые обнаруженной Недергаардом в 2012 году. Глимфатическая система представляет собой уникальный процесс удаления отходов мозга, который, кажется, расширяет работу мозга. кровеносные сосуды, функционирующие в головном мозге во многом так же, как лимфатическая система в остальном теле, перекачивая спинномозговую жидкость (CSF) через ткани мозга и вымывая продукты жизнедеятельности. Лаборатория Недергаарда также сообщила, что его так называемая глимфатическая система работает в основном, когда мы спим, нарушается после черепно-мозговой травмы и может играть ключевую роль в таких заболеваниях, как болезнь Альцгеймера.

«Удаление отходов имеет центральное значение для каждого органа, и давно возникают вопросы о том, как мозг избавляется от отходов», — сказал тогда Недергаард. «Эта работа показывает, что мозг очищает себя более организованным образом и в гораздо большем масштабе, чем предполагалось ранее.

Команда

Недергаарда назвала систему «глимфатической системой», поскольку она действует так же, как лимфатическая система, но управляется клетками мозга, известными как глиальные клетки.Ученые уже знали, что спинномозговая жидкость играет важную роль в очищении тканей мозга, уносе продуктов жизнедеятельности и переносе питательных веществ в ткани мозга посредством процесса, известного как диффузия. Команда Недергаарда показала, что глимфатическая система обеспечивает циркуляцию спинномозговой жидкости во все уголки мозга гораздо более эффективно, благодаря тому, что ученые называют объемным потоком или конвекцией.

«Это как если бы у мозга было два мусоровоза — медленный, о котором мы знали, и быстрый, с которым мы только что познакомились», — сказал Недергаард.

Исследователи заявили, что эта система до сих пор ускользала от внимания ученых, потому что она функционирует только тогда, когда она неповреждена и работает в живом мозге, что очень затрудняет изучение для более ранних ученых, которые не могли видеть поток CSF в живом животном, а скорее были вынуждены изучать срезы неживой мозговой ткани. Теперь ученые могут использовать двухфотонный микроскоп для изучения живого, целого мозга, что позволяет им наблюдать за потоком крови, спинномозговой жидкости и других веществ в мозгу живого животного.

В новом исследовании исследователи использовали механизм глимфатической системы для доставки лекарств глубоко в мозг мышей, вводя антитела непосредственно в спинномозговую жидкость. Затем они ввели мышам гипертонический раствор — лечение, используемое для снижения внутричерепного давления у пациентов с черепно-мозговой травмой.

Исследователи сообщили, что физиологический раствор вызывает ионный дисбаланс, который выводит спинномозговую жидкость из мозга. «Когда это происходит, новая спинномозговая жидкость, доставляемая глимфатической системой, занимает ее место, неся с собой антитела в ткани мозга.Исследователи разработали новую систему визуализации для неинвазивного наблюдения за увеличением количества антител в головном мозге животных.

По словам Недергаарда, исследователи полагают, что этот метод можно использовать не только для доставки в мозг крупных белков, таких как антитела, но и для доставки низкомолекулярных лекарств и вирусов, используемых для генной терапии.

Соавторы исследования: Бенджамин Плог, Умберто Местре, Хенаро Ольведа, Аманда Суини, Х. Марк Кенни, Александр Коув, Коша Дхолакия, Джеффри Титхоф, Томас Невинс, Ибен Лундгаард, Тинг Ду и Дуглас Келли из Университета Рочестера. .Исследование проводилось при поддержке Национальных институтов здравоохранения, Национального института неврологических расстройств и инсульта и Управления помощника министра обороны по вопросам здравоохранения в рамках Программы исследований болезни Альцгеймера, прошедшей экспертную оценку.

Может ли ежедневная таблетка действительно повысить умственные способности? | Наркотики

Молодой человек, которого я назову Алексом, недавно окончил Гарвард. Будучи специалистом по истории, Алекс писал около дюжины работ за семестр. Он также руководил студенческой организацией, в которой часто работал более 40 часов в неделю; когда он не работал, у него были занятия.По вечерам в будние дни он посвящал все школьные задания, которые он не мог закончить днем, а вечера по выходным проводились с друзьями и ходили на вечеринки. «Как бы банально это ни звучало», — сказал он мне, — казалось важным «возможно, оценить мою молодость». Поскольку, по сути, эта жизнь была невозможна, Алекс начал принимать Аддерол, чтобы сделать это возможным.

Аддералл, стимулятор, состоящий из смешанных солей амфетамина, обычно назначают детям и взрослым, которым поставили диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).Но в последние годы аддералл и риталин, еще один стимулятор, были приняты в качестве усилителей когнитивных функций: лекарства, которые принимают высокофункциональные, чрезмерно загруженные люди, чтобы стать более функциональными и более чрезмерно загруженными. (Такое использование не по назначению, что означает, что оно не имеет одобрения ни производителя препарата, ни FDA, Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Америки.) Кампусы колледжей стали лабораториями для экспериментов с нейроусилением, и Алекс был гениальным экспериментатором. Его брату поставили диагноз СДВГ, и в первый год обучения в бакалавриате Алекс получил рецепт Adderall для себя, описав врачу симптомы, которые, как он знал, были типичными для этого расстройства.Во время учебы в колледже Алекс принимал 15 мг аддерала по вечерам, обычно после ужина, гарантируя, что он будет сохранять концентрацию внимания, теряя при этом «способность спать примерно от восьми до десяти часов». На втором курсе он убедил доктора добавить 30 мг капсулы с расширенным высвобождением к своему ежедневному режиму.

Алекс вспомнил одну неделю на первом курсе, когда ему нужно было сдать четыре курсовых работы. Через несколько минут после пробуждения в понедельник, около 7:30 утра, он проглотил немного «немедленного высвобождения» аддерала.Наркотик вместе с постоянным потоком кофеина помог ему сконцентрироваться во время занятий и встреч, но он заметил некоторые странные эффекты; на утреннем уроке он объяснил мне в электронном письме: «Я чередовал то, что говорил слишком быстро и обстоятельно по одним предметам, и чувствовал себя неловко тихо во время обсуждения других вопросов». Обед был расплывчатым: «На Аддеролле всегда трудно много есть». В тот же день он пошел в библиотеку, где потратил «слишком много времени на изучение статьи, а не на ее написание — проблема, которая является общей для всех интеллектуально любопытных студентов, принимающих стимуляторы».В восемь лет он посетил двухчасовую встречу «с группой, занимавшейся проблемами психического здоровья студентов». Затем Алекс «взял Adderall с расширенным выпуском» и всю ночь продуктивно работал над газетой. На следующее утро в восемь часов он посетил собрание своей студенческой организации; он почувствовал себя «зомби» и вернулся в свою комнату. Он заснул до полудня, проснувшись «вовремя, чтобы отполировать мою первую бумагу и подать ее».

Я встретил Алекса однажды вечером прошлым летом в привлекательно неопрятном баре в городе Новой Англии, где он живет.Худой, с бородой и в выцветших хипстерских джинсах он выглядел как солист инди-группы. Он был вкрадчивым и красноречивым, курил сигареты с ироничным выражением вызова. Алекс был достаточно счастлив говорить о частом использовании Аддералла в Гарварде, но он не хотел видеть свое имя в печати; он связан с интернет-стартапом и обеспокоен тем, что потенциальные инвесторы могут не одобрить его привычку.

После того, как мы заказали пиво, он сказал: «Одна из самых впечатляющих черт студенческой жизни — это то, насколько вы осведомлены о 24-часовом рабочем цикле.Когда вы представляете себе, что вам нужно делать в школе, это не с девяти до пяти, а с точки зрения того, что вы можете физически сделать за неделю, при этом достигая различных целей — социальных, романтических, внеклассных занятий, составления резюме,

Алекс стремился развеять представление о том, что студенты, принявшие Adderall, были «академическими автоматами, которые используют его, чтобы быть первыми в своем классе». Фактически, он сказал, «это часто люди» — в основном парни — «которые пытаются каким-то образом компенсировать действия, наносящие ущерб их производительности».Он объяснил: «В Гарварде, на самом базовом уровне, они стремятся добиться большего успеха, чем могли бы в противном случае. Все знают, что если бы вы встали в 3 часа ночи и писали эту статью, она не будет такой хорошей, как могла бы. был. Тот факт, что вы веселились на вечеринках все выходные или провели последнюю неделю под кайфом, наблюдая за сериалом «Остаться в живых», — это скажется на вас «.

Представление Алекса о том, кто использует стимуляторы в так называемых «немедицинских» целях, подтверждается двумя десятками научных исследований. В 2005 году группа под руководством Шона Эстебана МакКейба, профессора Мичиганского университета, сообщила, что в предыдущем году 4.1% американских студентов принимали стимуляторы по рецепту для использования не по назначению — в одной школе этот показатель составлял 25%, в то время как исследование 2002 года в небольшом колледже показало, что более 35% студентов использовали рецептурные стимуляторы в немедицинских целях. предыдущий год.

Наркотики, такие как Adderall, могут вызывать нервозность, головные боли, бессонницу и снижение аппетита, а также другие побочные эффекты. Предупреждение FDA на этикетке Adderall отмечает, что «амфетамины имеют высокий потенциал злоупотребления» и могут привести к зависимости.(На этикетке также упоминается, что взрослые, принимающие Adderall, сообщали о серьезных сердечных проблемах, хотя роль препарата в этих случаях неизвестна.) Тем не менее, студенты колледжей склонны рассматривать Adderall и Ritalin как доброкачественные, отчасти потому, что они, вероятно, знают своих сверстников, которые с детства принимал препараты от СДВГ. Действительно, сообщает МакКейб, большинство студентов, которые используют стимуляторы для улучшения когнитивных функций, получают их по рецепту. Обычно таблетки раздают, но некоторые студенты продают их.

По данным исследовательской группы МакКейба, белые мужчины-старшекурсники высококонкурентных школ являются наиболее частыми учениками, принимающими нейроусилители. Пользователи также с большей вероятностью принадлежат к братству или женскому обществу и имеют средний балл (GPA) 3,0 — т.е. удовлетворительно — или ниже. Они в 10 раз чаще сообщают, что курили марихуану в прошлом году, и в 20 раз чаще говорят, что употребляли кокаин. Другими словами, они приличные ученики в школах, где, чтобы быть отличным учеником, нужно отказаться от вечеринок гораздо больше, чем они готовы отказаться.

Веб-сайты BoredAt, которые позволяют студентам колледжей праздно болтать во время якобы учебы, заполнены сообщениями об Adderall. Подобные сообщения с сайта BoredAtPenn типичны: «У меня есть Adderall — сижу в номере 101.10 в серой рубашке и наушниках»; «У меня есть Adderall на продажу 20 мг за 15 долларов»; «Я принял Adderall в 8 вечера, сейчас 6:30 утра, и я почти не моргнул». На сайте Columbia один из авторов жалуется, что ее друзья принимают Аддерол «как конфету», добавляя: «Я не хочу быть в невыгодном положении по сравнению с остальными.Неужели это так опасно? Мои оценки в этом году были не так хороши, и я мог бы обойтись без шишки ». Студент Колумбийского университета отвечает:« Вероятно, это плохая идея, если вам не прописывают », но все равно дает практический совет:« Держите дозу в норме и не растирайте их и не фыркайте ». Случайных несогласных (« Я думаю, что на каждом экзамене должны проводиться выборочные тесты на наркотики ») заглушают отзывы, подобные этому, с сайта BoredAtHarvard:« Я не хочу быть толкать или подталкивать людей к чему-то плохому, но Adderall потрясающий.«

Алекс по-прежнему с энтузиазмом относится к Adderall, но у него также есть несколько предубежденная критика его.« Он работает как усилитель когнитивных способностей только постольку, поскольку вы посвящаете себя выполнению поставленной задачи », — сказал он. Я взял Adderall поздно вечером и решил, что вместо того, чтобы начинать свою газету, я организовываю всю свою музыкальную библиотеку! Я видел, как люди одержимо убирали на нем свои комнаты ». Алекс подумал, что в целом наркотик помогает ему сдерживаться в работе, но он также имеет тенденцию приводить к написанию с характерным недостатком.«Часто я просматривал статьи, которые написал на Adderall, и они были подробными. пара предложений «. Тем не менее, его документы, подготовленные с помощью Adderall, обычно приносили ему как минимум B. Они выполнили свою работу. Как выразился Алекс: «Производительность — это хорошо».

В апреле прошлого года научный журнал Nature опубликовал результаты неофициального онлайн-опроса, в котором спрашивали, пытались ли читатели обострить «свое внимание, концентрацию или память» с помощью таких препаратов, как риталин и провигил, новый вид стимуляторов, известный под общим названием модафинил. , который был разработан для лечения нарколепсии.Каждый пятый респондент сказал, что да. Большинство из 1400 ответивших читателей заявили, что здоровым взрослым следует разрешить принимать стимуляторы мозга по немедицинским причинам, а 69% заявили, что легкие побочные эффекты являются приемлемым риском. Хотя большинство заявило, что такие лекарства не должны быть доступны детям, у которых нет диагностированного заболевания, треть признала, что они почувствовали бы давление, чтобы дать своим детям «умные лекарства», если бы они узнали, что это делают другие родители.

Такие опасения по поводу конкуренции уже ощущаются на рабочем месте.Недавно в колонке советов в Wired был задан вопрос от читателя, обеспокоенного «восходящей звездой в фирме», которая «использовала безумный модафинил без рецепта для работы. Наш босс начал обвинять меня в том, что я не был таким продуктивным». А на интернет-форумах, таких как ImmInst (Институт бессмертия), члены которого разделяют нервную страсть к настройке своей когнитивной функции с помощью лекарств и добавок, люди обмениваются советами о дозировках и «стеках» — импровизированных комбинациях — нейроусилителей («Разрежьте таблетку на четверти» и принимал 25 мг каждые четыре часа, четыре раза сегодня, и у меня был отличный и продуктивный день — без побочных эффектов »).В одном из недавних постов 52-летний мужчина — который работал полный рабочий день, учился на ученую степень по ночам, «женился и т.д.» — написал, что после экспериментов с модафинилом он остановился на двух дневных дозах по 100 мг каждая. Он считал, что «выступил немного лучше», добавив: «Я также чувствую себя немного более оживленным, когда в дискуссии».

Не так давно я встретил Анжана Чаттерджи, невролога из Университета Пенсильвании, в его кабинете в лабиринтном больничном комплексе Пенсильвании. Основные исследовательские интересы Чаттерджи связаны с такими предметами, как неврологическая основа пространственного понимания, но в последние несколько лет, когда он слышал больше о студентах, принимающих когнитивные усилители, он начал писать об этических последствиях такого поведения.В 2004 году он ввел термин «косметическая неврология» для описания практики использования лекарств, разработанных для признанных заболеваний, для усиления обычных познавательных способностей. Чаттерджи беспокоится о косметической неврологии, но он думает, что со временем она станет столь же приемлемой, как косметическая хирургия; на самом деле с нейроусилением сложнее утверждать, что это легкомысленно. Как он отмечает в статье 2007 года: «Во многих секторах общества существуют условия принципа« победитель получает все », в которых небольшие преимущества приносят непропорционально высокие вознаграждения.«В школе и на работе« совершенно очевидно », что полезно быть« умнее », меньше спать и быстрее учиться. В ближайшем будущем, по его прогнозам, некоторые неврологи переоденутся в« консультантов по качеству жизни ». роль которого будет заключаться в том, чтобы «предоставлять информацию, снимая с пациентов окончательную ответственность за эти решения». Спрос, безусловно, есть: от стареющего населения, которое не будет мириться с потерей памяти; от переутомленных родителей, стремящихся дать своим детям все возможные преимущества. ; от встревоженных сотрудников в помешанной на эффективности офисной культуре, оснащенной BlackBerry, где работа никогда не заканчивается.

Чаттерджи сказал мне, что многие люди, которые приходят в его клинику, имеют когнитивно озабоченные версии того, что врачи называют «хорошо обеспокоенным». Он только что увидел женщину средних лет, преуспевающего юриста из Филадельфии, которая упомянула, что ей пришлось немного потрудиться, чтобы придумать определенные имена. «Вот пример человека, который по большинству показателей чувствует себя прекрасно», — сказал Чаттерджи. «У нее нет проблем на работе. Но она замечает, что у нее есть некоторые проблемы, и очень трудно понять, сколько из них просто стареет.»Конечно, люди в ее положении могли бы стремиться к регулярным упражнениям и большому количеству интеллектуальных стимулов, которые, как было показано, помогают поддерживать когнитивные функции. Но, возможно, они уже делают это и хотят большего умственного подъема, или может быть, они хотят чего-то более легкого, чем потные тренировки и русские романы: они хотят таблетки.

Недавно я разговаривал по телефону с Барбарой Саакян, клиническим нейропсихологом из Кембриджского университета и соавтором статьи 2007 года в журнале Nature под названием «Маленькая профессора». Помощник «.Саакян, которая также консультирует несколько фармацевтических компаний, и ее соавтор, Шэрон Морейн-Замир, сообщили, что некоторые их коллеги принимали лекарства, отпускаемые по рецепту, такие как Adderall и Provigil. Поскольку наркотики легко купить в Интернете, писали они, будет трудно остановить их распространение: «Стремление к саморазвитию познания, вероятно, будет таким же сильным, если не более сильным, чем в сфере« улучшения »красоты и сексуальная функция «. (По крайней мере, в таких местах, как Кембридж.)

Когда я разговаривал с Саакяном, она только что прилетела из Англии в Скоттсдейл, штат Аризона, на конференцию, и она устала.«Мы можем быть здоровыми и хорошо функционирующими и так думать о себе, — сказала она мне, — но очень редко мы действительно функционируем на нашем оптимальном уровне. Возьмите меня. Я здесь, и у меня есть смену часовых поясов, и я должен выступить с докладом сегодня вечером и хорошо выступить там, где будет середина ночи по британскому времени ». Она упомянула бизнесменов, которым приходится летать туда и обратно через Атлантику: «Разница между заключением сделки и отказом от нее огромна, и иногда у них есть только одна встреча, чтобы попытаться сделать это.Она добавила: «Мы — общество, которое так хочет быстрого лечения, что многие люди с радостью принимают наркотики».

На данный момент люди, которые ищут именно это быстрое лечение, имеют ограниченный выбор лекарств. деньги и часы исследований, потраченные на разработку лекарств для лечения когнитивного спада, Provigil и Adderall, вероятно, присоединятся к более крупной фармакопее. Среди лекарств, находящихся в разработке, есть ампакины, которые нацелены на один из типов рецепторов глутамата в головном мозге; есть надежда что они могут остановить потерю памяти, связанную с такими заболеваниями, как болезнь Альцгеймера.Но ампакины также могут дать здоровым людям ощутимый импульс познавательной способности. Исследование, проведенное в 2007 году с участием 16 здоровых пожилых добровольцев, показало, что 500 мг одного конкретного ампакина «однозначно» улучшают кратковременную память, хотя, по-видимому, отвлекают от эпизодической памяти — воспоминаний о прошлых событиях. Другой класс препаратов, ингибиторы холинэстеразы, которые уже с некоторым успехом используются для лечения пациентов с болезнью Альцгеймера, также оказались многообещающими в качестве нейроусилителей. В одном исследовании препарат донепезил усилил работоспособность пилотов на авиасимуляторах; в другом, из 30 здоровых молодых мужчин-добровольцев, это улучшило вербальную и зрительную эпизодическую память.Несколько фармацевтических компаний работают над лекарствами, которые воздействуют на никотиновые рецепторы в головном мозге, в надежде, что они смогут воспроизвести когнитивный всплеск, который курильщики получают от сигарет.

Зак и Кейси Линч — молодая пара, которая в 2005 году основала NeuroInsights, компанию, которая консультирует инвесторов по вопросам развития технологий науки о мозге. (С тех пор они также основали группу лоббистов, Индустриальную организацию нейротехнологий.) Кейси и Зак познакомились, будучи студентами Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе; она получила степень магистра нейробиологии, а он стал руководителем компании-разработчика программного обеспечения.Прошлым летом я пил с ними кофе в Сан-Франциско, и они оба говорили с небрежной уверенностью о грядущем рынке нейроинхансеров. Зак, чья книга «Нейрореволюция» была опубликована в июле, сказал: «Мы живем в информационном обществе. Какая следующая форма человеческого общества? Нейро-общество». В ближайшие годы, сказал он, ученые будут лучше понимать мозг, и мы улучшим нейроусилители, которые одни люди будут использовать в терапевтических целях, другие потому, что они «находятся на грани терапевтической необходимости», а другие просто «ради конкурентного преимущества».

Зак объяснил, что ему не очень нравится термин «улучшение»: «Мы не говорим о сверхчеловеческом интеллекте. Никто не говорит, что мы выпустим таблетку, которая сделает вас умнее Эйнштейна! говорить о том, чтобы дать людям возможность «. Он нарисовал кривую колокола на обратной стороне салфетки. «Почти каждый разрабатываемый препарат — это что-то, что возьмет кого-то, кто работает, например, на 40% или 50%, и доведет их до 80», — сказал он.

Новые психиатрические препараты могут создавать для себя рынки сбыта.Расстройства часто становятся широко диагностированными после появления лекарств, которые могут изменить набор неоптимальных форм поведения. Таким образом, Риталин и Аддералл помогли сделать имя СДВГ нарицательным, а реклама антидепрессантов помогла определить застенчивость как болезнь. Если есть таблетка, которая может прояснить колеблющееся внимание молодежи, лишенной сна, или смягчить невзгоды среднего возраста, то эти довольно обычные состояния могут рассматриваться как синдромы.

Как выразился Кейси: «Наркотики становятся лучше, а рынки — больше.«

» Да, — сказал Зак. «Мы называем это рынком улучшения образа жизни».

The Lynches заявили, что Provigil был классическим примером связанного с этим феномена: краха миссии. В 1998 году Cephalon, фармацевтическая компания, занимающаяся производством он получил одобрение правительства США на продажу препарата, но только для лечения «чрезмерной дневной сонливости» из-за нарколепсии; к 2004 году Cephalon получил разрешение расширить маркировку, включив в нее апноэ во сне и «нарушение сна при сменной работе». Чистые продажи Provigil выросла с 196 млн долларов в 2002 году до 988 млн долларов в 2008 году.

Руководители Cephalon неоднократно заявляли, что они не одобряют использование Provigil не по назначению, но в 2002 году FDA объявило компании выговор за распространение маркетинговых материалов, в которых препарат был представлен как средство от усталости, «пониженной активности» и других предполагаемых недуги. А в 2008 году Cephalon заплатил 425 миллионов долларов и признал себя виновным по федеральному уголовному обвинению в рекламе использования Provigil и двух других препаратов не по назначению. Позже в этом году Cephalon планирует представить Nuvigil, более долговечный вариант Provigil.Кэндис Стил, пресс-секретарь, сказала: «Мы изучаем его возможности для лечения чрезмерной сонливости, связанной с шизофренией, биполярной депрессией, травматическими повреждениями и сменой часовых поясов». Хотя она подчеркнула, что Цефалон не разрабатывал Nuvigil как нейроэнхансер, она отметила: «В рамках подготовки к некоторым из этих заболеваний мы ищем улучшения в когнитивных способностях».

В отличие от многих гипотетических сценариев, которые беспокоят специалистов по биоэтике — человеческие клоны, «дизайнерские младенцы» — когнитивные улучшения уже идут полным ходом.Но насколько они действительно помогают? Они потенциально вредны или вызывают привыкание? Тогда возникает вопрос, что мы подразумеваем под «умнее». Может ли развитие одного типа мышления сказаться на других? Все эти вопросы нуждаются в правильных научных ответах, но сейчас большая часть дискуссий ведется украдкой, среди все большего числа людей, которые ежедневно проводят эксперименты над своим собственным мозгом.

Пол Филлипс был необычным для профессионального игрока в покер. Когда он присоединился к кругу участников в конце 1990-х, он уже был миллионером: технарем около двадцати лет, который помог основать интернет-портал под названием go2net и в нужный момент заработал.Он был рассудительным и временами резким. На международной покерной арене Филлипс культивировал необычный стиль Новой волны. На нем были винтажные рубашки с дикими геометрическими узорами; одну неделю его волосы были окрашены в оранжевый или серебристый цвет, а на следующей — сбриты. Что самое необычное, Филлипс свободно говорил о приеме лекарств, отпускаемых по рецепту — Аддерола и особенно Провигила — для того, чтобы лучше разыгрывать карты.

Впервые он занялся игрой в 1995 году, когда учился в колледже. Он вспоминал: «Это было очень математически, но вы также могли ввести себя в игру и манипулировать другим парнем с помощью слов» — больше, чем в такой игре, как шахматы.Вскоре Филлипс почувствовал, что овладел стратегическими аспектами покера. Ключевой переменной было исполнение. На турнирах ему нужно было оставаться сосредоточенным в течение 14 часов подряд, часто в течение нескольких дней, но ему было трудно это сделать. В 2003 году врач поставил ему диагноз СДВГ, и он начал принимать Аддерол. За шесть месяцев он выиграл в покер 1,6 миллиона долларов — намного больше, чем он выиграл за предыдущие четыре года. Adderall не только помог ему сконцентрироваться, но и помог ему противостоять импульсу играть проигрышные руки от скуки.В 2004 году Филлипс попросил своего врача выписать ему рецепт на Provigil, который он добавил к своему режиму Adderall. Он принимал 200-300 мг Провигила в день, что, как он чувствовал, помогло ему прийти в еще более безмятежное и объективное состояние внимательности; как он выразился, он чувствовал себя «не участником, а наблюдателем — и очень эффективным». Хотя Филлипс рассматривает нейроинхансеры как стероиды для мозга, им еще не запретили участвовать в покерных соревнованиях.

Прошлым летом я посетил Филлипса в высокогорном пустынном курортном городке Бенд, штат Орегон, где он живет со своей женой Кэтлин и их двумя дочерьми, Айви и Руби.Филипс, которому сейчас 36 лет, пригласил меня на кофе в веселое кафе под названием Thump. В шортах, шлепанцах и черной футболке он сказал: «Покер — это сидеть на одном месте, долго наблюдать за своими противниками и лучше следить за ними, чем они делают за вас». С Provigil он «мог обрабатывать всю информацию о том, что происходило за столом, и что-то делать с этим». Хотя нет никаких сомнений в том, что Филлипс стал намного более успешным в покере после приема нейроинхансеров, я спросил его, можно ли объяснить его улучшение эффектом плацебо или совпадением.Он сомневался в этом, но допускал, что это возможно. Тем не менее, по его словам, «есть некоторая ясность, которую я получаю с Provigil. С Adderall я бы охарактеризовал эффект как коррекция — исправление основного состояния. Provigil ощущается как улучшение». И, в то время как Аддерол заставлял его «нервничать», эффекты Провигила были «полностью ограничены моим мозгом». У него не было «проблем со сном».

С другой стороны, по словам Филлипса, эффекты Provigil «со временем ослабевают. Тело — потрясающая приспособительная машина, и я не мог видеть никаких преимуществ, чтобы просто взять больше.«Несколько лет назад Филлипс устал от покера и начал играть в состязательный скрэббл. Он был хорош, но не настолько хорош. Он был старше многих своих соперников, и ему требовалось много механического запоминания, что давалось не так легко. как это было когда-то. «Я перестал запоминать весь словарь, и, чтобы быть действительно хорошим, нужно выучить до восьми- и девятибуквенных слов», — сказал он мне. «Но я выучил каждое слово до пяти букв. , плюс, возможно, 10 000 семи- и восьмибуквенных слов ». Provigil, по его словам, помог в процессе запоминания, но« это не сделает вас умнее.Это поможет вам лучше использовать имеющиеся у вас инструменты в течение длительного периода ».

Точно так же 74-летний мужчина, опубликовавший в прошлом году письмо в журнале« Nature », дал очаровательно конкретное описание своей привычки к модафинилу:« Раньше я мог компетентно работать над механикой разрушения камня с высоким содержанием кремнезема (при воспроизведении древних методов отслаивания инструментов) в течение примерно часа. С модафинилом я мог бы продолжать почти три часа ».

Цефалон публично преуменьшил значение того, что препарат можно использовать в качестве« умной таблетки ».В 2007 году основатель и генеральный директор компании Фрэнк Балдино-младший сказал отраслевому журналу Pharmaceutical Executive: «Я думаю, что если вы устали, Provigil не даст вам заснуть. Если вы не устали, он ничего не сделает».

Но Балдино мог быть чересчур скромным. В 2002 году исследователи из Кембриджского университета провели ряд стандартных когнитивных тестов для 60 здоровых молодых мужчин-добровольцев. Одна группа получала модафинил, другая — плацебо. Группа модафинила лучше справилась с несколькими задачами, такими как тест «размах цифр», в котором испытуемых просят повторять все более длинные последовательности чисел вперед, а затем назад.Они также лучше справились с распознаванием повторяющихся визуальных образов и с задачей пространственного планирования, известной как задача Лондонского Тауэра. (Это не так весело, как кажется.) Авторы исследования в журнале Psychopharmacology заявили, что результаты показывают, что «модафинил обладает значительным потенциалом в качестве усилителя когнитивных функций».

Филлипс сказал мне, что, как бы он ни верил в нейроусилители, он не хотел быть «мальчиком с плаката для умных таблеток». В какой-то момент он сказал: «Мы действительно не знаем возможных последствий для долгосрочного использования этих вещей.(Недавно он перестал принимать Провигил каждый день, заменив его другим стимулятором, отпускаемым по рецепту.) Он также не думает, что нам нужно повышать скорость работы еще на одну ступеньку того, насколько усердно мы работаем ». Но, — сказал он, -« базовый уровень конкурентоспособности ». собирается переориентировать вокруг того, что делают эти препараты, и вы можете выбирать, конкурировать или нет ».

Provigil вполне может дать временное преимущество здоровым людям, но это не значит, что он готов заменить утренний эспрессо. Anjan Чаттерджи сказал мне, что «просто недостаточно исследований этих препаратов на нормальных людях».Одно исследование, недавно опубликованное в Журнале Американской медицинской ассоциации, предполагает, что Provigil может вызывать привыкание. Группа под руководством Норы Волкоу, директора Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками, просканировала мозг 10 мужчин после того, как им дали плацебо, а также после того, как им дали дозу модафинила. Модафинил, по-видимому, приводит к увеличению химического дофамина в мозге. «Поскольку препараты, повышающие уровень дофамина, могут стать причиной злоупотребления, — заключил отчет Волкова, — эти результаты свидетельствуют о том, что риск наркомании у уязвимых лиц заслуживает повышенного внимания.(Cephalon в ответ на отчет отмечает, что лейбл Provigil призывает врачей внимательно следить за пациентами, особенно за тех, кто в анамнезе злоупотреблял наркотиками.) На веб-сайте Erowid, где люди ярко и анонимно сообщают о своем опыте употребления легальных и нелегальных наркотиков. , некоторые потребители модафинила описали зависимость от препарата. Один человек, который назвал себя бывшим студентом биохимии, сказал, что ему удалось избавиться от кокаиновых и опиатных привычек, но он не мог отказаться от модафинила.Когда у него заканчивались наркотики, он говорил: «Я начинаю нервничать». После «четырех-пяти дней» без него «головной туман начинает возвращаться».

Устранение головокружения, кажется, является целью многих пользователей нейроэнхансеров. Но могут ли сегодняшние препараты сделать это? Недавно я задал этот вопрос коллеге Чаттерджи Марте Фарах, психологу в Пенсильвании и директору Центра когнитивной нейробиологии. Она глубоко очарована нейроусилителями и слегка критикует их, но в основном поддерживает — с важной оговоркой, что нам нужно знать гораздо больше о том, как действуют эти препараты.Хотя Фарах не принимает нейроусилители, она только что закончила работу с докладом, в котором она рассмотрела данные о рецептурных стимуляторах в качестве нейроусилителей, полученные в 40 лабораторных исследованиях с участием здоровых субъектов. В большинстве исследований рассматривался один из трех типов познания: обучение, рабочая память и когнитивный контроль. Типичный обучающий тест просит испытуемых запомнить список парных слов; через час, несколько дней или неделю им показывают первые слова в парах и просят придумать второе.Нейроэнхансеры действительно улучшали удержание, особенно когда испытуемых просили запоминать информацию в течение нескольких дней или дольше.

Рабочую память можно сравнить с записной книжкой в ​​уме: вы используете ее, чтобы сохранять в памяти нужные данные во время выполнения задачи. (Представьте себе перекрестный допрос, в котором адвокат должен отслеживать ответы свидетеля и формулировать на их основе новые вопросы.) В одном обычном тесте испытуемым показывают ряд вопросов — обычно букв или цифр — а затем столкнулись с проблемами: было ли это число или буква в серии? Это было? В тестах на рабочую память испытуемые лучше справлялись с нейроусилителями, хотя некоторые исследования показали, что эффект зависел от того, насколько хорошей была рабочая память испытуемого с самого начала: чем она была лучше, тем меньше пользы от лекарств.

Третья категория — когнитивный контроль — насколько эффективно вы можете контролировать себя в обстоятельствах, когда наиболее естественная реакция является неправильной. Классический тест — это Stroop Task, в котором людям показывают название цвета (скажем, оранжевый), написанное другим цветом (скажем, фиолетовый). Их просят прочитать слово (что легко, потому что наша обычная реакция на слово — прочитать его) или назвать цвет чернил (что сложнее, потому что наш первый импульс — сказать «оранжевый»).Эти исследования представили более смешанную картину, но в целом они показали некоторую пользу «для большинства нормальных здоровых субъектов» — особенно для людей, у которых когнитивный контроль изначально был хуже.

Фара сказала мне: «Эти препараты определенно помогут некоторым технически нормальным людям, то есть людям, которые не соответствуют диагностическим критериям СДВГ или любого вида когнитивных нарушений». Но она подчеркнула: «Они помогут людям с более низким уровнем способностей больше, чем с более высоким». Одно из объяснений этого явления может заключаться в том, что чем больше вы разбираетесь в данной задаче, тем меньше у вас возможностей для совершенствования.У Фары есть подозрение, что может быть еще одна причина, по которой существующие лекарства — по крайней мере, пока — не предлагают такой помощи людям с более высокими интеллектуальными способностями. Такие препараты, как риталин и аддералл, частично работают за счет увеличения количества дофамина в мозге. Дофамин — это то, чего вам нужно ровно столько: его слишком мало, и вы можете быть не так бдительны и мотивированы, как хотелось бы; слишком много, и вы можете чувствовать себя чрезмерно возбужденным. Нейробиологи обнаружили, что у некоторых людей есть ген, который заставляет мозг быстрее расщеплять дофамин, оставляя меньше доступного; такие люди обычно немного хуже справляются с некоторыми когнитивными задачами.Люди с более доступным дофамином, как правило, лучше справляются с теми же задачами. Таким образом, логично, что людям с естественным низким уровнем дофамина будет больше польза от искусственного стимулирования.

Конечно, обучение, рабочая память и когнитивный контроль представляют собой лишь несколько аспектов мышления. Фара пришла к выводу, что исследований, посвященных другим видам познания — например, беглости речи — было слишком мало и слишком противоречиво, чтобы рассказать нам о многом. И Чаттерджи, и Фара задались вопросом, могут ли наркотики, повышающие внимание потребителей, ослабить их творческий потенциал.В конце концов, некоторые из наших лучших идей приходят к нам не тогда, когда мы садимся за стол, а, скорее, когда мы принимаем душ или гуляем с собакой, позволяя нашему разуму блуждать. Джими Хендрикс сообщил, что вдохновение для «Purple Haze» пришло ему во сне; химик Фридрих Август Кекуле утверждал, что он открыл кольцевую структуру бензола во время задумчивости, в которой он увидел изображение змеи, кусающей свой хвост. Фара сказала мне: «Есть некоторые свидетельства того, что люди, которые лучше могут сосредоточиться на чем-то одном и отфильтровывать отвлекающие факторы, как правило, менее креативны.

«Все больше и больше наших молодых людей используют эти наркотики, чтобы помочь себе в работе. У них есть свой ноутбук, iPhone и Adderall. Это подрастающее поколение рабочих и руководителей может иметь несколько иной стиль мышления и работы. , потому что они употребляют эти наркотики или потому что они научились работать с этими наркотиками, так что даже если вы уберете наркотики, у них все равно будет определенный подход. Я немного обеспокоен тем, что мы можем вырастить поколение очень внимательные бухгалтеры.«

Фарах также рассматривает этические проблемы, связанные с распространением умных лекарств. Разве нейроусилители не дают еще одного преимущества тем людям, которые уже могут позволить себе частных репетиторов? из Университета Вирджинии обозреватель по имени Грег Крапанцано утверждал, что нейроусилители «создают несправедливое преимущество для пользователей, которые готовы нарушить закон, чтобы получить преимущество. Эти студенты создают работу, которая зависит от приема таблеток, а не от их собственной трудовой этики.«Конечно, трудно представить себе университетскую администрацию, которая потребовала бы от студентов пописать в чашку перед входом в экзаменационный зал. И даже с помощью нейроэнхансера вам все равно придется написать эссе, придумать сценарий или закончить грант. Более того, если вы можете отдать должное работе, которую вы проделали с кофеином или никотином, тогда вы можете отдать должное работе, выполненной на Provigil.

Фарах ставит под сомнение идею о том, что нейроусилители увеличат неравенство. исследования, в которых говорится, что нейроусилители будут менее полезны для людей с результатом выше среднего », — сказала она, что таблетки, улучшающие когнитивные функции, действительно могут стать выравнивателями, если их отпускать дешево.В дискуссионном документе 2007 года, опубликованном Британской медицинской ассоциацией (BMA), также говорится об этом: «Избирательное использование нейроэнхансеров среди людей с более низкими интеллектуальными способностями или людей из неблагополучных семей, не имеющих возможности дополнительного обучения, могло бы улучшить образовательные возможности. для этих групп «. Если идея дать таблетку вместо лучшего обучения кажется отталкивающей — как замена настоящей еды синтетическим питанием внутривенно, — это может быть предпочтительнее сценария, в котором только богатые дети получают частую психологическую поддержку.

Фара была одним из нескольких ученых, которые внесли свой вклад в недавнюю статью в журнале Nature «На пути к ответственному использованию лекарств, улучшающих когнитивные функции, здоровыми». Оптимистичный тон статьи предполагает, что некоторые специалисты по биоэтике склоняются к поддержке нейроусиления. «Как и все новые технологии, когнитивные улучшения можно использовать хорошо или плохо», — говорится в статье. «Мы должны приветствовать новые методы улучшения работы нашего мозга. В мире, в котором продолжительность работы и продолжительность жизни человека увеличивается, инструменты улучшения когнитивных функций, в том числе фармакологические, будут все более полезными для улучшения качества жизни и увеличения производительности труда, а также для повышения производительности труда. чтобы предотвратить нормальные и патологические возрастные когнитивные нарушения.Безопасные и эффективные средства повышения когнитивных способностей принесут пользу как человеку, так и обществу ». В отчете BMA было высказано столь же оптимистичное наблюдение:« Всеобщий доступ к расширенным вмешательствам повысит базовый уровень когнитивных способностей, что в целом считается положительным моментом ».

И все же, когда энтузиасты делятся своим видением нашего нейроусиленного будущего, это может показаться мрачным. Зак Линч из NeuroInsights дал мне обоснование для умных таблеток, которое я нашел особенно мрачным. «Если вам 55 лет из Бостона «Теперь вам придется соревноваться с 26-летним парнем из Мумбаи, и такое давление будет только расти», — начал он.Другие страны, кроме США, могут быть немного более свободными в своих правилах и в первую очередь предлагать одобрение новых усилителей когнитивных функций. «А если у вас 47 офисов по всему миру, и вдруг ваш сингапурский офис использует когнитивные инструменты, и вы говорите Конгрессу:« Я перемещаю все свои финансовые операции в Сингапур и Тайвань, потому что их там использовать законно », — вы можете поспорить, что Конгресс скажет:« Хорошо, хорошо ». Тогда это будет спорный вопрос

Это все равно что сказать: «Нет, ты не можешь пользоваться мобильным телефоном.Это может повысить продуктивность! »» Если мы в конце концов решим, что нейроусилители работают и в основном безопасны, сможем ли мы когда-нибудь принудить к их применению? Законодатели могут заставить некоторых работников — врачей скорой помощи, авиадиспетчеров — принимать их. ВВС США уже предоставляют модафинил пилотам, отправляющимся в длительные миссии.) Для остальных из нас давление будет более тонким — тошнотворное чувство, которое я испытываю, когда вспоминаю, что мой младший коллега принимает Provigil, чтобы уложиться в срок. Все это может быть ведет к обществу, в котором я не уверен, что хочу жить: к обществу, в котором мы еще больше перегружены работой и движимы технологиями, чем мы уже есть, и в котором мы должны принимать наркотики, чтобы не отставать; общество, в котором мы давайте детям академические стероиды вместе с их ежедневными витаминами.

Пол МакХью, психиатр из Университета Джона Хопкинса, скептически писал о косметической неврологии. В эссе 2004 года он отмечает, что, по крайней мере, раз в год в своей частной практике он видит молодого человека — обычно мальчика, — родители которого беспокоятся, что его успеваемость в школе может быть лучше, и им нужны лекарства, которые обеспечат это. В большинстве этих случаев «правда в том, что у сына нет более высокого IQ, чем у его родителей», хотя мальчик может обладать другими качествами, превосходящими качества его родителей — он может быть «красивым, обаятельным, спортивным, изящным».МакХью видит свою работу в том, чтобы заставить родителей «забыть о том, чтобы приспосабливать его к своим целям с помощью лекарств или чего-то еще».

Когда я разговаривал с ним по телефону, Макхью подробно остановился на этом: «Может быть, неправильно пытаться вписать людей в этот мир, вместо того, чтобы пытаться сделать мир лучше для людей. И если идея заключается в том, что единственный колледж, в который может поступить ваш ребенок, — это Гарвард, ну, может быть, эту идею нужно исправить ».

Если Алекс, студент Гарварда, и Пол Филлипс, игрок в покер, считают использование нейроусилителей частным делом, Николас Зельцер рассматривает свою привычку как стремление, которое объединяет его с большим движением за улучшение человечества.Работа Зельцера в качестве исследователя в ориентированном на оборону мозговом центре в северной Вирджинии не позволила ему почувствовать себя таким интеллектуально живым, как ему хотелось бы. Чтобы компенсировать это, он в свободное время пишет статьи на такие темы, как «биологическая эволюция человека и война». 30-летний Зельцер сказал мне, что его беспокоит то, что у него «не хватало умственной энергии, выносливости, той … рыхлости, которую я, кажется, помню, когда был моложе».

Это не то, что вы замечаете, когда разговариваете с Зельцером. И хотя наша память, вероятно, находится на пике в возрасте 20 лет, немногие 30-летние осознают ее дефицит.Но Зельцер считает себя трансгуманистом в духе оксфордского философа Ника Бострома и писателя-футуриста и изобретателя Рэя Курцвейла. Трансгуманистов интересуют роботы, криогеника и очень-очень долгая жизнь; они рассматривают биологические ограничения, которые остальные из нас могут принять или даже оценить как скрипучие препятствия, которые необходимо агрессивно преодолевать. На форумах ImmInst (Институт бессмертия) Зельцер и другие участники обсуждают стратегии продления жизни и потенциальные преимущества когнитивных усилителей.Некоторые члены, в том числе Зельцер, используют лекарство под названием пирацетам, которое впервые было продано бельгийской фармацевтической компанией в 1972 году, а в последние годы стало доступно в США в розничных магазинах, продающих пищевые добавки. Хотя FDA не одобрило его применение, пирацетам использовался экспериментально у пациентов с инсультом — с небольшим эффектом — и у пациентов с редким неврологическим заболеванием, называемым прогрессирующей миоклонической эпилепсией, для которых он оказался полезным для облегчения мышечных спазмов. Данных о пользе пирацетама для здоровых людей практически нет, но многие пользователи считают, что этот препарат увеличивает приток крови к мозгу.

Использование нейроэнхансеров, сказал Зельцер, «похоже на настройку себя — настройку своего мозга». Для некоторых людей, добавил он, было важно улучшить настроение, поэтому они принимали антидепрессанты; но для таких, как он, важнее было «увеличить умственную силу». Он сказал: «По сути, вы делаете выбор в отношении того, как вы хотите испытывать сознание». В то время как 1990-е были посвящены «персонализации технологий», это десятилетие было посвящено персонализации мозга — то, что некоторые энтузиасты начали называть «взломом разума».

Конечно, идея взлома разума не нова. Сэр Фрэнсис Бэкон потреблял все, от табака до шафрана, в надежде разбудить свой мозг. По общему мнению, Бальзак питал 16-часовые приступы письма обильными порциями кофе, который, как он писал, «отгоняет сон и дает нам возможность немного дольше заниматься своим интеллектом». Сартр набрал обороты, чтобы закончить «Критику диалектического разума». Зельцер и его собеседники на форуме ImmInst — только последние члены опытной когорты, даже если в их распоряжении есть более сложные фармацевтические препараты.

В конце концов я встретил Зельцера в подземном ресторанном дворике недалеко от Пентагона. Он худощав, с бритой головой, и говорил точно, редко спотыкаясь о своих словах. Я спросил его, есть ли у него какие-либо этические опасения по поводу умных наркотиков. После паузы он сказал, что у него могут возникнуть опасения, если кто-то откроет нейроэнхансер перед сдачей экзамена на лицензирование, который сертифицировал бы его, скажем, как нейрохирурга, а затем прекратил бы принимать это лекарство. Кроме этого, он не видел проблемы. Он сказал, что твердо верит в идею о том, что «мы должны иметь достаточную степень свободы распоряжаться своим телом и разумом так, как мы считаем нужным, при условии, что это не посягает на основные права, свободу и безопасность. других».Он утверждал: «Зачем вам нужен верхний предел интеллектуальных возможностей человека? люди называют экономикой, основанной на знаниях? » Он продолжил: «Подумайте о сложности интеллектуальных задач, которые люди должны решать сегодня. Просто попытаться понять, что делает Конгресс, — непростая задача! Сложно понять весь спектр научных, технических и социальных вопросов.Если бы у нас был инструмент, который позволил бы большему количеству людей понять мир на более высоком уровне сложности, как мы могли бы предвзято относиться к этому понятию просто потому, что нам не нравится, что спортсмены это делают? Мне это не кажется одним и тем же вопросом. И это заслуживает отдельного обсуждения ».

Зельцер никогда не имел диагноза какого-либо нарушения обучаемости. Но он добавил:« Хотя я бы не сказал, что у меня дислексия, иногда, когда я печатаю прозу, оглядываясь назад и читаю, я часто пропускаю слова или вставляю слова, и иногда мне трудно сосредоточиться.»

В студенческие годы Зельцер принимал и аддералл, и пирацетам. Теперь, после перерыва в несколько лет, он недавно возобновил прием нейроэнхансеров. В дополнение к пирацетаму он принял набор добавок, которые, по его мнению, помогли его мозгу функционировать: рыба масла, пять антиоксидантов, продукт под названием ChocoMind и ряд других, которые можно купить в магазине здоровой пищи. Он думал о добавлении модафинила, но еще не сделал этого. Каждое утро на завтрак он придумывал кашицу из овсянки, ягод и т. д. соевое молоко, гранатовый сок, льняное семя, миндальная мука, сырые яйца и протеиновый порошок.Целью рецепта была эффективность: полагаться на «одну глотку, которую вы могли бы съесть или выпить, в которой было бы все, что вам нужно питательно для вашего мозга и тела. Я хотел иметь возможность сдерживать это — вот и все». (Он сказал мне это на кухне своей квартиры; он живет с соседом по комнате, который вошел, пока мы разговаривали, недоуменно выслушал какое-то время, а затем поставил замороженную пиццу в духовку.)

Зельцер решил принять пирацетам. на основе его собственного онлайн-чтения, которое включало аннотации из медицинских журналов.Он не обращался к врачу. С тех пор, как он выбрал ежедневный режим приема добавок, он почувствовал улучшение своей интеллектуальной работы и своей способности участвовать в стимулирующей беседе. Он продолжил: «Я чувствую, что могу лучше формулировать свои мысли. Я уверен, что вы были в зоне ответственности — вы ведете с кем-то действительно захватывающие дебаты, ваш мозг кажется живым. Я чувствую это больше. Но Я не хочу сказать, что это глубокое изменение ».

Я спросил его, заставляет ли пирацетам чувствовать себя умнее или просто более внимательным и уверенным — немного лучше оснащенным, чтобы мобилизовать ресурсы, которые у него были от природы.«Может быть», — сказал он. «Я не совсем понимаю, что значит быть умнее. Это качество сложно измерить. Это гештальт-фактор, все эти качества вместе взятые — не только ваша способность вычислять некоторые числа или запоминать цифры или последовательность чисел, но также и вашу способность поддерживать определенное эмоциональное состояние, которое способствует продуктивной интеллектуальной работе. Я действительно чувствую, что стал более умным с наркотиками, но не могу дать вам несколько баллов IQ ».

Действие пирацетама на здоровых добровольцев изучено даже меньше, чем влияние аддералла или модафинила.Большинство рецензируемых исследований сосредоточено на его влиянии на деменцию или на людей, перенесших судорожный припадок или сотрясение мозга. Многие исследования, посвященные другим неврологическим эффектам, проводились на крысах и мышах. Механизмы действия пирацетама не изучены, хотя он может повышать уровень нейромедиатора ацетилхолина. В 2008 году комитет Британской академии медицинских наук отметил, что многие клинические испытания пирацетама при деменции были методологически ошибочными. В другом опубликованном обзоре доступных исследований этого препарата сделан вывод, что данные «не подтверждают использование пирацетама для лечения людей с деменцией или когнитивными нарушениями», но предполагается, что дальнейшие исследования могут быть оправданы.Я спросил Зельцера, думает ли он, что ему следует дождаться научной ратификации пирацетама. Он смеялся. «Я не хочу», — сказал он. «Потому что это работает».

Нет смысла запрещать использование нейроэнхансеров. Слишком много людей уже принимают их, и пользователи, как правило, являются образованными и привилегированными людьми, которые действуют достаточно осторожно, чтобы избежать неприятностей. К тому же Анджан Чаттерджи прав в том, что есть уместная аналогия с пластической хирургией. В таком обществе потребления, как наше, если люди должным образом информированы о рисках и преимуществах нейроусилителей, они могут делать свой собственный выбор в отношении того, как изменить свое сознание, точно так же, как они могут принимать собственные решения о формировании своего тела.

Тем не менее, даже если вы признаете, что косметическая неврология никуда не денется, есть что-то удручающее в том, как используются лекарства — какие стремления они открывают или нет. Джонатан Эйзен, биолог-эволюционист из Калифорнийского университета в Дэвисе, скептически относится к тому, что он насмешливо называет «допингом для мозга». Во время недавнего разговора он рассказал о коллегах, которые принимают нейроинхансеры для обработки заявок на гранты. «Для меня странно, что люди принимают эти лекарства, чтобы выписывать гранты», — сказал он.«Я имею в виду, что если бы вы придумали какую-то действительно интересную статью, которая была вызвана приемом действительно интересного лекарства — волшебных грибов или чего-то еще, — это было бы для меня больше смысла. В конце концов, вы хороши настолько, насколько хороши ваши идеи». я придумал «.

Но это уже не те 1960-е, которые расширяют кругозор. Кажется, у каждой эпохи есть свой определяющий наркотик. Нейроэнхансеры идеально подходят для борьбы с опасениями конкуренции между «белыми воротничками» в условиях нестабильной экономики. И у них есть синергетические отношения с нашими умножающимися цифровыми технологиями: чем больше гаджетов у нас есть, тем больше мы отвлекаемся и тем больше нам нужна помощь, чтобы сосредоточиться.Опыт, который предлагает нейроусиление, по большей части не связан с открытием дверей восприятия, или о разрыве связей между собой, или о переживании всплеска гениальности. Речь идет о том, чтобы выжать лишние несколько часов, чтобы подвести итоги продаж, когда вы действительно предпочитаете рухнуть в постель; получение четверки вместо четверки с минусом на выпускном экзамене в классе лекций, где вы половину своего времени тратили на текстовые сообщения; зубрежка для GRE (вступительные экзамены в аспирантуру) по ночам, потому что работа в информационной индустрии, которую вы получили после колледжа, оказалась смертельной.Нейроэнхансеры не дают свободы. Скорее, они способствуют жесткой, неромантичной, чрезвычайно эффективной форме производительности.

Прошлой зимой я снова разговаривал с Алексом, выпускником Гарварда, и обнаружил, что после перерыва в несколько месяцев он вернулся к приему Аддерала — небольшую дозу каждый день. Он чувствовал, что учится применять наркотик более «дисциплинированно». Теперь, по его словам, дело было не столько в том, чтобы поздно ложиться спать, чтобы закончить работу, которую он должен был сделать раньше, а в том, чтобы «сосредоточиться на работе, что заставляет меня работать дольше».Какой работодатель возразит против этого?

Основное изображение в этой статье было изменено 10 февраля 2015 г., чтобы исправить потенциальную проблему с правами.

Лечение опухолей головного мозга и центральной нервной системы | Институт мозга

Некоторые опухоли головного мозга лечат лекарствами (лекарствами) для уничтожения раковых клеток. Это называется медикаментозной терапией или химиотерапией. Этот тип лечения опухоли головного мозга может убить раковые клетки, которые ваш врач не может безопасно удалить хирургическим путем.Медикаментозная терапия (химиотерапия) также может замедлить рост опухолевых клеток головного мозга или помочь уменьшить симптомы рака мозга.

Вы можете пройти курс лечения, если:

  • Рак распространяется на мозг из другой части тела (метастатический рак головного мозга)
  • Ваш рак мозга рецидивирует (возвращается) после лечения

Некоторые первичные опухоли головного мозга (опухоли, начинающиеся в головном мозге) также лечатся медикаментозно.

Медикаментозное лечение опухолей головного мозга обычно назначают после операции.Вы можете пройти лучевую терапию одновременно.

Вы можете принимать лекарства, используемые в медицинской терапии (химиотерапии), как:

  • Таблетка
  • Укол (выстрел)
  • Внутривенное лекарство (IV)

Если вы проходите химиотерапию рака мозга, ваш онколог решает, какое лекарство вы принимаете, как и как долго вам нужно лечение.

Виды медицинской терапии (химиотерапии) рака головного мозга

В медикаментозной терапии (химиотерапии) используются два типа препаратов:

  • Цитотоксические препараты (лекарства, убивающие раковые клетки).Эти препараты также влияют на здоровые клетки.
  • Цитостатические препараты (лекарства, препятствующие размножению раковых клеток). Эти препараты разрушают раковые клетки, не затрагивая здоровые клетки.

Цитостатические препараты также называют таргетной терапией. Они предотвращают рост и распространение рака и чаще используются для лечения опухолей головного мозга.

В зависимости от типа опухоли головного мозга, общего состояния здоровья и других факторов ваш онколог поможет решить, какое лекарство вам подходит.

Хорошая ли идея — наркотики, улучшающие сознание? | Инновация

Я знаю, что память — очень непостоянный друг, но стрелять холостыми патронами три раза за один день, когда я пытался вспомнить имя, было смешно. Поэтому, когда я услышал о новом исследовании так называемой «таблетки памяти», я подумал: «Можем ли мы ускорить этот процесс?»

Ученые назвали бы это «когнитивным усилителем», что стало обозначать препараты, которые могут усилить фокусировку мозга, такие как риталин или аддералл.В недавнем исследовании этим препаратом был Модафинил, первоначально разработанный для лечения нарколепсии, но в данном случае назначенный группе хирургов, страдающих недосыпанием. Хотя лекарство, похоже, не улучшило работу врачей при моделировании хирургической операции, оно улучшило их кратковременную память и ускорило их способность выполнять сложные задачи.

Все это вызывает щекотливые вопросы. Если таблетки могут сделать врачей лучшими хирургами, разве мы не должны этого хотеть? А как насчет летчиков-истребителей или, скажем, водителей такси из Нью-Йорка? И можем ли мы достичь точки, когда усилители мозга потребуются для выполнения определенных работ?

Косметическая неврология?

Эти проблемы просачивались в течение нескольких лет, поскольку Риталин и Аддералл превратились из лекарства от синдрома дефицита внимания в фармацевтическое учебное пособие для студентов колледжей и старших классов.Еще в 2008 году газета New York Times спросила: «Улучшение мозга — это неправильно, верно?» В статье один ученый говорил о «косметической неврологии», а другие поднимали вопрос о разрыве дизайнерских лекарств между теми, кто имеет доступ к лекарствам для мозга, и теми, у кого нет.

Модафинил, который можно приобрести в Интернете по рецепту, уже продается как способ «пробиться сквозь туман чрезмерной сонливости». Ранее в этом месяце научный редактор BBC Сьюзан Уоттс сообщила о результатах анонимного онлайн-опроса об использовании препаратов, улучшающих когнитивные функции.Чуть менее 40 процентов из 716 респондентов заявили, что использовали один, и 92 процента из них заявили, что сделают это снова.

В настоящее время препараты для мозга могут улучшить работу лишь незначительно. Но в недавней статье на BBC Newsnight Уоттс переходит к делу: «Что, если бы таблетка могла сделать вас на 50 процентов умнее или даже на 100 процентов? Вы бы все еще сказали «нет»? »

Она также сообщает, что ученые серьезно относятся к тому, что они называют «моральным совершенствованием».«Они, по-видимому, начали тестировать гормоны, которые могут сделать людей добрее, чутче и нравственнее.

Готовы ли вы к таблетке Nice?

Вот и другие достижения в раскрытии потенциала мозга:

Бонусное видео: Нобелевский лауреат Даниэль Канеман не только показывает разницу между опытом и памятью — быть счастливым в своей жизни или быть счастливым с вашей жизнью, — но он даже использует колоноскопию, чтобы понять суть.

Вопрос: Обязан ли мы получить как можно больше от нашего мозга?

Понравилась статья?
ПОДПИШИТЕСЬ на нашу рассылку новостей

Американская ассоциация травм головного мозга

«Внезапно воспоминания о вчерашнем дне показались, как будто они были несколько десятилетий назад», — говорит Мелисса Шуман, которая стала жить с реальностью черепно-мозговой травмы после того, как ее сын Джастин получил приобретенную черепно-мозговую травму (ABI) после попытки самоубийства. .

Вспоминая первые несколько дней борьбы сына за жизнь, Мелисса дала понять, что ей кажется, что она сражается так же жестко.

«Я спешил узнать всю эту информацию самостоятельно, пока он был в коме. Это было утомительно, но кто еще собирался это делать? Это работа матери «. Помимо получения информации, Мелисса стала основным опекуном Джастина. Она проводила дни, координируя уход, терапию, кормление, купание и все остальное в гостиной их дома.«Я думаю, что напугал себя больше всего на свете, и у врачей не было особых надежд, поэтому через некоторое время мне пришлось остановиться и просто поверить, что ему станет лучше, и отстаивать то, что было бы лучше для него».

За первые несколько месяцев после травмы Джастина в семье Шуман произошли большие перемены. У них была медицинская страховка, но им было трудно получить многие услуги, в которых нуждался Джастин, без боя. Как и многие другие на аналогичных должностях, Мелисса стала экспертом в борьбе со своей страховой компанией и агентствами, оказывающими услуги ее сыну.Джастин не был кандидатом на стационарную реабилитацию, потому что его медицинские потребности требовали, чтобы его отправили в отделение долгосрочной неотложной помощи (LTAC), которое, по сути, является уходом из отделения интенсивной терапии больницы. Вместо этого Мелисса потребовала, чтобы Джастин вернулся домой, и потратила недели на подготовку и переоборудование гостиной в их доме, чтобы он мог там жить.

«Вернуть Джастина домой было непросто, и я понятия не имела, где искать информацию о том, что, как и когда осуществить переход», — объяснила Мелисса.

Мелисса очень ценит онлайн-группу поддержки травм головного мозга, к которой она принадлежит. «Это группа A-B-I, — смеется она, — не TBI! TBI приветствуются, но мы заботимся о том, чтобы и все остальные тоже. Для меня было хорошо знать, что я не одна, и Джастин был не один, и даже что другие мои дети не одиноки и что кто-то может понять, что мы переживаем. На самом деле многие люди относятся к тому, через что мы проходим ».

Читайте личные истории

Список 10 противоопухолевых препаратов для сравнения

  1. Лечебные процедуры
  2. Рак
  3. Опухоль головного мозга

Другие названия: Рак головного мозга; Опухоль головного мозга, метастатическая; Рак, мозг; Внутричерепные опухоли

Опухоль головного мозга — это аномальное разрастание ткани в головном мозге.Они могут быть доброкачественными или злокачественными.

Лекарства, применяемые для лечения опухолей головного мозга

Следующий список лекарств так или иначе связаны с этим заболеванием или используются для его лечения.

Название препарата Рейтинг Отзывы Деятельность & квест; Rx / OTC Беременность CSA Спирт
Просмотр информации о ломустине ломустин Показатель Добавить отзыв Rx D N

Общее название: ломустин системный

Бренды: CeeNU, Глеостин

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Факты о наркотиках от А до Я, Монография AHFS DI, Информация о назначении

Посмотреть информацию о эверолимусе эверолимус Не по назначению 8.0 2 отзыва Rx D N

Общее название: эверолимус системный

Класс препарата: Ингибиторы mTOR, селективные иммунодепрессанты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Факты о наркотиках от А до Я, Монография AHFS DI, Информация о назначении

Не по назначению: Да

Просмотр информации о метотрексате метотрексат Не по назначению Показатель Добавить отзыв Rx Икс N Икс

Общее название: метотрексат системный

Класс препарата: антиметаболиты, противоревматические, антипсориатические средства, другие иммунодепрессанты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Факты о наркотиках от А до Я, Монография AHFS DI, Информация о назначении

Не по назначению: Да

Посмотреть информацию о кармустине кармустин Показатель Добавить отзыв Rx D N

Общее название: кармустин системный

Бренды: Глиадель, BiCNU

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Факты о наркотиках от А до Я, Монография AHFS DI, Информация о назначении

Просмотр информации о циклофосфамиде циклофосфамид Не по назначению 10 1 отзыв Rx D N

Общее название: циклофосфамид системный

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Факты о наркотиках от А до Я, Монография AHFS DI, Информация о назначении

Не по назначению: Да

Посмотреть информацию о Глиадель Глиадель Показатель Добавить отзыв Rx D N

Общее название: кармустин системный

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Прописная информация

Просмотреть информацию о цисплатине цисплатин 10 1 отзыв Rx D N

Общее название: цисплатин системный

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Факты о наркотиках от А до Я, Монография AHFS DI, Информация о назначении

Посмотреть информацию о CeeNU CeeNU Показатель Добавить отзыв Rx D N

Общее название: ломустин системный

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Прописная информация

Посмотреть информацию о BiCNU BiCNU Показатель Добавить отзыв Rx D N

Общее название: кармустин системный

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Прописная информация

Просмотр информации о Глеостине Глеостин Показатель Добавить отзыв Rx D N

Общее название: ломустин системный

Класс препарата: алкилирующие агенты

Потребителям: дозировка, взаимодействия, побочные эффекты

Для профессионалов: Прописная информация

Темы под опухолью головного мозга

Узнать больше о опухоли головного мозга

IBM Watson Micromedex
Симптомы и лечение
Справочник клиники Майо
Легенда
Рейтинг Для оценки пользователей спрашивали, насколько эффективным они нашли лекарство с учетом положительных / побочных эффектов и простоты использования (1 = неэффективно, 10 = наиболее эффективно).
Активность Активность основана на недавних действиях посетителей сайта по отношению к другим лекарствам в списке.
Rx Только по рецепту.
ОТС Без рецепта.
Rx / OTC По рецепту или без рецепта.
Не по назначению Это лекарство не может быть одобрено FDA для лечения этого состояния.
EUA Разрешение на использование в чрезвычайных ситуациях (EUA) позволяет FDA разрешать использование неутвержденных медицинских продуктов или несанкционированного использования одобренных медицинских продуктов в объявленной чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, когда нет адекватных, одобренных и доступных альтернатив.
Категория беременности
А Адекватные и хорошо контролируемые исследования не смогли продемонстрировать риск для плода в первом триместре беременности (и нет доказательств риска в более поздних триместрах).
B Исследования репродукции животных не смогли продемонстрировать риск для плода, и нет адекватных и хорошо контролируемых исследований у беременных женщин.
С Исследования репродукции животных показали неблагоприятное воздействие на плод, и нет адекватных и хорошо контролируемых исследований на людях, но потенциальные преимущества могут потребовать применения у беременных женщин, несмотря на потенциальные риски.
D Имеются положительные доказательства риска для плода человека, основанные на данных о побочных реакциях, полученных в результате исследований или маркетингового опыта или исследований на людях, но потенциальные преимущества могут потребовать применения у беременных женщин, несмотря на потенциальные риски.
X Исследования на животных или людях продемонстрировали аномалии развития плода и / или есть положительные доказательства риска для плода у человека, основанные на данных о побочных реакциях, полученных в результате исследований или маркетингового опыта, и риски, связанные с применением у беременных женщин, явно перевешивают потенциальную пользу.
N FDA не классифицировало препарат.
Закон о контролируемых веществах (CSA) Приложение
M У препарата есть несколько графиков.График может зависеть от точной лекарственной формы или силы лекарства.
U Расписание CSA неизвестно.
N Не подпадает под действие Закона о контролируемых веществах.
1 Имеет высокий потенциал для злоупотреблений. В настоящее время не применяется в медицинских целях в США. Отсутствуют общепринятые правила безопасности для использования под медицинским наблюдением.
2 Имеет высокий потенциал для злоупотреблений.В настоящее время разрешено медицинское использование для лечения в Соединенных Штатах или в настоящее время принятое медицинское использование с серьезными ограничениями. Жестокое обращение может привести к серьезной психологической или физической зависимости.
3 Имеет меньшую вероятность злоупотребления, чем те, которые указаны в таблицах 1 и 2. В настоящее время разрешено медицинское использование для лечения в Соединенных Штатах. Злоупотребление может привести к умеренной или низкой физической зависимости или высокой психологической зависимости.
4 Имеет низкий потенциал для злоупотреблений по сравнению с теми, которые указаны в таблице 3.В настоящее время он широко используется в медицинских целях в США. Жестокое обращение может привести к ограниченной физической или психологической зависимости по сравнению с теми, которые указаны в таблице 3.
5 Имеет низкий потенциал злоупотребления по сравнению с теми, которые указаны в таблице 4. В настоящее время разрешено медицинское использование для лечения в Соединенных Штатах. Жестокое обращение может привести к ограниченной физической или психологической зависимости по сравнению с теми, которые указаны в таблице 4.
Спирт
X Взаимодействует с алкоголем.

Дополнительная информация

Всегда консультируйтесь со своим врачом, чтобы убедиться, что информация, отображаемая на этой странице, применима к вашим личным обстоятельствам.

Заявление об отказе от ответственности за медицинское обслуживание

.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *