Жировая масса: Биоимпедансный анализ состава тела | Многопрофильный медицинский центр

Содержание

Эффективное снижение жировой массы за четыре дня упражнений и ограничения калорийности питания

Авторы: J. A. L. Calbet, J. G. Ponce-González, I. Pérez-Suárez, J. de la Calle Herrero, H.-C. Holmberg.

Перевод Сергея Струкова.

По прогнозам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ, 2011), в 2015 году в мире количество людей с лишним весом достигнет 2,3 миллиардов, из них 700 миллионов с ожирением. Противодействие ожирению достигается снижением потребления энергии и/или увеличением энергетических трат (ЭТ) для достижения отрицательного энергетического баланса (ЭБ). Согласно результатам мета-анализа, применение только ограничения в питании приводит к средней потере веса (0,5 – 10,7 кг), тогда как в сочетании с упражнениями это значение увеличивается на 0,3 – 1,1 кг (Garrow & Summerbell, 1995; Miller et al., 1997; Shaw et al., 2009). В общем, подобные изменения связаны с улучшением липидного профиля крови, снижением кровяного давления и уровней глюкозы в плазме натощак (Shaw et al., 2009).

Сходного или более значительного снижения массы тела можно достичь гораздо быстрее (в пределах 3 – 10 дней) при сочетании очень сильного ограничения калорийности (ОК) с продолжительными ежедневными упражнениями (Carlson & Fröberg, 1967; Marniemi et al., 1984; Shpilberg et al., 1990). Тем не менее, ранние исследования в этом направлении  не оценивали влияние содержания питания, изменения состава тела, а также продолжительность эффекта (сохранялось или нет достигнутое уменьшение веса). Показано, что увеличение количества белка по сравнению с углеводами в питании для снижения веса уменьшает потерю сухой массы (СМ) и способствует потере жира (Farnsworth et al., 2003; Krieger et al., 2006).

Основная цель исследования — оценить влияние низкого потребления энергии (3,2 ккал/кг массы тела в день) в сочетании с 9 часами ежедневных низкоинтенсивных упражнений на состав тела (региональные изменения жира и СМ), концентрацию липидов, глюкозы и инсулина в сыворотке крови у мужчин с лишним весом. Кроме того, оценивалась возможность предотвращения снижения СМ при потреблении сывороточного белка в условиях отрицательного кратковременного ЭБ. И наконец, оценивался долговременный эффект спустя год после эксперимента.

Согласно нашей гипотезе, предложенный режим значительно уменьшит массу тела и массу жира, эффект от эксперимента будет отмечаться спустя 12 месяцев, а потребление белка поможет сохранить СМ в большей степени, чем сахароза.

Краткое описание исследования

Участники

Критерии для участия в эксперименте:

  1. возраст 18 – 55 лет;
  2. стабильная масса тела, как минимум, за три месяца до начала;
  3. индекс массы тела (ИМТ) ≥25 кг/м2;
  4. окружность талии >102 см;
  5. 20 – 40% жира в теле.

Критерии для исключения из эксперимента:

  1. ортопедические ограничения, не позволяющие длительно ходить или выполнять упражнения;
  2. курение;
  3. наличие любого хронического заболевания.

Один из 16 мужчин, соответствующих критериям, выбыл из эксперимента, остальных разделили случайным образом на две группы, одна из которых потребляла сахарозу (n=7), а другая – сывороточный белок (n=8). Средние характеристики участников групп приведены в таблице 1

Таблица 1. Физические характеристики, тренированность и потребление энергии (среднее ± СО) мужчин с ожирением в группах до начала эксперимента

Характеристика
Питание
Сахароза (n=7) Сывороточный белок (n=8)
Возраст (лет) 38,7 ± 8,2 43,0 ± 8,0
Рост (см) 181,0 ± 5,5 180,0 ± 4,2
Масса тела (кг) 98,0 ± 12,0 100,1 ± 14,9
Индекс массы тела (кг/м2) 29,9 ± 3,1 30,9 ± 4,2
Сухая масса (кг) 63,1 ± 3,1 65,4 ± 6,0
Жировая масса (кг) 31,5 ± 9,1 31,4 ± 9,2
Жир тела (%) 31,6 ± 5,3 30,9 ± 4,1
Обмен веществ в покое (ккал/день) 1780 ± 272 1970 ± 348
VO2max (л/мин) 3,8 ± 0,3 3,9 ± 0,3
VO2max (мл/кг/мин) 38,8 ± 6,0 39,7 ± 5,5
VO2max (мл/кг сухой массы в минуту) 59,6 ± 6,4 60,2 ± 6,1
Ежедневное потребление энергии (ккал) 2256 ± 513 2086 ± 489
Потребление углеводов (г/день) 211,5 ± 59,4 212,3 ± 59,8
Потребление жиров (г/день) 92,0 ± 14,6 80,2 ± 21,7
Потребление белков (г/день) 99,8 ± 29,6 83,7 ± 18,0
Потребление алкоголя (г/день) 26,1 ± 17,4 25,7 ± 14,2
Физическая активность IPAQ* (ккал/день) 612 ± 315 601 ± 289
Систолическое давление крови (мм рт. ст.) 135 ± 7 132 ± 13
Диастолическое давление крови (мм рт. ст.) 88 ± 5 89 ± 9

*- IPAQ (International Physical Activity Questionnaire) – международный вопросник по физической активности.

Протокол

Эксперимент состоял из 5 фаз (рис 1).

  1. Предварительная оценка.
  2. Ходьба и вращение педалей руками с ограничением калорийности питания в течение 4 дней (ХОК).
  3. Контрольное питание без упражнений.
  4. 4 недели после окончания ХОК (фаза 2).
  5. Спустя год после эксперимента (ХОК).

Рис 1. Схематическое изображение протокола эксперимента. RMR – обмен веществ в покое; IPAQ (International Physical Activity Questionnaire) – международный вопросник по физической активности; DXA – двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия.

Состав тела измеряли при помощи двухэнергетической абсорбциометрии и оценки биоимпеданса во всех фазах. Работоспособность (VO2max) на велоэргометре оценивали в фазах 1 – 4. Образцы крови для измерения липидного профиля (СЖК, триглицериды, холестерол, ЛПВП, ЛПНП), глюкозы, инсулина, лептина и кортизола брали в фазах 1 – 3.

После 12-часового ночного голодания началась 4-дневная 2 фаза эксперимента с 45 минут вращения педали эргометра одной рукой с 15% от максимальной интенсивности,  вслед за этим испытуемые приступили к ходьбе 4,5 км/ч (35 км/день) при температуре 2,9 – 10,2 0С. В каждой из дней фазы 2 испытуемые потребляли (двойным слепым методом) сахарозу или сывороточный белок (0,8 г/кг массы тела, растворённые в 1,5 л минерализированной воды) 0,5 л утром, непосредственно перед вращением педалей, в середине дня и в 20.00 вечера. Кроме того, испытуемым разрешали пить

adlibitum регидратационный раствор, не содержащий калорий.

В течение 3 фазы (3 дня) испытуемые получали стандартное питание, содержащее нормальное количество энергии (исходя из оценки питания за 7 дней перед экспериментом), и не превышали норму активности 10 000 шагов в день. Назначение фазы – восстановление содержания жидкости и стабилизация массы тела. После окончания фазы проводили консультации об изменении образа жизни для поддержания достигнутых изменений.

Спустя 4 недели и 1 год после окончания фазы 3 оценивали состав и гидратацию тела у испытуемых, перед каждым тестированием дополнительно оценивали обмен веществ в покое.

Результаты

Состав тела

Спустя 4 дня ОК и упражнений общая масса тела в обеих группах снизилась в среднем на 4,9 кг, снижение фиксировалось во всех последующих фазах и составило 3,9, 4,4 и 2,4 кг после 2, 4 и 5 фаз, соответственно.

Рис 2. Оценка изменений после фаз 2, 3, 4 и 5, соответственно: а) общая жировая масса в теле снизилась на 2,1, 2,8, 3,8 и 1,9 кг (здесь и ниже, согласно DXA), соответственно, параллельно изменениям процента жира; b) жир на туловище уменьшился на 1,6, 2,1, 2,8 и 1,1 кг, соответственно; c) жир на конечностях уменьшился на 0,5, 0,7, 1,1 и 0,8 кг, соответственно; d) концентрация лептина в сыворотке крови.

Сухая масса тела снизилась на 2,8, 1,0, 0,5 и 0,4 кг после фаз 2, 3, 4 и 5, соответственно.

Энергетические траты  в фазе 2 составили 4873 ± 952 ккал/день, что соответствует величине изменений состава тела 5535 ± 2083 ккал/день (без коррекций по изменениям жидкости в теле).

Общая жидкость в теле (измеряли биоимпедансом) уменьшилась на 3,1 ± 1,3 л после фазы 2, при этом уменьшение внутриклеточной жидкости составили 1,8 ± 0,9 л, а внеклеточной 1,3 ± 0,5 л, соответственно. Спустя три дня в фазе 3 содержание жидкости в теле восстановилось.

Окружность талии

После фазы 2 окружность талии уменьшилась на 4,5 ± 2,8 см, после фазы 3 — на 5,6 ± 3,5 см. Наиболее значительные изменения произошли после фазы 4 – 7,0 ± 4,3 см. И вновь содержание питания в фазе 2 не повлияло на изменения.

Биохимические показатели и гормональные реакции

Упражнение и ограничение калорийности питания (фаза 2) привели к уменьшению концентрации глюкозы, инсулина и НОМА (произведение концентраций инсулина и глюкозы в плазме, разделённое  на 22,5) на 15%, 49% и 57%, соответственно. Спустя три дня (фаза 3) концентрация инсулина и НОМА оставались пониженными на 32% и 37%, соответственно.

По сравнению с исходными значениями концентрация триглицеридов в плазме снизилась на 45% и 33% после фаз 2 и 3, соответственно. Содержание свободных жирных кислот повысилось после фазы 2 в 2,9 раза; уровни липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) и общего холестерина понизились после фазы 3 на 16% и 17%, соответственно. Концентрация ЛПВП после фазы 2 возросла на 25% и после фазы 3 вернулась практически к исходным значениям.  После фазы 4 сохранялось небольшое снижение общего холестерола (- 7%) и ЛПВП (- 6%) в сыворотке.

По сравнению с исходными значениями, концентрация кортизола в сыворотке увеличилась после фазы 2 на 16%, но вернулась к исходным значениям после фазы 3. Концентрация лептина в сыворотке после фаз 2, 3 и 4 понизилась на 64%, 50% и 33%, соответственно. Не выявлено существенных различий в биохимических показателях и гормональных реакциях между группами.

Обсуждение

В представленном исследовании общая масса жира в организме уменьшилась за 4 дня 9-часовых упражнений низкой интенсивности и ограничения потребления энергии (до ~ 10% от обычного уровня) на ~3 кг. Примечательно, что большая часть этого уменьшения произошла за счёт жировых депо туловища, при сопутствующем значительном уменьшении окружности талии. Более того, несмотря на то, что от испытуемых не требовали изменить образ жизни, они потеряли дополнительный килограмм жира за 4 недели четвёртой фазы – общее уменьшение массы жира составило 3,8 кг (из которых 2,8 кг приходится на туловище).

Результат эксперимента превзошёл несколько других исследований, где сочеталось низкокалорийное питание  и тренировки продолжительностью от 4 недель до 1 года (Garrow & Summerbell, 1995; Shaw et al., 2009), а также наибольшее рандомизированное исследование реакции на 8-месячную тренировку с отягощениями, аэробную тренировку и сочетание аэробной и силовой тренировки  (Willis et al., 2012). Кроме того, среднее уменьшение жира было значительней, чем достигнутое от приёма агониста рецепторов глюконоподоного пептида 1 на протяжении 20 недель (где сообщалось о средней потере 2,9 кг в 21 эксперименте с участием 6411 человек) (Vilsboll et al., 2012). Примечательно, что спустя год общая масса жира была меньше на 1,9 кг, чем до эксперимента, то есть испытуемые набрали только 50% жира, которого потеряли. Этот показатель лучше, чем заявленный повторный набор веса после специальной диеты в мета-анализах (Anderson et al., 2001; Kraschnewski et al., 2010).

В представленном исследовании уменьшение жира на туловище (можно считать висцеральный жир; Doyon et al., 2011) через 4 недели после воздействия составило  2,8 кг. Подобные результаты согласуются с отчётами о преимущественном снижении висцерального жира при умеренном снижении веса, достигнутом в результате питания с очень низкой калорийностью (Chaston & Dixon, 2008). Висцеральный жир концентрация липидов в крови и вызывает низкоуровневое воспаление, дисфункцию эндотелия и резистентность к инсулину, тем самым увеличивая риск сердечно-сосудистых заболеваний (Despres et al., 2001; Nieves et al., 2003; Pou et al., 2007; Takata et al., 2007; Cartier et al., 2008; Fair & Montgomery, 2009; Kerr et al., 2011). Это периферическое снижение жира на туловище способствует активации физической нагрузкой липолиза в этом регионе, а также повышению концентрации кортизола в сыворотке и сопутствующему снижению уровня инсулина после 4 дней упражнений и ОК (Gravholt et al., 2002; Drapeau et al., 2003; Djurhuus et al., 2004; McMurray & Hackney, 2005).

Улучшение показателей холестерола, ЛПВП и соотношения холестерол/ЛПВП в плазме, а также чувствительности к инсулину, систолического и диастолического кровяного давления отмечали даже после снижения массы тела на 5 – 10% (Ross et al., 2000; Brochu et al., 2003). В представленном исследовании также наблюдали снижение уровней общего холестерина, ЛПНП и триглицеридов в сыворотке непосредственно после 4-дневных упражнений + ОК. Тем не менее, спустя 3 дня с нормальным питанием без тренировок уровень ЛПВП вернулся к исходным значениям, даже вопреки дополнительному снижению жировой массы на 0,7 кг, указывающему на значительный общий ЭД у испытуемых.

Через 4 недели после воздействия, когда общая масса жира в организме была на 3,8 кг ниже исходного уровня, концентрация глюкозы, инсулина, триглицеридов, СЖК и ЛПВП  вернулась к исходным значениям, тогда как уровень ЛПНП остался несколько понижен (6 – 7%). Эти данные указывают на то, что физическая активность и/или дефицит энергии, возможно, сильнее влияют на профиль липидов, чем изменения массы жира. Обнаруженное ухудшение липидного профиля сопровождалось повышением уровня лептина в сыворотке, что, по-видимому, отражает постепенное развитие резистентности к лептину.

Не подтвердились наши предположения о различии в величине и региональном распределении потери жира в группах, потреблявших глюкозу или сывороточный белок. В предыдущих исследованиях по питанию увеличение относительного количества белка в диете приводило к более значительному уменьшению жира и лучше сохраняло СМ (Farnsworth et al., 2003; Krieger et al., 2006). Два основных отличия между представленным исследованием и предыдущими – количество килокалорий, потребляемое за день, и величина дефицита энергии каждого из тренировочных дней.

Сывороточный белок богат аминокислотами с разветвлёнными боковыми цепями, которые способны стимулировать синтез и уменьшать распад белков у людей (Pennings et al., 2011; Phillips, 2011). Общее потребление сывороточного белка в исследовании (0,8 г/кг массы тела) значительно превысили количество, необходимое для максимальной стимуляции белкового синтеза (20 г) в мышцах при тренировке и в состоянии покоя  (Tang et al., 2009; Breen et al., 2011; Yang et al., 2012). После внесения поправки на снижение веса за счёт внеклеточной жидкости испытуемые теряли примерно 380 г СМ в день во 2 фазе, хотя количество потребляемого белка было достаточным для предотвращения этих потерь. Тем не менее, наши данные показывают, что при таком значительном дефиците энергии сывороточный белок не оказывает существенного влияния на сохранение СМ, соответственно, группа, получавшая белок, потеряла аналогичное количество СМ с группой, получавшей только сахарозу. Остаётся уточнить, не сможет ли потребление большего количества или другого белка лучше сохранить СМ (Agus et al., 2000; Carbone et al., 2012). Мы не исключаем возможности, что приём белка окажет положительное влияние при более длительных вмешательствах или при меньшем энергетическом дефиците (Pasiakos et al., 2013).

Другие факторы могут предотвращать стимуляцию синтеза белка или уменьшение распада, ожидаемого при вашем белковом питании. Например, в связи со значительным падением энергопотребления по сравнению с расходом, отсутствием углеводов в питании и наличием значительного катаболического стресса, многие белки могут подвергаться окислению или кетогенезу для поддержания глюконеогенеза в печени (Cahill, 2006).

Ограничения

Представленная доказанная концепция не является альтернативным способом борьбы с ожирением. Несмотря на то, что большинство испытуемых перенесли эксперимент относительно хорошо, все жаловались на боли в мышцах и суставах, поэтому при более низкой мотивации люди не выдержат подобного вмешательства. Масса тела осталась существенно пониженной спустя год, что отражает изменения образа жизни, которые не оценивались в исследовании. Хотя анализ ЭБ основывался на изменении состава тела, который оценивали при помощи DXA, результаты относительно хорошо согласуются с дефицитом энергии при подсчёте ежедневных энергозатрат. Наконец, вопреки потреблению энергии в соответствии с энергозатратами в фазе III, испытуемые продолжали терять жир в этот период, что указывает на отрицательный ЭБ. Последний факт может быть вызван заниженным потреблением пищи при оценке в фазе I.

Подводя итог, мы показали, что клинически значимое снижение массы тела, преимущественно на туловище, может быть достигнуто у мужчин с ожирением за 4 дня продолжительных упражнений в сочетании со значительным ограничением энергопотребления. Эффект оказался таким же значительным и устойчивым, как и результаты полученные при других схемах, направленных на снижение массы тела. Наши результаты также показывают, что при очень большом дефиците энергии потребление белка согласно диетическим рекомендациям (0,8 г/кг массы тела в сутки) не предотвращает потерю белка организмом в большей степени, чем потребление энергетически аналогичного количества сахарозы. 

Перспективы дальнейших исследований

Продолжительная ходьба по несколько часов на протяжении 4 дней в сочетании с очень низкой калорийностью питания может уменьшить у людей с лишним весом на 0,5 кг/день. Наибольшее преимущество этого метода – потеря жира преимущественно на туловище и относительно быстро. Эксперимент сопровождался улучшением липидного профиля крови, а также стабильным снижением уровнем лептина в сыворотке, указывающим на улучшение резистентности к лептину, что может способствовать поддержанию массы тела. Сухая масса также уменьшилась, но это снижение составило лишь 15% общей потери веса. Исходя из этого, целесообразно определить, можно ли периодически использовать подобные программы для достижения существенного снижения жировой массы за значительно более короткие промежутки времени, чем при других программах.

Источник: http://onlinelibrary.wiley.com/

Биоимпедансометрия — анализ состава тела

В повседневной практике  врачу-эндокринологу приходится сталкиваться не только с различными заболеваниями органов внутренней секреции, но и  с нарушениями обмена веществ или метаболизма.

В общих чертах  метаболизм – это совокупность биохимических процессов, с помощью которых организм превращает белки, жиры, углеводы  в необходимую для жизни энергию. Многочисленные витамины и микроэлементы  служат ускорителями этих процессов превращения.

К основным, провоцирующим метаболические сдвиги факторам, относятся наследственная предрасположенность, стрессы, бактериальные, вирусные и паразитарные инвазии, неблагоприятная экологическая ситуация, провоцирующая различные метаболические дефициты.

И здесь нам на помощь приходит современная неинвазивная  медицинская диагностическая технология комплексной оценки жирового, белкового и водно-солевого обменов – биоимпедансометрия (БИМ). 

 

 

Биоимпедансометрия — современный высокоточный метод определения состава тела человека.

Большая часть женщин во всём мире хочет похудеть, а большая часть мужчин — накачаться. Когда мы начинаем усиленно заниматься собой и через некоторое время замечаем результаты, но стоит ли доверять внешним измерениям — замерам объёмов и взвешиванию? Вполне возможно, что ушла мышечная масса, а жировая так и осталась. Или  прирост бицепсов не мышечный, а жировой.

Помочь разобраться в этом сможет  биоимпедансометрия. 

 

ЧТО ОПРЕДЕЛЯЕТ БИОИМПЕДАНСОМЕТРИЯ 

 

  • индивидуальное значение идеального веса
  • количество жировой ткани в килограммах и в отношении к общему весу
  • количество внеклеточной жидкости (кровь, лимфа),
  • количество внутриклеточной жидкости
  • количество жидкости, находящейся в организме в связанном состоянии (в отёках)
  • количество в килограммах и процентах активной клеточной массы (мышцы, органы, мозг и нервные клетки)
  • индекс массы тела (ИМТ)
  • основной обмен веществ (ккал) — обмен веществ за 24 часа в состоянии покоя
  • отклонение измеренных величин от нормы

Биоимпедансометрия позволяет оценить риск развития или наличия различных заболеваний, определить биологический возраст человека, выбрать оптимальный метод похудения и уровень физической нагрузки, и при этом проводить мониторинг результатов в течение всего периода работы по программе снижения веса и/или наращивания мышечной массы.

Методика исследования проста, неинвазивна и безопасна. БИМ  в качестве исходных данных использует антропометрические показатели: рост, вес, возраст, объем талии, объем бедер и измерение электрической проводимости участков тела человека.

Исследование проводится в положении лежа на кушетке с помощью биоимпедансметра АВС-01 МЕДАСС. Этот прибор широко используется в клинической практике и исследовательских программах научных центров питания России, Европы и США.  

К руке и ноге подсоединяются электроды, подключенные к анализатору. После окончательных замеров программа обрабатывает данные.

Процедуру биоимпедансометрии проводит врач-эндокринолог высшей категории Романовская Ирина Олеговна. После расшифровки результатов врач определяет риски заболеваний, ассоциированных с изменениями параметров состава тела.

 

ПОКАЗАНИЯ ДЛЯ БИОИМПЕДАНСОМЕТРИИ

 

  • коррекция массы тела: ожирение, дефицит веса
  • контроль набора мышечной массы (спортсменам)
  • информация о своем организме для определения спектра обследования и лечебных мероприятий
  • до и после проведения лечебно-разгрузочных мероприятий
  • эндокринные заболевания (патологии щитовидной железы, сахарный диабет и пр.)
  • заболевание почек (для подбора и коррекции мочегонных препаратов)
  • заболевания сердечно-сосудистой системы
  • анемия
  • заболевание печени
  • заболевание опорно-двигательного аппарата
  • остеопороз
  • варикозное расширение вен
  • травмы, заболевание суставов
  • нервная анорексия

Информация, полученная в ходе исследования,  позволяет определить резерв здоровья,  минимальные и максимальные метаболические сдвиги, риски развития различных заболеваний у здоровых людей. А у пациентов с патологией обменных процессов позволяет оптимизировать пищевой рацион и лекарственную терапию, рассчитать интенсивность  и длительность физических нагрузок. Для оценки эффективности терапии ожирения и дефицита массы тела БИМ проводится в динамике.

 

ПЕРЕД ИССЛЕДОВАНИЕМ

 

  • Перед самим исследованием (за 2-3 часа) следует воздержаться от приема пищи и жидкости.
  • За 3 часа до процедуры не должно быть физических нагрузок.
  • Идеальное время для проведения — утром, натощак. 

 

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ

 

  • наличие кардиостимулятора
  • беременность

 

СТОИМОСТЬ

 

Предварительная запись по телефону:

+7 (499) 262-35-99

Поликлиника ЦКБ «РЖД-Медицина»

г. Москва, ул. Новая Басманная, д. 5
 

 

ОБРАЗЕЦ РЕЗУЛЬТАТА ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Влияют ли моноклональные антитела на количество жировой и мышечной ткани?

Материалы и методы

С 2017 по 2019 год исследователи изучали данные 75 взрослых пациентов в девяти центрах (США; Уэльс, Великобритания).

Средний возраст пациентов составил 60 лет; A1c 7,8%; индекс массы тела (ИМТ) 32,9 кг / м2; масса тела 93,6 кг; жировая масса 35 кг.

Пациенты получали внутривенные инфузии бимагрумаба (от 10 мг / кг до 1200 мг в 5% растворе декстрозы) или плацебо (5% раствор декстрозы) каждые 4 недели в течение 48 недель.

Пациенты консультировались диетологом при каждом ежемесячном посещении центра, а также имели онлайн-поддержку специалистов.

Участникам посоветовали придерживаться диеты, которая сократит потребление калорий на 500 в день, а также следовать программе ходьбы Американской диабетической ассоциации.

Массу жировой ткани измеряли с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (DEXA).

Результаты

  • В группе бимагрумаба было больше женщин, чем в группе плацебо (62% против 32%), но исходный ИМТ, общая масса тела и A1c были одинаковыми в обеих группах.

  • Через 48 недель в группе бимагрумаба по сравнению с плацебо (P <0,001):

  • Потеря от общей жировой массы тела: 20,5% против 0,5% (-7,5 против -0,2 кг).

  • Потеря массы тела на 6,5% против 0,8% (-5,9 против -0,8 кг).

  • Прирост безжировой массы: 3,6% против потери 0,8% (1,7 против -0,4 кг).

  • Изменения ИМТ (-2,19 против -0,28 кг / м2; P <0,001) и окружности талии (-9,0 vs 0,5 см; P <0,001).

  • A1c снизился на 0,76% в группе бимагрумаба и увеличился на 0,04% в группе плацебо (P = 0,005).

  • Серьезные нежелательные побочные явления были выявлены у трех пациентов (8%) в группе бимагрумаба (повышение уровня липазы, боль в эпигастрии, панкреатит, пневмония) и у трех пациентов (8%) в группе плацебо (целлюлит, острый коронарный синдром, острый инфаркт миокарда, обострение гастропареза, термический ожог).

  • О нежелательных явлениях сообщили 31 из 37 пациентов в группе бимагрумаба: легкая диарея (41%) и мышечные спазмы (41%), и 31 из 38 пациентов в группе плацебо: головная боль (13%) и инфекции верхних дыхательных путей (13%).

Заключение

Результаты по эффективности и безопасности бимагрумаба предполагают, что блокада рецептора активина может обеспечить новый фармакологический подход к ведению пациентов с сахарным диабетом 2 типа с избыточной массой тела.

Применение бимагрумаба привело к значительному снижению общей жировой массы тела и A1c, а также значительное увеличение мышечной массы по сравнению с плацебо.

Это подчеркивает важность перехода от массы тела как основного маркера эффективности лекарственных средств к метаболически более значимым конечным точкам.

Источник:

medscape.com/viewarticle/944602#vp_1

Анализатор жировой массы Tanita BC-718

Гость

21 апреля, 11:57

Анализаторы супер! Дизайн классный! Показывают все, что нужно (воду, жир, мышцы и т..п). Худеть для меня всегда было сложно, а с ними уже похудела на 6 кг!

Марина

16 мая, 11:53

Весы соответствуют описанию — показывают все что указано. Информация, которую они отображают, будет полезна тем, кто забоится о своем своем теле, хочет выглядеть красиво.

Ольга

19 мая, 12:13

Анализаторы — это вещь!  Берите — не пожалеете! Я очень довольна ими!

Гость

5 июня, 14:38

Анализаторы очень крутые. Показывают жир, мышцы, воду — все, что нужно, особенно для тех, кто занимается спортом.  

Татьяна Монина

20 октября, 09:18

Пользуюсь такими весами уже полтора года- купила их после рождения ребенка, чтобы следить за собой.  За все время даже ни разу не барахлили, ничего не сломалось и ни разу не сбивалась память весов ( а он может запоминать измерения 5 человек, плюс гостя). Вещь отличная, такую цену не жалко заплатить, даже будучи в декрете!

Ксюша

20 октября, 09:49

Долго выбирала весы в подарок для сестры, не могла определить выбор между этой моделью и другой. Эта, конечно, немного подороже, но мне очень понравился дизайн! То, что весы сделаны из стекла, плюс с сенсорными кнопочками! Да и функций у них много! Доставили быстро, даже батарейка в комплекте была.

Константин

23 октября, 09:13

Купили в подарок, выбрали именно эти- смотрятся стильно, лаконично, а с сенсорными кнопочками вообще очень дорого и круто! Очень многофункциональная вещь, но очень простая в использовании- китайцы как всегда умеют придумать что-то крутое и необходимое!

Анна тренер по фитнесу

24 октября, 11:47

Это весы нового поколения! если вы серьезно следите за своим здоровьем, занимаетесь фитнесом, то вам без них никак не обойтись. это раньше мы просто » худели», а сейчас нас научили худеть правильно, когда надо именно следить за потерей не массы тела, а именно жира! Они как раз все и показывают! В инструкции все предельно ясно написано, долго разбираться не придется! Одним словом, весы на 100 баллов!

Ольга

25 октября, 14:01

Долго выбирала такие весы-анализаторы, прочитала, что хвалят Tanita весы, но не могла их найти в магазине, пока знакомый не подсказал, что они продаются только в специализированных мед магазинах. Так и нашла Ваш сайт! Доставили все очень быстро, проконсультировали по телефону заранее. Стильная и правдивая вещь!

Marat

31 октября, 14:19

Купил весы Танита BC-718  около года назад, никаких проблем с использованием нет, измеряюсь раз в неделю, главное, чтобы стояли они на ровной поверхности, а также нужно измеряться именно с утра. Показатели они запоминают. Много функций у них, измерят и мышцы и воду и жир и кости и уровень физической активности.

Роль мышечной и жировой массы в энергообеспечении и динамике спортивной результативности Текст научной статьи по специальности «Животноводство и молочное дело»

Проблемы двигательной активности и спорта

УДК 796.01:61

РОЛЬ МЫШЕЧНОЙ И ЖИРОВОЙ МАССЫ В ЭНЕРГООБЕСПЕЧЕНИИ И ДИНАМИКЕ СПОРТИВНОЙ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ

А.А. Петрова, В.В. Эрлих, Аль Сахлави Али Садек шикир

Приведены сравнение и анализ показателей состава массы тела у бегуний высокой квалификации и студенток, посещающих два занятия физической культуры в неделю. Экспериментальной группой являлись девушки, бегающие на средние дистанции, квалификации «мастер спорта» и «кандидат в мастера спорта» (n = 15). Контрольной группой выступили студентки (n = 15), посещающие два занятия физической культуры в неделю, обе категории девушек были в возрасте 18-21 года. Исследования проводились в условиях равнины. Тренировочный процесс спортсменок был направлен на развитие локально-региональной мышечной выносливости. Технология подготовки включала гравитационные, баллистические упражнения, двигательные действия на тренажерах, плавание, стретчинг, сауну, массаж. Полученные в ходе исследования показатели подвергались математико-статистической обработке. При сравнении показателей было выявлено достоверное изменение 10 параметров.

Изучение ключевых морфофункциональных показателей бегуний и студенток аналогичного возраста при относительно одинаковых тотальных размерах тела показало значительное различие в количестве жировой ткани в исследуемых группах.

Ключевые слова: локально региональная мышечная выносливость, бег на средние дистанции, студентки, масса тела, обмен веществ, жировой обмен.

Состав тела спортсменок играет большую роль в энергообеспечении и повышении физической работоспособности. Японский анализатор состава тела Тапйа позволяет определить процент жировой и мышечной ткани в туловище и каждой конечности, установить индивидуальные границы и нормы, что является важным компонентом при анализе и корректировке подготовки бегуний на средние дистанции.

С локально-региональной мышечной выносливостью связаны явления, характеризующие производительность нервно-мышечного аппарата при физической работе статического или динамического характера, когда активно включается в работу необходимое количество мышц, при этом частота сердечных сокращений находится в аэробных границах.

Применительно к циклическим локомо-циям (при работе с участием большой мышечной массы) понятие локально-региональной мышечной выносливости стали применять сравнительно недавно. Наиболее подробно локально-региональная физическая вы-

носливость как один из основных компонентов специальной физической подготовленности спортсменов, тренирующих выносливость, впервые была рассмотрена в монографиях Ю.В. Верхошанского, вышедших в 1985 и 1988 гг., и в работах Е.Б. Мякинченко, В.Н. Се-луянова (1992). В них обобщен материал многочисленных исследований средств и методов целенаправленного воздействия спортсменов, тренирующихся в беге на средние дистанции, на нервно-мышечный аппарат с целью повышения спортивной результативности. Из их работ следует, что, во-первых, тренировка исполнительного звена имеет большее значение для спортивного результата, чем тренировка вегетативных обеспечивающих систем организма, а во-вторых, требует существенно больше времени и сил [3].

Проблема развития локально-региональной мышечной выносливости должна рассматриваться с двух взаимосвязанных сторон: развития силовых способностей основных мышечных групп и развития способности к длительному поддержанию высоких или оптимальных усилий, из чего складывается

Петрова А.А., Эрлих В.В., Аль Сахлави Али Садек шикир

Роль мышечной и жировой массы в энергообеспечении и динамике…

спортивным результат на всех дистанциях, на которых существенное значение имеет выносливость.

Оптимальная сила отталкиваний, амплитуда, ритм и частота движений наряду с обеспечивающими системами организма определяют спортивную результативность. При этом факторы метаболического состояния влияют на специальную работоспособность спортсменок.

Ключевые и сегментарные характеристики состава массы тела студенток и девушек,

бегающих на средние дистанции, представлены в табл. 1 и 2.

При сравнении ключевых показателей состава массы тела девушек, бегающих на средние дистанции, и студенток достоверно отличались следующие показатели: масса жировой ткани в теле, процент жировой ткани в правой ноге, масса жировой ткани правой ноги, процент жировой ткани левой ноги, и масса жировой ткани левой ноги.

При сравнении сегментарных характеристик, представленных в табл. 2, достоверно

Ключевые характеристики состава тела и морфометрии спортсменок (п = 15) и студенток (п = 15)

Таблица 1

Параметр Студентки Спортсменки Достоверность различий

М ± т М ± т

Возраст, лет 19,71 ± 0,30 20,42 ± 0,76 Р > 0,05

Длина тела, см 164,85 ± 2,27 166,43 ± 1,81 Р > 0,05

Масса тела, кг 56,5 ± 4,20 52,87 ± 2,16 Р > 0,05

ИМТ, у. е. 20,68 ± 1,09 19,08 ± 0,65 Р > 0,05

Основной обмен, ккал 1337,00 ± 61,22 1360,00 ± 37,34 Р > 0,05

Процент жировой ткани в теле, % 20,51 ± 4,41 15,36 ± 1,15 Р > 0,05

Масса жировой ткани в теле, кг 13,86 ± 2,25 8,26 ± 0,91 Р < 0,05

Масса тела без жировой ткани, кг 42,65 ± 2,04 44,64 ± 1,30 Р > 0,05

Общее количество жидкости в теле, кг 31,21 ± 1,50 32,68 ± 0,95 Р > 0,05

Процент жировой ткани в правой ноге, % 29,42 ± 0,95 20,54 ± 0,89 Р < 0,001

Масса жировой ткани правой ноги, кг 3,08 ± 0,29 2,01 ± 0,17 Р < 0,01

Масса правой ноги без жировой ткани, кг 7,36 ± 0,42 7,73 ± 0,23 Р > 0,05

Масса мышечной ткани правой ноги, кг 6,96 ± 0,39 7,34 ± 0,15 Р > 0,05

Процент жировой ткани в левой ноге, % 29,51 ± 1,16 19,95 ± 0,91 Р < 0,001

Масса жировой ткани левой ноги, кг 3,06 ± 0,30 1,96 ± 0,17 Р < 0,01

Таблица 2

Сегментарные характеристики состава тела и морфометрии спортсменок (п = 15) и студенток (п = 15)

Параметр Студентки Спортсменки Достоверность различий

М ± т М ± т

Масса левой ноги без жировой ткани, кг 7,18 ± 0,38 7,71 ± 0,26 Р > 0,05

Масса мышечной ткани левой ноги, кг 6,78 ± 0,35 7,44 ± 0,18 Р > 0,05

Процент жировой ткани правой руки, % 23,32 ± 2,43 11,06 ± 1,48 Р < 0,001

Масса жировой ткани правой руки, кг 0,63 ± 0,12 0,27 ± 0,05 Р < 0,01

Масса правой руки без жировой ткани, кг 2,03 ± 0,12 2,21 ± 0,09 Р > 0,05

Масса мышечной ткани правой руки, кг 1,90 ± 0,11 2,10 ± 0,06 Р > 0,05

Процент жировой ткани левой руки, кг 25,60 ± 2,06 11,61 ± 1,50 Р < 0,001

Масса жировой ткани левой руки, кг 0,70 ± 0,12 0,30 ± 0,05 Р < 0,01

Масса левой руки без жировой ткани, кг 1,97 ± 0,12 2,07 ± 0,11 Р > 0,05

Масса мышечной ткани левой руки, кг 1,83 ± 0,12 1,94 ± 0,11 Р > 0,05

Процент жировой ткани в туловище, кг 20,01 ± 2,81 12,75 ± 0,42 Р < 0,05

Масса жировой ткани в туловище, кг 6,37 ± 1,44 3,72 ± 0,53 Р > 0,05

Масса туловища без жировой ткани, кг 24,10 ± 1,00 24,91 ± 0,70 Р > 0,05

Масса мышечной ткани в туловище, кг 22,85 ± 0,75 23,81 ± 0,67 Р > 0,05

Проблемы двигательной активности и спорта

изменились показатели: процент жировой ткани в правой руке, масса жировой ткани в правой руке, процент жировой ткани левой руки, масса жировой ткани левой руки, процент жировой ткани в туловище.

Также стоит отметить, что показатель массы жировой ткани в туловище близок к границе достоверного изменения показателя.

Из вышепредставленных данных следует, что количество содержания жировой ткани в теле спортсменок, значительно ниже, чем у студенток, чего нельзя сказать о мышечной ткани. Это можно объяснить спецификой нагрузки, аэробной направленностью системы энергообеспечения. Данная система отличается меньшей интенсивностью, но большей ёмкостью при высокой экономичности.

Применительно к мышечной деятельности большая часть внимания должна быть сосредоточена на химической энергии. Источником её трансформации в механическую энергию двигательной деятельности человека являются пищевые продукты. Энергия, высвобождаемая при расщеплении пищевых продуктов, служит средством для производства механической энергии мышечного сокращения [1].

Также очень важно контролировать норму жира. Уменьшение содержания жира в организме и одновременное увеличение мышечной массы являются наглядным показателем эффективности программы физических нагрузок. Важно контролировать количество подкожного жира, так как килограмм жира содержит 1,5 км дополнительных кровеносных сосудов, что значительно увеличивает нагрузку на сердечно-сосудистую систему. Избыток

жира оказывает повышенную нагрузку на позвоночник и суставы, к тому же избыточное содержание жира чревато повышенным накоплением токсинов и шлаков в организме, поскольку жир является шлаковым депо [1].

Что касается сравнения массы мышечной ткани, то достоверных различий выявлено не было, но все же показатели мышечной массы спортсменок были выше, чем у студенток.

Таким образом, изучение ключевых мор-фофункциональных показателей бегуний и студенток аналогичного возраста при относительно одинаковых тотальных размерах тела показало значительное различие количества жировой ткани в исследуемых группах, что говорит о приспособленности организма спортсменок к физической нагрузке, их тренированности и специфике нагрузки. Можно полагать, что энергообеспечение спортсменок осуществляется за счет углеводного и белкового обмена. Учитывая молодой возраст спортсменок, необходимо отметить, что содержание белка должно составлять более 20 % [2].

Литература

1. Исаев, А.П. Спорт и среднегорье. Моделирование адаптивных состояний спортсменов / А.П. Исаев, В.В. Эрлих. — Челябинск: Издат. центр ЮУрГУ, 2013. — 425 с.

2. Гольберг, Н.Д. Питание юных спортсменов / Н.Д. Гольберг, Р.Р. Дондуковская. -М. : Совет. спорт, 2007. — 240 с.

3. Мякинченко, Е.Б. Развитие локальной мышечной выносливости в циклических видах спорта / Е.Б. Мякинченко, В.Н. Селуянов. -М. : ООО «ТВТ Дивизион», 2009. — 360 с.

Петрова Анна Андреевна, аспирант кафедры теории и методики физической культуры и спорта, Южно-Уральский государственный университет (Челябинск), [email protected]

Эрлих Вадим Викторович, кандидат биологических наук, доцент, директор Института спорта, туризма и сервиса, Южно-Уральский государственный университет (Челябинск), [email protected]

Аль Сахлави Али Садек шикир, преподаватель физической культуры, University of Kufa (Ирак), [email protected]

Поступила в редакцию 29 августа 2014 г.

Петрова А.А., Эрлих В.В., Аль Сахлави Али Садек шикир

Роль мышечной и жировой массы в энергообеспечении и динамике…

Bulletin of the South Ural State University Series «Education, Healthcare Service, Physical Education» _2014, vol. 14, no. 4, pp. 64-67

ROLE OF MUSCLE AND ADIPOSE TISSUES IN ENERGY SUPPLY AND DYNAMICS OF SPORT PERFORMANCE

A.A. Petrova, South Ural State University, Chelyabinsk, Russian Federation, [email protected], V.V. Erlikh, South Ural State University, Chelyabinsk, Russian Federation, [email protected], Ali Sadeq Shakir Al-Sahlawi, University of Kufa, Kufa, Iraq, [email protected]

We compared and analyzed parameters of body weight composition in highly qualified female runners and female students attending PE classes twice a week. Experimental group included middle distance runners qualified as Masters of Sports and Candidate Master of Sports (n = 15). Control group included female students attending PE classes twice a week (n = 15). Both categories of girls were 18-21 years old. The research was conducted in the conditions of plain. Training process was aimed at development of local regional muscle endurance. Training procedure included gravitational and ballistic exercises, moving activity on exercise machines, swimming, stretching, sauna and massage. Obtained parameter values underwent statistical analysis. Comparison of values revealed significant changes in 10 parameters.

Study of key morphofunctional parameters in female runners and female students showed significant differences in adipose tissue volume at relatively similar total body dimensions in studied groups.

Keywords: local regional muscle endurance, middle-distance race, female students, body weight, metabolism, adipose metabolism.

References

1. Isaev A.P., Erlikh V.V. Sport i srednegor’e. Modelirovanie adaptivnykh sostoyaniy sportsmenov [Sports and Midlands. Simulation of Adaptive States Athletes]. Chelyabinsk, South Ural State University Publ., 2013. 425 p.

2. Gol’berg N.D., Dondukovskaya R.R. Pitanie yunykh sportsmenov [Food of Young Sportsmen]. Moscow, Soviet Sport Publ., 2007. 240 p.

3. Myakinchenko E.B., Seluyanov V.N. Razvitie lokal’noy myshechnoy vynoslivosti v tsiklicheskikh vidakh sporta [Development of Local Muscular Endurance in Cyclic Sports]. Moscow, TVT Division Publ., 2009. 360 p.

Received 29 August 2014

Закономерности роста жировой массы у здоровых людей 4-20 лет Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

УДК 612.63/66

ЗАКОНОМЕРНОСТИ РОСТА ЖИРОВОЙ МАССЫ У ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ 4-20 ЛЕТ © Сафоненкова Е.В.

Смоленская государственная академия физической культуры, спорта и туризма, Россия, 214018, Смоленск, пр. Гагарина, 23

Резюме

Цель. Целью исследования явилось изучение динамики роста жировой массы у лиц мужского и женского пола в возрасте 4-20 лет проживающих в Центральной части Средней полосы России в XXI в.

Методика. Выбранное направление исследования потребовало применения разнонаправленных статистических методов, таких как: антропометрия, метрическое соматотипирование по методу Р.Н. Дорохова (1979-1985), определение варианта биологического развития (ВБР). Оценка жировой массы производилась методом калиперометрии. Полученный массив данных рассматривался посредством статистической обработки цифрового материала.

Результаты. Результаты проведенного исследования показали гетерохронность и аллометричность прироста жировой массы у лиц мужского и женского пола в возрасте от 4 до 20 лет. Преобладали лица мезосомного типа телосложения, имеющие равномерное распределение жироотложения. Склонность к ожирению показали обследуемые ускоренного варианта биологического развития (ВБР «А»). Лица растянутого варианта биологического развития (ВБР «С») имели более низкую предрасположенность к увеличению жировой массы.

Заключение. Изучение закономерностей роста жировой массы и особенностей ее распределения на теле человека, необходимо при определении состояния здоровья детей, подростков и юношей, разработке региональных нормативов оценки физического развития в 21 в. при планировании рациональной физической активности обследуемых субъектов с учетом соматического типа и варианта биологического развития.

Ключевые слова: жировая масса, интенсивность роста, масса тела, соматический тип, вариант биологического развития

REGULARITIES OF FAT MASS GROWTH IN HEALTHY PEOPLE 4-20 YEARS OLD Safonenkova E.V.

Smolensk State Academy of Physical Culture, Sports and Tourism, Gagarin Av., 23, 214018, Smolensk, Russia Abstract

Objective. The aim of the study was to study the dynamics of fat mass growth in males and females aged 4-20 years living in the Central part of the Central Russia in the 21st century.

Methods. The chosen direction of research required the use of differently directed statistical methods, such as: anthropometry, metric somatotyping according to the method of R.N. Dorokhova (1979-1985), the definition of a variant of biological development (VBD). The fat mass was evaluated by caliperometry. The resulting data array was considered through statistical processing of digital material.

Results. The results of the study showed heterochronicity and allometry of fat gain in males and females aged 4 to 20 years. The face of the mesosomal type of constitution prevailed, having a uniform distribution of fat. The tendency to obesity was shown by the subjects of the accelerated variant of biological development (VBD «А»), the individuals of the extended variant of biological development (VBD «C») had a lower predisposition to increase the fat mass.

Conclusions. The study of the patterns of fat mass growth and the features of its distribution on the human body is necessary in determining the health status of children, adolescents and young people, developing regional standards for assessing physical development in the 21st century in planning the rational physical activity of the subjects being surveyed, taking into account the somatic type and the variant of biological development.

Keywords: fat mass, growth rate, body weight, somatic type, variant of biological development

Введение

Изучение компонентного состава тела — сравнительно новое направление морфологии, которое выделилось в отдельную область исследований в начале второй половины 20 в. [6, 8, 12].

По мере взросления конституциональная принадлежность и фракционная структура компонентного состава тела может меняться, что следует рассматривать как модификационную, а не кардинальную перестройку соматотипов [13].

Развитие и вариабельность компонентного состава тела зависят от популяции, среды обитания, возраста и пола [1, 9, 12]. Жировая масса является наиболее лабильной, ее содержание может варьировать в широких пределах. Она выполняет множество функций, а, следовательно, изучается в различных аспектах. Жировая масса является энергетической базой организма и тесно связана с силой мышц, находится под контролем внешней среды и питания. Её выраженность и топография наследуются и потому служат одной из основ оценки конституционального типа [3, 14]. Знание состава тела позволяет лучше проследить за динамикой изменений в организме [11].

В общедоступных литературных источниках отсутствуют сведения, касающиеся изучения жировой массы у детей, подростков и юношей (здоровые) проживающих в Смоленском регионе в 21 в. Между тем, данные о компонентном составе тела необходимы при оценке состояния здоровья, разработке региональных стандартов и таблиц физического развития требующихся при планировании рациональной двигательной активности в спортивных школах и секциях.

Цель исследования. Изучить динамику роста жировой массы у лиц мужского и женского пола в возрасте 4-20 лет, проживающих в Центральной части Средней полосы России в 21 в.

Методика

Выбранное направление исследования потребовало применения следующих методов: антропометрия, метрическое соматотипирование по Р.Н. Дорохову [5, 8], определение варианта биологического развития (ВБР). Оценка жировой массы производилась методом калиперометрии (Матейко, 1921 г.).

В работе была использована схема периодизации онтогенеза человека предложенная В.В. Бунаком (1965) [2].

Комплекс полученных результатов рассматривался посредством статистической обработки цифрового материала. Данные заносились в базу компьютера, дальнейший анализ осуществлялся с помощью программы «Excel». Рассчитывались: средняя статистическая величина (М), стандартное (квадратическое) отклонение (б), коэффициент вариации (CV), интенсивность роста (ИР). Оценка корреляционной взаимосвязи исследуемых показателей производилась с использованием программы STATISTIKA 6,0.

Результаты исследования и их обсуждение

В обследовании приняли участие 1031 человек: дети от 4 до 7 лет — воспитанники детских дошкольных учреждений г. Ярцево и Смоленска, с 7 до 17 лет — учащиеся средней общеобразовательной школы №10 г. Ярцево, с 17 до 20 лет — абитуриенты и студенты СГАФКСТ 2005-2006 гг. обучения. Измерения в детских садах и школах осуществлялись в медицинских кабинетах, в академии физической культуры — в лаборатории кафедры анатомии и биомеханики в первой половине дня с помощью средних медицинских работников. Длительность обследования составила 6 лет (2006-2012 гг.).

Применяя метод каллиперометрии и формулы для расчета жировой массы, предложенные Матейкой (1921), определена величина подкожного жира у обследуемых нами детей, подростков и юношей [4].

Показатели жировой массы у лиц мужского пола с возрастом увеличились от 2 кг 380 г в 4 года до 10 кг 690 г в 20 лет. У лиц женского пола — от 2 кг 690 г до 10 кг 710 г. Подкожный жир у мужчин к 20 годам составил около 16% от массы тела, у женщин — около 17% от массы тела (рис. 1). Аналогичные величины приведены в докладе международной комиссии «Человек, медико-биологические данные» (1973).

Результаты исследований последних десятилетий 20 в., приводимые Р.Н. Дороховым, несколько отличаются. Выраженность жировой массы у женщин к 20 годам составила около 23% от общей массы тела, у мужчин — 16,8% от общей массы тела [7].-1-1-■- — -1-т- -1-1

4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Возраст —Лица мужского пола — — Лица женского пола

Рис. 1. Возрастные изменения выраженности жировой массы у лиц мужского и женского пола. Отмечен возраст достоверных различий между лицами мужского и женского пола

До 11,5 лет, т.е. в первом и втором ростовых периодах, по показателям выраженности жировой массы не существует различий между полами. Во втором ростовом периоде, по мере приближения к пубертатному ускорению, у девочек отмечено увеличение отложения жира в области верхней части плеча и на надплечье. Достоверно (1=2,86; р<0,001) возрастает отложение жировой массы на задней поверхности плеча и незначительно — на предплечье [15].

При изучении распределения жировой массы вдоль тела выявлены расхождения в ее выраженности у лиц мужского и женского пола в подростковом и юношеском возрастных периодах. Максимальные

/ / / / ч \ раш чия г \ -ч /

/ / V / \ / Ч у ■у

Г —{-1— / 4 ч __ —

4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Возраст Лица мужского пола — — Лида женского пола

Рис. 2. Показатели возрастной интенсивности роста жировой массы у лиц мужского и женского пола

Однако исследования в Смоленском регионе, проведенные Р.Н. Дороховым и его учениками с 1980 по 1990 гг. показали, что наибольшая интенсивность роста жировой массы у лиц мужского пола была отмечена в 8-10 лет, у лиц женского пола наблюдалось равномерное ее снижение с возрастом [7].

Приведенные данные свидетельствуют о том, что сроки максимального прироста интенсивности роста жировой массы в Центральной части Средней полосы России в XXI в. сместились на более ранний возрастной период.

Сравнение показателей интенсивности роста общей массы тела и интенсивности роста жировой массы выявило их несовпадение у лиц обоего пола. Видимо, наблюдаемые темпы прироста массы тела связаны с увеличением мышечного компонента, выраженность которого генетически более обусловлена [5, 7]. Была произведена оценка типов телосложения у лиц мужского (МП) и

женского пола (ЖП) по метрической методике соматодиагностики, разработанной д.м.н., профессором Р.Н. Дороховым (1985). Определены лица со сниженным — МиС тип (МП-22%, ЖП-18%), избыточным — МаС тип (МП-16%, ЖП-24%) и равномерным распределением жировой массы — МеС тип (МП-62%, ЖП-58%). На рис. 3 приведены обследуемые одного паспортного возраста и варианта биологического развития, разных типов телосложения.

Рис. 3. Выраженность распределения жировой массы у лиц мужского пола различных соматических типов одного паспортного возраста и варианта биологического развития. А — МиС тип, Б — МеС тип, В — МаС тип

Выделены лица с преобладанием жировой массы в верхней (верхний жировой тип) и нижней части тела (нижний жировой тип). Преобладало равномерное распределение жироотложения. Описанные типы отложения жира не теле человека не связаны с двигательной активностью обследуемых.

Исследования показали склонность к увеличению жировой массы у лиц мужского и женского пола ускоренного варианта биологического развития (ВБР «А»), субъекты растянутого варианта биологического развития (ВБР «С») имели достоверно более низкую предрасположенность к ожирению (р<0,05). Различие по жировой массе между крайними вариантами биологического развития у лиц мужского пола составило 4-5%, у лиц женского пола — более 8%.

Увеличение жировой массы тела корреляционно связано с индивидуальной двигательной активностью ребенка (r=0,63-0,78). Подтвердилось мнение, высказанное Р.Н. Дороховым и Б.А. Никитюком о том, что дети с врожденной активной подвижностью (монотонофобы) имеют меньшую толщину кожно-жировых складок [6, 14]. А.И. Клиорин и Е.Н. Хрисанфова предлагают считать стабильность выраженности жировой массы показателем правильно подобранной интенсивности тренировочных нагрузок у детей и подростков [10, 16].

Заключение

Результаты проведенного исследования показали гетерохронность и аллометричность прироста жировой массы у лиц мужского и женского пола в возрасте от 4 до 20 лет в 21 в., т.е. она является одной из составляющих оценки формы тела свойственной конкретному возрасту и полу.

В исследуемой нами группе преобладали лица ВБР «В», имеющие равномерное распределение жировой массы. Склонность к ожирению показали обследуемые ускоренного варианта биологического развития (ВБР «А»). Лица растянутого варианта биологического развития (ВБР «С») имели более низкую предрасположенность к увеличению жировой массы.

В заключение следует отметить, что изучение закономерностей роста жировой массы и особенностей ее распределения на теле человека, необходимо при определении состояния здоровья детей, подростков и юношей, разработке региональных нормативов оценки физического развития в 21 в. при планировании рациональной физической активности обследуемых с учетом соматического типа и варианта биологического развития.

Литература (references)

1. Агаджанян Н.А., Цатурян Л. Д. Вариабельность соматотипологических характеристик организма девушек // Морфологические ведомости. — 2007. — №3-4. — С. 156-160. [Agadzhanjan N.A., Caturjan L.D. Morfologicheskie vedomosti. Morphological newsletter. — 2007. — №3-4. — P. 156-160. (in Russian)]

2. Бунак В.В. Изучение популяции в антропологии // Вопросы антропологии. — 1965. — Вып. 21. — С. 5-17. [Bunak V.V. Voprosy antropologii. Questions of anthropology. — 1965. — Iss.21. — P. 5-17. (in Russian)]

3. Давыдовский И.В. Общая патология человека: учебное пособие. — М.: Медицина, 1969. — 605 с. [Davydovskij I.V. Obshhaja patologija cheloveka: uchebnoe posobie. The general pathology of man: a textbook. — Moscow: Medicine, 1969. — 605 p. (in Russian)]

4. Дорохов Р.Н., Рыбчинская Л.П. Телосложение спортсмена: методическое пособие. — Смоленск, 1977. — С. 37-40. [Dorohov R.N., Rybchinskaya L.P. Teloslozhenie sportsmena: metodicheskoe posobie. The athlete’s body: a methodical guide. — Smolensk, 1977. — P. 37-40. (in Russian)]

5. Дорохов Р.Н. Соматические типы и варианты развития детей и подростков: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — М., 1985. — С. 17-20. [Dorohov R.N. Somaticheskie tipy i varianty razvitija detej i podrostkov (Doctoral dis.) Somatic types and development options for children and adolescents (Author’s abstract of Doctoral Thesis). — Moscow, 1985. — P. 17-20. (in Russian)]

6. Дорохов Р.Н. Бубненкова О.М., Сафоненкова Е.В. Рост и развитие детей и подростков: монография. -Смоленск: СГАФКСТ, 2014. — 216 с. [Dorohov R.N. Bubnenkova O.M., Safonenkova E.V. Rost i razvitie detej i podrostkov: monografija. Growth and development of children and adolescents: a monograph. -Smolensk: SGAFKST, 2014. — 216 p. (in Russian)]

7. Дорохов Р.Н., Чернова В.Н., Бубненкова О.М. Характер распределения жировой массы тела лиц различного возраста мужского и женского пола // Научно-теоретический журнал «Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта». — 2015. — № 9 (127). — С. 91-96. [Dorohov R.N., CHernova V.N., Bubnenkova O.M. Nauchno-teoreticheskij zhurnal «Uchenye zapiski universiteta imeni P.F. Lesgafta». Scientific-theoretical journal «Uchenye zapiski universiteta imeni P.F. Lesgafta». — 2015. — N9 (127). — P. 91-96. (in Russian)]

8. Дорохов Р.Н. Основы соматодиагностики детей и подростков. Введение в предмет «Интегративная спортивная морфология: Учебно-методическое пособие. — Смоленск: ООО «Принт-Экспресс», 2017. -103 с. [Dorohov R.N. Osnovy somatodiagnostiki detej i podrostkov. Vvedenie v predmet «Integrativnaja sportivnaja morfologija: Uchebno-metodicheskoe posobie. Fundamentals of somatodiagnostics of children and adolescents. Introduction to the subject «Integrative sports morphology: Educational-methodical manual. -Smolensk: OOO «Print-Express», 2017. — 103 p. (in Russian)]

9. Кондрашев А.В., Чаплыгина Е.В., Адаму А.А. Характеристика степени выраженности жирового компонента сомы у лиц юношеского возраста — жителей юга России // Морфология. — 2006. — С. 68. [Kondrashev A.V., Chaplygina E.V., Adamu A.A. Morfologija. Morphology. — 2006. — P. 68. (in Russian)]

10. Клиорин А.И. Типы конституции у детей // Биологические проблемы учения о конституции человека. -Л.: Наука, 1979. — С. 121-168. [Kliorin A.I. Biologicheskie problemy ucheniya o konstitucii cheloveka. Biological problems of the doctrine of the constitution of man. — Leningrad: Science, 1979. — P. 121-168 (in Russian)]

11. Костина И.В. Характеристика фенотипа и особенностей компонентного состава тела лиц молодого возраста из числа коренных малочисленных народов севера, обучающихся в вузах г. Тюмени // Альманах современной науки и образования. — Тамбов: Грамота, 2009. — №5(24). — C. 77-80. [Kostina I. V. Al’manah sovremennoj nauki i obrazovanija. Almanac of modern science and education. — Tambov: Diploma, 2009. — N5 (24). — P. 77-80. (in Russian)]

12. Мартиросов Э.Г., Николаев Д.В., Николаева Н.Д. и др. Биоимпедансная оценка состава тела у детей 1016 лет с использованием анализатора АВС-01 «Медасс». — 2006. URL: http://www.medass.ru [Martirosov Je.G., Nikolaev D.V., Nikolaeva N.D. i dr. Bioimpedansnaja ocenka sostava tela u detej 10-16 let s ispol’zovaniem analizatora AVS-01 «Medass». Bioimpedance evaluation of body composition in children 10-16 years using the analyzer ABC-01 «Medass». — 2006. URL: http://www.medass.ru (in Russian)]

13. Никитюк Б.А., Мороз В.М., Никитюк Д.Б. Теория и практика интегративной антропологии. -Винница: Здоровье, 1998. — С. 162-186. [Nikitjuk B.A., Moroz V.M., Nikitjuk D.B. Teorija i praktika integrativnoj antropologii. Theory and practice of integrative anthropology. — Vinnitsa: Health, 1998. — P. 162-186. (in Russian)]

14. Никитюк Б. А. Интеграция знаний в науках о человеке (современная интегративная антропология). — М.: СпортАкадемПресс, 2000. — 440 с. [Nikitjuk B.A. Integracija znanij v naukah o cheloveke (covremennaja integrativnaja antropologija). Integration of knowledge in the human sciences (modern integrative anthropology). — Moscow: SportAcademPress, 2000. — 440 p. (in Russian)]

15. Сафоненкова Е.В. Учет выраженности жировой массы верхней конечности и ее звеньев у лиц мужского и женского пола 4-20 лет // Научно-теоретический журнал «Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта». — 2013. — №9(103). — С. 137-140. [Safonenkova E.V. Nauchno-teoreticheskij zhurnal «Uchenye zapiski universiteta imeni P.F. Lesgafta». Scientific-theoretical journal «Uchenye zapiski universiteta imeni P.F. Lesgafta». — 2013. — N9(103). — P. 137-140. (in Russian)]

16. Хрисанфова Е.Н. Проблемы комплексного изучения биологического статуса человека в постнатальном онтогенезе // Проблемы биологии человека. — Киев: Наукова Думка, 1980. — С. 161-327. [Hrisanfova E.N. Problemy biologii cheloveka. Problems of human biology. — Kiev: Naukova Dumka, 1980. — P. 161-327. (in Russian)]

Информация об авторе

Сафоненкова Елена Викторовна — кандидат биологических наук, преподаватель кафедры анатомии и биомеханики ФГБОУ ВО «Смоленская государственная академия физической культуры, спорта и туризма» Министерства спорта. Е-шай: [email protected]

Проспективное, когортное исследование композиционного состава тела у женщин в постменопаузе: жировая и мышечная ткань

Обоснование: Менопаузальная гормональная терапия (МГТ) – является частью общей стратегии поддержания здоровья в пери- и постменопаузе. МГТ эффективно купирует климактерические проявления и уменьшает проявления поздних метаболических расстройств. Рекомендуется использование минимальной клинически значимой дозы, которая позволяет получить эффект без повышения рисков нежелательных изменений.
Цель исследования: изучение взаимосвязи показателей композиционного состава тела (жировой и мышечной массы) и использование МГТ в различных дозах у женщин в постменопаузе.
Методы: проведено проспективное, когортное исследование 50 женщин с климактерическим синдромом. Женщины были рандомизированы на 3 группы. В первую группу вошли пациентки (n=15), принимающие в непрерывном режи-ме комбинированный препарат МГТ с низкой дозой (эстрадиол 1 мг, дроспиренон 2 мг), во вторую группу (n=15), пациентки принимающие микродозированный препарат МГТ (эстрадиол 0,25мг, дроспиренон 0,5мг), третью группу (n=20) сформировали пациентки с естественной постменопаузой, отказавшиеся от приема МГТ. Анализ физикального и клинико-лабораторного обследования: биохимический анализ крови, исследование гормонов, двуэнергетическая абсорбциометрия проведен до лечения и через 12 месяцев наблюдения.
Результаты: При оценке исходных показателей состава тела у женщин в постменопаузе достоверных различий между сравниваемыми группами не выявили. Жировая ткань составляла в среднем 37% (33-45), мышечная у 52% (46-62), масса висцерального жира 980 г (780-1600). Через год наблюдения в 1 и 2 группах достоверно снизилась общая жировая масса за счет висцерального жира (р=0,021) и увеличился мышечная масса (р=0,022). В третей группе наоборот, отмечена тенденция к увеличению жировой ткани, за счет висцерального жира и прогрессирование саркопении. Достоверных различий между группами с различными дозировками МГТ не обнаружили, р=0,080.
Заключение: данное исследование показало, что системная комбинированная МГТ независимо от дозы компонентов способствует снижению висцеральной жировой ткани и увеличению мышечной массы тела (р = 0,022)
Ключевые слова: менопаузальная гормонотерапия, композиционный состав тела

Использование индекса массы жира в сравнении с индексом массы тела и процентным содержанием жира в организме при скрининге метаболического синдрома | BMC Public Health

  • 1.

    Reaven GM: Инсулинорезистентность: связь между ожирением и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Endocrinol Metab Clin North Am. 2008, 37: 581-601. 10.1016 / j.ecl.2008.06.005.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 2.

    Мокдад А.Х., Боуман Б.А., Форд Э.С., Виникор Ф., Маркс Дж. С., Коплан Дж. П.: Продолжающиеся эпидемии ожирения и диабета в Соединенных Штатах.ДЖАМА. 2001, 286: 1195-1200. 10.1001 / jama.286.10.1195.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 3.

    Лави К.Дж., Милани Р.В., Вентура ХО: Ожирение и сердечно-сосудистые заболевания: фактор риска, парадокс и влияние потери веса. J Am Coll Cardiol. 2009, 53: 1925-1932. 10.1016 / j.jacc.2008.12.068.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 4.

    Лави К.Дж., Де Шуттер А., Патель Д., Артхэм С.М., Милани Р.В.: Состав тела и смертность от ишемической болезни сердца: ожирение или парадокс худощавости ?.Mayo Clinic Proc. 2011, 86: 857-864. 10.4065 / mcp.2011.0092.

    CAS Статья Google Scholar

  • 5.

    Лави К.Дж., Милани Р.В., Вентура Х.О., Ромеро-Коррал А: Состав тела, распространенность сердечной недостаточности и прогноз: добраться до жирности в «парадоксе ожирения». Mayo Clin Proc. 2010, 85: 605-608. 10.4065 / mcp.2010.0333.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Ромеро-Коррал А., Монтори В.М., Сомерс В.К., Коринек Дж., Томас Р.Дж., Эллисон Т.Г., Мукадам Ф., Лопес-Хименес Ф.: Связь веса тела с общей смертностью и сердечно-сосудистыми событиями при ишемической болезни сердца: систематический обзор когортных исследований . Ланцет. 2006, 368: 666-678. 10.1016 / S0140-6736 (06) 69251-9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 7.

    Thibault R, Pichard C: Оценка состава тела: полезный инструмент для клинической практики.Энн Нутр Метаб. 2012, 60: 6-16. 10.1159 / 000334879.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 8.

    Madeira FB, Silva AA, Veloso HF, Goldani MZ, Kac G, Cardoso VC, Bettiol H, Barbieri MA: ожирение с нормальным весом связано с метаболическим синдромом и резистентностью к инсулину у молодых людей из стран со средним уровнем доходов . PLoS One. 2013, 8: e60673-10.1371 / journal.pone.0060673.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Лави С.Дж., Де Шуттер А., Патель Д.А., Ромеро-Коррал А., Артам С.М., Милани Р.В.: Состав тела и выживаемость при стабильной ишемической болезни сердца — влияние индекса мышечной массы и жира в «парадоксе ожирения». J Am Coll Cardiol. 2012, 60: 1374-1380. 10.1016 / j.jacc.2012.05.037.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 10.

    Цзэн Кью, Донг С.И., Сан XN, Се Дж, Цуй Й .: Процентное содержание жира в организме является лучшим показателем факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, чем индекс массы тела.Braz J Med Biol Res. 2012, 45: 591-600. 10.1590 / S0100-879X2012007500059.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Деуренберг-Яп М., Чу С.К., Деуренберг П. Повышенный процент жира в организме и сердечно-сосудистые риски при низких уровнях индекса массы тела среди сингапурских китайцев, малайцев и индийцев. Obes Rev.2002, 3: 209-215. 10.1046 / j.1467-789X.2002.00069.x.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 12.

    Круз П., Джонсон Б.Д., Карпински С.К., Лимож К.А., Уоррен Б.А., Олсен К.Д., Сомерс В.К., Дженсен М.Д., Кларк М.М., Лопес-Хименес Ф .: Достоверность потери веса для оценки улучшения состава тела у лиц, посещающих оздоровительный центр. Ожирение (Серебряная весна). 2011, 19: 2274-2279. 10.1038 / oby.2011.102.

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Райт С.М., Шериф А., Уорд С.К., Макколл Дж. Х., Рейли Дж. Дж., Несс А. Р.: Разработка индексов жира и обезжиренной массы, полученных на основе биоэлектрического импеданса, для оценки состояния питания в детстве.Eur J Clin Nutr. 2008, 62: 210-217. 10.1038 / sj.ejcn.1602714.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 14.

    Bintvibok W, Cbaikittisilpa S, Panyakamlerd K, Jaisamrarn U, Taecbakraicbana N: Пороговое значение телесного жира в связи с метаболическим синдромом у тайских женщин в пери- и постменопаузе. Климактерический. 2013, 16: 1-5. 10.3109 / 13697137.2013.756623.

    Google Scholar

  • 15.

    Jeong DLS, Min H, Kim Y, Choi S, Kim Y: Оценка производительности прибора для измерения жировых отложений с применением метода значений измерения тела. Корейский J: пропаганда здоровья Пред. 2006, 6: 79-87.

    Google Scholar

  • 16.

    Болановски М., Нильссон Б.Е .: Оценка состава человеческого тела с использованием двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии и анализа биоэлектрического импеданса. Med Sci Monit. 2001, 7: 1029-1033.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 17.

    Xu L, Cheng X, Wang J, Cao Q, Sato T, Wang M, Zhao X, Liang W: Сравнение точности прогнозирования состава тела: исследование 2 потребительских устройств с биоэлектрическим импедансом у здоровых китайцев, использующих DXA и MRI в качестве критериальные методы. J Clin Densitom. 2011, 14: 458-464. 10.1016 / j.jocd.2011.04.001.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 18.

    Эллис К.Дж., Абрамс С.А., Вонг У.В.: Мониторинг детского ожирения: оценка индекса веса / роста.Am J Epidemiol. 1999, 150: 939-946. 10.1093 / oxfordjournals.aje.a010102.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 19.

    Schooling CM, Thomas GN, Leung GM, Ho SY, Janus ED, Lam TH: Связан ли рост с риском сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых китайцев ?. Эпидемиология. 2007, 18: 274-278. 10.1097 / 01.ede.0000254656.02400.27.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 20.

    Wells JC: критика выражения педиатрических данных о составе тела. Arch Dis Child. 2001, 85: 67-72. 10.1136 / adc.85.1.67.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21.

    VanItallie TB, Yang MU, Heymsfield SB, Funk RC, Boileau RA: Нормализованные по росту индексы обезжиренной и жировой массы тела: потенциально полезные индикаторы состояния питания. Am J Clin Nutr. 1990, 52: 953-959.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 22.

    Кайл У.Г., Шутц Ю., Дупертюи Ю.М., Пичард К. Интерпретация состава тела. Вклады индекса массы без жира и индекса массы жира. Питание. 2003, 19: 597-604. 10.1016 / S0899-9007 (03) 00061-3.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 23.

    Кайл У.Г., Морабия А., Шутц Ю., Пичард С. Сидентаризм влияет на индекс жировой массы тела и индекс безжировой массы у взрослых в возрасте от 18 до 98 лет.Питание. 2004, 20: 255-260. 10.1016 / j.nut.2003.11.019.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 24.

    Schutz Y, Kyle UU, Pichard C: Индекс безжировой массы и процентили индекса жировой массы у европейцев в возрасте 18–98 лет. Int J Obes Relat Metab Disord. 2002, 26: 953-960.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 25.

    Гранди С.М., Климан Дж. И., Дэниэлс С. Р., Донато К. А., Экель Р. Х., Франклин Б. А., Гордон Д. Д., Краусс Р. М., Сэвидж П. Дж., Смит С. К., Спертус Дж. А., Коста Ф .: Диагностика и лечение метаболического синдрома: Научное заявление Американской кардиологической ассоциации / Национального института сердца, легких и крови.Тираж. 2005, 112: 2735-2752. 10.1161 / CIRCULATIONAHA.105.169404.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 26.

    Bei-Fan Z: Прогностические значения индекса массы тела и окружности талии для факторов риска некоторых родственных заболеваний у взрослых китайцев: исследование оптимальных пороговых значений индекса массы тела и окружности талии у взрослых китайцев. Biomed Environ Sci. 2002, 15: 83-96.

    Google Scholar

  • 27.

    Лопес А.Д.: Оценка бремени смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. World Health Stat Q. 1993, 46: 91-96.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 28.

    Dongfeng G, Kristi R, Xigui W, Jing C, Xiufang D, Reynolds RF, Whelton PK, Jiang H, Совместная группа InterASIA: Распространенность метаболического синдрома и избыточного веса среди взрослых в Китае. Ланцет. 2005, 365: 1398-1405. 10.1016 / S0140-6736 (05) 66375-1.

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Li CI, Kardia SL, Liu CS, Lin WY, Lin CH, Lee YD, Sung FC, Li TC, Lin CC: Метаболический синдром связан с изменением субклинической жесткости артерий: исследование здоровья населения Тайчжун на уровне сообщества. BMC Publ Health. 2011, 11: 808-10.1186 / 1471-2458-11-808.

    CAS Статья Google Scholar

  • 30.

    Лю И, Тонг Дж, Тонг В., Лу Л, Цинь X: Могут ли индекс массы тела, окружность талии, соотношение талии и бедер и соотношение высоты талии предсказать наличие нескольких метаболических факторов риска у китайских субъектов? .BMC Publ Health. 2011, 11: 35-10.1186 / 1471-2458-11-35.

    CAS Статья Google Scholar

  • 31.

    Cho YG, Song HJ, Kim JM, Park KH, Paek YJ, Cho JJ, Caterson I, Kang JG: оценка факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний по индексу массы тела и процентному содержанию жира в организме взрослых корейских мужчин. Обмен веществ. 2009, 58: 765-771. 10.1016 / j.metabol.2009.01.004.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 32.

    Gómez-Ambrosi J, Silva C, Galofré JC, Escalada J, Santos S, Millán D, Vila N, Ibañez P, Gil MJ, Valentí V, Rotellar F, Ramírez B, Salvador J, Frühbeck G: промахи в классификации индекса массы тела субъекты с повышенными кардиометаболическими факторами риска, связанными с повышенным ожирением. Int J Obes (Лондон). 2012, 36: 286-294. 10.1038 / ijo.2011.100.

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Ван Дж, Ренни К.Л., Гу В., Ли Х, Ю З, Линь X: Независимые ассоциации жировой массы с поправкой на размер тела и безжировой массы с метаболическим синдромом на китайском языке.Ann Hum Biol. 2009, 36: 110-121. 10.1080 / 03014460802585079.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 34.

    Kim JY, Oh S, Chang MR, Cho YG, Park KH, Paek YJ, Yoo SH, Cho JJ, Caterson ID, Song HJ: сопоставимость и полезность измерения состава тела и антропометрических измерений для оценки ожирения связанные с этим риски для здоровья корейских мужчин. Int J Clin Pract. 2013, 67: 73-80. 10.1111 / ijcp.12038.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 35.

    Ashwell M, Gunn P, Gibson S: соотношение талии к росту — лучший инструмент для скрининга кардиометаболических факторов риска у взрослых, чем окружность талии и ИМТ: систематический обзор и метаанализ. Диагностика сопутствующего ожирения. 2012, 13: 275-286. 10.1111 / j.1467-789X.2011.00952.x.

    CAS Google Scholar

  • 36.

    Yang T, Chu CH, Hsieh PC, Hsu CH, Chou YC, Yang SH, Bai CH, You SL, Hwang LC, Chung TC, Sun CA: концентрация С-реактивного белка как важный коррелят для метаболизма. синдром: китайское популяционное исследование.Эндокринная. 2013, 43: 351-359. 10.1007 / s12020-012-9743-7.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Жировая масса отрицательно связана с мышечной силой и показателями прыжкового теста.

  • 1.

    Guo SS, Zeller C, Chumlea WC, Siervogel RM. Старение, состав тела и образ жизни: продольное исследование Фелса. Am J Clin Nutr. 1999 Сен; 70 (3): 405–11.

    CAS Статья Google Scholar

  • 2.

    Келлер К., Энгельгардт М. Потеря силы и мышечной массы с процессом старения. Возраст и потеря сил. Мышцы Связки Сухожилия J. 2013 Октябрь; 3 (4): 346–50.

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Сингх Х., Ким Д., Ким Э., Бембен М.Г., Андерсон М., Сео Д.-И и др. Выполнение прыжкового теста и статус саркопении у мужчин и женщин в возрасте от 55 до 75 лет. J Geriatr Phys Ther. 2014. 37 (2): 76–82.

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Хантер Г. Р., Маккарти Дж. П., Бамман М. М.. Влияние силовых тренировок на пожилых людей. Sport Med. 2004. 34 (5): 329–48.

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Сиглински Е., Крюгер Д., Уорд Р. Э., Казеротти П., Стротмейер Е. С., Харрис Т. Б. и др. Влияние возраста и пола на прыжковую механографию и другие показатели мышечной массы и функции. J Musculoskelet Neuronal Interact. 2015; 15 (4): 301–8.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Митчелл В.К., Уильямс Дж., Атертон П., Ларвин М., Лунд Дж., Наричи М. Саркопения, динапения и влияние пожилого возраста на размер и силу скелетных мышц человека; количественный обзор. Front Physiol. 2012; 3 ИЮЛЯ (июль): 1–18.

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Goodpaster BH, Park SW, Harris TB, Kritchevsky SB, Nevitt M, Schwartz A. V., et al. Потеря силы, массы и качества скелетных мышц у пожилых людей: исследование здоровья, старения и состава тела.J Gerontol Med Sci. 2006. 61A (10): 1059–64.

    Артикул Google Scholar

  • 8.

    Шаап Л.А., Костер А., Виссер М. Ожирение, мышечная масса и мышечная сила в связи с функциональным снижением у пожилых людей. Epidemiol Rev.2013; 35 (1): 51–65.

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Rahemi H, Nigam N, Wakeling JM. Влияние внутримышечного жира на механику скелетных мышц: последствия для пожилых людей и страдающих ожирением.Интерфейс J R Soc. 2015 августа; 12 (109): 20150365.

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Таллис Дж., Джеймс Р.С., Сибахер Ф. Влияние ожирения на сократительную функцию скелетных мышц. J Exp Biol. 2018 Июль; 221 (13).

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    Mayuletti NA, Jubeau M, Munzinger U, Bizzini M, Agosti F, De Col A, et al. Различия в силе четырехглавой мышцы и утомляемости у худых и страдающих ожирением.Eur J Appl Physiol. 2007; 101: 51–9.

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Сингх Х., Ким Д., Бембен М.Г., Бембен Д.А. Взаимосвязь между производительностью мышц и параметрами костей, полученными из dxa, у пожилых людей, проживающих в сообществе. J Musculoskelet Neuronal Interact. 2017; 17 (2): 50–8.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13.

    Farias DL, Teixeira TG, Madrid B, Pinho D, Boullosa Da., Престес Дж. Оценка надежности выполнения вертикального прыжка с контактным ковриком у пожилых женщин. Clin Physiol Funct Imaging. 2013; 33 (4): 288–92.

    Артикул Google Scholar

  • 14.

    Leard JS, Cirillo MA, Katsnelson E, Kimiatek DA, Miller TW, Trebincevic K, et al. J Strength Cond Res. 2007. 21 (4): 1296–9.

    PubMed Google Scholar

  • 15.

    Craig CL, Marshall AL, Sjöström M, Bauman AE, Booth ML, Ainsworth BE, et al.Международный вопросник по физической активности: надежность и валидность в 12 странах. Медико-спортивные упражнения. 2003. 35 (8): 1381–95.

    Артикул Google Scholar

  • 16.

    Определение избыточной массы тела и ожирения у взрослых I Ожирение с избыточной массой тела I CDC. 2016.

  • 17.

    Физическое состояние: использование и интерпретация антропометрии. Отчет комитета экспертов ВОЗ. Vol. 854, серия технических отчетов Всемирной организации здравоохранения. 1995 г.п. 1–452.

  • 18.

    Миллер Р.М., Фрейтас Э.Д., Хейшман А.Д., Козиол К.Дж., Галлетти БАР, Каур Дж. И др. Проверка-повторная проверка достоверности между свободным весом и скоростями движения машин. J Strength Cond Res. 2018 сен7. DOI: https://doi.org/10.1519/JSC.0000000000002817.

  • 19.

    Грей М., Полсон С. Разработка показателя мышечной силы во время выполнения функционального задания для пожилых людей. BMC Geriatr. 2014; 14 (1): 4–9.

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    МакМахон Дж. Дж., Джонс П. А., Комфорт П. Корректирующее уравнение для высоты прыжка, измеренной с помощью системы Just Jump. Int J Sports Physiol Perform. 2016; 11: 555–7.

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Томлинсон Д. Д., Эрскин Р. М., Морс К. И., Уинвуд К., Онамбеле-Пирсон Г. Влияние ожирения на силу и структуру скелетных мышц в период от подросткового до пожилого возраста. Биогеронтология. 2016; 17 (3): 467–83.

    CAS Статья Google Scholar

  • 22.

    Blimkie CJ, Sale DG, Bar-Or O. Произвольная сила, вызванные сократительные свойства подергивания и активация двигательных единиц разгибателей колена у тучных и не страдающих ожирением подростков мужчин. Eur J Appl Physiol Occup Physiol. 1990. 61 (3–4): 313–8.

    CAS Статья Google Scholar

  • 23.

    Морс К.И., Том Дж. М., Берч К. М., Наричи М. В. Изменения в архитектуре трехглавой мышцы бедра при саркопении. Acta Physiol Scand. 2005. 183 (3): 291–8.

    CAS Статья Google Scholar

  • 24.

    Альварес Г.Е., Беске С.Д., Баллард Т.П., Дэви К.П. Активация симпатической нервной системы при висцеральном ожирении. Тираж. 2002. 106 (20): 2533–6.

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    Hilton TN, Tuttle LJ, Bohnert KL, Mueller MJ, Sinacore DR. Чрезмерная инфильтрация жировой ткани в скелетных мышцах у лиц с ожирением, сахарным диабетом и периферической невропатией: связь с работоспособностью и функцией. Phys Ther. 2008. 88 (11): 1336–44.

    Артикул Google Scholar

  • 26.

    Таттл Л.Дж., Синакор Д.Р., Мюллер М.Дж. Межмышечная жировая ткань специфична для мышц и связана с плохой функциональной активностью. J Aging Res. 2012; 2012.

  • 27.

    Галли Г., Пинчера А., Пьяджи П., Фиерабраччи П., Джаннетти М., Кверчи Г. и др. Концентрация инсулиноподобного фактора роста-1 в сыворотке крови снижается у женщин с тяжелым ожирением и повышается после потери веса, вызванной лапароскопическим регулируемым бандажированием желудка.OBES SURG. 2012; 22: 1276–80.

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Эрскин Р.М., Томлинсон Д.Д., Морс К.И., Уинвуд К., Хэмпсон П., Лорд Дж. М. и др. Индивидуальные и комбинированные эффекты системного воспаления, вызванного ожирением и старением, на свойства скелетных мышц человека. Int J Obes (Лондон). 2017; 41 (1): 102–11.

    CAS Статья Google Scholar

  • 29.

    Холландер Д. Б., Кремер Р. Р., Килпатрик М. В., Рамадан З. Г., Ривз Г. В., Франсуа М. и др.Максимальные эксцентрические и концентрические различия в силе между юношами и девушками при выполнении динамических упражнений с отягощениями. J Strength Cond Res. 2007; 21 (1): 34–40

    Статья Google Scholar

  • 30.

    Линдл Р.С., Меттер Э.Дж., Линч Н.А., Флег Дж. Л., Фозард Дж. Л., Тобин Дж. И др. Возрастные и гендерные сравнения мышечной силы 654 женщин и мужчин в возрасте 20–93 лет. J Appl Physiol. 1997. 83 (5): 1581–7.

    CAS Статья Google Scholar

  • 31.

    Робертс Б.М., Лавин К.М., Many GM, Thalacker-Mercer A, Merritt EK, Bickel CS и др. Нервно-мышечное старение человека: половые различия выявлены на миоклеточном уровне. Exp Gerontol. 2018; 106: 116–24.

    CAS Статья Google Scholar

  • Внешняя проверка индекса относительной жировой массы (RFM) у взрослых из северо-западной Мексики с использованием различных эталонных методов

    Аннотация

    Фон

    Анализ состава тела становится все более важным для оценки, понимания и мониторинга множества проблем со здоровьем.Индекс массы тела (ИМТ) был подвергнут сомнению как инструмент для оценки процентного содержания жира во всем теле (FM%). Недавно Woolcott & Bergman предложили простое уравнение, описываемое как относительная жировая масса (RFM). Это уравнение оценивает FM% с использованием двух антропометрических измерений: роста и окружности талии (WC). Авторы заявляют, что благодаря своей простоте и лучшим характеристикам, чем ИМТ, RFM можно использовать в повседневной клинической практике в качестве инструмента для оценки состава тела. Целью этого исследования было внешнее подтверждение уравнения Вулкотта и Бергмана для оценки FM% среди взрослых с северо-запада Мексики по сравнению с двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрией (DXA) в качестве альтернативы ИМТ и, во-вторых, чтобы сделать то же самое. сравнение с использованием плетизмографии с вытеснением воздуха (ADP), анализа биоэлектрического импеданса (BIA) и 4-секционной модели (модель 4C).

    Методы

    Вес, рост и WC были измерены в соответствии со стандартными процедурами. Индекс RFM был рассчитан для каждого из 61 участвовавшего субъекта (29 женщин и 32 мужчины, возраст 20–37 лет). Затем RFM сравнивали с каждым из четырех методов определения состава тела для оценки FM%.

    Результаты

    По сравнению с ИМТ, RFM был лучшим предсказателем FM%, определяемого каждым из методов определения состава тела. С точки зрения точности лучшим уравнением была регрессия RFM по сравнению с DXA (y = 1.12 + 0,99 х; R 2 = 0,84 p <0,001). Точность (представленная близостью к точке пересечения с нулем) составляла 1,12 (95% ДИ: -2,44, до 4,68) и, таким образом, существенно не отличалась от нуля. Для остальных методов точность прогноза FM% была улучшена по сравнению с BMI, со значительным увеличением R 2 и уменьшением среднеквадратичной ошибки (RMSE). Однако пересечения каждой регрессии не показали точности, поскольку они были отличны от нуля для ADP: -9.95 (95% ДИ: от -15,7 до -4,14), для BIA: -12,6 (95% ДИ: от -17,5 до -7,74) и для модели 4C: -13,6 (95% ДИ: от -18,6 до -8,60). Независимо от этого, FM%, измеренный каждым из методов определения состава тела, был выше для DXA, чем для трех других методов (p <0,001).

    Выводы

    Эта внешняя проверка доказала, что эффективность уравнения RFM, используемого в этом исследовании для оценки FM%, была более последовательной, чем ИМТ в этой мексиканской популяции, показывая более сильную корреляцию с DXA, чем с другими методами определения состава тела.

    Образец цитирования: Guzmán-León AE, Velarde AG, Vidal-Salas M, Urquijo-Ruiz LG, Caraveo-Gutiérrez LA, Valencia ME (2019) Внешняя проверка индекса относительной жировой массы (RFM) у взрослых с северо-запада Мексика использует различные справочные методы. PLoS ONE 14 (12): e0226767. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0226767

    Редактор: Шерилин Н. МакЛестер, Государственный университет Кеннесо, США

    Поступила: 8 июля 2019 г .; Одобрена: 3 декабря 2019 г .; Опубликовано: 31 декабря 2019 г.

    Авторские права: © 2019 Guzmán-León et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и ее файлах с вспомогательной информацией.

    Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Индекс массы тела (ИМТ) широко использовался в эпидемиологических и клинических исследованиях для классификации избыточного веса и ожирения. ИМТ — это вес в килограммах, разделенный на квадрат роста в метрах, и является строго мерой размера тела. Общепринятая классификация Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по статусу массы тела: недостаточный вес (<18,5 кг / м 2 ), нормальный вес (18,5-24,9 кг / м 2 ), избыточный вес (25-29,9 кг / м 2 ) и ожирением (> 30 кг / м 2 ) [1].

    Избыточный вес и ожирение — это состояния, которые значительно увеличивают заболеваемость гипертонией, дислипидемией, диабетом 2 типа, ишемической болезнью сердца и другими патологиями [2]. Более высокая масса тела также связана с увеличением смертности от всех причин [3]. ИМТ используется для классификации недостаточного и избыточного веса [4] и используется вместе с физической активностью для диагностики хронического дефицита энергии [5]. Кроме того, ИМТ применялся в детстве и в период полового созревания (стандартизированный по возрасту и полу) для определения недостаточности питания и ожирения [6].Однако ИМТ не учитывает распределение жировой массы (FM) и безжировой массы (FFM) [7–10]. У людей с одинаковым ИМТ процентное содержание жира в организме может сильно различаться, что может привести к неправильной классификации ожирения, определяемого жиром тела [10].

    Недавно Woolcott & Bergman [11] предложили очень простое уравнение, описываемое как относительная масса жира (RFM). Это уравнение оценивает процентное содержание жира во всем теле (FM%) с использованием двух антропометрических измерений: роста и окружности талии (WC). Данные Национального обследования состояния здоровья (NHANES) за 1999–2004 гг. (N = 12 581) использовались для разработки модели, а данные NHANES за 2005–2006 гг. — для проверки модели.Двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия (DXA) использовалась в качестве эталонного метода. Были проанализированы данные взрослых людей в возрасте 20 лет и старше. По сравнению с BMI, RFM лучше предсказал FM%: R 2 = 0,84; среднеквадратичная ошибка (RMSE) = 3,51% по отношению к ИМТ: R 2 = 0,36; RMSE = 7,04% [11]. Авторы заявляют, что благодаря своей простоте и в целом лучшим показателям, чем ИМТ среди женщин и мужчин, RFM можно использовать в повседневной клинической практике в качестве инструмента для оценки состава тела у здоровых или больных пациентов, а также для отслеживания изменений в FM%. .

    Хотя есть свидетельства того, что DXA как эталонный метод имеет тенденцию к завышению FM%, общие различия между этим и другими эталонными методами относительно невелики [12].

    Целью этого исследования было внешнее подтверждение уравнения Woolcott & Bergman для оценки FM% среди взрослых с северо-запада Мексики по сравнению с DXA в качестве альтернативы BMI и, во-вторых, провести такое же сравнение с использованием плетизмографии с вытеснением воздуха (ADP). , Анализ биоэлектрического импеданса (BIA) и модель с 4 отсеками (модель 4C).

    Материалы и методы

    Исследуемая популяция

    Население метисов в штате Сонора на северо-западе Мексики происходит из региональных групп коренных народов и европейцев. Геномное разнообразие было изучено в популяциях мексиканских метисов [13], а также изучено примеси и популяционная структура [14]. Европейская колонизация в Мексике произвела сложную биологическую смесь, в основном между коренными американцами, испанцами и африканскими рабами [14]. Метисы являются результатом этого процесса [15].Коренное население со временем сократилось из-за эпидемий и через некоторое время восстановилось, хотя некоторые этнические группы полностью исчезли [16]. Кроме того, другие события от 16 -го до 18 -го века, такие как открытие серебряных рудников в Северной Мексике, внесли свой вклад в добавление [16,17].

    В начале 1800-х годов северо-западные штаты, такие как Сонора, Мексика, принимали европейских мигрантов из Франции, Италии, Германии, среди прочих, заинтересованных в развитии сельского хозяйства [18–20].Многие фамилии, происходящие из этих стран, все еще преобладают. В исследовании геномного разнообразия [13] было проанализировано 300 неродственных самоидентифицированных метисов из 6 штатов, расположенных в отдаленных географических регионах Мексики, включая северный штат Сонора. На основе анализа гетерозиготности (HET) они обнаружили, что среди мексиканцев северные популяции штатов Сонора и Закатекас имели самые высокие значения HET, 0,287 и 0,286 соответственно; предполагая большее генетическое разнообразие, в то время как выборка индейцев сапотекана имела самый низкий HET со значением 0.229, как и следовало ожидать для изолированной популяции. Более того, при рассмотрении частных аллелей результаты коррелировали с наблюдением, что субпопуляции Северной Мексики, Сонора и Сакатекас имели самый высокий наследственный вклад европейцев [13].

    Кроме того, общее население штата Сонора, Мексика, по данным переписи 2010 года, составляло 2,662 миллиона жителей, в то время как коренное население составляло 137 560 человек (5,16%), и только 60 611 человек говорили на своих родных языках или диалектах (2,3%).Они происходят из 9 этнических групп: майо (47,2%), яки (26,5%), мигранты из других коренных общин Мексики (21,8%), папаго (1,4%), гуарихио (1,1%), комкаак (0,76%). , Пима (0,71%), кукапа (0,34%) и кикапу (0,06%) [21].

    Концептуальные рамки индексов маргинализации даны Национальным советом по народонаселению Мексики [22]. Он включает социально-экономические аспекты, такие как образование, жилье, распределение населения и доход. Средний индекс маргинализации для всех участников был рассчитан на основе их текущего адреса, включая улицу, номер и сектор.Это было перекрестной ссылкой на их Базовый геостатистический район (AGEB), основанный на национальной переписи населения 2010 года, представленной INEGI [23].

    Исследование проводилось в лаборатории состава тела Университета Соноры в городе Эрмосильо, Мексика. Тридцать два мужчины и 29 женщин мексиканские метисы в возрасте от 20 до 37 лет были отобраны в качестве случайной выборки из группы субъектов исследования состава тела под ответственность соответствующего автора. Набор испытуемых проводился с сентября 2014 г. по декабрь 2015 г.Участников проинструктировали не пить воду и не есть пищу за 2 часа до времени измерения (с 10:00 до 14:00).

    Субъектами были студенты или сотрудники, работающие на административных, секретарских или профессиональных должностях. Физическая активность не была критерием отбора, однако они сообщили в основном о физической активности от низкой до умеренной. В исследование были включены только субъекты старше 20 лет, которые сообщили, что они здоровы и не принимают лекарства, которые могут повлиять на их состав тела, такие как гормоны щитовидной железы, глюкокортикоиды, диуретики или лекарства от ожирения.Опытный оператор провел антропометрические измерения и параметры состава тела. Участники, которые не выполнили все измерения, были исключены из анализа. Все субъекты подписали письменное информированное согласие до проведения каких-либо измерений. На протяжении всего исследования строго соблюдалась конфиденциальность, а формы для сбора данных хранились в надежном месте.

    Заявление об этике

    Протокол был одобрен Комитетом по биоэтике и исследованиям Департамента медицины и медицинских наук Университета Соноры в Эрмосильо, Сонора, Мексика.Следователи выполнили применимые требования Хельсинкской декларации [24].

    Антропометрические измерения

    Вес тела для ИМТ и переменных состава тела был получен с помощью электронных весов BOD POD во время измерения объема тела. Рост измеряли с точностью до 0,1 см на ростометре Harpenden (Holtain Limited, Великобритания; от 600 до 2100 мм) без обуви. Ноги были поставлены со слегка разведенными кончиками, тело полностью поддерживалось на ростометре во Франкфуртской плоскости.ИМТ рассчитывали как вес (кг) / [рост (м)] 2 . WC измеряли с помощью втягивающейся стекловолоконной ленты Gülick (1500 ± 1 мм) с измерителем натяжения на уровне пупочного рубца в положении стоя и после выдоха [25].

    Измерения состава тела

    Двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия (ДРА).

    Содержание минералов в костях (BMC), FM и FFM (кг) измеряли с помощью DXA (серия QDR, Hologic Discovery A, Hologic, Inc., Бедфорд, Ма, EUA). Кроме того, каждое сканирование DXA обеспечивало региональные измерения FM для рук, ног и брюшного сегмента.

    Субъекты подверглись микродозе излучения в 4,5 микрозиверта (мкЗв), что эквивалентно 12 часам прямого излучения на уровне моря. Сканирование проводилось, когда испытуемые были одеты в легкую домашнюю одежду (футболки и шорты) и не имели металлических предметов. Субъекты были помещены в положение лежа на спине на сканер, руки слегка расставлены по бокам, кончики стоп слегка внутрь, на 3 минуты для завершения сканирования. Измерения проводились под наблюдением сертифицированного специалиста (Мексиканская ассоциация костного и минерального метаболизма).

    Анализ биоэлектрического импеданса (BIA).

    Общий объем воды в организме (TBW) оценивался с помощью уравнения прогнозирования биоимпеданса для взрослых европеоидов, предложенного Kushner & Schoeller на основе разведения оксида дейтерия (D 2 O) у субъектов с ожирением и без ожирения [26]. В их исследовании были разработаны два конкретных уравнения для расчета TBW. Для мужчин: D 2 O –TBW литров = 0,396 (высота 2 см / сопротивление Ом ) + 0,143 Вес кг + 8.399 (R 2 = 0,976; SEE = 1,662 литров ), а для женщин: D 2 O- TBW литров = 0,382 (высота 2 см / сопротивление Ом ) + 0,105 Вес кг + 8,315 (R 2 = 0,95; SEE = 1,509 литров ).

    На основе прогнозируемого TBW, FFM был рассчитан с учетом коэффициента гидратации 0,73 [27] и FM на основе разницы с массой тела.

    Дополнительно к весу и росту, сопротивление (R) и реактивное сопротивление (Xc) были измерены после 5 минут отдыха с использованием измерителя биоимпеданса RJL Quantum-X (RJL Systems).Испытуемых проинструктировали не употреблять алкогольные напитки за 24 часа до измерения, а также есть и пить за 2 часа до измерения.

    Измерение объема тела.

    Объем тела измеряли с помощью плетизмографии с вытеснением воздуха (BOD POD Body Composition System, Life Measurement Instruments, Конкорд, Калифорния, США). BOD POD имеет единую конструкцию, содержащую две камеры, с электронным управлением с помощью сервосистемы, которые создают колебания давления в обеих камерах, которые используются для оценки общего объема тела.Система подробно описана в [28,29]. Каждого испытуемого взвешивали на калиброванной шкале с разрешением 0,01 кг.

    Затем была проведена двухточечная калибровка в качестве базовой линии с пустой камерой и использованием 50 литров в качестве калибровки для баллона. Испытуемый входил в камеру в тесном купальном костюме и шапочке и садился для измерения объема, которое проводилось в двух экземплярах для каждого испытуемого. Корректировка объема легких производилась на основе оценки программного обеспечения BOD POD.Из скорректированного объема тела и массы тела была получена плотность тела и рассчитан процент жира в организме с использованием уравнения Siri и программного обеспечения BOD POD. О воспроизводимости этой системы сообщалось ранее [29].

    Модель с четырьмя отделениями кузова (модель 4C).

    Модель 4C также использовалась для оценки FM с использованием уравнения Селинджера [30] следующим образом:% жира = (2,747 / D b — 0,714W + 1,146B — 2,0503) X100. Где D b — плотность тела; W = общее количество воды в организме как доля от массы тела; B = костный минерал в процентах от веса тела.Общий минерал костной ткани рассчитывали путем умножения BMC, полученного при DXA, на 1,22 [31]. FFM оценивали по разнице между массой тела и FM.

    Относительная масса жира (RFM)

    Концепция относительной жировой массы согласно Woolcott & Bergman [11] была рассчитана как RFM = 64 — [20 x (рост / окружность талии) оба в метрах] + (12 x пол). Пол = 0 для мужчин и 1 для женщин. Это уравнение RFM, которое было проверено на DXA в качестве оценки FM%, было применено к нашим испытуемым и сравнивалось с процентом жировой массы, измеренным с помощью каждого из методов определения состава тела: DXA, ADP, BIA и модели 4C.

    Статистический анализ

    Для анализа использовалось программное обеспечение

    Med Calc Software bvba, версия 18.2.1. Описательная статистика включает анализ основных переменных тенденции и дисперсии. Все переменные были проанализированы на предмет нормальности распределения с использованием критерия Шапиро-Уилка. Обычно распределенные переменные представлены как средние значения ± стандартное отклонение (SD), а ненормально распределенные переменные представлены как медианы и межквартильный размах (IQR). Однако все переменные физических и антропометрических характеристик представлены в виде средних значений, медианы, IQR и диапазона.Сравнение FM%, измеренного различными методами определения состава тела, было выполнено с помощью непараметрического дисперсионного анализа Краскала Уоллиса, а медианы сравнивались с помощью попарного теста подгрупп по Коноверу [32].

    RFM и BMI были регрессированы по измеренной процентной массе жира с помощью DXA, ADP, BIA и модели 4C. Точность отдельных методов оценки FM% определяется моделью R 2 и RMSE для каждой регрессии методов определения состава тела. Точность также рассчитывалась с помощью коэффициента корреляции Пирсона (r), который измеряет, насколько каждое наблюдение отклоняется от линии наилучшего соответствия.Точно так же мерой точности является отклонение линии наилучшего соответствия относительно линии 45 ° через начало координат [33,34]. Значительные отклонения от этих нулевых точек пересечения для каждой регрессии пар ИМТ и RFM по отношению к DXA, ADP, BIA и модели 4C были определены с помощью t-теста и 95% доверительного интервала.

    Результаты

    Демографические характеристики участников представлены в Таблице 1, показывая низкую долю лиц, не имеющих доступа к адекватным и основным социально-демографическим показателям.Лишь 3,28% классифицируются как крайне маргинализованный статус, в то время как подавляющее большинство, 86,9%, соответствует низкой или очень низкой маргинализации, которая может соответствовать уровню среднего или выше среднего уровня доходов [35].

    В исследуемую группу вошел 61 человек (29 женщин и 32 мужчины) в возрасте от 20 до 37 лет. В таблице 2 представлены физические и антропометрические характеристики населения. Масса тела, рост и ИМТ в обеих группах находились в диапазоне 43,7–140 кг, 146–185 см и 17,4–49,6 кг / м 2 соответственно.В случае WC и RFM значения для обеих групп составляли 64,5–125 см и 16,6–49,2%. Медиана и переменные состава тела IQR по DXA для мужчин и женщин вместе составляли FM 19,6 (15,4–25,7) кг, FFM 42,5 (36,8–49,7) кг, BMC 2,12 (1,91–2,40) кг. Доля лиц с ИМТ ≥ 25 кг / м 2 составила 32,8% (21,3% ≥ 25 <30 и 11,5% ≥30 кг / м 2 ).

    На рис. 1–4 показан прогноз FM% с помощью RFM на основе роста / талии и ИМТ с использованием линейной регрессии. Графики представлены отдельно по полу и с обеими группами вместе.Все графики регрессии показывают, что RFM по сравнению с BMI является лучшим предиктором FM% для DXA, ADP, BIA и модели 4C. Для всех методов определения состава тела прогноз FM% с помощью RFM на основе RMSE был лучше для мужчин и женщин вместе, чем по отдельности. Увеличение доли объясненной вариабельности (R 2 ) в обеих группах вместе составило 26% (рис. 1b) для DXA, 11% (рис. 2b) для ADP, 10% (рис. 3b) для BIA и 12% (рис. 4б) для модели 4С.

    Рис. 2. Прогноз FM% от BMI и RFM с использованием ADP в качестве метода определения состава тела.

    Сокращения: ADP, плетизмография вытеснения воздуха, ИМТ, индекс массы тела; RFM — относительная жировая масса; RMSE, среднеквадратичная ошибка.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0226767.g002

    Рис. 3. Прогноз FM% на основе BMI и RFM с использованием BIA в качестве метода композиции тела.

    Сокращения: BIA, анализ биоэлектрического импеданса, индекс массы тела; RFM — относительная жировая масса; RMSE, среднеквадратичная ошибка.

    https://doi.org/10.1371 / journal.pone.0226767.g003

    Рис. 4. Прогноз FM% на основе BMI и RFM с использованием модели 4C в качестве метода определения состава тела.

    Сокращения: ИМТ, индекс массы тела; RFM — относительная жировая масса; RMSE, среднеквадратичная ошибка; Модель 4C, модель с 4 отсеками.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0226767.g004

    RFM, рассчитанный по уравнению Woolcott & Bergman [11], и ИМТ были регрессированы по каждому из методов состава тела для прогнозирования FM%, DXA, ADP, BIA и модель 4C.На рис. 1 показаны уравнения регрессии для FM%, измеренного с помощью DXA, в сравнении с BMI и RFM. По сравнению с ИМТ, RFM был лучшим предсказателем FM%, определяемого каждым из методов определения состава тела. С точки зрения точности лучшим уравнением было RFM, регрессировавшее против DXA (y = 1,12 + 0,99 x; R 2 = 0,84 p <0,001) (рис. 1b). Более того, WC имел более высокую корреляцию с массой брюшного жира от DXA (r = 0,81; p <0,00001) по сравнению с региональной массой жира на руках (r = 0,72; p <0,0001), ногах (r = 0,54; p <0.001) и общей жировой массы (r = 0,72; p <0,0001).

    Для остальных методов точность прогноза FM% была улучшена по сравнению с BMI, со значительным увеличением r Пирсона (p <0,001), увеличением R 2 и уменьшением RMSE (таблица 3).

    Точность (представленная близостью к нулевому пересечению) RFM, регрессировавшего по отношению к DXA, составила 1,12 (95% ДИ: -2,44, до 4,68) и, таким образом, существенно не отличается от нуля (рис. 1b). Перехваты каждой регрессии других методов не показали точности, поскольку они значительно отличались от нуля (таблица 3).Перехваты и 95% ДИ составили: -9,95 (95% ДИ: от -15,7 до -4,14), -12,6 (95% ДИ: от -17,5 до -7,74) и -13,6 (95% ДИ: от -18,6 до -8,60) для Модель ADP, BIA и 4C соответственно (Таблица 3).

    Анализ FM%, измеренный различными методами определения состава тела, не отличался для модели BIA, ADP и 4C со средними значениями (IQR) 26,6 (21,2–33,8), 24,5 (16,8–32,8) и 24,9 (17,3–32,1). , соответственно. Однако FM% при ДРА (30,4, 23,7–37,7) был выше (p <0,001).

    Обсуждение

    Этот процесс внешней проверки был способом взглянуть на алгоритм RFM Вулкотта и Бергмана и на то, как он будет работать, когда наши испытуемые были измерены, в основном с помощью DXA, а также ADP, BIA и модели 4C, с учетом возможных различий в состав тела нашей группы испытуемых с северо-запада Мексики.

    Мы обнаружили, что, по сравнению с ИМТ, RFM был лучшим предиктором FM%, определяемого каждым из методов определения состава тела. Кроме того, лучшим уравнением была регрессия RFM против DXA. Исторически прогнозирование FM и FFM осуществлялось с использованием антропометрических измерений, подтвержденных эталонными методами, такими как те, которые использовались в нашем исследовании. Некоторые из наиболее широко используемых прогнозных уравнений — это уравнения Дарнина-Уомерсли [36], основанные на измерении от одной до четырех кожных складок у мужчин и женщин в возрасте 16–72 лет в Глазго, Шотландия, в 1974 году и подтвержденных методом гидроденситометрии.Кроме того, этот метод был применен для оценки FM% в различных этнических группах, таких как кавказцы, латиноамериканцы, азиаты и африканцы, в 111 странах. Однако в настоящее время мы предполагаем, что распределение жира в организме было бы лучше представлено уравнениями, которые учитывают другие места отложения жира, такие как область живота, измеренные на уровне талии и подтвержденные DXA или MRI, поскольку это, вероятно, будет иметь большее отношение к метаболический синдром, диабет 2 типа и сердечно-сосудистые заболевания [37–39].

    Исследование Woolcott и Bergman [22] было направлено на определение простого антропометрического уравнения для взрослых, чтобы проверить правильность отношения роста к талии как индикатора FM%. Данные NHANES за 1999–2004 гг. (N = 12581), использованные для разработки модели, и данные NHANES за 2005–2006 гг. (N = 3456) для проверки модели включали мексиканцев, американцев европейского происхождения и афроамериканцев. Наш анализ является внешней проверкой RFM-оценки общего жира в этой группе взрослых с северо-запада Мексики, несмотря на ограничение меньшего размера выборки, более низкой массы тела, ИМТ и доли избыточного веса и ожирения.

    Подобно Woolcott и Bergman [11], мы обнаружили значительное улучшение способности RFM прогнозировать% FM, рассчитанный с помощью DXA, по сравнению с BMI. Прогноз FM% на основе роста / талии с использованием линейной регрессии был лучше, когда учитывались как мужчины, так и женщины, чем когда они были разделены по полу. Это совпадает с выводами Woolcott & Bergman и может быть проще в применении в полевых условиях или в клинических условиях.

    По сравнению с ИМТ, RFM объяснил 84% вариабельности, а RMSE снизился на 50%.Мы провели такой же анализ с нашим набором данных, применив уравнение RFM и регрессировали его на DXA. Результаты были практически идентичны. Эту процедуру повторяли, меняя DXA на ADP, BIA и модель 4C для измерения FM%. Несмотря на то, что модели ADP, BIA и 4C были очень похожи на DXA с точки зрения повышения точности (r Пирсона, R 2 и RMSE), точность значительно снизилась (точка пересечения отлична от нуля).

    Использование WC было предложено в качестве меры для оценки зависимости ожирения от заболеваемости и смертности [40–43].В нашем исследовании WC измеряли только на уровне пупочной метки, в отличие от популяции NHANES, где WC измеряли на уровне самой верхней боковой границы правой подвздошной кости. В нашем исследовании мы не можем утверждать, что анатомическое расположение могло повлиять на расчет RFM. Тем не менее, исследование взрослых с избыточной массой тела в Бразилии показало разницу в 3,2 см в ОТ у мужчин, измеренную на уровне пупка и непосредственно над гребнем подвздошной кости, в то время как у женщин разница составила всего 0,1 см [44].Кроме того, исследование с участием пожилых людей измерило WC в десяти разных участках по отношению к абдоминальному жиру с помощью DXA и обнаружило, что связь была практически идентична [45]. В другом исследовании группы экспертов был проведен систематический обзор 120 исследований (236 образцов), чтобы определить, влияет ли протокол измерения на взаимосвязь ОТ с заболеваемостью сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ) и диабетом со смертностью от всех причин [46]. Большинство протоколов, которые они рассмотрели, измеряли WC в средней точке, пупке или минимальной талии.Их результаты показали, что протоколы измерения WC не оказали существенного влияния на связь между WC, смертностью от всех случаев и сердечно-сосудистыми заболеваниями, сердечно-сосудистыми заболеваниями и диабетом.

    Кроме того, взаимосвязь WC с другими антропометрическими измерениями, такими как рост (который входит в уравнение RFM), вызвала большой интерес из-за ее связи с висцеральным жиром и факторами кардиометаболического риска у разных групп населения во всем мире, этнической принадлежности и возраста. группы [47–55].

    Показатели RFM при оценке FM% с помощью DXA у наших испытуемых в целом были более последовательными, чем ИМТ, и почти идентичны показателям Woolcott и Bergman [11].Лучшая эффективность RFM может быть связана с ассоциацией WC с абдоминальным и висцеральным жиром, как сообщается во многих исследованиях [56–59]. В нашем случае мы обнаружили, что WC имел более высокую корреляцию с массой брюшного жира от DXA по сравнению с региональной жировой массой рук, ног и общей жировой массой.

    Положительным аспектом нашего исследования было сравнение RFM и BMI с DXA в группе взрослых с северо-запада Мексики, а также оценка прогноза FM% RFM по сравнению с ADP, BIA и моделью 4C, поскольку некоторые исследования обнаружили, что DXA может либо недооценивать, либо переоценивать FM% [60–65].В нашем исследовании с участием 61 взрослого мужчины и женщины FM%, измеренный по каждой из моделей ADP, BIA и 4C, существенно не различались. Однако DXA завышает FM% по сравнению с тремя другими методами в среднем на 5,04%.

    Заключение

    Эта внешняя проверка доказала, что эффективность уравнения RFM, используемого в этом исследовании для оценки процентного содержания жира в организме, была лучше и более последовательной в целом, чем ИМТ в этой мексиканской популяции. Кроме того, RFM показал более сильную корреляцию с DXA, чем с другими методами определения состава тела (ADP, BIA и модель 4C).Лучшая эффективность RFM может быть связана с ассоциацией WC с абдоминальным и висцеральным жиром, как сообщается во многих исследованиях и в наших результатах. Тем не менее, важными ограничениями нашего исследования были отсутствие большего числа субъектов, более репрезентативная выборка для всего мексиканского населения, более высокая доля людей с избыточным весом и ожирением, а также лучшее описание физической активности. Несмотря на это, похоже, он подходит для более молодых и худых мексиканских метисов с северо-запада Мексики.

    Благодаря своей простоте с точки зрения необходимых антропометрических измерений (рост и WC) индекс RFM может использоваться в повседневной клинической практике в качестве инструмента для оценки и мониторинга состава тела взрослых мексиканцев.

    Благодарности

    Мы хотим поблагодарить Университет Соноры за поддержку этого исследования. Мы ценим советы врачей Пабло Рейеса, Каталины Денман и Самуэля Галависа по демографическим и историческим аспектам, связанным с населением Соноры.Мы благодарим волонтеров за их энтузиазм.

    Список литературы

    1. 1. Всемирная организация здоровья. Ожирение и лишний вес. 2018. https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/obesity-and-overweight
    2. 2. Мокдад А.Х., Форд Э.С., Боуман Б.А., Дитц У.Х., Виникор Ф., Бейлз В.С. и др. Распространенность ожирения, диабета и факторов риска для здоровья, связанных с ожирением, 2001. JAMA. 2003. 289: 76–79. pmid: 12503980
    3. 3. Брей Г.А.Избыточный вес рискует судьбой: определение, классификация, распространенность и риски. Ann N Y Acad Sci. 1987. 499: 14–28. pmid: 3300479
    4. 4. Коул TJ, Bellizzi MC, Flegal KM, Dietz WH. Установление стандартного определения избыточной массы тела и ожирения у детей во всем мире: международный опрос. BMJ. 2000; 320: 1–6.
    5. 5. Джеймс В.П., Ферро-Луцци А., Уотерлоу Дж. Определение хронической энергетической недостаточности у взрослых. Eur J Clin Nutr. 1988; 42: 969–981. pmid: 3148462
    6. 6.Многоцентровая справочная группа по изучению роста. Нормы роста детей ВОЗ: длина тела / рост к возрасту, масса тела к возрасту, масса тела к длине тела, масса тела к росту и индекс массы тела к возрасту. Женева: ВОЗ; 2006.
    7. 7. Кок П., Зейделл Дж. К., Мейндерс А. Э. Значение и ограничения индекса массы тела (ИМТ) в оценке рисков для здоровья, связанных с избыточным весом и ожирением. Ned Tijdschr Geneeskd. 2004. 148: 2379–2382. pmid: 15615272
    8. 8. Nuttall FQ. Индекс массы тела: ожирение, ИМТ и здоровье: критический обзор.Питание сегодня. Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2015. С. 117–128. https://doi.org/10.1097/NT.0000000000000092 pmid: 27340299
    9. 9. Падвал Р., Лесли В.Д., Ликс Л.М., Маджумдар С.Р. Взаимосвязь между процентным содержанием жира в организме, индексом массы тела и смертностью от всех причин: когортное исследование. Ann Intern Med. 2016; 164: 532–541. pmid: 26954388
    10. 10. Ромеро-Коррал А., Сомерс В.К., Сьерра-Джонсон Дж., Томас Р.Дж., Коллазо-Клавелл М.Л., Коринек Дж. И др. Точность индекса массы тела при диагностике ожирения у взрослого населения в целом.Int J Obes. 2008. 32: 959–966. pmid: 18283284
    11. 11. Вулкотт О.О., Бергман Р.Н. Относительная жировая масса (RFM) как новая оценка процентного содержания жира в организме — перекрестное исследование среди взрослых американцев. Научный доклад 2018; 8. pmid: 30030479
    12. 12. Гентон Л., Ханс Д., Кайл У. Г., Пичард С. Двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия и состав тела: различия между устройствами и сравнение с эталонными методами. Питание. 2002. С. 66–70. https://doi.org/10.1016/s0899-9007(01)00700-6 pmid: 11827768
    13. 13.Сильва-Золецци I, Идальго-Миранда А., Эстрада-Хиль Дж., Фернандес-Лопес Дж. К., Урибе-Фигероа Л., Контрерас А. и др. Анализ геномного разнообразия в популяциях мексиканских метисов для развития геномной медицины в Мексике. PNAS. 2009; 106: 8611–8616. pmid: 19433783
    14. 14. Мартинес-Кортес Дж., Саласар-Флорес Дж., Фернандес-Родригес Л.Г., Руби-кастелланос Р., Родригес-Лойя С., Веларде-Феликс Дж. С. и др. Состав и структура населения мексиканских метисов по отцовской линии. J Hum Genet.2012; 57: 568–574. pmid: 22832385
    15. 15. ИНЕГИ. II Conteo de población y vivienda 2005. Tabulados básicos: estados unidos mexicanos. Томо И. Мексика: INEGI; 2006. С. 1–44.
    16. 16. Ван С., Рэй Н., Рохас В., Парра М. В., Бедоя Г., Галло С. и др. Географические закономерности смешения генома у латиноамериканских метисов. PLoS Genet. 2008; 4: 1–10. pmid: 18369456
    17. 17. Хименес-Санчес Г. Разработка платформы для геномной медицины в Мексике. Наука (80-).2003. 300: 295–297.
    18. 18. Мартинес Родригес М. Проект колонизации Мексики в конце 19 века. Некоторые сравнительные перспективы в Латинской Америке. Secuencia. 2010; 101–132.
    19. 19. Рейес Дж. М. Alemanes en el noroeste mexicano. Notas sobre su actividad comercial a inicios del siglo XX. Estud Hist Mod Contemp Mex. 2013; 46: 55–86.
    20. 20. Cramaussel C. El perfil del migrante francés a México a mediados del siglo XIX. Cah des Amériques Lat.2004; 139–156.
    21. 21. Сарате Вальдес JL. Grupos étnicos de Sonora: Territorios y condiciones actuales de vida y rezago. Región Y Soc. 2016; 28: 5–44.
    22. 22. КОНАПО. Indice de marginación por entidad federativa y municipio 2010. 1-е изд. Мексика: КОНАПО; 2011.
    23. 23. ИНЕГИ. Руководство по картографии geoestadística. Мексика; 2010.
    24. 24. Всемирная медицинская ассоциация. Хельсинкская декларация: этические принципы медицинских исследований с участием людей.ДЖАМА. 2013; 310: 1–10. pmid: 24141714
    25. 25. NORMA Oficial Mexicana NOM-008-SSA3-2010, Para el tratamiento integration del sobrepeso y la obesidad. «Диарио Офичиаль де ла Федерасьон»; 2010.
    26. 26. Кушнер РФ, Шёллер Д.А. Оценка общего содержания воды в организме с помощью анализа биоэлектрического импеданса. Am J Clin Nutr. 1986; 44: 417–424. pmid: 3529918
    27. 27. Пейс Н., Ратбун Э. Исследования состава тела III Содержание воды в организме и химически связанного азота по отношению к содержанию жира.J Biol Chem. 1945; 158: 685–691.
    28. 28. Демпстер П., Айткенс С. Новый метод вытеснения воздуха для определения состава человеческого тела. Медико-спортивные упражнения. 1995; 27: 1692–7. pmid: 8614327
    29. 29. Валенсия, ME, Виллегас-Валле, RC. Измерение жировой ткани с помощью плетизмографии вытеснения воздуха: теория, практика, процедуры и приложения. Справочник по антропометрии: физические меры человеческого тела в состоянии здоровья и болезней. Springer New York; 2012. С. 397–413.
    30. 30. Селинджер А. Уравнения для оценки процента жира на основе четырехкомпонентной модели состава тела. Состав человеческого тела. Кинетика человека; 1977. с. 18.
    31. 31. Хеймсфилд С.Б., Ломан Т.Г., Ван З., Гоинг С.Б. Состав человеческого тела. 2-е изд. Кинетика человека; 2005.
    32. 32. Коновер У. Практическая непараметрическая статистика. 3-е изд. Джон Уайли и сыновья; 2006.
    33. 33. Горан М.И., Тот MJ, Poehlman ET. Оценка основанных на исследованиях методов композиции тела у здоровых пожилых мужчин и женщин с использованием 4-компонентной модели в качестве метода критериев.Int J Obes. 1998. 22: 135–42.
    34. 34. Пройдя H, Баблок В. Новая процедура проверки равенства измерений двумя разными аналитическими методами. J Clin Chem Clin Biochem. 1983.
    35. 35. КОЕСПО. Indicadores Demográficos Y Socioeconómicos 2010. 2010; 2010.
    36. 36. Durnin J. Жир в организме оценивается по общей плотности тела и по толщине кожной складки: измерения на 481 мужчине и женщине в возрасте от 16 до 72 лет. Br J Nutr.1978; 40: 497–504.
    37. 37. Дженсен MD. Роль распределения жира в организме и метаболические осложнения ожирения. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма. 2008. pmid: 18987271
    38. 38. Баумгартнер Р.Н., Хеймсфилд С.Б., Рош А.Ф. Состав человеческого тела и эпидемиология хронических заболеваний. Obes Res. 1995; 3: 73–95.
    39. 39. Ортис-Эрнандес Л., Вега Лопес А.В., Рамос-Ибаньес Н., Касарес Лара Л.Дж., Медина Гомес Р.Дж., Перес-Сальгадо Д. Уравнения, основанные на антропометрии, для прогнозирования жировых отложений, измеряемых абсорбциометрией у школьников и подростков.J Pediatr. 2017; 93: 365–373. pmid: 28132762
    40. 40. Visscher TL, Seidell JC, Molarius A, van der Kuip D, Hofman A, Witteman JC. Сравнение индекса массы тела, соотношения талии и бедер и окружности талии как предикторов смертности от всех причин среди пожилых людей: исследование в Роттердаме. Int J Obes Relat Metab Disord. 2001; 25: 1730–5. pmid: 11753597
    41. 41. Бигаард Дж., Фредериксен К., Тьённеланд А., Томсен Б.Л., Овервад К., Хейтманн Б.Л. и др. Окружность талии и состав тела по отношению к смертности от всех причин у мужчин и женщин среднего возраста.Int J Obes. 2005; 29: 778–784. pmid: 15917857
    42. 42. Бигаард Дж., Тьённеланд А., Томсен Б.Л., Овервад К., Хейтманн Б.Л., Соренсен ТИА. Окружность талии, ИМТ, курение и смертность у мужчин и женщин среднего возраста. Obes Res. 2003; 11: 895–903. pmid: 12855760
    43. 43. Klein S, Allison DB, Heymsfield SB, Kelley DE, Leibel RL, Nonas C и др. Окружность талии и кардиометаболический риск: согласованное заявление, опубликованное в журнале Shaping America’s Health: Association for Weight Management and Obesity Prevention; NAASO, Общество ожирения; Американское общество питания; и Американская диабетическая ассоциация.Am J Clin Nutr. 2007. 85: 1197–1202. pmid: 174

    44. 44. Pinho CPS, Diniz A da S, de Arruda IKG, Leite APDL, de Petribu MMV, Rodrigues IG. Места измерения окружности талии и их связь с висцеральным и подкожным жиром и кардиометаболическими аномалиями. Arch Endocrinol Metab. 2018; 62: 416–423. pmid: 30304105
    45. 45. Герра Р.С., Амарал Т.Ф., Маркес Е.А., Мота Дж., Рестиво МТ. Анатомическое расположение для измерения окружности талии у пожилых людей: предварительное исследование.Nutr Hosp. 27: 1554–61. pmid: 23478705
    46. 46. Росс Р., Берентцен Т., Брэдшоу А.Дж., Янссен И., Кан Х.С., Кацмарзик П.Т. и др. Зависит ли взаимосвязь между окружностью талии, заболеваемостью и смертностью от протокола измерения окружности талии? Obes Rev.2008; 9: 312–25. pmid: 17956544
    47. 47. Кавамото Р., Кикучи А., Акасэ Т., Ниномия Д., Кумаги Т. Полезность соотношения талии к росту при скрининге метаболического синдрома у японских пожилых людей, проживающих в общинах.PLoS One. 2019; 14: e0216069. pmid: 31034487
    48. 48. Ян Х, Синь З, Фэн Дж. П., Ян Дж. Отношение талии к росту лучше, чем индекс массы тела и окружность талии, как критерий скрининга метаболического синдрома у взрослых китайцев хань. Мед (США). 2017; 96: e8192. pmid: 28953680
    49. 49. Уэр Л.Дж., Ренни К.Л., Крюгер Х.С., Крюгер И.М., Грифф М., Фури CMT и др. Оценка соотношения талии к росту для прогнозирования 5-летнего кардиометаболического риска у взрослых африканцев к югу от Сахары.Нутр Метаб Кардиоваск Дис. 2014; 24: 900–7. pmid: 24675009
    50. 50. Weiler Miralles CS, Wollinger LM, Marin D, Genro JP, Contini V, Morelo Dal Bosco S. Отношение талии к росту (WHtR) и соотношение триглицеридов к HDL-C (TG / HDL-c) как предикторы кардиометаболического риска. Nutr Hosp. 2015; 31: 2115–21. pmid: 25929382
    51. 51. Кобо О., Лейба Р., Авизохар О., Карбан А. Относительная жировая масса является лучшим показателем дислипидемии и метаболического синдрома, чем индекс массы тела. Cardiovasc Endocrinol Metab.2019; 8: 77–81. pmid: 31646301
    52. 52. Маккарти HD, Эшвелл М. Исследование средней полноты с использованием соотношения талии и роста у британских детей и подростков старше двух десятилетий подтверждает простую идею: «Поддерживайте окружность талии меньше половины своего роста». Int J Obes. 2006; 30: 988–92. pmid: 16432546
    53. 53. Browning LM, Hsieh SD, Ashwell M. Систематический обзор соотношения талии к росту в качестве инструмента скрининга для прогнозирования сердечно-сосудистых заболеваний и диабета: 0,5 может быть подходящим глобальным граничным значением.Nutr Res Rev.2010; 23: 247–69. pmid: 20819243
    54. 54. Aristizabal JC, Estrada-Restrepo A, Barona J. Отношение талии к росту может быть альтернативным инструментом к индексу массы тела для выявления колумбийских подростков с кардиометаболическими факторами риска. Nutr Hosp. 2019; 36: 96–102. pmid: 30834755
    55. 55. Агилар-Моралес I, Колин-Рамирес Э., Ривера-Мансия С., Вальехо М., Васкес-Антона С. Показатели соотношения талии и роста, окружности талии и индекса массы тела при различении факторов кардио-метаболического риска в выборке мексиканские дети школьного возраста.Питательные вещества. 2018; 10. pmid: 30513720
    56. 56. Camhi SM, Bray GA, Bouchard C, Greenway FL, Johnson WD, Newton RL и др. Отношение окружности талии и ИМТ к висцеральному, подкожному и общему телу жира: половые и расовые различия. Ожирение. 2011; 19: 402–408. pmid: 20948514
    57. 57. Савва С.К., Торнаритис М., Савва М.Э., Куридес Ю., Панаги А., Силикиоту Н. и др. Окружность талии и отношение талии к росту являются лучшими предикторами факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний у детей, чем индекс массы тела.Int J Obes Relat Metab Disord. 2000; 24: 1453–8. pmid: 11126342
    58. 58. Гранди С.М., Ниланд И.Дж., Турер А.Т., Вега Г.Л. Окружность талии как мера жировых отложений в брюшной полости. J Obes. 2013; 2013: 454285. pmid: 23762536
    59. 59. Ли Дж. Просто лучший: антропометрические индексы для прогнозирования сердечно-сосудистых заболеваний. Журнал диабета и метаболизма. Корейская диабетическая ассоциация; 2019. С. 156–157. pmid: 30993939
    60. 60. Visser M, Fuerst T, Lang T, Salamone L, Harris TB.Применимость веерной двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии для измерения массы без жира и мышечной массы ног. J Appl Physiol. 1999; 87: 1513–1520. pmid: 10517786
    61. 61. Van Der Ploeg GE, Withers RT, Laforgia J. Процентное содержание жира в организме с помощью DEXA: сравнение с четырехкомпонентной моделью. J Appl Physiol. 2003. 94: 499–506. pmid: 12531910
    62. 62. Левитт Д.Г., Бекман Л.М., Магер-младший, Валентин Б., Сибли С.Д., Бекман Т.Р. и др. Сравнение DXA и измерения содержания воды в жировых тканях после операции желудочного анастомоза и физиологической модели содержания воды, жира и мышц в организме.J Appl Physiol. 2010; 109: 786–95. pmid: 20558754
    63. 63. Sopher AB, Thornton JC, Wang J, Pierson RN, Heymsfield SB, Horlick M. Измерение процентного содержания жира в организме у 411 детей и подростков: сравнение двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии с четырехкамерной моделью. Педиатрия. 2004. 113: 1285–90. pmid: 15121943
    64. 64. Пьетробелли А, Формика С, Ван З., Хеймсфилд С.Б. Модель состава тела с двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрией: обзор физических концепций.Am J Physiol Metab. 1996; 271: 941–951. pmid: 8997211
    65. 65. McLester CN, Nickerson BS, Kliszczewicz BM, Hicks CS, Williamson CM, Bechke EE, et al. Применимость уравнений объема тела DXA в четырехкомпонентной модели для взрослых с различными классификациями индекса массы тела и окружности талии. PLoS One. 2018; 13. pmid: 30395588

    границ | Влияние локализации жировой массы на окисление жира при выполнении упражнений на выносливость у женщин

    Введение

    Текущая глобальная эпидемия ожирения и сопутствующие сердечно-метаболические заболевания привели к растущему интересу к характеристикам жировой ткани (Coelho et al., 2013). Помимо общей жировой массы, локализация жировой массы является важным и хорошо установленным фактором риска метаболических и сердечно-сосудистых сопутствующих заболеваний (Fox et al., 2007; Manolopoulos et al., 2010; Smith, 2015). Люди имеют разные формы тела, которые в основном определяются генетическими и физиологическими факторами, а также привычками окружающей среды и образом жизни (Stefan, 2020). Некоторые люди накапливают жир (как подкожная, так и висцеральная жировая ткань; SAT и VAT, соответственно) преимущественно в верхней части тела (андроид, центральное или брюшное распределение), в то время как другие преимущественно накапливают жировую ткань (SAT) в нижней части тела (гиноидная или периферическая). распределение) (Ebbert, Jensen, 2013).Эти различия дают важные подсказки для оценки кардиометаболического риска каждого человека. Жан Ваг был первым в 1947 году, кто сообщил о положительной связи между абдоминальным ожирением и развитием диабета (Vague, 1947). Абдоминальная жировая масса, а точнее НДС, в значительной степени участвует в кардиометаболических нарушениях, тогда как SAT для нижней части тела может иметь общий защитный эффект от заболеваемости / смертности (Smith, 2015; Stefan, 2020). В настоящее время не совсем понятно, почему у некоторых людей жировая масса преимущественно локализуется в верхней или нижней части тела.Однако, поскольку отдельные данные показывают, что концентрация половых стероидов играет роль, важно отдельно изучать мужчин и женщин (Power and Schulkin, 2008; Santosa and Jensen, 2014).

    Признано, что в условиях покоя жировые массы в верхней и нижней части тела оказывают специфическое влияние на метаболизм (например, скорость обмена свободных жирных кислот, инсулинорезистентность…). Более того, более высокая липолизная активность жировой массы верхней части тела по сравнению с жировой массой нижней части тела может по-разному влиять на метаболизм субстрата (т.е.е., выпуск и использование свободных жирных кислот) (Jensen, 1997). Хотя упражнения на выносливость являются одним из основных факторов, влияющих на метаболические адаптации и, в частности, на метаболизм жиров, окончательные выводы о влиянии специфических метаболических реакций, вызванных локализацией жировой массы, во время упражнений на выносливость у женщин еще предстоит сделать. Тем не менее, эту взаимосвязь следует прояснить для разработки реалистичных и подходящих программ обучения для улучшения здоровья женщин. В этом контексте этот обзор хотел определить влияние локализации жировой массы на окисление жира во время упражнений на выносливость в этой конкретной популяции.

    Локализация жировой массы и окисление жира при выполнении упражнений на выносливость у женщин

    Регулярные упражнения на выносливость способствуют контролю веса и являются эффективным способом противодействия кардиометаболическим изменениям, особенно за счет увеличения окисления жиров (Melanson et al., 2009a; Thompson et al., 2012; Vissers et al., 2013). Действительно, признано, что упражнения вызывают высвобождение растворимых факторов (то есть миокинов, гепатокинов, остеокинов, адипокинов), которые участвуют в регуляции метаболизма субстратов и контроле веса (Gonzalez-Gil and Elizondo-Montemayor, 2020).Было продемонстрировано, что характер, количество и интенсивность физической активности могут влиять на локализацию жировой массы и / или метаболизм за счет мобилизации и окисления субстрата (Mauriège et al., 1997; Maillard et al., 2018). В свою очередь, понимание того, как локализация жировой массы может влиять на окисление жира во время острых и хронических упражнений на выносливость, важно для выявления фенотипов формы тела у женщин в пре- и постменопаузе, которые устойчивы к утилизации жира и, следовательно, связаны с более высоким риском ожирение и кардиометаболические осложнения.Это может помочь оптимизировать выбор режима упражнений.

    Женщины в пременопаузе

    Острые упражнения

    Этот обзор был посвящен исследованиям, в которых сравнивали окисление жиров, вызванное упражнениями на выносливость, у женщин с фенотипами жировых отложений в верхней или нижней части тела, и при этом наблюдается фактическое отсутствие консенсуса. Два исследования (Isacco et al., 2013, 2014), проведенные той же группой, сообщили о снижении способности окислять жир во время упражнений на выносливость у женщин с более высоким соотношением жировой массы верхней и нижней части тела (т.е., соотношение между массой жира в брюшной полости и массой жира в нижней части тела). С другой стороны, в других исследованиях наблюдалась лишь небольшая разница или ее отсутствие (Buemann et al., 1994; Swan and Howley, 1994; Kanaley et al., 2001b; van Aggel-Leijssen et al., 2001) (Таблица 1). Отчасти это несоответствие можно объяснить методологическими особенностями. Во-первых, хотя все исследования включали только женщин в пременопаузе, статус веса отличался (от нормального веса до избыточного веса / ожирения). Во-вторых, методы, используемые для определения локализации жировой массы, различались в разных исследованиях (т.е., соотношение талии и бедер, магнитно-резонансная томография, двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия). В-третьих, хотя в большинстве исследований изучается влияние локализации жировой массы на метаболизм субстратов во время интенсивных упражнений на выносливость, другие публикации сосредоточены на тренировках с упражнениями. В-четвертых, упражнения различались по модальности, особенно по интенсивности и продолжительности, которые являются двумя основными факторами, влияющими на окисление субстрата (Romijn et al., 1993; Brooks and Mercier, 1994; Van Loon et al., 2001; Hargreaves and Spriet, 2020).Наконец, если указано, состояние питания участников до упражнений не было одинаковым в разных исследованиях (например, состояние натощак и состояние после приема пищи).

    Таблица 1. Влияние локализации жировой массы на окисление жира при выполнении упражнений на выносливость у женщин.

    Тем не менее, некоторые тенденции можно обнаружить. У женщин с ожирением эффект избыточной общей жировой массы может преобладать над эффектом его локализации (рис. 1). Действительно, как и у мужчин (Numao et al., 2006), не наблюдалось различий в окислении жира во время упражнений между женщинами с верхним (i.е., отложение жировой массы преимущественно в области живота) и ожирение в нижней части тела (т. е. отложение жировой массы преимущественно в нижней части тела) (Swan and Howley, 1994; Kanaley et al., 2001b; van Aggel-Leijssen et al., 2001). Интересно, что результаты этих исследований были схожими, несмотря на различия в интенсивности и продолжительности упражнений (то есть от 40 до 70% от VO 2 max и для 40-60 минут). Haufe и соавторы обнаружили, что окисление жиров, вызванное физическими упражнениями, не связано с локализацией жировой массы (Haufe et al., 2010). Однако в этом большом исследовании участвовали мужчины и женщины без какого-либо анализа по полу. Горовиц и его сотрудники наблюдали, что женщины с ожирением верхней части тела используют больше жира в качестве топлива, чем женщины с нормальным весом во время упражнений на выносливость, вероятно, из-за увеличения внутримиоцеллюлярной утилизации триглицеридов (Horowitz and Klein, 2000). Наконец, несмотря на больший оборот FFA у женщин с ожирением в верхней части тела, чем в нижней части тела, респираторный коэффициент и, следовательно, окисление субстратов были сопоставимы в этих двух группах в течение 24 часов (Buemann et al., 1994). Хотя эти результаты не относятся к физическим упражнениям, стоит отметить, что 24-часовое непрямое калориметрическое исследование всего тела включало заранее определенную программу физической активности. В целом можно предположить, что люди с ожирением склонны к увеличению жировой ткани в брюшной полости, независимо от формы их тела, и что временное повышение липолитической активности, вызванное физическими упражнениями, не может перекрыть и / или изменить хронически высокую скорость липолиза, наблюдаемую при ожирении ( Фигура 1).

    Рисунок 1. Влияние локализации жировой массы на окисление жира во время упражнений на острую выносливость у женщин в пременопаузе с нормальным весом и ожирением. При одинаковой относительной интенсивности упражнений на выносливость женщины с нормальным весом и меньшей жировой массой от верхней части к нижней части тела окисляют больше жира, чем женщины с нормальной массой тела и более высокой массой жира от верхней части к нижней части тела. Снижение концентрации инсулина и повышение концентрации ANP у женщин с более низкой жировой массой от верхней части к нижней части тела по сравнению с женщинами с более высокой массой жира от верхней части к нижней части тела могут частично объяснить этот результат.Данные о GH нуждаются в подтверждении. У женщин с ожирением не наблюдается разницы в окислении жиров во время упражнений на высокую выносливость в зависимости от формы тела. У женщин с ожирением избыточная жировая масса и / или масса брюшного жира и высокая скорость липолиза могут ослабить влияние локализации жировой массы на окисление жира во время интенсивных упражнений на выносливость. В будущих исследованиях следует изучить специфические гормональные реакции у женщин с ожирением верхнего и нижнего пределов. ANP, предсердный натрийуретический пептид; GH, гормон роста; ↑, увеличено; ↓, уменьшилось; ?, подлежит подтверждению.Снижает окисление жиров; Повышенное окисление жиров; Упражнение на выносливость.

    Результаты у женщин с нормальным весом разные. Мы сообщили, что локализация жировой массы влияет на окисление жира во время езды на велосипеде (65% от VO 2 max в течение 45 минут) (Isacco et al., 2013). Женщины с более низким соотношением жировой массы верхней и нижней части тела показали большую мобилизацию и окисление жира во время упражнений по сравнению с женщинами с более высоким соотношением массы верхней и нижней части тела (рис. 1). Мы предположили, что более высокие уровни гормона роста и ANP в плазме и пониженная концентрация инсулина у женщин с более низким соотношением жировой массы в верхней и нижней частях тела могут объяснить эти межгрупповые различия.В самом деле, катехоламины, ANP, гормон роста и инсулин являются важными регуляторами мобилизации липидов, а также утилизации жира из-за связи между концентрацией FFA в плазме и уровнем окисления (Buemann et al., 1994; Jocken and Blaak, 2008). Катехоламины и ANP (и в меньшей степени гормон роста) действуют как липолитические гормоны, а инсулин является основным антилиполитическим гормоном. Инсулин способствует накоплению жира в жировой ткани за счет увеличения поглощения глюкозы и липогенеза, а также путем ингибирования липолиза.Липолитический эффект катехоламинов определяется соотношением липолитических (β-адренорецепторы) и антилиполитических (α-адренорецепторы) рецепторов. Интересно, что ANP оказывает липолитическое действие через независимый путь (циклический гуанозинмонофосфат и протеинкиназа G) из сигнального каскада, регулируемого катехоламинами и инсулином (циклический аденозинмонофосфат и протеинкиназа A) (Sengenes et al., 2000; Jocken and Blaak, 2008; Stinkens et al., 2015).

    В состоянии покоя концентрации гормона роста не различались между группами, и минимальная индуцированная гормоном роста мобилизация липидов во время упражнений предполагала незначительный эффект.Интересно, что хотя концентрации глюкозы в группах не различались, женщины с более высоким соотношением массы жира в верхней и нижней частях тела демонстрировали более высокие уровни инсулина после приема пищи, что указывает на риск резистентности к инсулину. Значительная разница в концентрациях ANP в покое и во время упражнений предполагает специфическое регулирование ANP в зависимости от формы тела (Isacco et al., 2013; Isacco and Boisseau, 2016) (Рисунок 1). Представляется целесообразным провести дополнительные клинические и клеточные исследования по этому вопросу для облегчения фенотипирования и управления кардиометаболическим риском у женщин с нормальным весом.Эти результаты были получены с использованием методов упражнений с определенной продолжительностью и интенсивностью, которые являются двумя основными факторами, влияющими на окисление субстрата (Romijn et al., 1993; Brooks and Mercier, 1994; Van Loon et al., 2001; Hargreaves and Spriet, 2020).

    Кроме того, более низкая метаболическая гибкость у женщин с более высоким соотношением массы жира в верхней и нижней частях тела увеличивает риск кардиометаболических изменений, особенно резистентности к инсулину (Rynders et al., 2018). Аналогичным образом, анализ максимальной скорости окисления жира во время определенного протокола упражнений показал, что максимальная скорость окисления жира, возникающая при более высокой интенсивности упражнений, выше у женщин с более низкой массой жира в верхней части тела, чем у женщин с более высокой массой жира в верхней части тела (Isacco et al., 2014). В целом эти результаты показывают, что у женщин с нормальным весом следует учитывать локализацию жировой массы, чтобы выявлять женщин с повышенным риском сердечно-метаболических заболеваний и рекомендовать адаптированные протоколы упражнений (Isacco and Miles-Chan, 2018).

    Тренировочные упражнения

    Упражнения на выносливость имеют много преимуществ для здоровья, в том числе для веса и строения тела (Donnelly et al., 2009). Тренировка на выносливость, связанная с сбалансированной диетой, способствует сдвигу в окислении жиров во время упражнений за счет увеличения плотности митохондрий и дыхательной функции, снижения использования мышечного гликогена и снижения уровня катехоламина и лактата во время выполнения упражнений в устойчивом состоянии.Кроме того, тренировка на выносливость снижает активность α-адренергического рецептора и увеличивает активность β-адренергического рецептора, количество транспортеров FFA, содержание транспортного белка жирных кислот, ферментативную активность цикла Кребса, путь β-окисления. и компоненты цепи переноса электронов для окисления FFA (Brooks and Mercier, 1994; Holloszy and Kohrt, 1996; Talanian et al., 2010; Yoshida et al., 2013).

    Интересно, что хотя исходно не наблюдалось разницы между женщинами с ожирением верхней и нижней части тела, тренировка с низкой интенсивностью упражнений (езда на велосипеде с VO 40% 2 макс в течение примерно 60 минут, 3 раза в неделю в течение 12 недель) увеличивает относительную скорость окисления жиров во время упражнений только у женщин с ожирением верхней части тела (van Aggel-Leijssen et al., 2001). Трудно объяснить этот результат, и авторы подчеркнули, что большая способность окислять жир после тренировок у женщин с ожирением верхней части тела, вероятно, была связана с увеличением внутримиоклеточных триглицеридов и триглицеридов липопротеинов очень низкой плотности, а не с окислением FFA (жировой липолиз тканей). Более того, они предположили, что после физических упражнений у женщин с ожирением жир может быть легче мобилизован из верхней части тела, чем из нижней (van Aggel-Leijssen et al., 2001). С другой стороны, тренировки с более высокой интенсивностью, но все же в диапазоне от легкой до умеренной интенсивности, обеспечивающем максимальную скорость окисления липидов, могут способствовать утилизации жира у женщин с ожирением нижней части тела. Действительно, ранее наблюдалось, что скорость липолиза в состоянии покоя увеличивается у женщин с ожирением верхней части тела по сравнению с женщинами с ожирением нижней части тела (Jensen et al., 1989; Martin and Jensen, 1991). Таким образом, можно предположить, что порог интенсивности упражнений, способствующий липолизу и окислению жиров, различается для женщин с ожирением в верхней и нижней частях тела.Однако после 16 недель тренировок на выносливость (70% от VO 2 max в течение 30 минут, 3 раза в неделю) никакой разницы в скорости окисления жира во время упражнений по сравнению с предварительными тренировками у женщин с ожирением не наблюдалось (Kanaley et al., 2001b). Стоит отметить, что в этом исследовании данные женщин с ожирением в верхней и нижней части тела ( n = 5 / каждая) были объединены, и это не позволило исследовать влияние локализации жировой массы на окисление жиров, вызванное физическими упражнениями. .Кроме того, интенсивность тренировки (70% от VO 2 max ) могла быть слишком высокой для оценки оптимального окисления жира. Насколько нам известно, нет информации о влиянии физических упражнений на окисление субстратов в связи с локализацией жировой массы у женщин с нормальным весом.

    Интересно, что Ван Аггель-Лейссен и его коллеги обнаружили, что относительное окисление жиров во время упражнений увеличивалось только у женщин с ожирением верхней части тела, и они не наблюдали каких-либо изменений массы тела и состава в обеих группах (женщины с ожирением верхней и нижней ступеней) после 12 недель тренировок на выносливость.Эти результаты ставят под сомнение влияние на состав тела повышенного окисления жиров в ответ на тренировки на выносливость в этой популяции. Действительно, упражнения на выносливость увеличивают способность использовать жир в покое и во время упражнений, предполагая влияние на массу тела и потерю жировой массы за счет более сильного окисления жира (Jeukendrup, 2002). Однако повышенное окисление жиров во время упражнений и изменения в составе тела в ответ на физические упражнения не обязательно связаны. В самом деле, из-за влияния приема углеводов на метаболизм жиров, состояние питания перед тренировкой (голодание vs.после приема пищи) и привычки питания (качество и количество) необходимо учитывать при изучении массы тела и потери жировой массы (Melanson et al., 2009b). Кроме того, степень окисления жира во время тренировки может быть недостаточной для того, чтобы вызвать потерю жировой массы. Также следует учитывать потенциальную компенсацию окисления жиров в последующие часы / дни (например, период после тренировки, прием пищи, сон).

    Тем не менее, даже если повышенное окисление жиров не может быть связано с уменьшением жировой массы в ответ на тренировку на выносливость, улучшение окисления жиров, опосредованное упражнениями, важно не только для композиции тела и управления весом, но и для здоровья сердечно-метаболической системы. .Действительно, способность окислять жир во время упражнений обратно пропорциональна сопутствующим кардиометаболическим заболеваниям (например, инсулинорезистентности) и прогрессированию метаболических заболеваний (Brooks et al., 2004; Kelley, 2005). Поэтому важно продвигать дополнительные исследования по этой теме с учетом обоих компонентов баланса жиров.

    Женщины в постменопаузе

    Признано, что старение связано с повышенным накоплением жировой массы, а менопауза приводит к сдвигу в сторону отложения жировой массы в верхней части тела.Однако, что удивительно, мало известно о влиянии локализации жировой массы на окисление субстрата во время упражнений на выносливость у женщин в постменопаузе. В некоторых исследованиях изучалось влияние менопаузы и связанных с ней изменений состава тела на метаболизм субстратов в состоянии покоя и во время упражнений (Lovejoy et al., 2008; Abildgaard et al., 2013), но ни одно из них не рассматривало окисление жиров во время упражнений в связи с конкретным постом. -менопаузальная форма тела.

    Сообщалось, что у женщин с нормальным весом липолиз всего тела не зависит от менопаузы в постабсорбтивных состояниях, а также в условиях гиперинсулинемии (Toth et al., 2002). Липолиз выше в абдоминальных адипоцитах, чем в периферических адипоцитах у женщин в постменопаузе с ожирением как верхней, так и нижней части тела (Nicklas et al., 1996). Кроме того, у женщин в постменопаузе с ожирением более высокий НДС связан с повышенным окислением жиров, независимо от общей жировой массы тела (Nicklas et al., 1995). Согласно этим результатам, ожирение может перекрывать влияние формы тела на липолиз, в то время как окисление жира зависит от локализации жировой массы. Стоит отметить, что многие исследования, в которых изучали влияние менопаузы на липидный обмен, проводились у женщин с ожирением, в основном из-за его повышенной распространенности в этой популяции.Было бы уместно знать, схожи ли результаты у женщин с нормальным весом и приводит ли история ожирения (возникшая до или после менопаузы) к разным ответам липидного обмена.

    Поскольку увеличение веса в период менопаузы увеличивает риск ожирения и кардиометаболических нарушений, многие женщины могут захотеть похудеть. Гипокалорийные диеты вызывают потерю жировой массы в краткосрочной перспективе, но скорость потери веса со временем постепенно снижается. Метаболические адаптации, происходящие при длительном ограничении диеты (т.например, снижение скорости метаболизма в покое, липолитической активности, окисления жиров) может объяснить снижение скорости потери веса и предрасположенность к его восстановлению, когда люди возвращаются к нормокалорийной диете (Schutz et al., 1992; Ravussin and Swinburn, 1993; Reynisdottir). et al., 1995; Nicklas et al., 1997). У женщин с ожирением в постменопаузе тренировка на выносливость противодействует снижению потери веса (Nicklas et al., 1997). Эти результаты свидетельствуют о важности регулярных физических упражнений для минимизации потенциальных побочных эффектов менопаузы, связанных с ожирением, на липидный обмен.Действительно, физическая активность является ключевым компонентом управления менопаузой (Kanaley et al., 2001a). Ланге и его коллеги сообщили, что липолиз подкожной жировой ткани брюшной полости во время упражнений на выносливость не изменяется у женщин в постменопаузе (Lange et al., 2002). Интересно отметить, что окисление жиров во время упражнений снижается в постменопаузе по сравнению с женщинами в пременопаузе. Это различие в основном объяснялось снижением безжировой массы тела, что еще раз свидетельствует о важности регулярных упражнений для управления составом тела (Abildgaard et al., 2013). Кроме того, более низкая способность окислять жир была связана с ухудшенным метаболическим профилем и повышенным НДС, что подчеркивает влияние локализации жировой массы на окисление субстрата во время упражнений у женщин в постменопаузе. Сравнение скорости окисления субстрата во время езды на велосипеде (50% VO 2 макс в течение 40 минут) у мужчин с ожирением и женщин в постменопаузе с ожирением показало, что, хотя масса жира в верхней части тела существенно не различалась между мужчинами и женщинами, НДС был ниже, а показатели SAT в брюшной полости и окисления жиров были выше у женщин, чем у мужчин.Это предполагает важность качества верхней жировой ткани для метаболизма субстрата. Авторы отметили, что половой диморфизм в окислении субстрата во время упражнений вряд ли можно объяснить концентрацией эстрогена в плазме, которая была сопоставима между группами. Они предположили, что содержание внутримиоцеллюлярных триглицеридов и морфология мышц могут играть роль (Numao et al., 2009). Интересно, что окисление субстрата во время упражнений на выносливость (80% VO 2 макс. в течение 30 минут) сопоставимо у женщин в постменопаузе, проходящих или не получающих заместительную гормональную терапию; однако заместительная гормональная терапия связана с большей зависимостью от жира пропорционально продолжительности упражнений (Johnson et al., 2002). Продолжительные упражнения и / или более низкая интенсивность упражнений могут способствовать окислению жиров у женщин в постменопаузе, получающих заместительную гормональную терапию, в основном из-за прямого и косвенного воздействия синтетических эстрогенов на метаболизм липидов.

    В целом, необходимы более рандомизированные клинические испытания для изучения влияния локализации жировой массы на окисление жира во время острых и хронических упражнений на выносливость у женщин с нормальным весом и ожирением, до и после менопаузы. Кроме того, из-за отсутствия экспериментальных исследований настоящий обзор сосредоточен только на окислении жира во время упражнений на выносливость, и неизвестно, могут ли эти результаты также применяться к другим методам упражнений (например,g., езда на велосипеде, периодические упражнения, упражнения с отягощениями), что также актуально для профилактики и лечения сердечно-метаболических заболеваний (Ormsbee et al., 2009; Davitt et al., 2013; Petridou et al., 2019).

    Заключение

    За прошедшие годы многие исследования описали, в основном в состоянии покоя, пагубные последствия ожирения верхней части тела и его связь с риском кардиометаболических изменений. Хотя общепризнано, что регулярная физическая активность играет ключевую роль в регуляции метаболизма жиров и, следовательно, в управлении составом тела и кардио-метаболическом здоровье, данных о влиянии локализации жировой массы на использование субстратов во время упражнений у женщин мало.

    Интересно, что, хотя исследований по этой теме мало, весовой статус, по-видимому, мешает взаимосвязи между локализацией жировой массы и окислением жира во время интенсивных упражнений на выносливость у женщин в пременопаузе (рис. 1). Более высокое депо брюшного жира связано с нарушением субмаксимального и максимального окисления жира и нарушением метаболической гибкости во время упражнений у женщин с нормальным весом. И наоборот, у женщин с ожирением верхней и нижней части тела разницы не наблюдается.Понимание этих различий необходимо для разработки оптимальных стратегий профилактики и лечения сопутствующих кардиометаболических заболеваний. Кроме того, исследователи и практики должны уделять больше внимания характеристикам женщин, чтобы избежать неправильных представлений и разработать адаптированные стратегии вмешательства.

    Авторские взносы

    Л.И. и Н.Б. придумали обзорную статью. LI и GE провели поиск литературы и анализ данных и подготовили обзорную статью. NB критически пересмотрел это.Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сокращения

    ANP, предсердный натрийуретический пептид; СЖК, свободные жирные кислоты; SAT — подкожно-жировая клетчатка; НДС, висцеральная жировая ткань.

    Список литературы

    Абильдгаард, Дж., Педерсен, А. Т., Грин, К. Дж., Хардер-Лауридсен, Н. М., Соломон, Т. П., Томсен, К. и др. (2013). Менопауза связана со снижением окисления жира в организме во время физических упражнений. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 304, E1227 – E1236. DOI: 10.1152 / ajpendo.00492.2012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брукс, Г., Мерсье, Дж. (1994). Баланс использования углеводов и липидов во время упражнений: концепция «кроссовера». J. Appl.Physiol. 76, 2253–2261. DOI: 10.1152 / jappl.1994.76.6.2253

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брукс, Г. А., Бьют, Н. Ф., Рэнд, В. М., Флатт, Дж. П., и Кабальеро, Б. (2004). Хроника рекомендаций Института медицины по физической активности: как рекомендация по физической активности оказалась среди рекомендаций по питанию. Am. J. Clin. Nutr. 79, 921S – 930S. DOI: 10.1093 / ajcn / 79.5.921s

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Буэманн, Б., Astrup, A., Quaade, F., and Madsen, J. (1994). Распределение жира в организме женщин с ожирением не влияет на суточные затраты энергии и скорость окисления субстратов. Метаболизм 43, 109–113.

    Google Scholar

    Давит, П. М., Арент, С. М., Туазон, М. А., Голем, Д. Л., и Хендерсон, Г. К. (2013). Постпрандиальный метаболизм триглицеридов и свободных жирных кислот у женщин с ожирением после упражнений на выносливость или силовых упражнений. J. Appl. Physiol. 114, 1743–1754. DOI: 10.1152 / japplphysiol.00095.2013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Доннелли, Дж. Э., Блэр, С. Н., Якичич, Дж. М., Манор, М. М., Рэнкин, Дж. У. и Смит, Б. К. (2009). Соответствующие стратегии вмешательства при физической активности для снижения веса и предотвращения его восстановления для взрослых. Med. Sci. Спортивные упражнения. 41, 459–471. DOI: 10.1249 / MSS.0b013e3181949333

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эбберт, Дж.О., Дженсен М. Д. (2013). Отложения жира, свободные жирные кислоты и дислипидемия. Питательные вещества 5, 498–508. DOI: 10.3390 / nu5020498nu5020498

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фокс, С. С., Массаро, Дж. М., Хоффманн, У., Поу, К. М., Маурович-Хорват, П., Лю, К. Ю. и др. (2007). Компартменты висцеральной и подкожной жировой ткани брюшной полости: связь с метаболическими факторами риска в исследовании Framingham Heart Study. Тираж 116, 39–48. DOI: 10.1161 / CIRCULATIONAHA.106.675355

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гонсалес-Хиль, А. М., и Элизондо-Монтемайор, Л. (2020). Роль упражнений во взаимодействии миокинов, гепатокинов, остеокинов, адипокинов и модуляции воспаления для перераспределения энергетического субстрата и потери жировой массы: обзор. Питательные вещества 12: 1899. DOI: 10.3390 / nu12061899

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хауфе, С., Энгели, С., Budziarek, P., Utz, W., Schulz-Menger, J., Hermsdorf, M., et al. (2010). Детерминанты окисления жиров, вызванного физической нагрузкой, у женщин и мужчин с ожирением. Horm. Метаб. Res. 42, 215–221. DOI: 10.1055 / с-0029-1242745

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холлоши, Дж. О., и Корт, В. М. (1996). Регулирование углеводного и жирового обмена во время и после тренировки. Annu. Rev. Nutr. 16, 121–138. DOI: 10.1146 / annurev.nu.16.070196.001005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Горовиц, Дж.Ф. и Кляйн С. (2000). Липолитическая чувствительность всего тела и брюшной полости к адреналину подавляется у женщин с ожирением верхней части тела. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 278, E1144 – E1152.

    Google Scholar

    Исакко, Л., Буассо, Н. (2016). «Половые гормоны и метаболизм субстратов во время упражнений на выносливость», в Половые гормоны, упражнения и женщины: научные и клинические аспекты , изд. А. К. Хакни (Чапел-Хилл, Северная Каролина: Springer Nature), 35–58.

    Google Scholar

    Исакко, Л., Duche, P., Thivel, D., Meddahi-Pelle, A., Lemoine-Morel, S., Duclos, M., et al. (2013). Локализация жировой массы изменяет окисление топлива во время упражнений у женщин с нормальным весом. Med. Sci. Спортивные упражнения. 45, 1887–1896. DOI: 10.1249 / MSS.0b013e3182935fe3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Исакко, Л., Майлз-Чан, Дж. Л. (2018). Гендерные аспекты физической активности, термогенеза и окисления жиров: значение для лечения ожирения. Obes. Rev. 19, 73–83. DOI: 10.1111 / obr.12779

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Исакко, Л., Тивел, Д., Дюкло, М., Окутюрье, Дж., И Буассо, Н. (2014). Влияние распределения жировой ткани на максимальную скорость окисления липидов во время упражнений у женщин с нормальным весом. Diabetes Metab. 40, 215–219. DOI: 10.1016 / j.diabet.2014.02.006S1262-3636 (14) 00040-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дженсен, М.Д., Хеймонд, М. В., Рицца, Р. А., Крайер, П. Э. и Майлз, Дж. М. (1989). Влияние распределения жира в организме на метаболизм свободных жирных кислот при ожирении. J. Clin. Вкладывать деньги. 83, 1168–1173. DOI: 10.1172 / JCI113997

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Jocken, J. W. E., and Blaak, E. E. (2008). Катехоламин-индуцированный липолиз жировой ткани и скелетных мышц при ожирении. Physiol. Behav. 94, 219–230. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2008.01.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Johnson, L.G., Kraemer, R.R., Kraemer, G.R., Haltom, R.W., Cordill, A.E., Welsch, M.A., et al. (2002). Использование субстратов во время упражнений у женщин в постменопаузе, получающих заместительную гормональную терапию. Eur. J. Appl. Physiol. 88, 282–287. DOI: 10.1007 / s00421-002-0686-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канали, Дж. А., Самес, К., Свишер, Л., Свик, А.Г., Плуц-Снайдер, Л. Л., Степпан, К. М. и др. (2001a). Распределение жира в брюшной полости у женщин в пре- и постменопаузе: влияние физической активности, возраста и статуса менопаузы. Метаболизм 50, 976–982. DOI: 10.1053 / meta.2001.24931

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канали, Дж. А., Уэтерэп-Дентес, М. М., Альварадо, К. Р., и Уайтхед, Г. (2001b). Окисление субстрата при интенсивных физических нагрузках и при тренировках у худых и полных женщин. Eur. J. Appl. Physiol. 85, 68–73. DOI: 10.1007 / s004210100404

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lange, K.H., Lorentsen, J., Isaksson, F., Simonsen, L., Juul, A., Christensen, N.J., et al. (2002). Подкожный липолиз жировой ткани брюшной полости во время упражнений, определяемый артериовенозными измерениями у пожилых женщин. J. Am. Гериатр. Soc. 50, 275–281.

    Google Scholar

    Лавджой, Дж. К., Шампанское, К.М., Де Йонге, Л., Се, Х., и Смит, С. Р. (2008). Увеличение висцерального жира и снижение расхода энергии во время менопаузального перехода. Внутр. J. Obes. 32, 949–958. DOI: 10.1038 / ijo.2008.25

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майяр, Ф., Перейра, Б., Буассо, Н. (2018). Влияние высокоинтенсивных интервальных тренировок на общую массу, массу брюшного и висцерального жира: метаанализ. Sport Med. 48, 269–288. DOI: 10.1007 / s40279-017-0807-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mauriège, P., Прюдом, Д., Маркотт, М., Йошиока, М., Тремблей, А., и Деспрес, Дж. П. (1997). Региональные различия в метаболизме жировой ткани между сидячими и тренированными на выносливость женщинами. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 273, E497 – E506. DOI: 10.1152 / ajpendo.1997.273.3.e497

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мелансон, Э. Л., Гозанский, В. С., Барри, Д. У., Маклин, П. С., Грюнвальд, Г. К., и Хилл, Дж. О. (2009a). Когда энергетический баланс поддерживается, упражнения не вызывают отрицательного баланса жира у худых, ведущих сидячий образ жизни, полных сидячих или худощавых людей, тренирующих выносливость. J. Appl. Physiol. 107, 1847–1856. DOI: 10.1152 / japplphysiol.00958.2009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мелансон, Э. Л., Маклин, П. С., Хилл, Дж. О. (2009b). Упражнения улучшают жировой обмен в мышцах, но не увеличивают 24-часовое окисление жира. Exerc. Sport Sci. Ред. 37, 93–101. DOI: 10.1097 / JES.0b013e31819c2f0b00003677-200

    0-00008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Никлас, Б. Дж., Гольдберг, А.П., Буньярд, Л. Б., и Полман, Э. Т. (1995). Висцеральное ожирение связано с повышенным окислением липидов у полных женщин в постменопаузе. Am. J. Clin. Nutr. 62, 918–922. DOI: 10.1093 / ajcn / 62.5.918

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Никлас, Б. Дж., Рогус, Э. М., Колман, Э. Г., и Голдберг, А. П. (1996). Висцеральное ожирение, повышенный липолиз адипоцитов и метаболическая дисфункция у женщин с ожирением в постменопаузе. Am. J. Physiol. 270, E72 – E78. DOI: 10.1152 / ajpendo.1996.270.1.E72

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Никлас, Б. Дж., Рогус, Э. М., и Голдберг, А. П. (1997). Упражнения препятствуют снижению липолиза и окисления жиров после снижения веса, вызванного диетой, у полных пожилых женщин. Am. J. Physiol. 273, E149 – E155. DOI: 10.1152 / ajpendo.1997.273.1.E149

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нумао, С., Хаяси, Ю., Катаяма, Ю., Мацуо, Т., и Танака, К. (2009). Половые различия в окислении субстрата во время аэробных упражнений у мужчин с ожирением и женщин с ожирением в постменопаузе. Метаболизм 58, 1312–1319. DOI: 10.1016 / j.metabol.2009.04.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нумао, С., Хаяси, Ю., Катаяма, Ю., Мацуо, Т., Томита, Т., Окавара, К. и др. (2006). Влияние фенотипа ожирения на метаболизм жиров у мужчин с ожирением во время упражнений на выносливость. Внутр.J. Obes. 30, 1189–1196. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0803282

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ормсби, М. Дж., Чой, М. Д., Медлин, Дж. К., Гейер, Г. Х., Трантам, Л. Х., Дубис, Г. С. и др. (2009). Регулирование жирового обмена во время упражнений с отягощениями у худых и полных мужчин, ведущих сидячий образ жизни J. Appl. Physiol. 106, 1529–1537. DOI: 10.1152 / japplphysiol.91485.2008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Power, M.Л., Шулькин Дж. (2008). Половые различия в хранении жира, жировом обмене и рисках для здоровья от ожирения: возможное эволюционное происхождение. Br. J. Nutr. 99, 931–940. DOI: 10.1017 / S0007114507853347

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Равуссин Э. и Суинберн Б. А. (1993). Метаболические предикторы ожирения: поперечные и продольные данные. Внутр. J. Obes. 17, S28 – S31.

    Google Scholar

    Рейнисдоттир, С., Лангин, Д., Карлстром, К., Холм, К., Росснер, С., и Арнер, П. (1995). Влияние снижения веса на регуляцию липолиза в адипоцитах женщин с ожирением верхней части тела. Clin. Sci. 89, 421–429. DOI: 10.1042 / cs08

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Romijn, J. A., Coyle, E. F., Sidossis, L. S., Gastaldelli, A., Horowitz, J. F., Endert, E., et al. (1993). Регулирование эндогенного жирового и углеводного обмена в зависимости от интенсивности и продолжительности упражнений. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 265, E380 – E391. DOI: 10.1152 / ajpendo.1993.265.3.e380

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Риндерс, К. А., Блан, С., ДеЙонг, Н., Бессесен, Д. Х., и Бергуиньян, А. (2018). Сидячий образ жизни — ключевой фактор, влияющий на метаболическую негибкость. J. Physiol. 596, 1319–1330. DOI: 10.1113 / JP273282

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сантоза, С., Дженсен, М.Д. (2014). Секс и половые стероиды: влияние на кинетику жирных кислот, лежащих в основе формы тела. Horm. Мол. Биол. Clin. Вкладывать деньги. 20, 15–23.

    Google Scholar

    Шютц Ю., Тремблей А., Вайнсьер Р. Л. и Нельсон К. М. (1992). Роль окисления жиров в долгосрочной стабилизации массы тела у женщин с ожирением. Am. J. Clin. Nutr. 55, 670–674. DOI: 10.1093 / ajcn / 55.3.670

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сенгенес, К., Берлан, М., Де Глизезински, И., Лафонтан, М., и Галицки, Дж. (2000). Натрийуретические пептиды: новый липолитический путь в адипоцитах человека. FASEB J. 14, 1345–1351.

    Google Scholar

    Смит, У. (2015). Абдоминальное ожирение: маркер эктопического накопления жира. J. Clin. Вкладывать деньги. 125, 1790–1792. DOI: 10.1172 / JCI8150781507

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стефан, Н. (2020). Причины, последствия и лечение метаболически нездорового распределения жира. Ланцет Диабет Эндокринол. 8, 616–627. DOI: 10.1016 / S2213-8587 (20) 30110-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стинкенс, Р., Гуссенс, Г. Х., Джокен, Дж. У. Э. и Блаак, Э. Э. (2015). Нацеленность на метаболизм жирных кислот для улучшения метаболизма глюкозы. Obes. Ред. 16, 715–757. DOI: 10.1111 / obr.12298

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Свон, П. Д., и Хоули, Э. Т. (1994). Утилизация субстрата при длительных физических нагрузках у полных женщин с разным распределением жира в организме. Внутр. J. Obes. Relat. Метаб. Disord. 18, 263–268.

    Google Scholar

    Таланян, Дж. Л., Холлоуэй, Г. П., Снук, Л. А., Хейгенхаузер, Дж. Дж. Ф., Бонен, А., и Спрайт, Л. Л. (2010). Физические упражнения увеличивают сарколемму и митохондриальные транспортные белки жирных кислот в скелетных мышцах человека. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 299, E180 – E188. DOI: 10.1152 / ajpendo.00073.2010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Томпсон, Д., Карпе, Ф., Лафонтан, М., Фрейн, К. (2012). Физическая активность и упражнения в регуляции физиологии жировой ткани человека. Physiol. Ред. 92, 157–191. DOI: 10.1152 / Physrev.00012.201192 / 1/157

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тот, М. Дж., Сайты, К. К., Пельман, Э. Т., и Черноф, А. (2002). Влияние менопаузального статуса на липолиз: сравнение уровней глицерина в плазме у женщин среднего возраста, в пременопаузе и в раннем, постменопаузальном возрасте. Метаболизм 51, 322–326.

    Google Scholar

    Ваг, Дж. (1947). Différenciation sexuelle, factor determinant des formes de l’obésité. Нажмите. Med. 55, 339–340.

    Google Scholar

    ван Аггель-Лейссен, Д. П., Сарис, В. Х., Вагенмакерс, А. Дж., Хул, Г. Б. и ван Баак, М. А. (2001). Влияние тренировок низкой интенсивности на жировой обмен у женщин с ожирением. Obes. Res. 9, 86–96. DOI: 10.1038 / oby.2001.11

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Лун, Л.Дж. К., Гринхафф, П. Л., Константин-Теодосиу, Д., Сарис, В. Х. М., и Вагенмакерс, А. Дж. М. (2001). Влияние увеличения интенсивности упражнений на использование мышечного топлива у людей. J. Physiol. 536, 295–304. DOI: 10.1111 / j.1469-7793.2001.00295.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Виссерс, Д., Хенс, В., Тэйманс, Дж., Байенс, Дж. П., Портманс, Дж., И Ван Гал, Л. (2013). Влияние упражнений на висцеральную жировую ткань у взрослых с избыточным весом: систематический обзор и метаанализ. PLoS One 8: e56415. DOI: 10.1371 / journal.pone.0056415

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Йошида Ю., Джайн С. С., Макфарлан Дж. Т., Снук Л. А., Чабовски А. и Бонен А. (2013). Активизация окисления жирных кислот в скелетных мышцах, вызванная упражнениями и тренировками, зависит не только от митохондриального механизма и биогенеза. J. Physiol. 591, 4415–4426. DOI: 10.1113 / jphysiol.2012.238451

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Исследование

    : жировая масса новорожденных связана с детским ожирением

    Новорожденные с большим процентом жировой массы с большей вероятностью будут иметь избыточный вес или ожирение в возрасте 2-6 лет, согласно новому исследованию.

    Исследователи изучили рост более 900 детей в Колорадо и сосредоточились на ожирение, в отличие от предыдущих исследований, посвященных весу при рождении. Жировая масса измерялась с помощью плетизмографии с вытеснением воздуха в течение 72 часов после родов.

    Новорожденные, участвовавшие в исследовании, имели средний вес при рождении 2380 граммов и средний процент жировой массы 9,1% + 4%, согласно данным «Неонатальное ожирение и детское ожирение» (Moore BF, et al. Pediatrics .13 августа 2020 г., https://doi.org/10.1542/peds.2020-0737).

    Анализ медицинских карт показал, что на каждое стандартное отклонение увеличивается жировая масса новорожденного, дети в возрасте 2-6 лет имели индекс массы тела (ИМТ) на 0,12 выше. Неонатальное ожирение продолжало быть связано с ИМТ даже после поправки на расу, материнскую образование и продолжительность исключительно грудного вскармливания.

    Исследователи также обнаружили, что большая часть детей страдает избыточным весом или ожирением, когда у них была масса жира выше средней, как у новорожденных.Например, при ожирении новорожденных было на одно стандартное отклонение ниже среднего, около 3% детей в возрасте от 5 до 6 лет имели избыточный вес или ожирение. Среди детей, рожденных с ожирением, на одно стандартное отклонение выше среднего, 23% имели избыточный вес или ожирение.

    «Результаты наших исследований важны, потому что даже небольшое увеличение в детстве процентили могут значительно способствовать раннему системному воспалению и последующему кардиометаболические заболевания », — пишут авторы.

    Они сказали, что их результаты могут быть полезны исследователям, изучающим пренатальные вмешательства. и педиатрам, выявляющим новорожденных с риском избыточного веса или ожирения в детстве.

    Авторы соответствующего комментария заявили, что необходимо провести большие продольные исследования по профилактике ожирения, прежде чем и после рождения, и они призвали к сотрудничеству между акушерством и педиатрией.

    «Профилактика детского ожирения требует совместного междисциплинарного подхода. как в исследовании факторов риска, так и в плане вмешательства », — написали они.«Такие вмешательства может быть эффективным только в сочетании с надежной поддержкой семей и детей на протяжении всей жизни, от предубеждений до подросткового возраста ».

    Авторские права © 2020 Американская академия педиатрии

    Повышенный уровень жира в организме новорожденных связан с ожирением

    Согласно исследованию, опубликованному в четверг в журнале Pediatrics, процентное содержание жира в организме детей, которое было у новорожденных, могло иметь какое-то отношение к этой статистике.

    Согласно исследованию, чем больше у новорожденного жировая масса, тем выше вероятность того, что он будет иметь более высокий индекс массы тела, страдать ожирением или избыточным весом в возрасте от 2 до 6 лет.

    Отношение веса к росту, индекс массы тела рассчитывается путем деления веса в килограммах на квадрат роста в метрах. ИМТ используется для обозначения положения человека по шкале от недостаточного веса до ожирения.

    Новое исследование, вероятно, первое, «которое показало взаимосвязь между долей жировой массы при рождении и более поздним детским ожирением», — сказал старший автор исследования доктор Дана Дабелеа, профессор эпидемиологии и педиатрии в Университете Колорадо в Денвере. Медицинский кампус Аншутц.

    «Мы знаем, что чем выше вес ребенка при рождении, тем выше его вес в дальнейшей жизни», — добавила Дабелеа. «Мы думаем, что масса тела при рождении сама по себе не является оптимальной конечной точкой … потому что некоторые из этих воздействий во время беременности могут иметь специфические эффекты на массу неонатального жира, которые не фиксируются, когда вы измеряете только массу тела при рождении».

    Поскольку за ожирением следует рост числа заболеваний, таких как диабет и проблемы с сердцем, авторы исследования стремились изучить долгосрочную связь между ожирением новорожденных — процентным содержанием жира в организме новорожденного — и ИМТ и избыточным весом и ожирением у детей.

    Сохранение здоровья во время беременности

    Беременность может повлечь за собой целый ряд эмоциональных и физических проблем, поэтому ожидать от мамы здорового выбора может быть затруднительно.

    «Диета, характеризующаяся более высоким потреблением энергии (и) меньшим количеством здоровой пищи, потребляемой во время беременности, связана с рождением ребенка с более высоким ожирением при рождении», — сказал Дабелеа. «Женщины, которые больше занимаются спортом во время беременности, особенно в третьем триместре, рожают детей с меньшим ожирением при рождении.»

    Здоровая беременность может принести пользу вашему психическому и физическому здоровью и снизить вероятность того, что новорожденные и дети столкнутся с отклонениями в развитии и плохим здоровьем.

    Центры США по контролю и профилактике заболеваний рекомендуют беременным женщинам принимать определенные витамины, не отставая от них. сделать прививки и обратиться за помощью в борьбе с психическим здоровьем. Кроме того, лучше всего придерживаться здоровой диеты, богатой фруктами, овощами, цельнозерновыми, обезжиренными молочными продуктами и нежирным белком. Беременным женщинам следует обсудить со своими врачами уровень активности, который был бы устойчивым для здоровья для них.Было обнаружено, что дети родителей с ожирением подвергаются большему риску задержек в развитии, таких как трудности с использованием мышц пальцев или рук. Сообщается, что у женщин, употреблявших каннабис во время беременности, в 1,5 раза выше вероятность рождения ребенка с аутизмом и в 2,3 раза выше риск мертворождения.

    Измерение новорожденных

    В этом исследовании авторы изучили 979 детей матерей в рамках исследования «Здоровый старт». Основанная в Колорадо, с 2009 года программа наблюдала за более чем 1000 женщин, чтобы оценить влияние пренатального воздействия на новорожденных.По словам Дабелеа, женщины до беременности имели немного избыточный вес, но в остальном были здоровы. Во время беременности они набрали в среднем 30 фунтов.

    Избыточный вес и ожирение определялись как ребенок с ИМТ, равным или выше 85% детей его возраста.

    Средняя процентная доля жира у новорожденных составила 9,1%. Чем больше у новорожденных было жировой прослойки, тем больше вероятность того, что они будут иметь более высокий ИМТ до 16,1 в возрасте от 2 до 6 лет. Результат был независимо от пола, расы или этнической принадлежности ребенка, образования матери или того, как долго они находились на грудном вскармливании — a Фактор, связанный с быстрым ростом ИМТ в раннем детстве, говорится в исследовании.

    Уровни ИМТ были в пределах нормы, но «даже небольшое увеличение ИМТ имеет значение, потому что … чем выше ИМТ в детстве, тем выше ИМТ во взрослом возрасте», — сказал Дабелеа, который также является главным исследователем Здоровья. Начать учебу. «Чем выше ИМТ в любом возрасте … тем выше риск хронических заболеваний в более позднем возрасте».

    Результаты исследования ожирения были «более убедительными», — сказала Эдвина Юнг, старший научный сотрудник отдела эпидемиологии Программы внутренних исследований Национального института здравоохранения США.Увеличение жировых отложений у новорожденного было связано с более высокой вероятностью детского избыточного веса и ожирения к 5 годам. Авторы «выявляют тенденцию», — сказал Юнг, который не участвовал в исследовании.

    Поскольку ИМТ измеряет общий вес человека, использование ИМТ для оценки жира в организме ребенка по своей природе ограничено, говорится в исследовании. Тем не менее, добавлено исследование, ИМТ по-прежнему тесно связан с накоплением жира и используется для проверки детей на риск избыточного жира.

    Укрепление здоровья ваших малышей

    Обратить вспять развитие у детей ожирения и последующего повышения риска заболеваний начинается с родительского контроля, но не упрекайте своих детей в их весе и не заставляйте их придерживаться определенной диеты.

    Чтобы дать детям основу для здорового питания и привычек активности, родители должны моделировать такое поведение. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на количестве и количестве еды и веса, поощряйте детей к саморегулированию своего рациона: есть, когда они голодны, и останавливаться, когда они сыты.

    Ограничьте употребление полуфабрикатов и с энтузиазмом добавляйте более здоровую пищу в блюда, которые они уже любят. «Обратитесь за помощью к педиатру в мониторинг роста вашего ребенка», — посоветовал Дабелеа. Запланируйте семейное время без экранов и мероприятия, такие как танцевальные вечеринки или вечерние прогулки.

    По словам Дабелеа, чем раньше родители усилят здоровые привычки в семье, тем лучше будут успехи у детей.

    Индекс жировой массы — что это такое и почему это так важно?

    Индекс жировой массы — что это такое и почему это так важно?

    Одна из величайших трудностей, с которыми сталкивается общество, — это бремя, связанное со здоровьем, которое проистекает из проблем ожирения. В 2017-2018 годах Австралийское статистическое бюро обнаружило, что две трети населения (или 12.5 миллионов человек) имели избыточный вес или ожирение.

    Что значит быть «здоровым», безусловно, многогранно. Однако для целей этой статьи мы просто будем рассматривать исключительно жировую и безжировую массу.

    Итак, как мы можем измерить здоровье? Ранее индекс массы тела (ИМТ) использовался для определения «оптимальной массы тела» человека. Сегодня процентное содержание жира в организме становится все более популярным. Однако при использовании в качестве единственного индикатора здоровья результат может вводить в заблуждение.Сухая масса может отрицательно или положительно повлиять на процентное содержание жира в организме — чем больше у вас безжировая масса, тем ниже процентное содержание жира в организме.

    С появлением DEXA индекс жировой массы (FMI) стал одним из наиболее важных факторов при определении здоровья. FMI — это соотношение, при котором жировая масса зависит от роста. Нормативные таблицы для FMI также учитывают возраст и пол независимо от мышечной массы человек.

    Ниже приведены несколько примеров того, почему при оценке вашего общего состояния здоровья или прогресса важно учитывать не только процентное содержание жира в организме.

    Пример 1: 30-летний мужчина с уровнем жира ниже 10%.

    Мужчина 30 лет, процентное содержание общего жира в организме 9,75%. Это меньше 10% — мечта, правда? В этом случае его FMI на самом деле ниже нормальных рекомендуемых пределов для его роста (это означает, что маловероятно, что такой уровень жировой массы будет устойчивым в течение длительного периода времени). Его мышечная масса составляет нижние 34%, если принять во внимание его возраст и рост. Следовательно, несмотря на низкую жировую массу, то же самое и с его мышечной массой.Это важное соображение, поскольку оно может быть результатом основной физиологической проблемы, такой как атипичный уровень гормонов (дефицит половых гормонов), и может привести к дальнейшим последствиям для здоровья, таким как снижение плотности костей, саркопения и более высокий риск травм.

    Жировая масса / рост 2 (кг / м 2 ) = 2,19 (рекомендуется для его возраста от 3,2 до 5,0) и 1 -й процентиль (верхний 1% населения)

    Сухая масса / рост2 (кг / м2) = 34 процентиль — (нижние 34% населения)

    Пример 2: Как процентное содержание жира в организме может измениться в зависимости от потери жира или набора мышечной массы

    Мужчина 33 лет, 15 лет.7% жировых отложений хотели бы достичь своей цели — 10% жировых отложений. Чтобы достичь 10%, ему потребуется:

    1. Сбросить 4,2 кг жировой массы
    2. Набрать 38 кг нежирной ткани

    Достижение 10% за счет сжигания жира может быть более реалистичным, но, опять же, может быть слишком низким, чтобы поддерживать его в долгосрочной перспективе. Он также может потерять некоторую мышечную массу, пытаясь достичь этой цели. Набрать 38 кг мышечной массы — невозможно.

    Если он уменьшит свою жировую массу на 5,0 кг (при условии, что безжировая масса останется прежней), его процентное содержание жира в организме снизится с 15.7% до 8,9%!

    Если бы он набрал 5,0 кг мышечной массы (жировая масса не изменилась), его процентное содержание жира в организме только уменьшилось бы с 15,7% до 14,6% .

    По этой причине важно не судить о прогрессе, основываясь исключительно на процентном содержании жира в организме, поскольку он не дает окончательного представления об изменениях тканей. DEXA — важный инструмент для использования при оценке изменения состава, поскольку оценивается более одного показателя, чтобы обеспечить целостный обзор изменений между жировой массой, безжировой массой и плотностью костей.

    Пип Токусс

    БК LINEXERPHYS (AEP, AES, ESSAM)

    Аккредитованный физиолог-терапевт

    Индекс жировой массы — что это такое и почему это так важно? 2019-12-102019-12-10 https://www.

    Ответить

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *